Пятница, 20.10.2017, 17:08 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход
Главная » 2017 » Февраль » 2 » «Я в раю был, а не в тюрьме»
20:47
«Я в раю был, а не в тюрьме»

«Я в раю был, а не в

 

тюрьме»

 

Преподобноисповедник Леонтий родился 20 марта 1884 года в посаде Тарногруд Белгорайского уезда Люблинского воеводства Холмской губернии Царства Польского, входившего в то время в состав Российской Империи. Святой был единственным и при том  поздним ребенком Фомы и Екатерины Стасевичей и в Крещении получил имя Лев. Детство мальчик провел дома, работая вместе с родителями в крестьянском хозяйстве. Впоследствии он вспоминал, что их дом часто посещали странники, которых глава семейства всегда приглашал на ночлег.

После смерти отца в 1905 году Лев стал кормильцем престарелой матери, работая писарем в суде. Но вскоре, желая послужить Богу и Церкви в священном сане, с благословения родительницы он поступил в Холмскую духовную семинарию, а по ее окончании – в Яблочинский Онуфриевский монастырь. В 1912 году настоятель обители постриг послушника Льва в мантию с именем Леонтий – в честь святителя Леонтия Ростовского. В том же году он был рукоположен во иеродиакона, в 1913-м – во иеромонаха, а в 1920-м возведен в сан игумена.
В 1922 году Патриарх Тихон назначил отца Леонтия настоятелем Спасо-Евфимиевского монастыря в городе Суздале, но наступили трудные времена. Уже через год безбожные власти закрыли обитель, приспособив ее помещения под тюрьму. Отец Леонтий перешел в суздальский храм Смоленской иконы Божией Матери, а затем – в церковь святителя Иоанна Златоуста. В 1924 году он был удостоен сана архимандрита. Ревностное и благоговейное служение и живое слово подвижника привлекали в Церковь многих людей, что вызывало недовольство властей. 3 февраля архимандрита Леонтия арестовали и заключили в тюрьму во Владимире, что стало началом продолжительного периода гонений.

«Звон тогда был запрещен, – рассказывал впоследствии батюшка, – а мне так захотелось Господа прославить звоном. Залез на колокольню и давай звонить. Долго звонил. Спускаюсь с колокольни, а меня уже встречают с наручниками». Заключение преподобноисповедник отбывал в Коми АССР, работая фельдшером.

По возвращении из лагеря священник служил в храме села Бородина Ивановской области, но 5 ноября 1935 года его снова лишили свободы. 15 февраля 1936 года Особое Совещание при НКВД СССР приговорило отца Леонтия к трем годам заключения. 22 февраля этапом он отбыл в Карагандинский лагерь.

О лагерной жизни батюшка вспоминал: «Часто нам не давали по ночам спать. Только ляжешь – кричат: „Подъем! На улицу строиться!“ А на улице холодно и дождь. И начинают мучить: „Лечь! Встать! Лечь! Встать!“ А падаешь прямо в лужу, в грязь. Затем скомандуют отбой, придешь в барак, только начнешь согреваться, а они уже опять кричат: „Подъем! Строиться!“ И так идет до утра. А утром надо идти на тяжелую работу…»

Однажды в пасхальную ночь охранники лагеря потребовали, чтобы преподобноисповедник отрекся от Бога. Услышав отказ, его опустили на веревке в выгребную яму: «Отрекаешься?» – «Христос Воскресе, ребята!» – ответил святой. Это издевательство повторялось несколько раз, но слов отречения из уст батюшки безбожники так и не добились.

Все скорби заключения отец Леонтий переносил со смирением и кротостью и позднее так передал свои внутренние ощущения: «Я в раю был, а не в тюрьме». Порой когда кто-то жаловался на трудности, подвижник отвечал: «Это еще не страдание. А вот мы, бывало, в тюрьме откушаем, нас выведут, поставят в ряд: „Сейчас будем расстреливать!“ Прицелятся, попугают, а потом опять в барак гонят».

В 1938 году, по окончании срока отец Леонтий вернулся в Суздаль. Жил он то в самом городе, то в соседних селах у духовных чад, совершая в их домах богослужения.

В июне 1947 года архимандрита Леонтия назначили настоятелем храма Живоначальной Троицы в селе Воронцове Пучежского района Ивановской области. Несмотря на жесткое давление властей, подвижнику удалось постепенно наладить приходскую жизнь: храм был отремонтирован и стал единственным в области, где богослужения совершались ежедневно; образовался крепкий приход, собравший многих ревнителей благочестия. Батюшка ввел монастырский устав, и для людей, еще помнивших дореволюционные службы в святых обителях, это сделалось великим духовным утешением.

Властям же, разумеется, религиозное оживление в Воронцове не понравилось, и вскоре отец Леонтий почувствовал, что снова предстоят ему темничные узы. За три дня до очередного ареста он начал раздавать духовным детям и прихожанам свое имущество, включая келейные иконы, разослал переводами имевшиеся деньги.

Очередное задержание произошло 2 мая 1950 года в 11 часов утра, после Литургии. На допросах батюшка проявил редчайшее мужество и благородство. 4 мая он был доставлен во внутреннюю тюрьму Министерства государственной безопасности СССР в Иваново, и с этого времени допросы продолжались почти непрерывно в течение трех месяцев.

25 октября 1950 года 66-летнего архимандрита приговорили к десяти годам лишения свободы и отправили в Братский исправительно-трудовой лагерь Иркутской области. Однако через пять лет, в 1955 году, он был освобожден по амнистии и назначен настоятелем храма Архангела Михаила села Михайловского Середского (ныне Фурмановского) района Ивановской области.

Батюшка поселился в холодной, без печи, избе. Все неудобства он претерпевал с великим смирением и кротостью и, когда люди расспрашивали о его обстоятельствах, отвечал, что живет в раю. Отец Леонтий добился у властей разрешения на ремонт храма и организовал восстановительные работы, что в то время было практически невероятным делом.

В 1960 году преподобноисповедника наградили правом служения Божественной Литургии с открытыми царскими вратами до Херувимской песни. Однако гонения и скорби не прекращались. Оклеветанный двумя сослужителями-недоброжелателями, 78-летний старец был сослан в глухой приход села Елховки Тейковского района. В Епархиальное управление потоком пошли письма с просьбами возвратить архимандрита Леонтия в Михайловское; писали даже в Москву Святейшему Патриарху Алексию I.

Подвижник вернулся в Михайловское, когда ему было около 80 лет. Несмотря на физическую немощь, он принимал народ, исповедовал, беседовал, молился за всех посетителей. К батюшке приезжало так много людей, что иногда из поезда, останавливавшегося на станции Белино, в километре от Михайловского, выходила едва ли не половина пассажиров, из-за чего  недовольные власти даже отменили эту остановку.

Исповедовавшиеся у отца Леонтия вспоминали, что наставления его были хотя и кратки, но очень внятны; он говорил их как бы и не от себя, а по наитию Святаго Духа. Проповедовал старец также просто и жизненно и ко всем окружавшим его людям относился со вниманием и милосердием.

Известен, например, такой случай. Однажды мимо дома преподобноисповедника проходил мальчик. По виду его было ясно, что он чем-то опечален. Отец Леонтий остановил его, расспросил и выяснил, что тот не успел к поезду, чтобы продать собранные ягоды, и, соответственно, теперь не сможет купить себе рубашку. Тогда святой взял у ребенка весь его товар, дав ему столько денег, сколько требовалось для приобретения одежды.

За доброту старца почитали и любили даже далекие от Церкви люди. Весной во время разлива реки переправиться через нее можно было только с помощью лодки. Когда перевозчики видели спускавшегося с горы священника, то наперебой предлагали ему свои услуги и затем дожидались его возвращения из города, чтобы переправить обратно.

Поражала крайняя нестяжательность святого. В его келье стояли лишь старые железная кровать, стол и несколько табуреток. Если у него появлялись деньги, он поспешно от них избавлялся, радостно говоря при этом: «Вот опять я свободен!»

7 февраля 1972 года отец Леонтий совершил свою последнюю Литургию. На следующий день он сильно ослаб и, лежа на постели с воздеянием рук, повторял: «К Богу идем, к Богу идем!» 9 февраля, когда в церкви читали часы, преподобноисповедник в доме причастился Святых Таин, и в четыре часа по полудни его душа отошла ко Господу.

Через восемь лет после смерти старца в России была сильная засуха: пожухли травы, обмелели реки, горели леса. Во время этой жары недалеко от могилы святого забил целебный источник – многие употреблявшие его воду люди по молитвам архимандрита Леонтия получили благодатную помощь от Господа.

Прославление угодника Божия в сонме новомучеников и исповедников Церкви Русской состоялось в 2000 году. Ныне его мощи обретены и открыты для поклонения в храме святого Архангела Михаила в селе Михайловском.

 

Подготовила 
Ксения МИРОНОВА

По книге игумена Дамаскина 
(ОРЛОВСКОГО) «Жития 
новомучеников и исповедников 
Российских ХХ века. Январь» 
(Тверь, 2005. С. 405–436)

Просмотров: 72 | Добавил: Степанович | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: