Вторник, 17.07.2018, 04:58 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход
Главная » 2013 » Апрель » 22 » «Немощное мира избрал Бог…»
15:15
«Немощное мира избрал Бог…»
«Немощное мира избрал Бог…»
О Марии Гатчинской (Леляновой)

 
Преподобномученица Мария родилась в 1874 году в Санкт-Петербурге, в семье владельца сургучной фабрики купца Александра Ивановича Лелянова и в Крещении была наречена Лидией. Семья жила неподалеку от Новодевичьего монастыря, рядом с Преображенской церковью на Забалканском проспекте. Отец скончался, когда Лидии исполнилось три с половиной года, а ее сестре Юлии – полтора, и они остались на попечении матери и старших братьев. Лидия училась в женской гимназии, но незадолго перед ее окончанием заболела энцефалитом, вследствие чего у нее развилась болезнь Паркинсона, а затем ревматизм и подагра. Сдавать выпускные экзамены ее привезли в инвалидной коляске. Родные предприняли много усилий, чтобы помочь девушке, показывали ее знаменитым отечественным докторам, возили за границу для консультаций с европейскими специалистами, но никто не смог ее вылечить. В 1912 году болезнь приняла тяжелые и неизлечимые формы, и на следующий год по совету врачей семья переехала в город Гатчину. В течение двадцати лет Лидия неподвижно лежала на спине, любое движение и прикосновение причиняло ей нестерпимую боль. Но она не роптала и со смирением переносила болезнь, восприняв ее как волю Божию, которой она вполне и покорилась; благодаря этим страданиям, она научилась непрестанно молиться и приобрела память смертную. После того как мать и братья скончались и Лидия осталась жить с сестрой Юлией, им стали помогать поселившиеся у них в квартире единомысленные с ними православные женщины. Кроткую больную часто посещало духовенство, у ее постели служились молебны, и даже образовался кружок женщин, которые пели на молебнах уже не только у нее дома, но и в храмах. При полной неподвижности тела и даже лица, способность речи у Лидии сохранилась: она говорила с полузакрытым ртом, как бы сквозь зубы, стараясь произносить слова медленно и раздельно, чтобы быть правильно понятой. Долгое и смиренное терпение тяжких скорбей очистило душу праведницы, и Господь наделил ее дарами прозорливости и духовного утешения. Со временем к ней стало приходить много народа, чтобы испросить совета и молитв; приходили не только миряне, но и священники, и архиереи. Митрополит Петроградский Вениамин (Казанский) благословил постричь подвижницу в монашество. В 1922 году в городе Гатчине на подворье Пятигорского Богородицкого женского монастыря в храме Покрова Божией Матери при огромном стечении народа архимандрит Александро-Невской лавры Макарий (Воскресенский) постриг ее в мантию с именем Мария. Каждый день праведницу ожидали очереди людей в прихожей, многие приносили ей продукты и деньги, которые она раздавала нуждающимся. По воспоминаниям профессора Ивана Михайловича Андреева, монахиня Мария имела огромный дар утешения и исцеления скорбящих душ. Вот «юноша, унывавший после ареста и ссылки отца-священника, вышел от матушки с радостной улыбкой, сам решившись принять сан диакона. Молодая женщина от грусти пришла к светлой радости, также решившись на монашество. Пожилой мужчина, глубоко страдавший от смерти сына, вышел от матушки выпрямленный и ободренный. Пожилая женщина, вошедшая с плачем, вышла спокойная и твердая». Сам профессор Иван Андреев посетил монахиню Марию в марте 1927 года и пожаловался ей на одолевавшую его тоску, которая длилась иногда до нескольких недель и от которой он не знал средства избавиться. «„Тоска есть крест духовный, – ответила монахиня Мария, – посылается она в помощь кающимся, которые не умеют раскаяться, то есть после покаяния впадают в прежние грехи. <…> А потому – только два лекарства лечат это, порой крайне тяжкое, душевное страдание: надо или научиться раскаиваться и приносить плоды покаяния, или – со смирением, кротостью, терпением и великой благодарностью Господу нести этот крест духовный, тоску свою, памятуя, что несение этого креста вменяется Господом за плод покаяния. <…> А ведь какое это великое утешение сознавать, что тоска твоя есть <…> подсознательное самонаказание за отсутствие требуемых плодов. <…> От мысли этой – в умиление прийти надо, а тогда – тоска постепенно растает и истинные плоды покаяния зачнутся". От этих слов матушки Марии у меня в душе точно кто операцию сделал и удалил опухоль духовную… И вышел я другим человеком», – вспоминал профессор. Незадолго перед своим арестом и мученической кончиной у подвижницы побывал митрополит Петроградский Вениамин, который, подарив ей свою фотографию, написал: «Глубокочтимой страдалице матушке Марии, утешившей, среди многих скорбящих, и меня, грешного». В начале 1932 года безбожники приступили к арестам монахов и монахинь ранее закрытых монастырей. «В условиях обостренной классовой борьбы и ожесточенного сопротивления, оказываемого контрреволюционными элементами развитию социалистических форм хозяйства, активную роль играют церковники <…>, пытаясь всяческими способами противодействовать и мешать делу социалистической стройки <…>, – писали сотрудники Ленинградского ОГПУ. – Несмотря на то, что монастыри в разное время были официально закрыты, – монахини <…> этих монастырей поддерживали их в скрытом виде и представляли из себя хорошо организованные группы контрреволюционного и антисоветски настроенного реакционного монашества, которые группировали вокруг себя контрреволюционные элементы, как то: бывших людей, кулаков, лишенцев, полицейских и т. д. Общежития монахинь скрытых монастырей посещались в большом количестве как местным населением, так и приезжими из других районов. Среди этих посетителей <…> монахини вели антисоветскую агитацию и распространяли провокационные слухи, направленные против советской власти и мероприятий таковой. В целях предотвращения дальнейшей антисоветской работы контрреволюционных групп монашествующих Ленинградским оперсектором ОГПУ в феврале <…> 1932 года была проведена операция, в результате которой арестованы <…>» (семьдесят шесть человек) (УФСБ России по Санкт-Петербургу и Ленинградской обл. Д. П-8894. Т. 2, л. 480). «Духовно монахини ликвидированного [Покровского] подворья [Пятигорского монастыря] <…> группировались около так называемой матери Марии, болеющей ревматизмом и подагрой в течение двадцати лет настолько в сильной форме, что больная находится в вынужденном лежачем положении на спине в течение всего времени своей болезни <…>. Ее посещают в большом количестве посетители не только из городского населения, но и крестьяне и приезжие из разных мест с целью получить от нее совета, как поступать в тех или иных постигших их неудачах…» (Там же. Л. 456). Какую опасность для властей могла представлять прикованная к постели монахиня-инвалид? Тем не менее безбожные власти эту опасность сознавали. Духовная сила и авторитет, а также полная безбоязненность матери Марии были страшны богоборцам. К ней обращали взоры те, кому требовалось укрепиться в противостоянии антихристианскому миру, насаждаемому на месте Святой Руси. Видя смиренное ежедневное мученичество и неземной дар божественной любви матери Марии, а также ее твердое стояние в вере, страждущие чувствовали живое дыхание Духа Божия, воочию созерцая, как немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное (1 Кор. 1, 27). И это живое веяние благодати укрепляло их на путях исповедничества. Монахиня Мария была арестована 19 февраля 1932 года. При аресте двое сотрудников ОГПУ подошли к постели матушки и, ухватив ее за вывернутые руки, поволокли по полу и по земле, а затем, раскачав за руки и за ноги, забросили в кузов грузовика. Однако нахождение праведницы в тюрьме из-за ее болезни было в то время невозможно, и ее поместили в тюремную больницу. Свидетели, допрошенные следователями ОГПУ, единодушно показали, что в городе и окрестностях монахиню Марию считают святым человеком, наделенным от Бога даром прозорливости. 22 марта 1932 года Выездная сессия Коллегии ОГПУ приговорила матушку к лишению «права проживания в Московской, Ленинградской областях, Харьковском, Киевском, Одесском округе, Северо-Кавказском крае, Дагестане, Казани, Чите, Иркутске, Хабаровске, Ташкенте, Тифлисе, Омске, Омском районе, на Урале и пограничных округах сроком на три года <…> с прикреплением к избранному месту жительства» (Там же. Л. 580). Господь избавил мученицу от дальнейших страданий. Однажды тем, кто носил передачи для матери Марии, было объявлено: «Скончалась в госпитале». По сведениям из архива ЗАГСа, смерть последовала 17 апреля 1932 года. Честные останки блаженной страдалицы были выданы ее невестке. Похоронить тело матушки было велено без огласки. Погребение состоялось на Смоленском кладбище неподалеку от часовни святой блаженной Ксении Петербургской. С тех пор ее смиренная могилка стала местом непрекращающегося паломничества верующих людей. Приходя поклониться блаженной Ксении, паломники затем шли на могилку к матери Марии. На протяжении нескольких лет гатчинское благочиние вело тщательную исследовательскую работу, готовя материалы для прославления праведницы Русской Православной Церковью. И это радостное событие произошло в день памяти святых Царственных Мучеников летом 2006 года, а весной следующего, 2007 года состоялось обретение святых мощей матери Марии и их торжественное перенесение в Павловский собор города Гатчины, где они пребывают и поныне.
Смиренный образ блаженной страдалицы незримо предстоит пред нами, являя свет Христовой любви, пример безропотного терпения скорбей, веры и упования, а также полного самопожертвования в служении Богу и ближним. Подготовила
Ксения МИРОНОВА
Источники:
Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века,
составленные игуменом Дамаскиным (ОРЛОВСКИМ).
Тверь, 2006. Апрель. С. 27–32;
Преподобномученица Мария Гатчинская. Благодатная страдалица
и утешительница в скорбях // ЖМП. № 7, июль 2011 года.
Просмотров: 439 | Добавил: Степанович | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: