Среда, 18.07.2018, 13:48 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход
Главная » 2013 » Апрель » 3 » ДОКЛАД О ГРИГОРЕЕ ПАЛАМЕ
20:19
ДОКЛАД О ГРИГОРЕЕ ПАЛАМЕ
Доклад на Международной конференции посвященной святителю Григорию Паламе
 
 
Существуют разнообразные способы раскрытия и истолкования учения свт. Григория Паламы, которые для этого используют критерии философского, схоластического, исторического, нравственного и иного характера. Я считаю, что каждый из них для раскрытия учения не приемлем, и каждый из них это учение искажает. Лично я предпочитаю учение свт. Григория комментировать учитывая то естественное и духовное окружение, в котором жил и вел мужественную духовную борьбу святитель Григорий, а именно то, что он жил на Святой Горе. Тема «Свт. Григорий Палама как святогорец» мня всегда привлекала, потому что тем самым указывалось на то, что только на этой основные возможно авторитетно и правильно раскрыть личность Святителя, его деятельность и учение. Поэтому мной в прошлом и была написана книга с именно таким названием. У меня было удивительное и поразительное благословение Божие начать мое исследование об учении свт. Григория Паламы во время моего пребывания на Святой Горе и лицезреть на ней живое предание, которое сохранялось а этом священном месте. Мои частые встречи с пустынниками и монахами общежительных монастырей, которые жили в разной степени исихастской традицией и традицией боговидения Церкви. А это дало мне возможность сопоставлять то что я видел, с тем, что я читал о свт. Григорие Паламе и видеть их сходство. Полагаю, что важным и основополагающим принципом, и даже научным, является именно то, что исследование какого-либо труда или личности необходимо соотносить с живим окружением, с той средой в которой жила эта личность и в которой она была сформирована.. То есть тема «свт. Григорий Палама как выразитель жизни Святой Горы Афон» имеет большую важность и указывает на условия для понимания его трудов. Были опубликованы различные взгляды на свт. Григория Паламу, что он, якобы, является богословом Библии, неким философом-номиналистом, мессалианистом и т. д. Однако я считаю, что свт. Григорий был выдающимся святогорцем и именно в этом свете необходимо понимать его личность, учение и его деятельность.
 
Святогорец в своем сердце прежде чем он стал святогорским монахом.
 
Святая Гора в эпоху свт. Григория Паламы оказывала огромное влияние на церковную жизнь Константинополя, где святой и родился, и согласно имеющимся данным, святогорские монахи часто посещали Царьград. Императоры и епископы были монахами а Святой Горе, посему и вся атмосфера священных обителей Царьграда, но и жизнь его граждан испытывала влияние того образа жизни, который преобладал на Святой Горе. Первым духовным отцом, который оказал влияние на маленького Григория был Феолипт Филадельфийский, который прежде принятия епископства пребывал в подвиге исихии на святой Горе. Феолипт, согласно Филофею Коккину, стал для ссвт. Григория «отцом и тайно-водителем Григория» и от этим святогорцем «был посвящен в таинственное делание трезвения и умной молитвы, о чем он столь чудесно рассказывал, когда он еще пребывал в многомятежном и шумном мире». Слова Феолипта Филедельфийского ему указали на действительного учителя жизни в безмолвии, поскольку он говорит о «сокровенном делании во Христе» и о введении ума в самого себя. В основном в своих творениях он научает о благородстве и светоносности Крещения, которое рассматривалось в месте с любовью к миру, к помраченной грехом душе человека и как изменившему божественные свойства человеку, которые при крещении воспримелются для того, чтобы совершить восстановление человека через делание и созерцание ради памяти о Боге, которая именуется созерцанием и которая взводит в видению и стремление ума в себе самому и видению Света чистым умом и соединении его с любовью к труду, который необходимо прилагать монаху для развития этого сокровенного делания и те. д. Характерно слово свт. Феолипта: «Прежде всего ум ищет и обретает, а затем соединяется с тем, что он искал. И искание он совершает разумом, в то врем как соединение совершается любовью. И искание , совершаемое разумом совершается ради истины, соединение же любовью ради блага».1 Тот кто имеет труды свт. Григория Паламы, то читая тексты Феолипта, он поймет, насколько он оказал влияние не только на его жизнь как святогорец еще в ранней юности, еще до его прихода на Святую Гору, но и на его фразеологию с которой мы встречаемся в его трудах. Собственно говоря, в данном случае речь идет о богословии, и даже о лексике. Оказывается, что появившееся позднее учение Григория Паламы об умном делании является итоговым развитием, при наличии его личного опыта, учения его первого духовного отца Феолипта Филадельфийского, который много потрудился над душой юного Григория и оказал на него большое влияние. Таким образом свт. Григорий по духу был святогорец еще прежде его прихода на Святую Гору. Он сам в своих трудах вспоминает о свт. Феолипте. «Об этом Феолипте, предстоятеле Филадельфийском, ты слышал, более того через него как светильник просвещался мир».
 
Основы духовной жизни на святой Горе Афон
 
Во всех вопросах требуются определенные условия и законны подвиг, борьба для того, чтобы достичь какого-то результата. Невозможно исследовать научные познания какого-то исследователя, если не будут при этом исследованы те центры в которых он обучался и трудился, но также и способ и метод его деятельности. Тоже самое необходимо предпринять и в нашем случае. Свт. Григорий Палама не может исследоваться и рассматриваться как некий ученый богослов, но как богослов опыта. Поэтому необходимо изучить современную святогорскую традицию исихии. Свт. Филофей Коккин, авторитетный биограф свт. Григория Паламы, нам дает достаточно много материала по вопросу, который мы рассмотрим далее. Тот кто стремиться стать монахом на Святой Горе, то ему следует избрать духовного отца, которому следует оказывать совершенное послушание и без рассуждения. В данном случае речь идет об очищении ума от помыслов и приражений, для того чтобы преобразить страстную часть души послушника и всецело обратиться к Богу. Духовный опыт духовного руководителя и лишенное рассуждения послушание со стороны послушника является необходимым условием для его посвящения в таинство духовной жизни. Этим путем следовал свт. Григорий Палама. Согласно свт. Филофею Коккину, святитель Григорий избрал в качестве своего духовного руководителя монаха Никодима и «он посещал благородного мужа, дивного в делании и созерцании»., который торжественно празднуется как святой со всеми почти что монахами Святой Горы. Свт. Григорий «отдал себя под начало и вскоре принял от него пострижение». Через обеты и отречения от мира он стал «изумителен» «и словом и делом, и в умном созерцании». Отречение, совершенное послушание, соблюдение обетов, которые он дал во время монашеского пострига, были необходимыми условиями его духовного восхождения к созерцанию Света, через очищение и просвещение ума. Свт. Григорий Палама упоминает и о исповеднике Никифоре, который получил воспитание в Италии, но поскольку он осудил нечестивые латинские догматы, он пришел в Православную Церковь. Он пришел на Святую Гору, где «проводит строжайшую жизнь, то есть монашескую», он воспринял от выдающихся Отцов через послушание им и руководство «опыт безмолвия» , и он стал началовождем для тех, кто «в мысленном мире готовится к брани с духами злобы». Никифор составил сборник святоотеческих учений и предлагал его при особых случаях, с тем чтобы новички, которые не могли сдерживать «волнение ума», частично бы сдерживали и стесняли «многоподвижность воображения» ума. Речь идет о его творении «О трезвении хранении сердца»2, которое «преизбыточествует неслучайной пользой». Во введении, кто желает, они побуждаются к тому, чтобы приобретать духовный опыт общения с Богом, чтобы обрести сокровище в своих сердцах, чтобы восприять пренебесный огонь в чувстве сердца и достичь божественного светоявления. Потом, он предлагает тексты Отцов, которые говорят об умной молитве. И в завершении им описывается метод с помощью которого ум вводится «в сердечную область». С помощью молитвы «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий», которая совершается подходящим образом, как пишет Никифор, «и через это открывается и вход в сердце, как я тебе писал, вне всякого сомнения, поскольку мы познали это опытом». И с помощью этого открытия сердца вв него входит целый сонм добродетелей. Значение и образ совершения умной молитвы подтверждается личным опытом, и она не является теоретический, воображаемой жизнью. На Святом Афоне пр. Никифор учредил «начальную школу», в которой были преданные ученики и для которых было адресованы его богословское завещание. Учение Никифора исихаста оказало влияние не только на монахов его времени, но и на последующую традицию филокалии и трезвения. Его труд основанный на опыте, который сохраняется в Филокалии (Добротолюбии) предопределил жизнь последующих поколений. Прп. Никодим Святогорец пишет в своем введении, что «Никифор, преподобнейший отец наш...наставник и тайноводитель на пути к высшей аскетической философии, среди его учеников был и свт. Григорий Фессалоникийский». Свт. Григорий Палама воспринял метод прп. Никифора. У меня создалось впечатление, что он воспринял не только это дело, но и то, о чем он пишет в своем труде «В защиту священно-безмолвствующих», о возвращении ума в сердце, об общих энергиях души и тела, о достоинстве тела в традиции исихазма, видении нетварного Света, что в свою очередь является самым широким анализом того, чему он обучился у своих духовных отцов, Феолипта Филадельфийского, прп. Никодима и Никифору уединенника. В действительности же свт. Григорий богословски разъяснил суть и метод исихазма в согласии с учением Отцов, и оно было признано соборно. Имеется подтверждение, как оказалось, как оказалось, и в биографии свт. Филофея Коккина тому, что свт. Григорий Палама приобрел и свой собственный опыт в умной молитве и зрении божественного Света, который отождествлен с опытом прп. Никифора. А поэтому то он и подтвердил этот опыт богословски, отвергая противоположное учение Варлаама. Свт. Григорий, после кончины его духовного отца Никодима, удалился в пустыню Святой Горы и всецело предался жизни в безмолвии. Думаю, что в слово, которое он написал в честь прп. Петра Афонского, которое было первым написанным им трудом, он описал опыты его собственной жизни, которые он пережил на Святой Горе и, конечно же, в пустыни. Естественно, что когда кто-то комментирует какое-то событие, то он выражает свой личный глубокий опыт. А читая это слово, ощущаешь, что слово свт. Григорий Палама пишет собственную биографию, о любви к Святой Горе, о подвижничестве и безмолвии в пустыни, о возвращении ума в сердце, о райской жизни в пустыни, о тех искушениях, которые он испытал и о многом ином. То, что высказывает сам свт. Григорий и что является преимущественно его опытом, так это то , что он описывает о возвращении ума в внутрь человека, от блуждания к способности восприятия, ум который видит « происходящее с личностью (как) ниспадшую во многие блуждания». Эта мозоль, которая препятствует вхождению ума в сердце, изгоняется скорбью, после чего подвижник обретает мир и познание Бога.
 
Таинства и исихазм
 
Монах святогорец органично вписывается в жизнь священной обители или монашеской общины, в данном случае именно для того, чтобы достичь обожения, потому что оно является целью монашеской жизни. Повседневная монастырская жизнь имеет многочасовые службы, или непрестанную молитву, или изучение Священного Писания и святоотеческих творений, а также ежедневного участие в Божественной литургии. Таким образом происходит развитие духовной жизни. Этим то путем следовал и свт. Григорий Палама, который участвовал в Божественной литургии и проводил жизнь в исихии. Он не превозносил чрезмерно Божественную Евхаристию над жизнью в безмолвии, как это делали про западно мыслящие, он также не превозносил чрезмерно жизнь в безмолвии над Божественной литургией, как делал это мессалиане. Весьма показательным является описание, которое делает свт. Филофей Коккин, жизни свт. Григория Паламы, когда он был игуменом священной обители Эфсигмен на Святой Горе и при этом он совершал богослужебные последования в храме, Таинство Божественной Евхаристии и осуществлял духовное руководство братией. О его участии в богослужении и в Божественной литургии Филофей Коккин пишет: «А о том рачении, о тех неусыпных заботах, которые он прилагал всегда и всячески о благолепии храма — как в рассуждении прислуживающих в храме и поющих там и добротолюбии, о таинственных и преестественных и высочайших священнодействиях и процессиях, также о благоукрашении священного алтаря, попечении о совершаемых богослужениях священниками и восхождении туда, где только он зрит совершает божественное и таинственное преестественное причащение,, что можно сказать?» Совершение Божественной Литургии в таком состоянии, что он вдохновлял сослужащих ему и даже когда они только на него взирали, было следствием и плодом жизни в исихии и умной молитвы, в которой он подвизался, но и опыта боговидения, которого он также был удостоен и который он познал. Параллельно он наставлял монахов. Свт. Филофей Коккин пишет: «О постоянных и разнообразных беседах и наставлениях, этом неудержимом потоке слова,...что следовало бы сказать?» Учение, которое является плодом Святого Духа, «неудержимый поток слова», имеет непосредственную связь с внутренней жизнью, поскольку святитель восприял благодатный дар преображения ннравственного слова в богословское слово, что является плодом молитвы и общения с Богом. Верное совершение богослужения и Божественной литургии, православное учение — они являются результатом исихастской жизни, которой живет в своей келлии ммона но и на протяжении всего дня и ночи. Его стремление отделить ум от его отождествления с разумом, страсти от окружения и возвратиться в сердце, становилось весьма очевидным и явным во время совершения Божественной Евхаристии, которую он совершал в духе трезвения и тайноводства. Эта жизнь, которой жили на Святой Горе изображена во многих его творения. Если кто-нибудь станет читать какое-то его творение, то он сразу же поймет святогорский дух и что в нем отображается его биография. Мы приведем на память три примера. Первым является вторая гомилия свт. Григория на Вход во храм Богоматери и описание в нем жизни Пресвятой Девы во Святая Святых, который им представлен как прообрааз исихазма, а в действительности он богословски описывает свой собственный опыт жизни в безмолвии. Думаю, что это также часть автобиографии самого свт. Григория Паламы и здесь показывается то, как жили в пустыни Святой Горы. Человек состоит из ума и чувств и между ними двумя имеется воображение, слава и мышление. Эти три (воображение, слава и мышление) связаны чувством и являются неразумными силами души. Сочетание человека с Богом совершается не чувством, воображением, славой или мышление, но только умом. Посему следует очищать ум, необходимо его задействовать так, чтобы он был прославлен Светом. Это задействование совершается с помощью безмолвия чувств. Необходимо прежде всего позаботиться о предании забвению всего, что долу, отложить мысли и посвятить себя горнему. Тогда ум сосредотачивается, соединяется воедино при обращении к самому себе с помощью внимании и непрестанной божественной молитвы, посему и «он видит славу Божию и созерцает божественную благодать». Второй пример относится к труду святителя Григори который имеет название «О священно-безмолвствующих», известные еще как Триады, в котором действительно указывается на триаду шествия по пути духовной жизни, то есть очищения посредством подвига, просвещение через молитву, и обожение через созерцание нетварного Света. Это и составляет содержание двух первых Триад, но третью Триаду. Одновременно в этом труде свт. Григорий указывает на западный образ монашеского жительства, который не опирается на этот описанный нами святоотеческий метод, и западное монашество вместо исихастского опыта основывается на философии, рассуждении, логичности и морали. Третий пример — это комментарии различных мест из Священного Писания и Святых Отцов, которые делает свт. Григорий Палама на основе того опыта, который им был приобретен на Святой Горе и благодаря жизненному опыту святогорских Отцов. Об этом в особенно необходимо молиться ученым мужам. В качестве примера я привожу истолковательный анализ притчи Христа о мытаре и фарисее (Лук. 18, 10-14), как образ исихаста, блудного сына из известной притчи Христа (Лук. 15, 11-32) как ума, который покидает сердце,а затем в него возвращается в него и субботствует и входит в покой, согласно слову апостола Павла (Евр. 4, 9-11) как переживающий священное безмолвие-исихию. Существует также некая весьма удивительная связь между исихастской и литургической жизнью, которая просматривается в толковании Евангельского зачал Второй Недели Великого поста, когда свт. Григорий дает толкование на исцеление парализованного в Капернауме. В том, что написано об этом единстве становится вполне очевидным существование огромной связи, которая имеется между священным безмолвием-исихией, богослужением и святоотеческими творениями. Единство Церкви основывается не только на Божественной литургии, но и на священном безмолвии-исихии и Священном писании — святоотеческих творениях и этот то составляет святогорскую жизнь.
 
Догмат — плод деятельного подвижничества и созерцания
 
Догмат не является стремлением и попыткой Отцов возвысить простую веру первых христиан до философии, и он не является плодом философского размышления, но плодом опыта. Опыт в Боге, который обретают святые, излагается в терминах их эпохи, времени, например для противостояния еретикам и вести верующих. Святогорцы не рассуждают, не вмешиваются в догматические вопросы, но являются причастниками нетварной очищающей, просвещающей и обоготворяющей энергии Бога, а посему их богословие не является философским рассуждением, но рассказом, повестью. То есть те, которые обладают опытом, то они повествуют, рассказывают о том, что видели, слышали и переживали. С этим мы встречаемся и у святогорских отцов, которые говорят с достаточной простотой о высоких богословских вопросах. Борьба свт. Григория за догматы веры утверждается на переживании тревенно-исихастской традиции, с которой он встретился и которой он жил на Святой горе. Он не говорит от рассудка, но из опыта. Естественно, он знал и философию Аристотеля, но в конечном итоге, он говорил из своего опыта, и с помощью этого опыта комментировал Священное Писание и творения Святых Отцов. Мы увидим два конкретных признака, относящиеся к данной тематике. Первым является то, что он пишет о Святом Духе, противостоя учению Запада о Filioque,в первый период своей борьбы с ересями. Важным является то, что в своей борьбе с западным мышлением свт. Григорий противопоставил свое опытное богопознание. Он учил, что мы знаем энергии Святого Духа, а главным образом энергии Святой Троицы, однако же, мы не знаем Его сущность (ουσία). Это не является вопросом логическим и философско-воображаемым, но чисто опытным. Сообразно боговидению, боговидец зрит Святого Духа исходящего от Отца и посылаемого через Сына, и что он сам является причастным Божественным энергиям, которые пронизывают личности. Второй вопрос относился к причастности нетварной Божественной благодати, который был противопоставлен учению Западной церкви о actus purus. Варлаам, следуя западной традиции, отождествлял нетварную Божественную энергию с Божественной сущностью, и поставлял тварные энергии в связях Бога с миром и человеком. Это извратило все богословие Церкви о Боге и спасении человека. Философствующий философ может прийти к заключению с такими выводами ради сохранения «превосходства» Бога. Однако, свт. Григорий Палама знал, исходя из опыта, что человек во время просвещения и боговидения не причастен, якобы, тварным энергиям, но нетварным энергиям Бога. И эта два вопроса нашли свой ответ у свт. Григория Паламы в его опытном богословии, которым он жил сам на Святой Горе. Итак, нам следует обратить внимание на различие между боговидением и рассуждением. Характерным является отрывок из сочинения свт. Григория Паламы, в котором он ведет разговор об этом важном вопросе. Он пишет: «Созерцание является плодом выздоровления, которое» Этот отрывок из творения свт. Григория очень важен, потому что указывает на различие между варлаамитским богословием и православным богословием. Это слово является трудом, который в большей степени анализирует его первую гомилию на Введение во храм Богоматери, которую он составил во время своей подвижнической жизни на Святой Горе. Эта же вторая гомилия на Введение богоматери, несомненно, была написана после первых его бесед с Варлаамом, и , что вероятно, ее писатель должен был быть в то время в монастыре, находившимся в Константинополе, в котором он проживал. Свт. Григорий вводит различие между созерцанием Бога, зрением нетварного Света, которое является плодом «возрастания в безмолвии», от «рассудочных аналогий причин и зримого». Наши аналогии проделвыаемые рассуждения поминают западный взгляд на откровение, что существует аналогия между миром и Богом, что мир является отображением, копией не рожденных идей (известное как analogia entis) и, что Бог открывается в Самом Себе, или с помощью разума, который является благороднейшей частью души, которая является отображением идей (голосов, рассудка), либо при созерцании мира () и это имеет место в философии-метафизике (аналогия). Однако православное богословие является плодом откровения Божия при созерцании нетварого Света, которое происходит в просвещенном уме, который в свою очередь разрешен от господства рассудка и окружающего мира. В результате авторитетность этой опытной жизни, ее необходимость была официально закреплена соборно, а исихазм был признан в качестве метода познания Бога. Но также и этим двум важным вопросам (Filioque и actus purus) было оказано противодействие на VIII и IX Вселенских соборах. По этой причине необходимо указывать на важность и достоинство этих двух Вселенских соборов.
 
Пастырская деятельность
 
Свт. Григорий Палама после своего избрание епископом Фессалоники, вел пастырскую деятельность, и как мы видим, она преимущественно выражалась в его гомилиях. Речь идет о пастырской деятельности, которая присуща святогорцам, и ей и сегодня занимаются святогорские Отцы. Очень важно то, каким образом свт. Григорий вошел в Фессалоники после его избрания и очищения города от зилотов. Это нам напоминает святогорские процессии с иконами, псалмами и молитвами, с учением о мире. Его основным служением было, как и всякого епископа, совершение Божественной литургии и священных церковных богослужебных последований. В чем мы убеждаемся в многочисленных его беседах-гомилиях, которые он произносил во время совершения Божественной литургии на Господские праздники, на память святых, а также и при совершении других богослужений. Свт. Филофей Коккин свидетельствует о том, что многочисленные слушатели великолепные праздники и собрания, священные процессии и литании, его слова и наставления охарактеризовали как «глас Божий и глаголы жизни». Проповедь говорилась с невероятной присущей ему энергичностью. Свт. Григорий, согласно свт. Филофею Коккину, он отличался «невероятной ревностью и жертвенностью», «он говорит и произносит речи народу и учит в Церкви». Он также наставлял либо публично, либо частным образом, как он сам об этом и пишет: «тоже говорит общедоступно или же многим, или немногим, а когда же с каждым ведет разговоры и беседы». Все изумлялись «красоте слова, многообразию и рассудительности и высоте и необычности этих божественных глаголам и смыслам». Содержание его слова было такого, что им подавалось исцеление людям. Каждое слово, беседа и разговор «были самым непосредственным назиданием для души и исправлением нравов, и потреблением греха, и учением о добродетели и философией о всяком благе». Его гомилия и сила его слова вызывали сладчайшее умиление, в то врем как души преисполнялись мира и в них входили словно «елей и мед». Такое впечатление производили его слова, так что все понуждали один другого, не желавшего или желавшего, слушать его и взирать на него, словно тот пришел ради этого впервые. В своих гомилиях он связывал Христа со святыми, Церковь с обществом, догмат веры с нравственностью, богословие с молитвой, делание с созерцанием, Таинства с подвигом, богослужение с проповедью, семейную жизнь с аскетической жизнью. Свт. Григорий оказал благоприятное воздействие на свою паству, и даже при совершении чудес. Согласно свт. Филофей, множество людей подле его ног буквально сбрасывали с себя недуги, болезни и становились здоровыми. В итоге все на него смотрели «как на одного из древних богоносцев и апостольских мужей и учителей» и это побуждало их ежедневно взрастать у них любви и теплой веры к нему. В конце концов, свт. Григорий действовал как опытный богослов, как замечательный святогорский Отец.
 
Заключение
 
Свт. Григорий Палама своей жизнью и своим учением выражает жизнь Святой Горы, которая воспитала множество боговидцев, мучеников и святых. Сам свт. Григорий является также плодом Святой Горы, но ее богословом, которая его воспитала и его богословски изъясняет, комментирует. Естественно, то что я говорю, это не означает, что я считаю Святую Гору чем-то чуждым Церкви, вовсе нет. Она является святейшей областью Церкви, священным алтарем Православной Церкви. Все те труды, которые были им написаны, они не только представляют богословскую и опытную жизнь Святой Горы, но, одновременно, они также являются и его автобиографией как святогорского монаха и богослова. Я считаю свт. Григория за святогорца, который стоит среди многих святогорцев, которые преуспели и преуспевают в духовной жизни на Святой горе, обладая великим божественным опытом, имеют широкий ум и мужественный характер. В последнее время пишется и говориться, что в наше время у нас представлено множество богословских тенденций, направлений, которые выражают собой разные традиции, которые соответствуют одной из сторон истины, но в конечном итоге необходимо их синтезировать. Это создает ощущение того, что мы пытаемся искать истину и что необходимо найти подходящую личность для осуществления этого синтеза. Однако я полагаю, что те, которые ищут синтеза , им не следует возлагать надежды на будущее, потому что этот синтез свершился в личности и там находится, творении и учении свт. Григория Паламы, который является актуальным по своему учению, подавая ответ как схоластике, так и морализму. Святитель выражает жизнь Церкви, то как она сформировалась на Святой Горе и какую может выстроить всякий на Святой Горе и сегодня, но если он имеет смиренное расположение, вдохновение, молитву, доброе чувство и действительный поиск. Тот же, кто комментирует свт. Григория Паламу вне рамок этой святогорской жизни, тот абсолютно несправедлив. Святая Гора и сегодня является живым обществом пророческой, апостольской и святоотеческой жизни, то есть является «училищем» православного богословия и дожидается учеников для того, чтобы их обучать таинствам Царствия Божия.
Перевод «Православного Апологета» 2013г.
1Κεφ'αλαια, 7
2Περί νήψεως καί φυλακής τῆς καρδίας
Просмотров: 453 | Добавил: Степанович | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: