Понедельник, 19.11.2018, 15:33 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход
Главная » 2012 » Июль » 11 » «БАТЮШКА ПЕТР НЕ ЩАДИЛ СЕБЯ»
22:03
«БАТЮШКА ПЕТР НЕ ЩАДИЛ СЕБЯ»
«БАТЮШКА ПЕТР НЕ ЩАДИЛ СЕБЯ»
 
 
Приезжая в Оптину Пустынь, я, как и большинство паломников, всегда стремлюсь попасть в часовню Воскресения Христова, недавно построенную над могилками почитаемых по всей России и далеко за ее пределами трех убиенных в 1993 году оптинских новомучеников – иеромонаха Василия и иноков Трофима и Ферапонта.
Как-то раз, поклонившись братикам, как принято их ласково называть, я решил обойти и другие могилы на новом монастырском кладбище.
Выделяясь среди прочих могил размером памятника, обилием цветов и особой ухоженностью, мое внимание привлекло место упокоения игумена Петра (Барабана) (+ 25 июня 2001 г.).
Захотелось узнать о жизненном пути этого батюшки и, милостью Божией, через некоторое время в моих руках оказалась посвященная ему книга...
Родился отец Петр (в крещении Иосиф) 10 апреля 1915 года в Гродненской области, в селе Великие Коваличи.
Маму его звали Анастасией, отца – Иоанном, он был единственным ребенком в очень бедной семье.
По профессии родители батюшки были простыми рабочими, отец работал на спиртзаводе, и в 1917 году, когда завод подожгли, погиб. Иосифу в то время исполнилось всего два года.
В 1932 году Иосиф окончил семь классов начальной школы – как тогда говорили, «семилетку».
Решив стать монахом, юноша ушел из родного дома и пешком прошел 800 км до Почаевской лавры.
Но в святой обители ему сказали, что без благословения матери и разрешения местной администрации принять его не смогут, и он вынужден был вернуться домой.
Получив необходимые документы и благословившись у родительницы, Иосиф вновь отправился в дальний путь.
В 1939 году батюшка окончил пять классов иноческо-богословской школы при Почаевской лавре и принял иноческий постриг с наречением имени Петр, а в 1940 году епископ Острожский Симон рукоположил отца Петра во иеродиакона. 9 мая 1950 года Высокопреосвященным Макарием, архиепископом Львовским и Тернопольским, иеродиакон Петр был рукоположен в сан иеромонаха.
Уже в этот период у отца Петра проявился особый молитвенный дар.
Люди стремились на его службы, к молодому иеромонаху приходили и приезжали из ближних и дальних деревень и весей.
Тогда сослужащий с отцом Петром второй священник донес на него, что тот дал свой молитвослов одной прихожанке для переписывания молитв.
И 4 октября 1950 года по этому доносу отец Петр был осужден на 10 лет заключения.
Милостью Божией, батюшка пробыл в тюрьме неполных пять лет, но следы побоев, перенесенных им в те годы, остались у него на спине до самой кончины.
После освобождения началось время скитаний отца Петра по России. Сначала был Иркутск, затем – Чита, где батюшку назначили третьим священником, а через год – настоятелем храма.
Начиная с 1957 года, он около двух лет совершал богослужение вторым священником в Хабаровске, откуда был перемещен в поселок Магдагачи Амурской области – опять настоятелем храма.
Затем последовало настоятельство в молитвенном доме города Павлодара Алма-Атинской епархии. В 1960 году отца Петра назначили в город Уральск (Казахстан) третьим священником Михаило-Архангельского собора, а после закрытия храма, в январе 1962 года, он был переведен вторым священником в Кокчетав.
Затем – ссылка в Уральск, о которой отец Петр вспоминал так: «Вслед за увольнением меня со службы последовала другая бумага: уехать в Уральск, в свой домик, и ждать хороших результатов.
Без службы я сидел дома семь месяцев, пока городской нарком внутренних дел не взял мои документы и не потребовал меня в милицию, где был поставлен вопрос, почему я не работаю.
Я все рассказал, и мне дали строгий срок, в течение которого я обязан был найти работу: „Не устроитесь – будем судить как тунеядца и сошлем в штрафной лагерь".
Не имея никакой подготовки, я вынужден был пойти в дворники: заметал тротуары, чистил уборные и сливные ямы…»
Множество страданий и скорбей выпало батюшке, но он, вооруженный глубокой верой и преданностью воле Божией, твердо шел по пути спасения и поддерживал ближних, помогая и им обретать крепость духа.
Последнее десятилетие жизни отца Петра связано с древним городом Козельском Калужской области, рядом с которым расположена знаменитая Оптина Пустынь.
«В первые годы после ссылки в Казахстан (город Уральск), где отец Петр последние семь лет был дворником, я не знаю, где он был, а сам он не говорил.
Потом он переехал в Калужскую область, в Козельский район, в Ново-Казачье, где купил домик около старого храма.
В Козельске, где был лишь один действующий храм – во имя Благовещения Пресвятой Богородицы, батюшка не служил.
Негде ему было служить, все было в поруганном виде: и монастыри, и храмы, а некоторые церкви уже просто не существовали.
Все было под запретом, люди боялись креститься, венчаться, так как была слежка.
Поэтому отец Петр вынужден был странствовать, побывал и у меня в Белоруссии, в Гродненском районе, деревне Малаховичи, и было у него желание остаться на родине, но, подумав, вернулся в Козельск», – вспоминал двоюродный брат отца Петра Виктор Ярошевич.
Проживая в Ново-Казачьем, батюшка начал восстанавливать храм в селе Клыково и организовал там мужской скит, ныне ставший монашеской обителью и прославившийся как место подвигов и упокоения блаженной старицы схимонахини Сепфоры. Клыковский храм был возвращен Православной Церкви в 1991 году.
Он пребывал в аварийном состоянии и, согласно заключению архитектора, не подлежал реставрации.
Однако батюшка Петр начал совершать богослужения в разрушенном храме.
Во время этих служб сверху падали кирпичи, и лишь навес оберегал иеромонаха и певчих.
Трещины по всему периметру стен уходили в землю, кровли не было вовсе, стены и пол настолько пропитались запахами химикатов, что никакие моющие средства не помогали…
Но по молитвам отца Петра было положено начало казавшемуся невозможным благому делу восстановления храма.
Через несколько лет отца Петра перевели в Козельск и назначили настоятелем Свято-Духовской церкви.
Этот каменный одноэтажный храм, согласно «Ведомостям о церквах» за 1915 год, был построен в 1789 году купцом Месняевым.
Кроме центрального престола во имя Сошествия Святаго Духа, имелись два других – во имя святых Афанасия и Кирилла и святых Космы и Дамиана.
При храме имелись наделы усадебной, полевой, пахотной и сенокосной земель.
В советское время церковь сначала использовали как валельню, где валяли валенки, затем – как зерносклад и конюшню.
Только в июне 1995 года Свято-Духовская церковь была передана Калужской епархии. Батюшка Петр не побоялся взяться за столь тяжелое дело, как восстановление еще одного храма из руин, несмотря на свой старческий возраст (на тот момент ему было уже 80 лет!).
Еще с юности он выбрал путь крестоношения, видя перед собою Единого Господа, несущего Крест.
Желая приступить к новому большому труду, батюшка пришел за благословением к благочинному козельских церквей отцу Валерию.
Благочинный помолился в алтаре и сказал: «Господи, это пришел ко мне блаженный!»
Монахиня Е., певчая, вспоминала: «Первые службы были под Крещение.
Отопления не было, и стекла были не все.
Пар шел изо рта, и нос хотелось спрятать в пуховый платок.
Но мы пели, а батюшка служил и молился: „Просите и дастся вам..." Милостию Божией и силой молитв отца Петра за кратчайший срок был восстановлен козельский храм, и уже на следующий год, на Крещение Господне, обновленная церковь была освящена, и в ней прошла первая Божественная Литургия».
Любовь батюшки к Богу и людям притягивала к нему верующих не только из близлежащих городов и деревень, но и из Москвы и Петербурга, из Рязани и других мест, которые постепенно пополняли большую семью его духовных чад и способствовали украшению храма: подарили люстру, хорошие подсвечники и иконы.
Но и сам батюшка всю свою скромную пенсию до копейки отдавал на строительство церкви.
Со временем она преобразилась как внутри, так и снаружи.
В 1996 году Калужский владыка Климент наградил иеромонаха Петра званием игумена.
А к 60-летию монашеского пострига, за три месяца до упокоения, 25 марта 2001 года, батюшка был награжден наперсным крестом с драгоценными камнями, а также Патриаршей грамотой в благословение за усердные труды во славу Святой Церкви.
«Иногда мне приходит мысль уйти со служения на покой, – говорил отец Петр. – Тут же я думаю: а как же я буду жить без своего храма, ведь он – это мое детище, моя забота, сколько в него вложено трудов, сколько вознесено слезных молитв…
А как же я не буду причащаться?!
Нет, я не могу оставить свой храм, пока ножки ходят – буду служить Богу».
Так, отец Петр служил Богу и людям до своей блаженной кончины, последовавшей 25 июня 2001 года.

ВОСПОМИНАНИЯ ДУХОВНЫХ ЧАД

Батюшка говорил:

– Какие же мы счастливые, что православные! В последние времена тех, кто возьмет печать антихриста и все равно не получит от него обещанных благ, одолеет жуткая скорбь, потому что предали Христа, и их мучения невозможно описать словами. Но зато как будут счастливы те, кто устоит и не убоится следовать за Христом, и радости их не будет конца!

Спрашивала я батюшку:

– Мы живем, по всем признакам, в последние времена. Как же набраться такого терпения, чтобы не отступить от Господа?
– А ты молись всем сердцем; встань перед иконой и молись искренно своими словами: «Господи! Вот я, и Ты видишь сердце мое, не дай никогда отступить от Тебя ни на шаг, научи любить Тебя, быть преданной Тебе и следовать за Тобой неотступно в тяжкое для всех время испытаний!» Господь по горячей такой молитве даст тебе и укрепление, и поддержку. Также моли Господа усердно, чтобы набраться мужества и не взять ИНН ни в коем случае. Я не благословляю!
Через 2–3 года после батюшкиной кончины мы с одной сестрой, теперь инокиней Т., написали заявление об отказе от ИНН, на что получили письменное подтверждение о его снятии.

+ + +

Батюшка так советовал начинать работу за компьютером: прочитать три раза «Господи, помилуй», затем – молитву «Царю небесный...», перекрестить экран и без боязни садиться работать.

+ + +

А вот как красочно батюшка размышлял о вечности: «Представьте себе берег моря, а на берегу огромную кучу песка и маленькую птичку-синичку. И вот если эта маленькая птичка будет по одной песчинке переносить песок из этой горы, то когда-нибудь гора закончится, а вечным мукам или вечному блаженству не будет конца никогда – они безконечны. Поэтому готовьтесь к вечной жизни, она не имеет предела, а земная жизнь кончается, как эта гора песка».

+ + +

Касательно частоты исповеди и Святого Причастия отец Петр советовал: «Как только совесть заговорит, начнет обличать – беги в храм и кайся. Часто причащаться я не благословляю – потеряете благоговение. В пост – почаще, раз в две недели, а в иное время – раз в месяц».

+ + +

В один из приездов я подарила батюшке две фотографии – Божией Матери Феодоровской из Царского Села и крупным планом снимок Рождественской службы, на котором игумен Маркел благословляет прихожан. Батюшка спрашивает:
– Это ваш настоятель?
– Да, батюшка. Помолитесь о нем, он очень болен.
– А что с ним?
– У него тяжелое заболевание поджелудочной железы.
Отец Петр подумал и говорит:
– А как у вас в храме службы проходят? Как молятся? Не торопятся ли?
– Бывает, батюшка. Шестопсалмие быстро читают, иногда акафисты.
– Вот поэтому он и болеет. Передайте, чтобы молились, как следует, ни в коем случае не торопясь, ибо в спешке Божии дела и молитвы не совершаются. Приедете, скажите ему об этом.
Позже батюшка и меня учил неторопливой молитве.
Т. Г., г. Санкт-Петербург

+ + +

В храме во имя Сошествия Святаго Духа у батюшки всегда на аналое лежала в центре, вместе с основной иконой праздника, икона Царственных Мучеников – к ним он горел особой любовью.

+ + +

Батюшка Петр не щадил себя. В любви ко Господу превозмогал свои силы, и далеко не каждый молодой и сильный сравнился бы с ним. Помимо основных служб в храме батюшка часто брал на себя подвиг борьбы за страждущие души в трудном деле отчитки болящих. И результаты были необыкновенные. Одни уходили от него с просветленными душами, другие исцелялись от тех болезней, к которым так уже привыкли.

+ + +

К службе в храме батюшка был строг и требователен. Он не терпел торопливости и небрежности в ведении службы. Каждое слово молитвы сначала проходило через сердце батюшки, и это очень трогало и разрушало холодность наших нераскаянных сердец.
Часто батюшка Петр оставлял у себя исповедальные записочки людей и потом в алтаре отмаливал каждый грех, исповеданный человеком.
Монахиня Е., г. Козельск

Подготовил Олег БЕЛОВ,
с использованием материалов книги
«„Пою Богу моему…"
Венок на могилу игумена Петра»

http://inform-relig.ru/publication/detail.php?ID=3995
Просмотров: 370 | Добавил: Администратор | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: