Пятница, 16.11.2018, 17:54 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход
Главная » 2013 » Июнь » 10 » «ДЕРЖИ,ЧТО ИМЕЕШЬ»
09:03
«ДЕРЖИ,ЧТО ИМЕЕШЬ»
«ДЕРЖИ,ЧТО ИМЕЕШЬ»
Ротмистр Л.-Гв. Гусарского ЕИВ полка А.К. Булатович,
участник 27 сражений, путешественник, спортсмен

Иеросхимонах Антоний (Булатович)
 
 
Сто лет назад, 18/31 мая 1913 г. в «Церковных ведомостях» было обнародовано послание Святейшего Синода № 4183, составленное архиепископом Финляндским Сергием (Страгородским), будущим Патриархом, положившее начало административному решению богословского спора на Святой Горе Афон.
Кульминационным событием инициированного этим документом процесса, была известная «карательная», по определению Владыки Арсения (Стадницкого), экспедиция архиепископа Никона (Рождественского) на Афон.
3/16 июля, ровно за пять лет до цареубийства (в год празднования 300-летия Дома Романовых!) там в Пантелеимоновом монастыре разыгралась известная драма. «…Солдаты, – вспоминал один из пострадавших монахов, – взяли железные багры, крючки, кочерги и подобные им орудия и стали ими разбивать, вырывая из рук исповедников св. иконы, кресты и Царские портреты и бросая их в грязь и воду, топтали ногами. Затем стали этими же орудиями хватать иноков за голову, шею, ноги, одежду, валить их в ту же грязную воду и тем же способом тащить к себе, для отправки на пароход. Не довольствуясь этим, солдаты […] пустили в дело приклады и даже штыки. [...] Что уже здесь произошло, всего нет возможности описать и передать: до ста человек впереди стоявших иноков было избито, смято, изранено... и все они валялись в грязи вместе с разбитыми св. иконами, крестами и Царскими портретами; по ним ходили солдаты и топтали всё ногами [...] С великой скорбью приходится вспоминать, что монастырь превратился в поле сражения: коридоры были окровавлены, по всему двору видна была кровь, смешанная с водою; в некоторых местах выстланного камнями двора стояли целые лужи крови».
Среди монахов и послушников были не только раненые, но и погибшие, число которых в источниках определяется по-разному: от 6 до 10 человек. Оправдались пророческие слова святого праведного о. Иоанна Кронштадтского, незадолго до кончины, 1 октября 1908 г. (на Покров Пресвятой Богородицы) пророчески писавшего одному из известных имяславцев, о. Антонию (Булатовичу): «Афонским инокам венцы мученические».
Царица мученица после этих событий называла не иначе, как «злодеем с Афона». За этой кровавой акцией последовал и вообще «разгром древнейшего оплота Православия» (В.Ф. Эрн): под прикрытием борьбы с имяславием, объявленного греческими выучениками западных теологических институтов «ересью», оттуда было изгнано до полутора тысяч русских монахов. А ведь именно в русских монастырях Святой горы особо почитался Царский Род: на всех ектениях Императорская Фамилия поминалась вся, без узаконенных в России (при святителе Филарете) сокращений. Это опустошение русских обителей как раз накануне Великой войны, революции, цареубийства, гонений на Церковь и гражданской войны – события вряд ли между собою мистически не связанные.
Продолжившееся глумление над изгнанниками (многие из которых были в долголетней схиме) на родине было приостановлено лишь по прямой Царской воле. Обратил внимание Государя на эту печальную неурядицу Царский Друг, хорошо знавший эту проблему. К сожалению, этому уврачеванию мешали некоторые архиереи, непосредственно причастные к майскому синодальному постановлению. По существу они противились ясно выраженной Царской воле, мостя тем самым путь к февральской измене 1917 года. Но были и те, кто не только по послушанию, но и по глубокому внутреннему чувству, основанному, прежде всего, на личной молитвенной практике, содействовал примирению. Среди них были святитель Макарий Московский, митрополит Флавиан (Городецкий) и другие. Эту линию поддерживали также Владыки Феофан (Быстров), Арсений (Жадановский), Трифон (Туркестанов), Вениамин (Федченков), а также авторитетные старцы: преподобные Анатолий (Потапов) и Герман (Гомзин).
Примечательна была сама реакция людей с глубоким церковным сознанием на послание Св. Синода. «Мне пришлось, – писал много лет спустя митрополит Вениамин (Федченков), – прочитать в "Церковных ведомостях” об этом осуждении. И не разбираясь в таком вопросе с богословской точки зрения, я, однако, ощутил такой острый духовный удар, будто от меня потребовали отречься от Православия». А вот мнение о. Павла Флоренского: «Не мы, а Синод толкает Русскую Церковь на путь протестантства, и он еще пожнет плоды своего послания».
Для о. Павла Имя Божие составляло вообще «всё религиозное понимание жизни», которому противостоял «рационализм». Этот последний, по мнению церковного писателя М.А. Новоселова, пролагал «в наше церковное общество широкий путь протестантскому субъективизму и лжедуховности, а в конечном счете – неверию и богоотступничеству. Афонский спор о святыне Имени Божия ясно вскрыл эту язву нашего религиозного самосознания, прикрывавшего ее ризою Православия».
Очевидная всем, так или иначе интересующимся проблемой имяславия, незавершенность афонских споров проистекала не только из слишком поспешно принятого Постановления Св. Синода, закрывавшего тем самым всякое обсуждение темы, но и еще целым рядом обстоятельств. Прежде всего, неумением самих имяславцев, участников этого «богословски безпомощного, но мистически правого движения» (о. Сергий Булгаков), вследствие своей недостаточной образованности (почти все были из мужиков), вести полемику. Они судили дело, не облекая его в ученые формулы, но исходя из долголетней практики умно-сердечной Иисусовой молитвы. По словам митрополита Вениамина (Федченкова), имяславцы были «виноваты лишь в том, что они были не богословы и не могли точно сформулировать своей веры. Но правда была на стороне имяславия!»
Но и те, кто понимал необходимость продолжения обсуждения насущнейшего вопроса и, более того, бывших как никто из их оппонентов в состоянии вести полемику, понимали, что не публичная победа в споре требовалась, необходимо было облечь Истину в приличествующие ей словесные одежды. А на это нужно было время. «…Единственное, чего я хотел бы и на чем успокоился, – писал о. Павел Флоренский в декабре 1915 г., – это на авторитетном признании, что в затронутых вопросах есть что-то очень важное, но доселе не разрешенное и требующее к себе большого внимания».
Потом последовали непростые времена, обсуждать любые богословские темы стало делом нестаточным. Но мысль не могла умереть. Она и жила. Достаточно вспомнить нашего великого философа А.Ф. Лосева, принявшего монашеский постриг с именем Андроник и проходившего, под руководством опытного старца, обучение Иисусовой молитве.
Первым свидетельством насущности, жизненности имяславческой проблемы (в самом широком ее смысле) – была статья В.А. Капитанчука «Имяславие», опубликованная в 1990 г. в двух выпусках выходившего в Москве под редакцией А.А. Щедрина православно-монархического альманаха «Царь-Колокол».
С тех пор вышло немало исследований (некоторые не в одном томе), но тот опыт был первым. В своей статье Виктор Афанасьевич обратил внимание на одно остающееся всё еще не осмысленным обстоятельство, которое многих продолжает вводить в искушение: «Еще предстоит раскрыть механизм той интриги, в результате которой консервативно-охранительные настроения некоторой части синодальной иерархии были использованы для разжигания гонений на Православное учение о почитании Имени Божия, а неустойчивые, склонные к богословскому модернизму силы встали на его защиту к вящей компрометации этого учения в глазах ортодоксов».
Некоторые, пусть и не самые яркие, протуберанцы этой солнечной бури смущают умы некоторых и до сих пор. Сам В.А. Капитанчук, например, интересовавшийся проблемами религиозной философии с 16 лет, сначала был церковным диссидентом, но уже тогда (в 1971 г.) выступал с резкой критикой митрополита Никодима (Ротова) и его последователей. Автор и составитель наиболее значимых (не только с точки зрения информативности, но – главным образом – легализации самой темы) трудов митрополит Иларион (Алфеев), как известно, самый что ни на есть «никодимовец». Автор этих строк, пишущий на тему имяславия с 1995 г., придерживается монархических позиций, хотя, например, не чужд также понимания действий Патриарха Сергия (Страгородского) в 1920-1930-е гг., зная о чем архимандрит Иоанн (Крестьянкин) благословил на написание труда «Страж Дома Господня» (2003). Последнее обстоятельство я поминаю лишь по той причине, что составителем наиболее обширного трехтомного сборника документов «Имяславие» (2003-2005) является прот. Константин Борщ, ярый «антисергианец».
Но решена ли изданием всех этих трудов проблема имяславия? Стоит ли обсуждать ее и далее? По нашему мнению, не решена. Все увидевшие свет за последнее время публикации лишь до какой-то степени ввели в курс дела, предоставив интересующимся возможность познакомиться с недоступными ранее большинству источниками. Потому и обсуждать тему далее нужно, тем более что этот процесс, как показал даже опыт 1920-1970-х гг., неостановим.
Но вот стоит ли выносить ее на общецерковный уровень? Думается, что по возможности этого делать не следует. Во-первых, из-за отсутствия в настоящее время личностей уровня о. Павла Флоренского и А.Ф. Лосева. Это факт очевидный. Любых других «забьют» безпринципный (но при этом весьма опытный полемист) протодиакон Андрей Кураев, богослов А.И. Осипов, сектовед А.Л. Дворкин, которых в подходящий момент обязательно выпустят (для того и держат) на арену. Во-вторых, из-за современной нашей нищеты в настоящих молитвенниках. Конечно, есть те, которые творят Иисусову молитву, но сравните, по совести, с тем, что было в начале века ХХ. В-третьих, наконец, не забывайте, что решать дело будет отнюдь не Поместный собор, а Собор архиерейский, а недавние коренные изменения в числе и составе архиерейского корпуса практически окончательно перенесли ударение в известной формуле изволилось Святому Духу и нам с первого на последнее слово. Кстати, эта реформа, опробованная незадолго перед этим в Сербской Православной Церкви, не столь уж и нова. Церковная иерархия пыталась пробить ее еще в годы Великой войны. Но Государь, прислушавшись к мнению Своего Друга, не одобрил этого новшества.
Всё это, разумеется, не значит, что нужно сидеть, сложа руки. Просвещайте свой ум молитвой, церковной премудростью, думайте. Верьте, придет еще время. Обязательно. Но при этом следует всегда помнить старый врачебный принцип: не навреди. При нашей нищете и пока что малосилии не дай нам Бог проиграть. Помните Апокалипсис: «Се, гряду скоро; держи, что имеешь, дабы кто не восхитил венца твоего» (Апок. 3, 11).
Сергей ФОМИН
Просмотров: 461 | Добавил: Степанович | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: