Среда, 18.07.2018, 13:49 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход
Главная » 2013 » Апрель » 4 » Ливенская колония: больных ВИЧ не лечат, здоровых бьют
19:51
Ливенская колония: больных ВИЧ не лечат, здоровых бьют
Ливенская колония:
больных ВИЧ не лечат,
здоровых бьют
 
 
За отказ заниматься уборкой и обустройством территории исправительного учреждения заключенных раздевают и заставляют стоять на растяжках на морозе часами. Некоторых уводят во дворик у изолятора и там, без свидетелей, охаживают дубинками. Таковы будни исправительной колонии №2 строгого режима (она же ФБУ ИК-2, она же Ливенская колония строгого режима) в городе Ливны, Орловская область. «Это может продолжаться с восьми утра до полудня, — говорит один из заключенных. — При этом осужденных всячески оскорбляют и унижают. Самых несговорчивых в итоге отправляют в изолятор на пятнадцать суток. Кого-то могут избить, а потом в одной телогрейке поставить на растяжки в мороз, потом еще раз избить и уже после этого отправить в изолятор. А там они включают музыку, и им уже ничто не мешает продолжать избивать. Истязания в этом, конечно, больше, чем избиения как такового. Это понятно, потому что никакой выгоды от этого никто не получает — все делается для какого-то самоутверждения». Об использовании бесплатной рабочей силы, в том числе на нелегальных предприятиях на территории колонии, я уже писал (http://newsland.com/news/detail/id/972844). Теперь же речь идет о, казалось бы, бессмысленном принуждении к труду, так как с уборки территорий никто из сотрудников учреждения заработка не имеет. С начала репрессий в изоляторе колонии побывали уже около 30 человек. Это люди, которые отказываются заниматься бесплатным, а, учитывая еще и агрессивное давление сверху, практически рабским трудом. «В изоляторе уже нет свободных мест. Как только выходит одна партия людей, тут же загружают другую», — добавляют осужденные. — Одного заключенного завели во внутренний дворик в изоляторе, пристегнули наручниками и принялись избивать. Он стал кричать и тогда другие заключенные, услышав это, подняли шум: начали бить в двери и требовать прекратить пытки». Все началось буквально две-три недели назад, когда в колонии появилась, что называется, «новая метла» — Александр Иванович Песецкий, новый заместитель начальника по безопасности и оперативной работе. С точки зрения закона придраться здесь не к чему, кроме, разумеется, факта избиений: согласно статье 106 Уголовно-исполнительного кодекса РФ (УИК), осужденные «могут привлекаться без оплаты труда только к выполнению работ по благоустройству исправительных учреждений и прилегающих к ним территорий». Избежать крепостной повинности могут разве что инвалиды первой и второй группы и беременные женщины, а также мужчины старше 60 и женщины старше 55 лет. Закон есть закон, и менять его некому. И неважно, что к работам в настойчивой форме привлекаются все, включая людей, физически больных. Неважно, что медицинская помощь в колонии не оказывается практически никому. Что даже таблетку анальгина выпросить здесь очень непросто — его может просто не быть. Что даже человек, которому срочно требуется госпитализация, может простоять несколько часов возле стационара при температуре -20 в ожидании, но ему не откроют достаточно долго, чтобы он понял, что проще умереть или дожить кое-как. Администрация делает все, чтобы попасть в санчасть было крайне затруднительно. Но даже те счастливчики, что оказываются в стационаре, могут не видеть врача неделю кряду, не получая, само собой, никакого лечения и даже не сдав ни единого анализа. «Все делается для того, чтобы ты сам оттуда убежал и как можно реже обращался вновь», — констатируют заключенные. Но хуже всего приходится ВИЧ-инфицированным. Их тоже гонят на работу, даже тех, кто принимает химиотерапию. Собственно, химиотерапия здесь представляет собой скорее опасное самолечение, потому что никто не наблюдается у лечащего врача за его отсутствием. И это уже не вопрос оскорблений и здоровья. Это вопрос жизни и смерти. «Я являюсь ВИЧ-инфицированным уже около пятнадцати лет, — рассказывает осужденный. — Принимаю химиотерапию. Проблема в том, что в колонии нет своего врача-инфекциониста. По закону, ВИЧ-инфицированные должны проходить обследование раз в месяц. Курс химиотерапии назначается индивидуально и если сочетание препаратов не подходит для организма, врач должен как можно скорее подобрать другой курс. А в колонии лекарств для ВИЧ-инфицированных нет в принципе, как и того, кто мог бы скорректировать лечение». Ливенскую колонию инфекционист посещает раз в полгода. Попасть же к нему на прием за пределами исправительного учреждения очень непросто. Начать с того, что в Орловской области нет больницы, в которой можно было бы наблюдаться у инфекциониста, поэтому ездить приходится в Воронежскую область. Запрос о предоставлении медицинской помощи могут обрабатывать сколько заблагорассудится — это может длиться до 5 месяцев. «То есть, в конечном счете, все превращается в пытку, — объясняет заключенный. — На воле я наблюдался у специалиста и знаю, как проходит курс лечения, и какова роль врача. Взять анализы, скорректировать курс. И так постоянно, ведь люди принимают химиотерапию всю жизнь. Здесь же никакого лечения нет в принципе. Мы даже не видим ничего из того, что выделяется по дотациям — тех же витаминов, например». Все это говорит мне человек желтого цвета (в прямом смысле слова). Невооруженным глазом видно, что ему как можно скорее требуется компетентная медицинская помощь и нормальные лекарства. «Смерти в санитарной части периодически случаются, ВИЧ-инфицированных среди умерших вроде пока не было, но здоровье осужденных, конечно, существенно ухудшается — за ним ведь никто не следит. А в обстановке, когда 106-ая статья навязывается всем без исключения, включая ВИЧ-инфицированных, понятно, что утомительный труд или плохие погодные условия могут дать любой побочный эффект. Некоторые ВИЧ-инфицированные просто перестают принимать лекарства, потому что они им, кроме мучений, ничего не приносят». Начальница медсанчасти Ольга Сергеевна Малуха полностью выполняет указания режимного начальства, хотя, по закону, должна руководствоваться врачебной этикой и заботой о пациентах. ВИЧ-инфицированным это представляется наибольшей проблемой, потому что медицинская часть не принимает практически никаких решений самостоятельно, а администрация относится к больным цинично. Непосредственный глава колонии Павел Николаевич Ештокин, известный своим, мягко говоря, своеобразным отношением к осужденным (http://newsland.com/news/detail/id/970241), любит проявлять остроумие в разговорах с ВИЧ-инфицированными, говоря им, что ничего страшного с ними не происходит, и у него тоже бывают насморки. «Это касается в том числе ситуации с дополнительными передачами. В отличие от других осужденных, ВИЧ-инфицированные имеют право на дополнительные передачи раз в месяц, и медсанчасть подписывает разрешения на них, однако начальник колонии эти дополнительные передачи просто не пропускает». Плохо обстоят дела и с питанием. Положенной диеты 7Б никто в колонии не получает. Кроме сливочного масла, о ней в меню ничто не напоминает. Как противостоять такому режиму, непонятно. Организация забастовки исключена. Начальство без пиетета относится к заключенным и только обрадуется возможности вызвать из города ОМОН «на подавление бунта». Жалобы в различные инстанции колонию просто не покидают. Их не пропускают непосредственные подчиненные г-на Песецкого, которые получают соответствующие инструкции. Иными словами, в Орловской области функционирует своя КНДР в миниатюре. И пока весь мир с ужасом смотрит, чем же закончится борьба характеров двух маленьких Корей, в богатой, вроде бы не голодающей и огромной России тоже хватает мест, где человеческая жизнь ничего не стоит. Valerij Simonov Источник: newsland.ru
Просмотров: 424 | Добавил: Степанович | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: