Суббота, 17.11.2018, 00:17 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход
Главная » 2014 » Февраль » 19 » Испытывай всякий помысел: действительно ли он от Бога или от демонов.
20:09
Испытывай всякий помысел: действительно ли он от Бога или от демонов.

Испытывай всякий помысел: 

действительно ли он от Бога или от демонов.

О том, как посредством умной молитвы с умилением испытывать всякое видение и всякий помысл, которые, как кажется, от Бога: действительно ли они от Бога или от демонов.

Благослови, отче

Один человек, возлюбленный, дает тебе золотую или серебряную монету, на которой изображен царь и его надписание, и по внешнему виду она кажется подобной другим царским золотым монетам. Но ты не знаешь, из натурального ли золота эта монета внутри или нет. Но если ты испытаешь эту монету тем способом, каким испытывают золотые монеты, тогда поймешь, натуральная ли она изнутри, как представляется снаружи, или нет. Так ты узнаешь, поддельная ли монета или настоящая. Если ты не можешь испытать монету, потому что не обладаешь таким опытом, то показываешь ее другому человеку, о котором знаешь, что он опытен в этом и специалист, чтобы он исследовал ее и потом сказал тебе, поддельная эта монета или настоящая. Но если ты показываешь ее человеку неопытному, который, как и ты, не разбирается в этом, то помысл твой не будет иметь мира. Но если ты все же поверишь ему, поверишь в то, что он ошибочно скажет тебе про монету, что она настоящая, а она не будет таковой, и поддельную монету оставишь у себя, то по его вине еще потерпишь и вред вместо пользы.

Так пусть будет и у тебя, смиренный, очень скрупулезное духовное испытание видений (о котором ты услышишь впоследствии), которые иногда видит твоя душа и которые кажутся от Бога, но ты не ведаешь, поистине ли они от Бога или от демонов. По этой причине помысл твой ввергается в великую брань и сильное сомнение, и ты сомневаешься и думаешь, что видение это может быть от демонов. Потому что у малых демонов в обычае, увидев тщеславного человека, показывать ему видения, якобы от Бога, чтобы легко увлечь его, ввергнуть в страшнейший лабиринт неисцельной прелести и своей разнообразнейшей злобы. Это произойдет с ним, если он примет эти видения, которые ему показывают, как видения от Бога, не подвергая их строгому исследованию и веря вседушно и без рассуждения, что они даны Богом за его преуспеяние.

Но ты, возлюбленный мой, когда видишь подобное видение, не позволяй ему тут же и без всяких подозрений войти в твою душу и не принимай его в сердце с удовольствием и беззаботно, вседушно веря в то, что оно от Бога. Не принимай, доколе не подвергнешь его безошибочной и чистой проверке посредством умной молитвы с умилением или пока не представишь его некоему духоносному отцу, живущему в богоугодном делании, о котором ты знаешь, что он опытен в этом и может разрешить твое недоумение и освободить тебя от сомнений с помощью того опыта, который он приобрел и узнал благодаря своему деланию. Если ты не принимаешь сразу явившегося тебе видения, пока не испытаешь его в точности, знай, что если даже оно от Бога, то ты не совершаешь никакого греха, потому что боишься, как бы оно не было диавольским покушением или прелестью. Об этом говорит и блаженный Апостол: Возлюбленные! не всякому духу верьте, но испытывайте духов [1]. Потому что часто видения, которые представляются приходящими от Бога, бывают от демонов. Так и некоторые люди снаружи кажутся святыми, а внутри хуже демонов. Обличая их коварство, Спаситель говорит: Горе вам, лицемеры [2]. Демоны поступают так для того, чтобы ты открыл им свободный и беспрепятственный вход в свой город, то есть в свою душу. И тогда, войдя в твою душу с этим коварством и став туда своей ногой, то есть удержав сначала за собой и пленив душевные намерения, потом с легкостью пленяют и телесные твои намерения. Потому что тогда они тотчас снимают с себя обличие овец и показывают душе свой волчий образ и свирепость, стараясь осквернить и сердце своей скверной похотью. Также они стараются ввергнуть тебя и в явно диавольские дела, которых, если бы видение было от Бога, ты никогда бы не сотворил.

Слово пятнадцатое. О том, как посредством умной молитвы с умилением испытывать всякое видение и всякий помысл, которые, как кажется, от Бога: действительно ли они от Бога или от демонов.

Эта духовная проба, которой ты проверишь свои видения, пусть происходит следующим образом. Если в тот день, в который было тебе видение, ты находишься в духовном спокойствии и в великом покое от страстей, также и спокойный твой помысл находится в крайней тишине от супротивных волн, которые всегда пытаются поколебать его, сердце пребывает в невозмутимом состоянии, и от каждого духовного слова все умиляется в тот день самопроизвольно и легко, и приходит в особенное умиление, когда твоей мысли представляется явившееся тебе видение,- если, говорю, это происходит с тобой и ты видишь себя в таком или подобном состоянии, знай, что явившееся тебе видение от Бога, и более совершенно в том не сомневайся. Если же после видения ничего из этого само собой с тобой не происходит, чем было бы явлено, что это видение от Бога, и посему у тебя есть сомнения и подозрения, от Бога ли или от демонов это видение, тогда, возлюбленный, сделай следующую пробу.

Собери все внимание своего ума в глубине сердечной и молись оттуда, из глубины себя, умно, произнося молитву "Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя". Ничего иного не говори и не позволяй своей мысли помышлять и исследовать или заниматься тем, что ты видел в видении. Если же мысль сама по себе уходит к явленному видению, воспрепятствуй этому и пригвозди ее к своей сердечной молитве, чтобы твоя молитва стала чистой пред Богом. И когда таким образом помолишься достаточно, с крайним благоговением пред Богом и смирением, тогда, если явившееся видение от Бога, в сердце своем ты почувствуешь некое духовное взыграние вместе с духовными слезами, и без твоей воли видение предстанет в твоей памяти. Одновременно с этим сладким, неизреченным, духовным и божественным взыгранием сердца и одновременно с этими духовными и сладкими слезами ты почувствуешь, как становится тихим, успокаивается, утихает, умиряется и упокаивается всякое твое душевное и телесное расположение. Вместе с этим тихим расположением в тот день загорается великое пламя любви Господней. Воспламеняемый этой любовью, ты издаешь в тот день (когда от этой любви Господней внезапно очень сильно воспламеняются твои внутренности) из глубины себя некий вопль к Богу, взывая к Нему великим гласом, подобно собакам, которые громко воют, когда теряют своего хозяина. Потому что тогда, проливая слезы, ты говоришь Богу скорбным, жалостливым и умилительным голосом: "Где Ты, Боже мой, Боже мой? Почему Ты не берешь меня к Себе поближе, туда, где Ты - сладкая моя Любовь? Разве Тебе не жалко меня, Боже мой, Боже мой, ведь внутренности мои воспламенились и стали подобны пламени, горящему неугасимым желанием Твоей любви, которая возгорелась во мне, полыхая как в печи? Никогда-никогда, Боже мой, не потухнет в моем сердце это горящее пламя, пока я далеко от Тебя, пока я нахожусь в долине плача этого мира. Господи, как прохлаждает жаждущего путника одно лишь воспоминание о прохладной воде, когда ее нет у него! Господи, она не доставляет ему прохладу, а распаляет жажду еще больше. Так и теперь, Господи, душа моя, сильно возжаждавшая Тебя, не получает прохлады от воспоминания Тебя и от Твоих видений, но ею овладевает бoльшая жажда, когда Ты, сладкий мой Иисусе, не берешь меня туда, где Ты - прохладный источник, дарующий прохладу моей жаждущей душе.

Что бывает, Господи, с сыном, находящимся на дальней чужбине, любящим отца, мать, братьев и сестер, свою родину, когда он получает письмо от своих возлюбленных родителей и сродников по плоти? Неужели, Господи, он, читая письмо, не орошает его слезами? Неужели в тот день, когда он видит в этом письме сладчайшие имена своих родителей, братьев и сестер, не горит его утроба? Неужели он, вспоминая своих сродников, не воздыхает глубоко? Неужели он не взывает из сердца с печалью, помышляя о своих друзьях и о своей родине? И если это происходит с плотским человеком, Господи, то что же тогда бывает с человеком духовным, когда Ты, Небесный Бог и Отец наш, как будто некими письмами посещаешь нашу нищую и жалкую жизнь на чужбине благодатью Своих созерцаний и видений? Потому что как только благодать этих божественных явлений некоторым неизреченным образом запечатлеется на сердце какого-либо Твоего раба, Господи, тотчас она зажигает его сердце желанием, привязанностью и эросом Твоей любви. Когда он в тот день возведет свои умные очи к Тебе, сладчайшему своему Богу и Небесному Отцу, веки служащего Тебе обжигаются теплыми слезами Твоего желания.

Но, Господи, Господи, призирая, призри свыше с небес, из святого жилища неизреченной Твоей славы, и посмотри на лицо смиренного моего сердца, как оно, уязвившись сладкой для меня стрелой духовного и божественного эроса Твоей золотой любви, от великого умиления растаяло, как воск от теплоты, с того часа, когда в нем явилось Твое божественное видение, данное ему как некое небесное письмо. Как только моя мысль развернула и прочла в душе это письмо, тотчас прилепилась к Тебе смиренная моя душа. Она возжаждала Тебя жаждой, подобной жажде, которой возжаждала душа кротчайшего Давида, священного Твоего Пророка. Ибо этот божественный Давид, Пророк Твой, Господи, душа которого так возжаждала Тебя благодаря божественным Твоим явлениям, видениям, созерцаниям и откровениям, которые Ты даровал ему по временам и в различных случаях, никогда не мог, пока жил в этом мире, утолить своей жажды по Тебе, доколе не пришел к Тебе и не стал пить прохладную и охлаждающую воду Твоего сладкого причастия и наслаждения. Посему, рыкая как лев из глубины своей души, он просил явиться лицом к лицу Тебе - живому Владыке и Богу его, ибо говорил, Господи: Имже образом желает елень на источники водныя, сице желает душа моя к Тебе, Боже. Возжада душа моя к Богу крепкому живому: когда прииду и явлюся лицу Божию? [3].

Испытывая то же самое, Господи, душа моя тает теперь от жажды по Тебе. И эта жажда, как я вижу, постепенно пожжет все мои внутренности и не покинет меня, доколе не придет ко мне тот благословенный час отшествия моего из этого мира и пока не приду я к Тебе - моему сладчайшему Владыке и Богу.

О, как желал бы я, Господи, если Ты меня любишь (в чем я убежден), чтобы произошло это со мною одним часом раньше, дабы скорее утолила в Тебе свою жажду душа моя. Аминь! Буди! Буди!".

Из этих знамений, а также из знамений подобных и сродных этим, ты понимаешь, возлюбленный, и узнаешь, от Бога ли было твое видение. Если, возлюбленный, ничего такого с тобой не произошло, несмотря на твою частую об этом молитву к Богу из глубины сердца, несмотря на то, что ты излил пред Господней благостью все свое моление и все свое смирение, знай, что видение твое от демонов. Потому что в их видениях не содержится ничего того, о чем мы говорили выше. Когда видение твое от демонов, происходят противоположные вещи. Послушай же о том, что происходит.

Бог весь благ, весь человеколюбив, милостив, милосерд, долготерпелив, чист и весь чистая Любовь. Будучи таким, Он любит, когда ты подражаешь Его качествам. То есть Бог любит, когда ты становишься добрым, человеколюбивым, милостивым, милосердным, терпеливым, чистым в самом себе и имеешь чистую любовь к ближнему. А диавол - весь злоба и лукавство. И, будучи таковым, он хочет, чтобы ему подражали в злобе и лукавстве.

Если после явившегося тебе видения ты, возлюбленный, видишь, что душа твоя все больше радуется вышеперечисленным свойствам Бога, а сердце твое в крайней тишине твоего внутреннего человека умиляется от этих качеств Божиих, знай, что видение твое от Бога. И поскольку оно от Бога, то радуется твой дух свойствам Бога, и приходит к тебе небесное желание подражать по силе своему Небесному Богу и Отцу в Его качествах. Ибо тогда тебе нравится делать то, чему радуется и чего желает твой Небесный Бог и Отец.

Если же после явившегося тебе видения не радуется свойствам Бога твоя душа, и не умиляется от них сердце, и не приходит к тебе духовное желание подражать по силе своему Небесному Богу и Отцу в Его свойствах, знай, что видение твое от демонов. И когда, если твое видение прелестное, ты с большой точностью исследуешь глубины своего душевного и телесного расположения и взвесишь их как на весах, ты увидишь, что тайно, сокровенно, очень прикровенно твое расположение склоняется к диавольским качествам и его похотениям. И все желание демона прелести заключается в том, чтобы потихоньку привести тебя к ним незаметно для тебя самого. По пословице, человек, дающий тебе воду, поливает и солому, а ты и не замечаешь того, что солома намокает. То же самое произойдет и с тобой, смиренный, если ты не будешь чрезвычайно внимательным.

Слово пятнадцатое. О том, как посредством умной молитвы с умилением испытывать всякое видение и всякий помысл, которые, как кажется, от Бога: действительно ли они от Бога или от демонов.

Так же, возлюбленный, тщательно проверяй при помощи умилительной молитвы всякий помысл, который приходит к тебе справа будто от Бога, но о котором ты с достоверностью не знаешь, от Бога ли он или от диавола. Потому что даже тогда, когда помысл посещает тебя справа от Бога, чем больше ты трешь его болью твоей сердечной молитвы, тем больше он сверкает в тебе подобно жемчужине. И чем больше ты жжешь его своей продолжительнейшей и более умилительной молитвой, которую ты из глубины себя совершаешь ко Христу, чтобы стереть его в себе, тем больше он от твоей молитвы просвещается и сияет в твоем сердце. То же самое происходит и с чистым золотом. Чем больше его натирает и плавит ювелир, тем больше оно сверкает. Если же этот помысл, пришедший справа, от демонов, то, как только он опалится пламенем твоей сердечной и сокрушенной молитвы, тотчас ты увидишь, как он покинет тебя совершенно. Если же он не сразу покинет тебя, то сила его уменьшится и постепенно он сам исчезнет навсегда.

Посему и преподобные отцы, когда их обуревал помысл справа, испытывали его священной молитвой, которая, если помысл сей был от Бога, укрепляла его, а если от диавола, уничтожала его тут же. Если же, наконец, помысл этот был от могущественного демона и не стирался в тот же час, то все же постепенно уничтожался в сердце священной сердечной молитвой.

Итак, когда ты, возлюбленный, непрестанно молишься в глубинах себя этой сердечной молитвой с умилением, ты не только не боишься демонов, ополчающихся на тебя со стороны греха тысячу раз, но не страшишься и когда эти демоны с коварством нападают на твою душу со стороны добродетели десять тысяч раз, желая с большей легкостью с этой стороны увлечь тебя в свои сети. Потому что тогда (когда ты непрестанно совершаешь умную молитву в сокровенности своего сердца) имя Христово находится в тебе и не допускает, чтобы коснулось твоего сердца или приблизилось к твоей душе какое-либо демонское лукавство. Посему говорит и Пророк: Падет от страны твоея тысяща, и тьма одесную тебе, к тебе же не приближится [4]. Богу же нашему слава, держава, хвала и великолепие ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

1 Ин. 4, 1. ^
Ср.: Мф. 23, 13 и след.; Лк. 11, 44. ^
Пс. 41, 2-3. ^
Пс. 90, 7. ^


http://lib.eparhia-saratov.ru/books/13n/n_ishiast/contemplation/19.html
Просмотров: 354 | Добавил: Степанович | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: