Среда, 17.10.2018, 18:18 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход
Главная » 2015 » Октябрь » 30 » НА ПУТИ К АНТИХРИСТУ
18:48
НА ПУТИ К АНТИХРИСТУ

Механизмы иудаизации

 

христианства.

Ольга Четверикова

ЧАСТЬ 1.

Ровно полвека назад внутри Католической церкви произошёл переворот, положивший начало утверждению внутри католицизма ереси жидовствующих. Незаметно, без громких осуждений и широких дискуссий, произошла ревизия христианского учения и переход католической верхушки к поклонению иудейском богу.
 
Ровно полвека назад внутри Католической церкви произошёл переворот, положивший начало утверждению внутри католицизма ереси жидовствующих, осуществляемому под видом иудейско-католического «диалога». Речь идёт  о принятии Декларации Nostra Aetate 1965 г., изменившей христианское учение о Церкви Христовой и перенявшей иудейский взгляд на отношения между Ветхим и Новым Заветом и на избранничество еврейского народа. 
 
Событие это готовилось давно и стало результатом  глубинной идейной диверсии, разработанной иудейскими богословами и философами и осуществлённой последователями их взглядов внутри самой Католической церкви.
 
Как известно, христианство учит, что избранничество древнего еврейского народа состояло в том, чтобы, сохранив истинное Единобожие, дождаться Мессии, а затем понести Благую Весть о пришествии Его народам земли, что и совершили впоследствии апостолы. Однако иудейский народ отверг Мессию – Христа Спасителя, о котором свидетельствовали пророки, и тем самым завершил период своего избранничества, переданного апостолам и тем христианским общинам, которые  стали  основанием нового Народа Божьего – Церкви Христовой.

Самим Христом  сказано было иудеям: «Потому сказываю вам, что отнимется от вас Царство Божие и дано будет народу, приносящему плоды его; и тот, кто упадёт на этот камень, разобьётся, а на кого он упадёт, того раздавит. И слышав притчи Его, первосвященники и фарисеи поняли, что Он о них говорит, и старались схватить Его, но побоялись народа, потому что Его почитали за Пророка» (Мф.21, 43–46). И если, согласно апостолу, Церковь Христова есть  «род избранный…, народ святой, люди, взятые в удел» (1 Пет. 2,9), то любые утверждения о продолжающейся, якобы, богоизбранности всего еврейского народа являются богословски несостоятельными.       
 
Именно это положение было категорически отвергнутое фарисеями и сформировавшимся на основе их учения талмудическим иудаизмом и стало основным объектом критики и осуждения. Иудаизм утверждал и продолжает утверждать исключительное право иудеев, гарантированное им самим фактом рождения, на господствующее положение в мире, рассматривая христианство либо как идолопоклонство, либо как приемлемую для неиудеев форму монотеизма, ведущую их к поклонению богу Израиля.
 
Последнее утверждение исходило от Маймонида, и именно оно легло в основу плана разрушения изнутри католического учения, наиболее разработанного  итальянским раввином, учёным-каббалистом Эли Бенамозегом (1823-1900), которого называют «Платоном итальянского иудаизма» и «одним из учителей современно иудейской мысли»[1].   
 
В 1884 г. Э.Бенамозег опубликовал свою книгу «Израиль и Человечество. Исследование проблемы универсальной религии и её решение», в которой Католической церкви было предложено реформировать её учение в трёх  направлениях: - изменить свой взгляд на иудейский народ, который должен быть реабилитирован как народ старший, как народ священников, «который смог сохранить в своей чистоте первоначальную религию».
 
Этот народ не является богоубийцей, не был отвергнут Богом, а, напротив, призван обеспечить счастье и единство всего человечества; - «отказаться от Божественности Христа», Сына Человеческого, который был простым раввином, иудеем и им и остался. Проповедовать Христа можно только как человека, который предложил учение о нравственности ради счастья всех людей; - согласиться на новое толкование, но не на отмену тайны Троицы.

Только при этих трёх условиях Католическая церковь превратится в «Церковь настоящего католичества», того католичества, которое Бенамозег называет ноахизмом - религией для всех народов, которые принадлежат к «христианскому пространству». Ноахизм – это законы «потомков Ноаха (Ноя)», которых нет в Торе и которые   были выведены мудрецами Талмуда (трактат Санедрин 56) в соответствии с принципами толкования слов и словосочетаний Торы.
 
Ноахизм исходит из того, что есть только два пути спасения: для иудеев, остающихся избранными Богом - это строгое выполнение 613 заповедей Ветхого Завета, а для неиудеев (если только они не прошли гиюр, то есть не стали иудеями) - следование 7 заповедям Ноя. Это тот минимальный набор требований, которые, по учению иудеев, был дан Богом Адаму и Ною и заключается в следующем: 
 
1) вера в единого Бога и запрет идолопоклонства;   
 
2) уважение Бога, запрет богохульства; 
 
3) уважение к жизни человека, запрет убийства;   
 
4) уважение к семье, запрет прелюбодеяния; 
 
5) уважение к имуществу ближнего, запрет воровства;  
 
6) уважение к живым существам, запрет употребления в пищу плоти, отрезанной от живого животного; 
 
7) назначение судей, обязанность создать справедливую судебную систему[2].

В соответствии с этим подходом, Новой целью Католической церкви должно стать распространение учения ноахидского гуманизма, а папский примат позволит объединить на этой основе всех христиан. Религия ноахизма превратится в «религию естественной морали», универсальность которой сделает возможным объединить уже всё человечество под началом иудеев.   

Таким образом, план был разработан и начался поиск его претворения в жизнь. Первые шаги к установлению «диалога» между католиками и иудеями были предпринят ещё до Второй мировой войны.  

Большую роль в этом сыграл известный иудейский философ и теоретик сионизма Мартин Бубер (1878-1965), предложивший концепцию диалога иудея и христианина, диалога двух вер. Он рассматривал Иисуса Христа в контексте иудаизма 1 века, считал, что Христос был иудеем и их «великим братом», и христианство можно рассматривать как путь к Богу. В ответ на это и некоторые католические богословы и философы стали отстаивать позитивные теологические подходы к раввинистическому, побуждая  христиан относиться  к нему с уважением. Однако их попытки изменить отношение церковного руководства тогда не увенчались успехом.         
 
События же военного периода и та примиренческая позиция, которую заняла Католическая церковь в отношении нацистского режима, создали совершенно новую ситуацию, при которой, раскрутив тему холокоста, иудейские лидеры получили в свои руки мощный инструмент давления на папство. 

Со стороны иудаизма изначально речь шла о хорошо продуманной и последовательно реализуемой стратегии, направленной на достижение пересмотра основополагающих положений христианского учения. Ключевой идеей, обосновывающей необходимость ревизии христианства, стало положение о том, что оно содержит в себе «учение презрения» в отношении евреев, которое и стало причиной светского антисемитизма нового времени.
 
Данное учение в свою очередь иудеи связали с принципиальным христианским положением о лишении Израиля обетования и благодати, которое они стали называть «идеей замещения» Израиля Церковью и считают самым опасным. Исходя из этого, и холокост рассматривается ими как «кульминация  многовековых гонений именно со стороны христиан». Отсюда вывод, что политика Гитлера имела успех только потому, что основывалась на многовековых обвинениях христиан в отношении иудеев.   
 
Типичным примером подобной оценки являются, например,  следующие заявления сотрудника Центра иудейских исследований в Оксфорде, раввина Соломона Нормана: «по сути своей, отношение Гитлера к евреям ничем не отличается от христианского; разница состоит разве что в методах, которые он использовал»; «евреи видят в христианах по большей части, гонителей, сравнительно малое их число относят к жертвам, и уж совсем в немногих христианах они обнаруживают сочувствие к пострадавшим евреям. После холокоста евреи уже не могли всерьёз поверить в нравственную состоятельность церкви»; «с еврейской точки зрения христианин вообще, уже в силу его христианской веры не обладает нравственным достоинством, не говоря уже о каком-либо нравственном превосходстве»[3]. 

Формула «учение презрения» («l'enseignement du mepris») с вытекающими из неё выводами была введена французским иудейским историком и писателем Жюлем Исааком (1877-1963), бывшим долгое время инспектором народного образования во Франции Он сыграл ведущую роль в становлении иудейско-католического «диалога».
 
Основные его идеи были изложены в книгах «Иисус и Израиль» (1946) и «Генезис антисемитизма» (1948), «Учение презрения» (1962), в которых христианское учение было подвергнуто жёсткой критике как главный источник антисемитизма и как наиболее опасная его форма в силу его глубинной теологической природы. Чтобы подорвать эту теологическую природу, он поставил под сомнение историческую ценность евангельских историй,  представив  и евангелистов, и святых отцов Церкви как лжецов и преследователей, полных антиеврейской ненависти и несущих моральную ответственность за Освенцим и холокост. Исходя из этого и ставилась задача добиться «очищения» христианского учения[4].        
 
«Очищение» предполагало признание того, что иудеи не несут никакой ответственности за смерть Христа;  изменение или изъятие тех молитв, в которых говорится об иудеях;  удаление тех мест из писаний евангелистов, в которых повествуется о Страстях Христовых (в особенности это касается Евангелия от Матфея, которого Жюль Исаак обвиняет в извращении правды, поскольку  именно у него сказано: «И, отвечая, весь народ сказал: кровь Его на нас и на детях наших», Матф. 27, 25); наконец, обещание, что Церковь окончательно изменит своё поведение, смирившись, раскаявшись, принеся извинения перед иудеями и предприняв все необходимые усилия для исправления учения, чтобы устранить то зло, которое она принесла иудеям. 

Последовательность этого процесса «очищения» была изложена другим иудейским исследователем Полем Гиневским  (-2011) в его книге «Христианский антииудаизм. Мутация»[5]. Используя соответствующие понятия, взятые из иудейской традиции, он выделил три этапа: 1) «видуй» (исповедь) - искреннее признание недостатков и ошибок; 2) «тешува» (покаяние) - обращение к другому поведению и 3) «тиккун» (искупление) - исправление. 

После этого вместо «учения презрения» и будет составлено «учение уважения».

* * * 
Практическая подготовка к первому этапу («видуй») началась в 1946 г., когда при поддержке американских и британских иудейских организаций в Оксфорде прошла первая конференция католиков и протестантов, выступавших за установление контактов с иудеями. А в 1947 г. после проведения ряда международных встреч с симпатизировавшими ему католическими деятелями Жюль Исаак опубликовал меморандум «Исправление католических учений, касающихся Израиля», главные положения которого вошли в декларацию из 10 пунктов, принятую на созванной в том же году представительной конференции христиан и иудеев в Зелисберге в Швейцарии[6].      
 
Зелисбергская декларация стала программой реформирования христианства, требовавшая  признания того, что, во-первых,  христианство уходит своими корнями в иудаизм  (первые 4 пункта) и, во-вторых, что иудаизм больше не должен представляться христианством в негативном виде (остальные 6 пунктов):

1) в Ветхом и Новом Завете с нами говорит один и тот же Живой Бог;
 
2) Иисус родился от еврейской матери из рода Давида и народа Израиля, и Его вечная любовь и прощение распространяются на Его собственный народ и на весь мир;
 
3) первые ученики Христа, апостолы и мученики были евреями;
 
4) главная заповедь христианства, любовь к Богу и  ближнему, содержащаяся уже в Ветхом Завете и подтверждённая Иисусом, обязательна для христиан и иудеев во всех их человеческих отношениях, без исключения;
 
5) избегать принижать библейский или постбиблейский иудаизм в целях возвеличивания христианства;
 
6) избегать использовать слово «иудей» исключительно в смысле «врага Иисуса» или выражение «враги Иисуса» для указания иудейского народа в целом;
 
7) избегать представления Страстей Христовых таким образом, будто вина за смерть Иисуса лежит на всех иудеях или только на иудеях. В действительности смерти Иисуса требовали не все иудеи. И не только иудеи несут за это ответственность, так как Крест, который нас всех спасает, свидетельствует, что Христос умер за грехи всех нас; напоминать всем христианским родителям и воспитателям о той тяжкой ответственности, которую они несут за то, что представляют Евангелие и особенно повествование о Страстях упрощённым образом;
 
8) избегать изложения библейских проклятий и крика возбуждённой толпы «Кровь его на нас и детях наших», не напоминая при этом, что крик этот не может довлеть над бесконечно более сильной молитвой Иисуса: «Отче! прости им, ибо не знают, что делают»;
 
9) избегать распространения кощунственного мнения, что народ иудейский был отвергнут, проклят и обречён на страдания;
 
10) избегать такого представления об иудеях, будто они не были первыми, кто принадлежал к Церкви[7].

Как видим, декларация эта была составлена достаточно грамотно и основывалась на подмене понятий. Говоря об иудеях, она идентифицировала талмудический иудаизм с религией Древнего Израиля и ветхозаветной  Церковью, а современных иудеев – со всеми евреями (тем более, что и на французском, на немецком и на английском языках  «еврей» и «иудей» обозначаются одним словом). В этом была главная хитрость, направленная на то, чтобы подорвать глубинную основу христианства – учения о Церкви Христовой.

На конференции был учреждён Международный  совет христиан и иудеев (МСХИ или ICCJ), который в следующем году на конференции в Фрибурге (Швейцария) получил официальный статус, позволивший ему играть одну из ключевых ролей в  формировании новых отношений между христианами и иудеями[8]. Здесь был принят устав, а в Женеве открыт его офис (одновременно был обнародован лондонский адрес).
 
В 1948 г. в  Жюль Исаак создал Ассоциацию иудео-христианской дружбы Франции, а в Германии формируются   общества иудейско-христианского сотрудничества, объединившиеся в Германский координационный совет (ГКС). ГКС разработал так называемые Восемь Швальбахских тезисов, которые расширили и углубили Зелисбергскую декларацию, призвав использовать такой теологический язык и такую интерпретацию библейских текстов, которые не были бы оскорбительными для иудеев. Более того, здесь уже обращалось внимание и на социально-политические последствия новых взаимоотношений с иудеями, поскольку указывалось, что опыт холокоста обязывает каждого христианина взять на себя ответственность за борьбу с антисемитизмом[9].

Создав соответствующие структуры и установив контакты с римским духовенством, Ж.Исаак получил с его стороны большую поддержку и добился короткой аудиенции у Пия XII, которому и передал «10 пунктов Зелисберга». Эта встреча, однако, не имела никаких последствий, а вот с приходом к власти модерниста Иоанна XXIII положение кардинальным образом  изменилось.
 
В июне 1960 г. при содействии французского посольства в Риме и лично кардинала Беа, иезуита, лидера прогрессистов, Ж.Исаак встретился с понтификом, которого пытался убедить в необходимости пересмотра «учения о презрении», передав ему соответствующий меморандум – «О необходимости реформы христианского учения относительно Израиля».
 
Эта встреча была важным жестом Иоанна XXIII по отношению к Ассоциации иудео-христианской дружбы, и недаром за несколько месяцев до неё (19 марта 1959 г.)  папа приказал упразднить выражения «Помолимся также о вероломных иудеях» (pro perfidies Judaeis)  и «Всемогущий, вечный Боже, в милости Своей не отвергающий даже вероломство иудеев», произносимые в богослужении Великой пятницы. В одной из своих заметок он писал по этому поводу следующее: «С недавнего времени Нас беспокоит вопрос о pro perfidies Judaeis в богослужении Великой пятницы.
 
Из надёжного источника Мы знаем, что наш предшественник, блаженной памяти Пий XII, уже удалял это прилагательное из личной молитвы и удовлетворялся произнесением "Помолимся... и об иудеях”. Имея такие же намерения, Мы решили, что в предстоящую святую неделю эти два положения [будут сокращены таким же образом]»[10].      После этого, осенью 1960 г. впервые в истории Ватикана папа принял 130 американских представителей Объединенного еврейского призыва, которые передали ему благодарность за спасённых во времена нацизма евреев, и приветствовал их словами: «Мы все дети одного Отца небесного... Я - Иосиф, брат ваш».  
 
* * *
В последующие два года началась интенсивная подготовка ко II Ватиканскому собору, на котором должен был  быть жёстко осуждён «католический антисемитизм». Над соответствующими документами работала  специальная  рабочая группа внутри Секретариата по христианскому единству,  которая установила   контакты с иудейским миром и его главными ассоциациями во Франции, Израиле и США (Всемирным еврейским конгрессом - ВЕК, Американским еврейским комитетом - АМК  и Антидиффамационной лигой Бнай Брит.
 
Совместно они и разрабатывали основные положения об отношении к иудаизму. Важную роль в этом сыграл раввин Абрахам-Джошуа Хешель, хасидский мыслитель, глава Иудейского теологического семинара Нью-Йорка, присутствовавший затем на соборе в качестве официального представителя АЕК при кардинале Беа. Большое влияние на папу оказывал и глава ВЕК д-р Гольдманн.      
 
Ещё до открытия собора в феврале 1962 г. ВЕК представил кардиналу Беа декларацию, в которой выделил в качестве основной задачи борьбу с антисемитизмом, и именно эту мысль, но другими словами, выражал меморандум Беа, адресованный папе Иоанну XXIII в декабре 1962 г. В нём говорилось о необходимости признания греха христианского антисемитизма, об ответственности Церкви за его распространение посредством учения  и пастырской практики, а тем самым и за те преследования, которым подвергались евреи, и о необходимости отдельно рассмотреть эту тему.
 
Ответ Иоанна XXIII был позитивным, и данный вопрос был внесён в повестку дня. А в сентябре 1964 г. уже при папе Павле VI первый вариант текста о нехристианских религиях, в котором глава об иудаизме являлась основной, получил одобрение на заседании.  Однако содержание текста об иудаизме было настолько революционным и опасным, что даже столь либеральный понтифик, как Павел VI, в итоге не решился утвердить данный вариант и перенёс его рассмотрение на следующее заседание.
 
Он полностью отрицал ответственность иудейских лидеров за смерть Христа, отвергал выражение «народ-богоубийца», обвинял Церковь в антисемитизме, ставил под вопрос достоверность писаний евангелистов и дискредитировал учения отцов Церкви и крупных католических теологов. В итоге текст был переписан в более осторожных выражениях и вошёл в Декларацию Nostra Aetate. И, хотя её обсуждение не переставало вызывать острые дискуссии, 15 октября 1965 г. она получила большинство  голосов и была  утверждёна 28 октября.      
 
Исказив текст Евангелия и игнорируя слова Спасителя, сказанные первосвященникам и фарисеям, авторы декларации пошли на отрицание лишения иудеев Царства Небесного («идеи вытеснения» по иудейской терминологии) и на признание истинным Богом нетриипостасного бога Иеговы, которому поклоняются современные иудеи, утвердив тем самым духовное родство последних с христианами. В тексте говорится: «Хотя иудейские власти и их приверженцы настояли на смерти Христа, однако то, что было совершено во время Его страстей, не может быть огульно вменено в вину ни всем живущим тогда иудеям, ни иудеям современным.
 
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ
 
Просмотров: 237 | Добавил: Степанович | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: