Пятница, 22.06.2018, 12:01 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход
Главная » 2012 » Октябрь » 25 » Адская бездна, пребывание души в аду
08:58
Адская бездна, пребывание души в аду
Адская бездна, пребывание души в аду
 
...Некий человек поздно вечером сидел в своем кабинете. В углу перед образом Спасителя теплилась лампада. Ее лучи освещали лик Божественного Страдальца. Человек то вставал на молитву, то вновь садился за стол и погружался в тяжелые раздумья. Скорбь теснила сердце. Недавно умер его близкий родственник и лучший друг: где теперь его душа? Каков он – загробный мир, да и существует ли он вообще? И вдруг человек почувствовал, что в комнате он не один. Он оглянулся и увидел фигуру и лицо почившего друга – как бы в тумане или какой-то дымке. "Я не призрак, я живое существо, я послан от Бога, чтобы рассеять твои сомнения. Не колеблись, верь!" Эти слова услышали не уши, их услышало сердце. Как если у пещеры кто-то крикнет, внутри эхо повторит этот крик, так и в душе человека раздались слова умершего. Покойный продолжал: "Помнишь нашу последнюю встречу? Я был тяжело болен и уже знал, что умираю. Мы обнялись и простились с тобой. Затем наступила последняя ночь моей земной жизни. Я метался не только от телесных мук, но и от невыносимой душевной муки. Я знал, что навсегда ухожу отсюда и покидаю горячо любимую жену и детей. Что ждет меня? Что это – вечность? Я попросил, чтобы ко мне пригласили священника. Долго я беседовал со своим духовным отцом, исповедовался и причастился Святых Тайн. Это несколько облегчило мои страдания, я успокоился и уже мог утешать горько плачущих детей и жену, убеждать их не терять присутствия духа. Но вот почувствовал, как во мне что-то останавливается, словно обрывается. Судорожно схватил я руку своей жены, и мне показалось, что я падаю в какую-то страшную, глубокую пропасть. Все потонуло во мраке. Не знаю, сколько длилось это состояние, но когда я вновь увидел себя, то ощутил себя совершенно другим. Первое, что изумило меня, это то, что тело мое стало легче воздуха, по желанию своему, мог преодолевать огромные расстояния, словно пространство больше не существовало для меня. Затем я мог видеть отдаленные предметы, находящиеся на земле, какими бы малыми они ни были, и притом глубже, чем при жизни, как бы "изнутри” и ^насквозь”. Я понял, что это иное, духовное зрение. Наконец, что-то проснулось в моей памяти. Я понял, что внизу находится для меня самое родное и дорогое, и очутился в своем доме. Вижу, на столе лежит мое тело, омытое, облаченное, а вокруг него – моя плачущая семья и приблизился к ним. Я стал говорить, что я не умер, что моя душа жива, я вместе с вами, не плачьте. Я живой! Но они не слышали меня. Я кричал, напрягал свой голос, но они не могли услышать слова духа. Я хотел обнять их, но они не ощутили прикосновения моих рук, мне стало жутко и тоскливо в моем доме, как одинокому страннику в пустыне. Никто не видел и не замечал меня. Я бродил по комнатам, всеми оставленный. Тоска переполняла меня. Но вот пришел мой духовник и другие священники. Я почувствовал облегчение и радость. Мне показалось, что во время панихиды вся комната наполнилась светом. Особенно отрадно было, когда молился мой духовный отец. Кончилась панихида, над моим телом стали читать Псалтирь, и я жадно вслушивался в слова этой Священной книги. Душа моя, подобно безводной земле, жадно впитывала, как капли благодатного дождя, каждое святое слово. Но вот опять в сердце моем стала расти тревога. Я знал, что скоро должен буду дать отчет о прожитой жизни. Я понимал, как ничтожна, бессмысленна, поверхностна была она. Я хотел искать защиты, но не у кого. И вдруг, словно дивный луч света воссиял около меня. Какое-то существо, похожее на человека, но несравненно прекраснее, подошло ко мнё то был мой Ангел-Хранитель. Когда я увидел его, то изумился, какой доброты и любви был он преисполнен, каким теплом светились его глаза! Я ничего не мог сказать ему, но чувствовал себя как малый ребенок около своей горячо любимой матери... Настал день похорон. Опять мне стало тяжело видеть, как плачут мои родные. Если бы они знали, сколько страданий они причинили мне своими слезами и своим горем! Затем я видел других людей, которые переговаривались между собой, большинство осуждало меня. Многие рассказывали о своих обидах, некоторые говорили – и поделом ему! И самое страшное, что эти упреки действительно были справедливы, что в своей жизни я причинил людям много зла, теперь мне хотелось перед каждым броситься на колени, просить прощения, целовать их ноги, только бы они простили меня, сжалились надо мной, сняли с меня это тяжкое бремя. Но, увы! Было уже поздно". Когда зарывали в землю гроб, я почувствовал какую-то связь между своей душой и скрывшимся в земле телом, связь, которая не прерывается и в вечности. Наконец, спутник мой – Ангел – сказал: "Мы должны покинуть этот мир”. Оба мы поднялись в какие-то иные духовные сферы, за грань земного бытия. Я понял, что началась вечность. Мы шли по страшному пути. Там встречали меня какие-то существа. Одни были дивно прекрасными, другие – страшными чудовищам. Перед моим взором разворачивалась вся моя жизнь, как будто она была снята на пленке. Я увидел себя от самых детских лет, видел все свои дела, все мысли, все желания – поразительно отчетливо. Даже те греховные замыслы и тайные стремления, осуществить которые не позволили обстоятельства, стояли передо мной: Я видел всю грязь, пошлость своей жизни. Сам для себя сделался отвратительным и мерзким. Как мало добра было в этой "картине” моей души! Затем мне был показан мир светлых духов. Я видел то, что невозможно ни нарисовать никакими земными красками, ни сравнить, ни с чем, виденным на земле, ни передать никаким образом. Я слышал пение, пение не человеческих голосов, но святых духов. Оно было невыразимо сладостно. Я видел океаны света, перед которыми солнце – лишь тусклая свеча. Видел я и мир падших духов, мир грешников – таких же, как я. Видел их многообразные мучения, адскую тьму, пред которой и самая мрачная ночь светла как день. Ее можно было не только видеть, но и ощущать. Все грехи, которые совершили люди на земле, принимают там огромные, колоссальные формы и сливаются в одно чувство зла и ненависти Богу и друг к другу. И это страшное зло в душе грешника, которому человек уже не может противиться, влечет его все ниже и ниже, к виновнику всякого зла – сатане и демонам его. Жители ада с яростью бросаются друг на друга, терзают, каждому кажется, что другой виноват в его погибели, особенно страшна участь самоубийц. Они и там пытаются покончить с собой. Но напрасно. Теперь, если бы вернулась ко мне моя жизнь готов был бы гореть на медленном огне, лишь бы только избавиться от адских мук и сподобиться блаженства рая. Я готов был бы всю жизнь провести в яме, наполненной ядовитыми червями, которые бы глодали мою плоть, лишь бы здесь удостоиться прощений. Я трепещу при мысли о том, что скоро надо мной совершится суд Божий. Только одно утешает меня – когда на земле молятся о душе моей и совершают Божественную Литургию. Но как мало добра сделал я людям и как мало молятся обо мне!" Хозяин дома спросил своего друга: "Скажи, можешь ли ты еще явиться ко мне и продолжить беседу?" "Это не в моей власти, – отвечал тот, – это была воля Божия". Братия и сестры! Смерти нет. Есть переход из одного бытия в другое. Для праведников – в дивно прекрасное, для грешников – в мир тоски, мрака, безумия и отчаяния. Здесь, на земле, каждое наше дело, слово, желание, сокровенная мысль – семена, брошенные в землю сердца, которые там дадут всходы – либо благоуханные райские цветы, либо острые тернии ада. Что мы посеем здесь, то пожнем там.
ОБ АДЕ
Во имя Отца и Сына и Святого Духа!
Вы слышали Евангельское повествование об исцелении Гадаринского бесноватого. Несчастный, одержимый демонами, испытывал страшные муки, внутренний огонь сжигал его. Сердце терзали, разрывали как бы когти зверей. Он метался по пустыне, оглашая ее дикими воплями, будто весь мир призывал на помощь, но никто не мог освободить его от мрачных обитателей ада – демонов. Так в древние времена победитель привязывал поверженного врага к своей колеснице и влачил его по улицам родного города. Люди – родные, близкие, друзья – видели его, слышали его рыдания и крики, но ничем не могли помочь. Бесноватый похож на дом, в который ворвались разбойники, связали хозяина, приставили к его горлу нож, а сами хозяйничают в нем. В теле бесноватого живет душа и полчища демонов. Эти мучения страшнее всякой болезни. Когда бесноватый увидел Господа, то обитавшие в нем злые духи стали кричать: "Почему Ты раньше времени пришел мучить нас?!" И молили не посылать их в бездну. Что было мучением для них? – Не причинять людям зла. Братия и сестры! Святые Отцы говорят, что есть несколько спасительных помышлений: память о смерти, память о рае и об, аде, о Страшном Суде и о Промысле Божием. Будущая жизнь – великая тайна для нас. И об аде мы можем иметь только слабое представление, потому что все наши образы и сравнения будут лишь "символами", подобиями, тусклыми, безжизненными тенями. Преподобный Серафим Саровский, когда его спросили, каков дьявол, ответил: "Гнусен, гнусен он! Если бы явился в своем виде, то никакая плоть не вынесла бы этого, человек бы тотчас умер от ужаса". Братия и сестры! С чем можно сравнить состояние человека, ввергнутого в адскую бездну? Известны случаи, когда человек засыпал летаргическим сном и приходил в себя уже в гробу. Он хочет встать и не может. Он кричит, что есть сил, по голос его заглушает толстый слой земли, как будто он кричит в подушку, плотно прижатую к губам. От ужаса и отчаяния человек кусает свои руки, царапает лицо. За несколько часов человек стареет и седеет. Иногда, когда этих мнимых покойников разрывали, у них были откушены пальцы и выцарапаны глаза... Таково... нет, много крат страшнее будет состояние тех, кто увидит себя в аду, ибо ад-это вечная могила для живых. Ад – это страшные муки нашей совести, это медленный огонь, который будет жечь нас вечно, вечно мы будем видеть омерзительные, гнусные, ужасные картины своих грехов. Мы будем ненавидеть себя, мы будем стараться убежать от себя, но – увы – некуда! Ад – это страшная, неизреченная тяжесть. Представьте себе огромный свинцовый шар, который всей своей массой давит на точку на земле, в которой он соприкасается с ней. Так и все муки ада лягут на сердце каждого, обитающего в нем. Ад – это вечное забвение. В древности у персидских царей была тюрьма, которая так и называлась – башня забвения. Человека спускали туда на веревке, и затем каждый день подавали ему хлеб и воду. О нем никто не имел права вспомнить под страхом смерти – даже произнести его имя! Родным и друзьям нельзя было не только просить за него, но и просто даже спросить о его участи. Только лишь когда хлеб и вода оставались нетронутыми, это служило знаком того, что человек умер. Ад – это неутоленный огонь наших страстей. Те страсти, с которыми, мы не боролись здесь, на земле, там приобретут страшную силу, будут вечно жечь, и палить нас. Оказавшийся в аду подобен человеку, который вдруг понял, что проиграл все, что имел, и стал последним нищим. В аду человек осознает, что он "проиграл" вечное блаженство, самого себя променял. На что? На удовлетворение чувственных страстей, грехи, которые и здесь, на земле, не приносили ни радости, ни счастья. В аду мы увидим, что каждый грех, который мы совершили – предательство и измена Христу Спасителю. У грешника в аду будет черная совесть Иуды. В аду грешник поймет, что грехами своими он распинал Христа и подобен изменникам и распинателям Сына Божия. Святые Отцы говорят, что эта мука – самая страшная. Братия и сестры! Однажды, после битвы, эфиопский царь придумал новую казнь для пленников. Он приказал привязать к каждому по трупу, рука к руке, лицо к лицу, губы к губам. И вот несчастные, сходя от ужаса с ума, метались, стараясь сбросить с себя эту страшную ношу, но она влачилась за ними. Падали на землю, но труп был рядом, бились головой о камни, но не могли сбросить с себя мертвеца. Перед глазами их были остекленевшие глаза, к губам их были прижаты чернеющие и истекающие сукровицею губы покойника. Так мертвый убивал живого. В аду мертвец – это наша душа. Она будет смердеть страшным, неизреченным смрадом греха. Как бы мы ни хотели сбросить с себя этого мертвеца, мы не сможем этого сделать. Ад – это вечное общение с грешниками и демонами. Представьте себе, что вы видите змею, которая поднимает голову и смотрит на вас холодными немигающими глазами. Как цепенеет сердце в этот момент! Встреча со змеей страшнее, чем с любым зверем. Человек уже как бы чувствует, как эта гадина вцепится в него и выпустит в его тело свой смертоносный яд. Но, братия и сестры! Демон – это адское чудовище и адский змей. Некоторые люди, которые много молятся и постятся, терпят сильные искушения от бесов, знают, чему это подобно: иногда ночью является к ним темный дух, и тело тогда словно цепенеет. Они хотят вымолвить слово, но язык словно прилипает к гортани, хотят поднять руку для крестного знамения, но рука как будто окаменела. И сердце их содрогается от ужаса – они чувствует приближение своего исконного убийцы. Были великие гонители на христианство – языческие цари: Нерон, Траян, Диоклетиан. Некоторые из них могли заботиться о своем государстве, делать для него что-то "доброе", но ненависть ко Христу настолько ослепляла их, что они – хотя и имели какие-то человеческие чувства - выдумывали для христиан самые ужасные пытки. А сатана, который так страшно ненавидит Бога, как он будет вымещать свою злобу на несчастных своих жертвах! Братия и сестры! Рай – это вечное общение с Богом и со святыми, ад-с грешниками и демонами. Святые посылают друг другу лучи, волны любви, они проникают в душу, друг к другу так, как читают открытую книгу. Их души прекрасны, благоуханны, святы. Грешники посылают друг другу волны ненависти, злобы, проклятия. Святые радуются о радости каждого человека, грешники черпают все новую и новую ненависть друг ко другу из бушующего моря адской ненависти. Жизнь для святых – вечное приближение ко Христу, вечное озарение благодати. Для грешников бытие – приближение к сатане, все более и более страшная мука. Праведники становятся подобными Сыну Божию по благодати. В душе у грешника отображается и начертывается страшный лик сатаны, Некоторые из нас спросят: как же праведники могут блаженствовать в раю, если существует ад? Но ад – страна забвения, она вычеркнута из любви Божией, праведники будут находиться в Духе Святом, и ад навечно скроется от них. Кто-то спросит: но как же мы, даже сподобившись спасения, будем радоваться, если в ад попадут наши родные? Но, братия и сестры! Если бы кто-либо из наших родных и близких вдруг превратился бы в скорпиона, не пропало ли бы у нас к нему чувство любви и не бросились ля бы мы от него прочь? И грешника, вверженного в ад, так же невозможно любить, как чуму, войну, как невозможно любить сам страшный воплощенный грех, как невозможно любить самого диавола. Будущая жизнь – великая тайна, скрытая от нас. Сегодняшнее Евангелие лишь немного приоткрыло завесу, отделяющую нас от того мира. Остальное мы узнаем в вечности. Не любопытствуй, где находится ад, – говорит св. Иоанн Златоуст, – а старайся узнать, что делать, чтобы не попасть в него. Не спрашивай, где рай, а что нужно сделать, чтобы наследовать его. Братия и сестры! Исцеленный Господом человек, умытый, одетый, сидел у ног Спасителя. У ног – значит в положении ученика. Покаянием мы можем быть омыты от грехов наших, в таинстве Причащения нам даруются новые одеяния – благодать, покрывающая наготу и срам наших грехов и преступлений. Когда мы внимаем Евангелию и стараемся следовать ему в жизни, то мы в духовном смысле – сидим у ног Спасителя и слушаем его, как исцеленный бесноватый. Братия и сестры! Святой Иисус Навин, дав народу заповеди, сказал так – я не цитирую, а передаю лишь смысл – перед тобою два пути: путь жизни и путь смерти. На одной стороне у тебя огонь, на другой – вода. Куда хочешь? Ты можешь простирать руку твою. Избери же жизнь, чтоб жил ты и дети твои.
АМИНЬ!
Просмотров: 530 | Добавил: Администратор | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: