Вторник, 17.07.2018, 05:07 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход
Главная » 2013 » Апрель » 3 » Как наши военные расстроили НАТО
19:16
Как наши военные расстроили НАТО
Как наши военные расстроили НАТО
 
 
Размышления после учений на территории Южного военного округа Учения освещались прессой как яркое достижение армии обновленного облика в «эпоху после Сердюкова». Еще раньше сообщалось о создании постоянно действующей военно-морской группировки на Средиземном море – для защиты российских интересов на Ближнем Востоке. Неужели все это звенья одной цепи, и сбывается, наконец, мечта: Отечество расправляет плечи, наливается военной силой и, если потребуется, то «сможет»… Осталось понять, что сможет, и во имя чего. К военным сенсациям и в самом деле можно отнести учения неподалеку от Новороссийска и в морской акватории, также примыкающей к новой базе ВМФ на Черном море. Особенно с учетом провальных маневров «Кавказ-2012», после которых вскоре был снят министр обороны А. Сердюков. Правда, не за развал Вооруженных сил, а из-за финансовых нарушений, да и то совершенных его подчиненными. Сердюковские маневры должны были показать исключительно положительные результаты проводившихся четыре года реформ, которые привели Российскую армию к новому облику. При проверке облик оказался очень плачевным. Войска, даже немногочисленные, плохо управлялись – сетецентрические цифровые технологии, которые очень рекламировались, давали постоянные сбои. Выучка бойцов оставляла желать лучшего. Техника ломалась в самое неподходящее время, ремонтировать ее было некому – все отдали на аутсорсинг. Да и сама организация «Кавказа-2012», которой занимался лично тогдашний начальник Генштаба, даже в его финальной показной части, оставляла желать лучшего. Верховный главнокомандующий, как говорят, был раздосадован увиденным, хотя публично никому претензий не предъявил. Но кадровые перестановки вскоре произошли. В этот раз все могли наблюдать другую картину. Войска поднимались на учения по тревоге, то есть внезапно. Впрочем, внезапность была условной – телеоператоры почему-то оказывались именно там, где объявлялась тревога, и снимали слаженные действия военнослужащих, получающих оружие и бегущих к машинам. Ладно, не станем к этому придираться. Значительное подразделение мотострелков с территории своей части недалеко от Ростова-на-Дону в количестве восьмидесяти БТР-80 преодолело своим ходом расстояние в 450 километров, и с ходу вступило в бой. При этом, как подчеркивается, во время марша не сломался ни один бэтээр. Из подмосковной Кубинки прилетели десантники 45-го полка ВДВ и высадились на новейших управляемых парашютах «Арбалет». Из Севастополя отряд больших десантных кораблей - «Азов», «Саратов», «Николай Фильченков», «Новочеркасск» - с морпехами на бортах и в сопровождении кораблей охранения за сутки дошел до Новороссийска и на берег был высажен мощный десант. Во время перехода военные моряки отрабатывали отражение воздушных и торпедных атак, а также атаки неких надводных кораблей, тральщики осуществляли учебные противоминные операции. Действия на земле и на море активно поддерживались боевой авиацией. Впервые в целях разведки широко использовались беспилотные летательные аппараты. Все прошло на удивление слаженно и, с военной точки зрения, качественно. Похоже, даже новый министр обороны Сергей Шойгу такого успеха не ожидал. Верховный главнокомандующий остался доволен. А могло ли быть иначе? Как-то уж и не совсем прилично вспоминать советские времена из-за полной ущербности нынешних, но - все-таки. Прошедшие учения, оказавшиеся в центре внимания практически всех средств массовой информации, по масштабам Советской Армии были бы делом совершенно рядовым. Фактически, состоялись дивизионные учения с привлечением дополнительных сил и средств.
В Вооруженных Силах СССР были десятки дивизий, которые по планам боевой подготовки регулярно проводили полномасштабные учения. Не обо всех из них рассказывала даже «Красная звезда». Планировали и проводили эти учения штабы соответствующих дивизий под командованием комдива. Контролировали их и оценивали результаты командующие армиями и военными округами, в которые дивизии входили. Дивизионные маневры были делом, конечно, непростым, но с военной точки зрения достаточно рутинным. Иное дело сейчас. Дивизионные по масштабам учения готовил целый Генеральный штаб, которым, к счастью, руководит не штабной Герой России Николай Макаров, а настоящий военный профессионал – боевой генерал армии Валерий Герасимов. И Генштаб с задачей справился! Это лишний раз подтвердило, что военных профессионалов, даже немолодых по возрасту, надо беречь на всех уровнях военной иерархии и удерживать в армии любыми способами, а не гнать за несданные нормативы физической подготовки, как было при А. Сердюкове. Только тогда малыми силами можно одержать серьезные победы. Кстати, в НАТО расстроились самим фактом, пусть и условной, внезапности прошедших учений, и той боевой выучкой, которую показали Сухопутные войска, ВМФ, ВДВ, ВВС, и эффективным управлением, которое продемонстрировал Генштаб. Заместитель главы Североатлантического блока Александр Вершбоу выразил сожаление, что Москва заранее «не поставила в известность своих партнеров» о готовящихся в районе Черного моря учениях. Что ж, пусть сожалеют. Вот только стоит ли нам самим впадать в эйфорию от того, что на этот раз все сложилось удачно, и плацдарм на морском берегу войска захватили, и условного, пусть и никак не обозначенного противника разбили?
Даже с учетом того, что в январе в акваториях Средиземного и Черного морей прошли учения, в которых были задействованы около полутора десятков кораблей, пришедших, в том числе, с других флотов. Но «головокружение от успехов», похоже, близится… Министр обороны Сергей Шойгу заявил, что у ВМФ России «есть все возможности для создания и обеспечения функционирования оперативного соединения кораблей в Средиземном море на постоянной основе». Затем главком ВМФ адмирал Виктор Чирков сообщил, что российская группировка в Средиземном море будет состоять из 5–6 кораблей и управляться из Севастополя. И что Военно-морской флот уже приступил к выполнению задачи. Правда, не уточнил, каким образом. Средиземное море давно объявлено зоной жизненных интересов США. Там прочно обосновался очень мощный американский 6-й флот. Но ведь географически это море гораздо ближе к России, чем к Северной Америке. И уж в первую очередь данная акватория должна входить в зону наших жизненных интересов. Она и входила. В 70-80-е годы ХХ века ВМФ СССР имел там пусть и не отдельный флот, но весьма боеспособную 5-ю эскадру, численность которой порой доходила до 80 вымпелов. В ее состав входили очень современные по тем временам ракетные крейсера, большие противолодочные корабли, вертолетоносцы и даже тяжелые авианесущие крейсера. Под водой в постоянной боеготовности находились атомные и дизельные многоцелевые субмарины. Кстати, несмотря на их шумность, американские флотоводцы, особенно те, кто «рулил» авианосными ордерами, панически боялись русских «ревущих коров». Во-первых, потому, что в переполненном множеством звуков Средиземноморье запеленговать советскую подлодку, пусть и ревущую, было проблематично. Во-вторых, сам рык атомных подводных ракетоносцев внушал страх – американцы знали, что один полный залп советской субмарины класса «Чарли», по натовской классификации, даже без ядерных боезарядов гарантированно топит любой авианосец и несколько кораблей охранения впридачу. В дополнение к боевым кораблям в 5-ю эскадру входило множество вспомогательных: плавучие мастерские, доки, танкеры, сухогрузы с боеприпасами, спасательные и госпитальные суда. То есть, эскадра была самодостаточна в своем обеспечении. А если возникала необходимость, могла спокойно зайти в порты дружественных и просто лояльных стран: Алжира, Египта, Сирии, Ливана, Ливии. Рукой подать было до союзной Болгарии, да и сам Севастополь находился в пределах недолгого похода. В те годы советская 5-я эскадра обеспечивала стабильность на Ближнем Востоке, защищала страны Варшавского Договора и гарантированно прикрывала СССР от ракетно-ядерного удара со стороны военных баз НАТО, расположенных в том районе, и 6-го флота ВМС США.
То есть, нахождение в Средиземном море советской армады, даже со значительным финансовым обременением, было полностью оправданно с геополитической точки зрения. А сейчас? Какие задачи будут возложены на некий фантом 5-й эскадры в составе 5-6 кораблей? Какие финансово-политические интересы могут быть у нашей страны в этом регионе сегодня при полном отсутствии внятной геополитики? Наши бывшие союзники давно в НАТО. Друзья СССР, вроде Египта, еще до развала Союза, либо отвернулись от Москвы, либо к ней охладели. Да и кто знает, как повернется ситуация в этой стране в самое ближайшее время? Ливию Муамара Каддафи наша страна защитить не захотела, хотя там были реальные многомиллиардные финансовые интересы. Сирия держится во многом благодаря тому, что Дамаск пока еще поддерживается Москвой и Пекином на дипломатическом уровне. Хотя есть отечественные эксперты, которые уверены, что там надо сражаться в первую очередь за интересы России – не столько экономические, сколько военные и политические. Но во время январских военно-морских учений в Средиземном море наши боевые корабли даже скромную по всем меркам базу снабжения в Тартусе обошли стороной. Периодически российской общественности предлагается не очень хороший прогноз. Дескать, Башар Асад обречен. А чтобы спасти алавитов и христиан, живущих в Сирии – их там несколько миллионов - от полного физического уничтожения после прихода к власти «борцов за демократию», нынешние «властители мира» из гуманных соображений позволят создать на сирийском побережье некий анклав для беженцев. Неужели постоянно действующей российской группировке ВМФ будет отведена роль защитника этой резервации, поскольку сценарий с анклавом уже полностью предрешен? На большее Россия не способна? Да и какими силами ВМФ России собирается поддерживать Андреевский флаг на Средиземноморских просторах – так, чтобы он реял гордо, а не был похож на трепыхающийся вымпел потешного флота? Флагман ЧФ, гвардейский ракетный крейсер «Москва», с борта которого осуществлялось руководство морскими учениями в январе этого года, спущен на воду в 1979 году и введен в строй флота в 1982-м под именем «Слава». Потом, уже в 1996-м году, его зачем-то переименовали. Крейсер служит более тридцати лет. На фоне новейших боевых кораблей НАТО, курсирующих по Средиземному морю, он смотрится историческим недоразумением, чудом остающимся на плаву.
Про сохранившиеся противолодочные корабли и вспомогательные суда говорить даже не стоит – они еще более древние, чем флагман. Нынешние российские корабли, введенные в Средиземное море, оставшись без воздушного и ракетного прикрытия со стороны родного берега, сразу станут прекрасными мишенями для гораздо более новых кораблей наших то ли партнеров, то ли потенциальных «друзей». Есть еще одно интересное предположение. Первый российский «Мистраль», который сейчас активно строится во Франции, войдет в строй не Тихоокеанского, а Черноморского флота, и сразу станет плавучим КП той самой мини-эскадры, которую наши военачальники вознамерились отправить за Босфор и Дарданеллы. Это будет интересно. Пафосный огромный и жутко современный вертолетоносец, который кое-кто именует плавучим отелем, в окружении пяти-шести кораблей, с позволения сказать, охранения, построенных, в лучшем случае, четверть века назад. Кто кого в такой ситуации окажется способным действительно охранять? Адмирал Виктор Чирков сообщил, что «основу группировки составят фрегаты и крейсеры». Государственная программа вооружений предусматривает, что к 2020 году должно быть построено 54 надводных корабля. В их число входят фрегаты, корветы, различные катера, десантные корабли и вспомогательные суда. Строительство крейсеров не предусмотрено. Объективно - и об этом в экспертном сообществе говорилось неоднократно - ВМФ РФ к 2020 году станет каботажным, способным более или менее эффективно защищать лишь прибрежные территории. Решать стратегические задачи в Мировом океане он будет физически не способен. Ну, разве что пиратов на надувных лодках у берегов Сомали распугивать… Тем не менее, озвучиваются мечтания - иначе не скажешь - командования ВМФ создать на постоянной основе оперативные соединения в Тихом и Индийском океанах. По примеру средиземноморской эскадры, которой еще нет, А там-то что нам делать? Какие такие жизненные интересы России защищать? И за чей счет? Конечно, любому нормальному русскому человеку хочется, чтобы у России всегда были сильны ее два главных и единственных союзника – Армия и Флот. С прописной. И конечно, флот наш, что военный, что гражданский должен быть океанским. Ну, так и надо эти флоты строить, создавать условия для их развития. А что сегодня? Торгового и, тем более, пассажирского океанского флота в Российской Федерации нет. Практически все «как бы наши» корабли и «как бы с нашими экипажами» ходят по морям-океанам под коммерческими флагами «удобных» стран. Смешно или грустно, но сухопутная Монголия имеет огромный флот, а Россия – нет. Если руководство страны хочет реализовать амбициозные планы и создать военно-морские группировки в различных районах Мирового океана, так идти надо к этому постоянно и шаг за шагом, а не бросать в массы заведомо нереализуемые ура-патриотические лозунги.
Большое количество легких корветов и фрегатов можно построить и ввести в строй не за 10-15 лет, а за два-три года. Параллельно проектировать и закладывать крупные корабли класса крейсеров, в том числе атомных, а также авианосцев с кораблями их обеспечения. Все это очень даже недешево. Но без строительства таких кораблей все разговоры о том, что ВМФ России станет через пару лет по-настоящему океанским - лишь досужие фантазии, не более того. Другой вопрос: а нужно ли нам быть хозяевами в далекой Атлантике, в Индийском и Тихом океанах? Нам бы жизненные интересы России и ее граждан на своей собственной территории защитить, и обеспечить полную безопасность в экономической зоне морских акваторий. Это совсем другие деньги и не так, наверное, эффектно с точки зрения международного пиара. Но все-таки: что для Отечества сегодня и в обозримом будущем важнее? Специально для Столетия
Просмотров: 327 | Добавил: Степанович | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: