Среда, 20.06.2018, 14:10 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход
Главная » 2012 » Январь » 14 » На Сечи без перемен
19:51
На Сечи без перемен
На Сечи без перемен
 
 
Среди соотечественников, живущих на Украине, усиливаются споры, где же, в каком геополитическом пространстве они живут. Язык не поворачивается назвать «дэржавою» (тем более, независимой) те 604 кв. км Северного Причерноморья, что ограничены волнистой линией «союзной» границы, начертанной рукой вождя (ныне – границы якобы державной). Упрямые факты свидетельствуют: украинской государственности так и не состоялось. Да и какую «дэржаву» могли слепить львовско-галицкие архитекторы с их лакейским опытом вековых австрийских задворок, однодневки ЗУНР и «нэзалежности» в бандеровских схронах!?
Взору мировой изумлённой общественности два десятилетия открыт невиданный политический балаган, в котором одна за другой разыгрываются комедийные (но со слезами на глазах) действа. Разнополые паяцы развлекают зрителей из своих и гостей сатирой на экономику, политику, военное дело, культуру, народное образование. Совсем недавно бывший мелкий совслужащий, с призванием и кругозором колхозного бухгалтера, играл роль «пана прэзыдэнта». «Гарна дивчина», в которой ни капли «самостийной» крови, зато при украинской косе, - представляла своей соблазнительной фигуркой премьера; другие лицедеи, назвавшись министрами, замами, генералами, адмиралами, генеральными директорами, просто лидерами, изображали мимикой, жестами и словами на мове лжецов, коррупционеров, воров в законе мелких карманников.
Изменилось ли что-либо с приходом нового президента и его команды? Да и нет: государственная конструкция подверглась обновлению деталями, но в целом осталась прежней, более того, укрепилась. Чем отличается Янукович от Ющенко? На последний вопрос отвечаю без колебаний: Ющенко был вчера, а Янукович есть сегодня. Вот и вся разница. Разве что хиртрости, двуличия прибавилось в высшей сфере – на днепровском олимпе власти.
Один из моих собеседников называет сегодняшнюю Украину эдаким Гуляй-Полем, расширенным стараниями «свидомого украинсьтва» до фантастичеких размеров. С этим трудно не согласиться. Но у меня перед глазами другой образ. Представляю его вам, читатель…
При разглядывании умственным взором сегодняшней Украины возникает ощущение, что подобное уже существовало в истории в несколько иной ипостаси – некая фантомная тень молодой, примерной демократии. Так с отеческим умилением наречено «потешное народовластие» на хуторах близ Диканьки (и на сотни вёрст во все стороны от неё) англосакскими стражами демократии старой, безупречной, надо полагать. Они, во спасение «общечеловеческих ценностей» (куда входят и собственные доходы), уверяют друг друга и мировую общественность, в том числе нас, в непогрешимости своих «демо-атлантических» институтов. Спасение же, не сомневаются мировые благодетели, - в переделке всеми приёмами (в том числе вооружённой силой) разноустроенных сообществ землян по образу своему и подобию – на их, иночеловеков, благо, разумеется… Простите за отклонение от темы! Увлёкся. Да лидеры «золотого миллиарда» того стоят. Забавные морализаторы.
Итак, ощущение от Украины последних трёх лет, примерно. Здесь я предупреждаю читателя, что разговор дальше поведу именно об Украине и украинцах, а не о Малороссии и малороссах. Это разные миры, которые я подчёркнуто разграничиваю в своих сочинениях.
У меня ощущение, что, совершив умственный перелёт, очутился я на берегу Днепра, «за порогами». Гляжу – Сечь, самая натуральная, Запорожская. Но не та, опоэтизированная поколениями бандуристов и писателей сентиментального направления. Не празднично-декоративная, идеологически «правильная» реконструкция к 300-летию Воссоединения, в 1954 году. Не её незалежний макет, энергично подвергающийся после 1991 года золочению армией науковцiв и фахiвцiв, исполняющих до сих пор политический заказ оранжевого Киева, а Сечь реальная, каковой видели её современники, из зорких и трезвых.
Не стану опровергать их свидетельствами сказочные образы «демократической казацкой республики» (или, иное мнение, «лыцарского ордена»), балаганные фигуры, в «античных позах», непреклонных борцов за волю Украины, ревнителей православия, якобы живших по «первой в мире конституции» под руководством выборных панов отаманов и полковников, окончивших Сорбонну в пику москалям и татарам, парижами не избалованным. Своевольный, не ведавший о дисциплине лыцарь, обычно из плебеев, представитель голутьбы беспарточной (бывало, изгой-шляхтич), гультяй и безбожник, не столь важен для развития темы, как глубинная сущность запорожского казачества. Её искусно вскрыл Н. Ульянов в «Происхождении украинского сепаратизма» (из-во «Индрик», М., 1996). Пересказываю кратко:
Демократия определяется не по формальным признакам, а по её общественно-культурной и моральной ценности. Равенство членов сообщества, решение ими общих дел и выборность должностей не достаточны для демократического строя. Эти начала определяют народовластие лишь при совершенной государственной организации, твёрдой власти и многообразной хозяйственной деятельности. Общество необузданных своевольных индивидуумов, почти ничего не производящее для поддержания собственного существования, живущее разбоем, добычей через насилие, отрицающее саму идею государства, порождает мятежную власть толпы. Оно вынуждено принимать какие ни есть законы для поддержания видимости внутреннего порядка, но настроение, «хотение», сабля оказываются выше любого закона. Никакого почтения к выборным лицам: сегодня он любимчик, завтра - достоин смерти. В Сечи, за порогами, кошевых отаманов и старшину поднимали на копья и свергали по капризу, либо под пьяную руку, не предъявляя даже обвинений.
Когда схема «сечевого устройства» распространилась на всю Малороссию (после Воссоединения), приёмы вольницы мало изменились: казаки и гетманский престиж ни во что не ставили; то одного, то другого носителя знаков власти, даже булавы, убивали с лёгким сердцем, как Брюховецкого, к примеру; сохраняли обычай «разносить пожитки» изгнанных или казнённых начальников. Верховный орган казачьего самоуправления, Рада, неизменно представляла собой горластое, неорганизованное собрание всех наличных членов «братства». Разгульная вольница для достижения своих узкокорпоративных и личных целей одинаково хладнокровно и бессердечно лишала имущества и жизни как басурман и католиков, так и своих единоверцев, православных – принимала участие в набегах вместе с крымскими татарами на Галицию и Волынь, во владения царя московского и господаря молдавского; обрекала на невольничьи рынки Востока десятки тысяч единоверцев, нередко расплачивалась ими с Бахчисараем за «союзническую помощь», как было после Конотопской битвы.
Запорожские казаки и не пытались создать отдельного государства. Сюзерен за службу ему подкармливал, прикрывал в неудачах, самолюбивым давал возможность повысить свой социальный статус, сохранить и приумножить имущество. Казачьи бунты против власти патрона вспыхивали не за «волю» (её на украйнах той или иной державы было более чем достаточно), не за православие (иностранцы поражались безбожию духовных потомков половецких орд), не с целью защиты соплеменников (последние были той же «добычей», что и остальные народы). «Повстання» степного братства преследовали цель выгодно, для получения новых источников обогащения и привилегий, сменить одного хозяина на другого. Обращаясь к раде «отаманов» и сотников гетман Выговский делает показательный акцент: «Московский царь всех вас драгунами и невольниками вечными сделает, жён и детей ваших в лаптях лычных водить станет, а царь крымский в атласе, аксамите и сапогах турецких водить будет». Вот куда нацелено «вольнолюбивое» казачество – на заморское барахло, отнюдь не на освобождение православного люда от панской неволи и не на защиту его от басурман, не на суверенитет «Украйны милой». Обратите внимание на слова «водить станет», «водить будет». Незалежное Запорожье, получается, само, по собственной воле, не ходит; его водят, как бодливую козу на верёвке, – то король, то хан, то султан, то царь. И римскому кесарю с радостью подставится загорелая казачья выя под ошейник, если император турецкие сапоги заменит на немецкие «чобоття».
Переведите взгляд с Запорожской Сечи 300-400-летней давности на сегодняшний Киев, и вы увидите если не двойника, то явление с чертами, позволяющими предположить родство. В таких случаях говорят: «Мне это напоминает…».
Так вот, украинский властный Олимп последних лет напоминает мне (даже очень напоминает!) остров Хортицу в его классические времена. Сходство подтверждается и в деталях. Нынешняя Верховна Рада и – мятежное казачье коло, производящее, в основном, крики, суетню, трудноразрешимые ситуации. Непопулярный, обречённый на изгнание пан гетман, имярек, как отражение в кривом зеркале пана президента с его «плавающим» рейтингом, избранного, будто выкрикнутого горластой толпой, то небольшим преимуществом западных голосов, то восточных. Перманентно бунтовавшая, по степному обычаю, старшина - тот же уряд образца начала ХХ1 века. Правда у одного из недавних конкурентов-отаманов (по нынешнему раскладу – премьер) вместно оселедця на темени до сих пор (даже в местах не столь отдалённых) красуется коса, уложенная с претензией на корону. Следовательно, перед нами отаманша, и ещё не факт, что «экс». Элегантная юбка подтверждает, но не оскорбляет ретроспективно бранное сословие, ибо, свидетельствуют современники, в «Казачьей республике» не у каждого и шаровары водились, недаром голутьба беспарточная. К слову, Украина скоро приблизится к этому определению, коль нынешние носители высшей власти не исправят (конечно, не исправят!) результаты экономической деятельности премьерши-отаманши с гетманской булавой в уме даже за решёткой.
До 1722 года, когда была учреждена Петром Малороссийская коллегия, Украина казаковала вволю и беспрепятственно. Поиски более сильных и богатых покровителей, чем Москва и Петербург, начал уже Богдан Хмельницкий, едва присягнув царю православному. Он был, по сути, «двоеданником», водя Кремль и Стамбул за нос. В гетмане Мазепе идея отложиться и перейти (то есть, поменять верховодов) достигла наивысшего развития. На гетмане Полуботке она бесславно забилась в уголок тайных мечтаний. А когда Екатерина пожаловала верхушку днепровской вольницы российским дворянством, на что не решались ни крули, ни последний царь, ни первый император, о ней («идее»), пока не рухнула по внутренним причинам империя, записные «бунтари» вслух и не вспоминали. Сапог, атласа и аксамита на всех «достойных», предоставивших с помощью бердычевских евреев «свидетельства» о шляхетстве, хватило. Однако настроения измены и клятвопреступлений, лицемерие, культвируемые вереницей гетманов, отаманов и сотников, стали натурой правящих на Украине кланов. Проникнув в народные массы вместе с навязанными им «героями», налево и направо продававшими батькiвщину оптом и в розницу, эти настроения повлияли на развитие национального характера. Двуличие, необязательность, предпочтение личного общественному, потеря чувства общиннности (моя хата з краю…), расчётливая лживость, служебное рвение под начальством сильного стали визитной карточкой украинства (не путать с благородным, гордым малороссизмом!). Один депутат ГД РФ, до сентиментальных слёз влюблённый в придуманную им Украину, время от времени вопрошает, опуская руки: «Ну, почему они не держат слова!? Почему они постоянно, бессмысленно врут!?» (реакция на одно из «соглашений» в Посольстве Украины з щирим потиском рук i щирою усмiшкою (улыбкой).
Нечаянный суверенитет (не добытый саблей, а поднесённый на «блюдечке с голубой каёмочкой в 1991 году) ещё больше развратил украинство. Какая досада – святу волю москалi дарували! Вот если бы это сделали «мэрыканци», на худой конец «нимци», то приняли бы с подобострастием от представителей высшей расы. Но отказаться ради эффектной позы нельзя (а вдруг Москва одумается, второй раз не даст!). Такое унижение можно нейтрализовать лишь ещё большим унижением неосмотрительного дарителя. Все силы нечаянно незалежной державы мобилизованы и брошены на дискредитацию всего русского в своей стране, наполовину русскоязычной, и за рубежом. Где только возможно, невзирая на массу собственных опасных проблем, требующих для их решения концентрации воли и физической энергии. Одна из наибольших проблем Украины – Крым, кусок, который не проглотишь, но и выплюнуть жалко. Не цветущей территорией красна Таврида для Киева, а сладким сознанием, что это украинская колония, почти сплошь населённая вчерашними iмперцями-окупантами. Южнее хутора Михайловского верно подмечено: нельзя унизить русского человека, просвещённого патриота, больше, чем отняв у него Севастополь. И всё-таки проблемой из проблем для свiдомого украинства стал свалившийся на голову «сувэрэнытэт».
Паны гетманы и полковники заворочались в гробах, передавая ощущение дискомфорта ныне живущим правителям Украины. Ведь как изначально повелось на Сечи? Сначала зрадити (изменить), затем вiддатися (отдаться). А тут привычная цепочка нарушена: некому вроде бы изменять! А так хочется – внутренний голос из пресловутой ментальности соблазняет. Незалежнiсть (с чем её едят?) со всех сторон обступила, не даёт сыграть традиционное действо по полной программе.
Но недаром бытует выражение «хитрый хохол». Нашли таки выход – изменить самим себе: своей русской природе, исторической памяти, предкам, оставшимся в общей Руси, когда столицей был Отец Городов Русских, и Руси Малой, вырванной по кускам всем русским миром у иноземных владельцев. Изменить всем добровольным и умелым строителям империи и СССР, их доблестным защитникам, Православному Богу и собственной совести.
Вопрос же, кому вiддатися, не стоит. «Водить будет» в натовских сапогах (решили на Днепре) самый нынче сильный, самый богатый… Догадайтесь, кто!.. А если заокеанский хозяин со временем станет несостоятельным, другой найдётся. Вон, Китай поднимается. И Бразилия, говорят, перспективна. Не суть важно, кто верховодом станет. Главное, загнать москалей за Оку, Сибирь отобрать (на користь усьому людству). Новой Украине, конечно, мало чего при дележе перепадёт; скорее всего, дырка от бублика - попользуется ею Запад себе на пользу и вообще замечать перестанет, как любую из славянских держав. Это Россия вынуждала и вынуждает пока ещё атлантистов учитывать славян (от slave – раб, англ.) в своих геополитических построениях. И в возможной ядерной войне (не дай Бог!) натовской Украине, как и всей Восточной Европе, отводится англосакскими стратегами роль российского предполья, то есть, территории, обречённой на судьбу радиоактивной, безлюдной пустыни, не зависимо от того, кто выйдет из этой войны победителем. Украинство осознаёт это. И тем не менее готово подставить голову.
Ради чего?
Та щоб добре зрадити.
Сергей Сокуров специально для golossovesti.ru
Просмотров: 325 | Добавил: Администратор | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: