Среда, 14.11.2018, 15:29 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход
Главная » 2013 » Июнь » 5 » Греция ведет себя не как коллектив, ей не хватает монашеского чутья
08:50
Греция ведет себя не как коллектив, ей не хватает монашеского чутья
Греция ведет себя не как коллектив, ей не хватает монашеского чутья
 
Исократ: Демократия Уничтожает сама себя, потому что злоупотребляет правом на свободу и равенство.
 
Продолжаем публиковать посвященные Афону главы из книги Майкла Льюиса «Бумеранг». Написанная всего несколько месяцев назад книга «Бумеранг» уже стала бестселлером. Чтобы разобраться в кризисе автор решил использовать нестадартный подход: он просто взял - и поехал на Афон. - Святая Гора Афон Страна людей, которые винят кого угодно, но только не себя! В Греции в парламенте страны об
суждали и выносили на голосование законопроект о повы
шении пенсионного возраста и сокращении государствен
ных пенсий и других привилегий госсектора. («Я полностью
поддерживаю идею сократить число бюджетников, гово
рил мне эксперт из МВФ. ― Но как сокращать число, ко
торого не знаешь?»)
Премьер-министр Папандреу пред
ставил этот законопроект не как собственную идею а как безоговорочное требование МВФ. Судя по всему, это делалось с целью заставить греков, которые никогда не пойдут на жертвы из внутренних побуждений, прислушаться к призывам извне. То есть они фактически уже не хотят сохранять приличия.
Тысячи и тысячи госслужащих вышли на улицы в знак протеста против законопроекта. Вот как выглядит греческая версия «Чаепития»: налоговики-взяточники; учителя государственных школ, которые ничему не учат; высокооплачиваемые работники обанкротившихся государственных железных дорог, на которых поезда никогда не приходят вовремя; работники государственных больниц, берущие взятки за приобретение медицинских товаров по завышенным ценам.
Вот они, а вот мы: страна людей, которые винят кого угодно, но только не себя. Греческие бюджетники объединяются в отряды по типу армейских взводов. В середине «взвода» ― два-три ряда молодых людей, вооруженных дубинками в виде флагштоков. С поясов свисают лыжные очки и противогазы, позволяющие не покидать поле боя при неизбежном применении слезоточивого газа. «Заместитель премьер-министра сказал нам, что они жаждут как минимум одной смерти, ― сообщил мне один из известных бывших министров Греции. ― Они хотят крови».
Когда двумя месяцами раньше, 5 мая, начались марши протеста, толпа дала понять, на что способна. Увидев работающих в отделении одного банка сотрудников, юнцы забросали их бутылками с зажигательной смесью и плеснули бензина, перекрыв выход. Большинство сотрудников выбрались через крышу, но во время пожара погибли три человека, включая молодую женщину на четвертом месяце беременности.
Покаони умирали, греки на улицах кричали, что так им и надо ― нечего было выходить на работу. Эти события происходили на глазах у греческих полицейских, но они никого не арестовали.
Как и в другие дни, участники протеста буквально парализуют страну. Авиадиспетчеры устраивают забастовку и закрывают аэропорт. В порту Пирей толпа не дает пассажирам круизного лайнера сойти на берег за покупками. В разгар туристического сезона они блокируют свою страну, так отчаянно нуждающуюся в притоке иностранной валюты.
Любому сотруднику частных предприятий, не поддержавшему забастовку солидарности и вышедшему на работу, грозит опасность. Все магазины и рестораны в Афинах закрыты; закрыт также Акрополь.
Группа лидеров собирается посреди широкого бульвара в нескольких метрах от уничтоженного огнем отделения банка. Поджигать банк при данных обстоятельствах было верхом жестокости. Если бы в мире царила справедливость, греческие банкиры вышли бы на улицы с протестом против представлений обычного греческого гражданина о нравственности. Мраморное крыльцо другого банка превратилось в печальное место поклонения: мягкие игрушки для неродившегося ребенка, несколько фотографий монахов, табличка с высказыванием древнего оратора Исократа: «Демократия Уничтожает сама себя, потому что злоупотребляет правом на свободу и равенство. Потому что учит граждан воспринимать наглость как право, беззаконие как свободу, оскорбительную речь как равенство, а анархию как прогресс». На другой стороне улицы выстроилась фаланга полицейских с сомкнутыми, как у спартанцев, щитами. За ними зданиепарламента, внутри которого предположительно разгорелись яростные дебаты, хотя происходящее там остается тайной за семью печатями, поскольку греческие журналисты тоже бастуют.
Толпа начинает скандировать и двигаться в сторону находящейся в явном меньшинстве полиции: полицейские застывают в полной боеготовности. Наступает один из тех моментов, когда ждать можно чего угодно. По сути, вопрос лишь в том, откуда ждать подвоха.
Такое же ощущение складывается и на финансовых рынках. Вопрос, на который все ждут ответа: объявит ли Греция дефолт? Существует точка зрения, согласно которой у греков нет выбора: те меры, которые принимает правительство для снижения расходов и увеличения доходов, ведут к оттоку из страны остатков производительной экономики. В Болгарии налоги ниже, в Румынии работники менее привередливы.
Но есть и другой, более интересный вопрос: даже если эти люди теоретически смогут выплатить долги, жить по средствам и вернуть добрую репутацию в Евросоюзе, есть ли у них для этого внутренние ресурсы? Или они настолько потеряли способность ощущать связь с миром за пределами своих мирков, что готовы просто отказаться от обязательств? На первый взгляд, объявить дефолт по долговым обязательствам и самоустраниться было бы безумием: все греческие банки мгновенно обанкротятся, страна не сможет платить за многие импортируемые товары первой необходимости (например, нефть), и правительство будет наказано на долгие годы высокими процентными ставками, если ему позволят снова брать кредиты. Но Греция ведет себя не как коллектив; ей не хватает монашеского чутья.
Просмотров: 349 | Добавил: Степанович | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: