Четверг, 29.06.2017, 01:37 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход
Главная » 2016 » Июнь » 27 » Гимны афонского старца Иосифа Исихаста. О смерти.
09:15
Гимны афонского старца Иосифа Исихаста. О смерти.

Гимны афонского старца Иосифа Исихаста. О смерти.

С радостью публикуем гимны афонского старца Иосифа Исихаста. Это, пожалуй, заключительная часть его наследия.  Наконец и она переведена. Как свт. Феофан Затворник много лет готовился, но так и не взялся за перевод гимнов Симеона Нового Богослова, так и гимны старца Иосифа долго ждали своего переводчика. 

 

Хочется сказать несколько слов о переводе. Замечательный перевод афонита Олега Родионова, сохраняющий в себе метрику кафаревусы (сложный почти древний язык, на котором писал старец) как нельзя лучше передает дух произведения. Мы публиковали на портале множество переводов покойного Сергея Сергеевича Аверинцева.  Теперь можно с увереностью сказать, что у него есть достойный ученик и продолжатель. - Афон

 

О смерти


Коль ты, о мой возлюбленный, о смерти вопрошаешь,

Немного расскажу тебе твоей же ради пользы.

Послушай со вниманием, с благоговеньем Божьим,

Чтоб плод стяжать спасения, которого ты ищешь.


Возлюбленный! Смерть такова: наполненная страхом,

Она горька и холодна, полна лишь отвращенья,

Она от Бога нам дана за преслушанье наше

И дозволенье есть у ней карать нас в наказанье.


И не щадит она царей, стратигов не боится,

И храбрецы ей не страшны ― кто сможет с ней сразиться?!

Богатым смерть не ублажить, дары и честь ― ничто ей,

Но словно тать грядет она и всех в свой час находит.


Нет к нищим состраданья в ней, сирот не пожалеет,

Вдовицам не сочувствует и не щадит младенцев.

Не важно смерти, кто пред ней ― юнец или девица,

Ей всё равно, старик седой иль старица пред нею,

Но как приходит приговор ― так долг велит отдать ей.

 

Монахи не в чести у ней, равно не чтит монахинь,

Ей дела нет, кто перед ней ― священник иль епископ,

Святой ли, праведный стоит иль преподобный инок

Она стрелой пронзает всех, в нее ж попасть не могут.


Итак, если из смертных кто не согрешать желает.
Тот во все дни свои пускай о смерти поминает ―
И радости исполнится, когда ее увидит

Ведь умереть всем предстоит равно и неизбежно

Но праведников смерть ничуть уж устрашить не может.


Они готовы и ее всечасно ожидают,
И чают с горечью мирской навеки распроститься

И если кто желает прочь от мира удалиться

Пусть ко гробам пойдет и там пусть постоит немного.


Там он услышит мертвых речь, безмолвное вещанье

Костей бездушных, что давно спят крепким сном б могиле.

Так тотчас мудрым станет тот, кто меж гробов походит,

Красотам мира он с тех пор совсем внимать не будет.

 

Там он увидит и царей, и воевод умерших,

Которых из солдат никто узнать уже не в силах,

Увидит там и богачей, имевших миллионы, 

Они от нищих и рабов теперь неотличимы.

 

Нет места там ни мужеству, ни славе, ни богатству,

И будь ты самый слабый здесь, там равен оным будешь.

Вот так всех укрощает смерть: и немощных, и храбрых

Почтенных, знатных, мудрых, и смиренных, и негодных.

 

И только смерть ― она одна! ― нам ясно показует,

Сколь тело наше, брат, мало, когда во гроб кладется.

Смерть равно попирает всех, будь кто высок иль молод,

Младенцев, юношей, и всех, кто старости достигнул.

 

Итак, что пользы в красоте телесной человеку?
Во множестве имений и в любом людском богатстве?
Цветешь ― засохнешь, бел лицом ―
внезапно почернеешь,

А тот, кто разговаривал, окажется безгласным.


Ты червь ― и потому опять к червям вернуться должен.
Увы! Зловоннейший навоз ― о горе! ― это тело.
И братья, и родители, и сродники, и други
Как узрят ― отвращаются, сносить не в силах смрада.


Итак, где украшения? Где наслажденья? Роскошь?

Ведь этому всему конец, когда достиг ты гроба.

Положен смертию предел всем нашим дням отныне,

И наше тело бренное теперь землею станет.


Познав сие, не забывай, и плачь на всякий день твой,

Чтоб не сойти тебе во ад, где мрак царит вечерний.

Ибо тогда, о душенька, увы тебе и горе!

Что столь ленива ты была, ни в чем не преуспела.


Как встретишь смерть, смиренная, когда она приидет,

Серпом грозя тебе своим и возвещая жатву?

Когда протянет смерть тебе питье внутри стакана ―

Питье горчайшее сие, напиток хладный, скверный,

Так что всего тебя тотчас охватит страх и трепет;


И к сродникам взываешь ты, моля об утешенье,

Протягиваешь руки, смерть повременить ты просишь,

И, очи обратив горе, объят оцепененьем,

Ты молишь ангелов, чтоб здесь тебе остаться дольше.


Никто не милует тебя, никто тебя не слышит,

И принуждает смерть тебя принять ее напиток.

А только чашу пригубишь, как весь похолодеешь,

Остынет кровь, проступит пот, закоченеет тело.


Какая боль, какая скорбь, борение какое,
Душа моя, увы, тебя в час оный обступают!
Не знаешь ты, куда пойдешь и что с тобою будет.

Ты в путь неведомый идешь: кого в пути том встретишь?

 

Мытарства должен ты пройти, бесовские отряды,

И если будешь не готов, вспять обратят тотчас же,

Повергнут в мрак и сделают тебя своим клевретом:

Ведь ты не позаботился о будущем при жизни.


А если превозможешь всё, сочтен достойным будешь,

То со Христом ты встретишься и вместе с Ним отыдешь,

И удивятся ангелы ― ведь ты блаженным станешь ―

И с беспредельной радостью прославят они Бога.


И впредь во веки вечные ты будешь наслаждаться

Лицем Создавшего тебя ― Творца всего творенья.

 

+

Аминь.

Просмотров: 135 | Добавил: Степанович | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: