Среда, 20.06.2018, 06:53 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход
Главная » 2012 » Сентябрь » 24 » «НЕТ БОЛЬШЕГО СЧАСТЬЯ, ЧЕМ БЫТЬ ЧАДОМ БОЖИИМ!»
15:47
«НЕТ БОЛЬШЕГО СЧАСТЬЯ, ЧЕМ БЫТЬ ЧАДОМ БОЖИИМ!»
«НЕТ БОЛЬШЕГО СЧАСТЬЯ,
ЧЕМ БЫТЬ ЧАДОМ БОЖИИМ!»
 
Приезжая в какую-нибудь затерявшуюся в родной русской глубинке монашескую обитель, попадаешь в иной, параллельный нашему городскому – суетному и жестокому – мир. При встрече с насельниками или насельницами невольно поражаешься их красоте, даже если с эстетической точки зрения это, может быть, не самые благообразные люди. На их лицах – отпечаток чистоты, душевного мира и духовной радости – всего того, чего нам так не хватает в жизни. Они спокойны и счастливы, всем довольны и всему рады, хотя понимаешь, что им, наверное, нелегко нести выбранный крест. Как оказались здесь некоторые из них, такие молодые? О чем они думают, что чувствуют, к чему стремятся?.. Побеседовать со мной (по благословению настоятельницы) решилась послушница Ангелина, которой я и задала эти возникающие у многих паломников-мирян вопросы.
 
– Как давно Вы подвизаетесь в монастыре? Какие послушания за это время Вам пришлось пройти и тяжело ли было их нести?
 
– В обители я живу шестой год, по милости Божией. Послушания проходила разные: на кухне, в трапезной – помогала сестрам, которые готовили, убиралась, складывала дрова, трудилась на огородах. Потом какое-то время послушалась на коровнике, и там мне очень нравилось. Научилась доить коровок, обращаться с ними, хотя я – житель городской и никогда ничем подобным не занималась. Вычищала навоз, пасла их, кормила… Было непросто – приходилось рано вставать, проводить весь день в поле, но при этом чувствовала радость, душой ощущала близость Господа, благодать. Может быть, я сейчас немного жалею, что у меня теперь нет этого послушания. Хотя понимаю, что жалеть ни о чем нельзя, потому что я не знаю, что для меня лучше, что смогу или не смогу понести. За все надо благодарить Бога. Еще немного занималась рукоделием – плела четки, расписывала пасхальные яйца, работала в иконописной… Святые Отцы пишут, что от послушания, на которое дано благословение, отказываться нельзя, каким бы тяжелым на первый взгляд оно не казалось. Потому что Господь обязательно поможет его исполнить, может чудо сотворить, и увидишь, что на деле этот труд – легкий и радостный. А на том послушании, где думаешь, что все получится, где нравится, куда просилась, Господь для вразумления и смирения попускает такие скорби, которые и представить было невозможно. Это я испытывала несколько раз и теперь прошу у Господа, чтобы Он дал мне усвоить полученный урок и не совершать ошибок в будущем.
 
– Как изменилась Ваша жизнь после того, как Вы стали послушницей? Кто такой, по Вашему мнению, послушник, каким он должен быть? Многие мирские люди не понимают, что такое послушание, как может человек разумный, взрослый, добровольно подчинять свою волю кому-то, ничего не делать без благословения, и смотрят на монастырь как на тюрьму. Что Вы можете сказать тем, кто имеет такое понятие о послушающихся в монастыре?
 
– Не знаю, изменилась ли к лучшему моя жизнь, мне кажется, что я становлюсь только хуже (улыбается. – С.С.). Вроде бы думала, что нет у меня хотя бы некоторых грехов и страстей, а потом выясняется, что и они имеются, да еще какие! Я сознаю, что плохо живу, нерадиво и недостойно звания послушницы. Но все равно очень благодарна Богу, что поставил меня на этот путь. Когда нас, меня и еще нескольких сестер, одели в подрясники, подпоясали, дали четки, я почувствовала покой, глубокий мир на душе. До этого момента, хотя я уже определилась с выбором жизненного пути, все же порой ощущала некоторое безпокойство, не то, чтобы сомнения, а не знаю даже, как назвать, помыслы неуверенности, наверное. Но как только это произошло, внутри все совершенно успокоилось, появилась душевная сила и радость. Это как будто ты догадывался о чем-то, о каком-то очень хорошем событии в твоей жизни, но еще не знал наверняка, что оно случится. И тут тебе говорят: да, это действительно будет, и ты чувствуешь уверенность в себе и в завтрашнем дне, уже ни о чем не нужно безпокоиться, просто идти по тому пути, на который Господь вывел. Кто такой послушник и каким он должен быть – об этом пишут Святые Отцы, особенно мне нравится, как преп. Иоанн Лествичник ублажает добродетель послушания и послушнический чин: «Двумя сими добродетелями (т. е. уклонением от мира и отвержением своей воли) преподобное послушание, как златыми крылами, безленостно входит на небо: и, может быть, о сих-то крылах некоторый духоносец воспел: „кто даст ми криле яко голубине, и полещу деянием, и почию в видении и смирении" (ср.: Пс. 54, 7). <…> Послушание есть совершенное отречение от своей души, действиями телесными показуемое; или, наоборот, послушание есть умервщление членов телесных при живом уме. Послушание есть действие без испытания, добровольная смерть, жизнь, чуждая любопытства, безпечалие в бедах, неуготовляемое пред Богом оправдание, безстрашие смерти, безбедное плавание, путешествие спящих. Послушание есть гроб собственной воли и воскресение смирения... Послушный, как мертвый, не противоречит и не рассуждает, ни в добром, ни во мнимо худом; ибо за все должен отвечать тот, кто благочестиво умертвил душу его (т.е. духовный наставник. – Примеч. ред.). Послушание есть отложение рассуждения и при богатстве рассуждения» («Лествица»). Лично для меня послушание – это крест. Иногда бывает тяжело, появляются помыслы, что, может быть, другое послушание, не то, которое дали, было бы спасительнее. Но я сознаю, что это – проявление гордыни, и нужно бороться с ней, смиряться, полагаться во всем на Господа, потому что Он дает нам именно то, что необходимо, то, что для нас полезнее всего. И когда смиряешься, чувствуешь легкость и радость на душе, появляется ощущение свободы, действительно – как будто крылья вырастают. А если живешь по своей воле, приходится испытывать сомнения, смущения, душевные переживания, порой не знаешь, как правильно поступить, надо или не надо совершать какой-то поступок. А тут никаких вопросов не возникает, все понятно, легко и просто, ведь воля Божия, которая открывается через духовного отца и через старших, – она самая благая, самая совершенная. Надо только это понять, принять и благодарить Бога. Вот этому и стараюсь учиться, с помощью Божией. А по поводу свободы Господь в Евангелии сказал: Если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными. Ему отвечали: мы семя Авраамово и не были рабами никому никогда; как же Ты говоришь: сделаетесь свободными? Иисус отвечал им: истинно, истинно говорю вам: всякий, делающий грех, есть раб греха. Но раб не пребывает в доме вечно; сын пребывает вечно. Итак, если Сын освободит вас, то истинно свободны будете (Ин. 8, 31–36). И мне кажется, что тот, кто говорит, что жить в монастыре и кому-то подчиняться – унизительно, в глубине души сознает, что он – раб греха, но просто не хочет сам себе в этом признаться.
 
– А может ли послушник, какое-то время пожив в обители, уйти из нее, создать семью и обрести счастье в миру? Не возникало ли у Вас такого желания?
 
– Уйти, конечно, может, но вот насчет счастья – мне кажется, вряд ли он будет счастливым. Такой человек, даже если он и не принимал постриг, но в сердце своем уже дал обет посвятить жизнь Богу, а потом свернул с избранного пути – чего-то не понес или вовремя не воспротивился искушению, то он уже, как говорится в пословице, ни Богу свечка, ни миру калач. Об этом пишут святые, и я лично знаю такие примеры. Например, преп. Амвросий Оптинский в письме к одной девушке писал, что человек, оставивший монастырь, неблагонадежен для семейной жизни: «Пишешь, что получила письмо от Варвары И., в котором она пишет, что один человек, который некоторое время жил в Киновии, близ Троицко-Сергиевой лавры, а теперь оттуда вышел и снял с себя монастырское платье, сватается за девушку, которая некогда служила Соф. Ник. В.И. поручает тебе передать об этом мне и желает знать мое грешное мнение: выйти ли этой девушке за означенного человека или нет. Выйти-то можно, да будет ли от этого толк? В Евангелии Сам Господь глаголет, что озирающийся вспять несть управлен в Царствие Божие. И хотя бывали примеры, что люди выходили из монастыря и вступали в брак, но не было примера, чтобы такие люди бывали благополучны в своей жизни. Поэтому связывать свою судьбу с судьбой такого человека весьма неблагонадежно; и я, со своей стороны, никому не могу подать на это моего совета, так как хороших последствий и благополучия от подобного брака ожидать нельзя» (Преподобный Амвросий Оптинский. Полное собрание писем. Ч. 2. Письма к монашествующим, основателям и первоначальницам общин). Также, например, свт. Лука Крымский (Войно-Ясенецкий) рассказывал, что его жена (он был женат, имел детей и принял постриг и священный сан уже после кончины супруги) в юности, хотя и не была монахиней, но дала обет сохранить девство, а потом нарушила его и впоследствии не обрела счастья: «В Чите я женился на сестре милосердия, работавшей прежде в Киевском военном госпитале, где ее называли святой сестрой. Она покорила меня не столько своей красотой, сколько исключительной добротой и кротостью характера. Там два врача просили ее руки, но она дала обет девства.
Выйдя за меня замуж, она нарушила этот обет, и в ночь перед нашим Венчанием в церкви, построенной декабристами, она молилась перед иконой Спасителя, и вдруг ей показалось, что Христос отвернул Свой лик и образ Его исчез из киота. Это было, по-видимому, напоминанием об ее обете, и за нарушение его Господь тяжело наказал ее невыносимой, патологической ревностью» (Архиепископ Лука. «Я полюбил страдание…» Автобиография). Среди моих знакомых есть сестры, которые, побыв послушницами, вернулись в мир и вышли замуж. Но и они тоже сейчас страдают. У одной, например, муж начал выпивать и даже поднимать на нее руку, хотя он верующий, воцерковленный человек. В другой семье тяжело болеет ребенок… Все же думается, и святые Отцы Церкви подтверждают эту мысль, что оставлять монашеский путь, если ты на него уже встал, – это шаг назад, это падение. У меня, милостью Божией, такого искушения не возникало.
 
– Многие недоумевают, почему уходит в монастыри молодежь. Ну, человек в возрасте – еще можно понять: семейной жизнью пожил, детей воспитал, отдал, если можно так сказать, дань обществу. Конечно, хорошо перед уходом в вечность очистить душу покаянием, пожить в святой обители, когда в миру уже ничего не держит. А молодые? «Ведь вы жизни еще не видели!» – сокрушаются некоторые…
– Но это получается как в пословице: «На Тебе, Боже, что нам не гоже!» А что подразумевается под выражением «жизни не видели»? Ведь тут обычно хотят напомнить об «утраченных» мирских удовольствиях, которые в наше время зачастую представляют собой явный грех. И что, нужно непременно успеть все это попробовать, замарать душу и уйти в монастырь, когда уже повреждено душевное и физическое здоровье и ты, пройдя через пламя страстей, ни в чем не видишь смысла, не находишь отрады и в 20–30 лет чувствуешь себя стариком или старухой?.. Конечно, и в миру спасаются. Есть, слава Богу, много православных семей, много тех, кто занимается благотворительностью и еще какой-либо богоугодной деятельностью, но у каждого свой путь, свой выбор. И мне кажется, что тем людям, которых Господь призвал, которым открыл монашеский путь – им в миру будет гораздо тяжелее, чем в обители, во всяком случае в отношении меня – это точно.
 
– Интересуетесь ли Вы общецерковными проблемами, такими, как вопросы перевода богослужебных текстов на современный русский язык, введения нового календарного стиля в нашей Церкви, развитие процесса глобализации и т.п.? Я знаю, в некоторых монастырях существует мнение, что вставшие на монашеский путь вообще не должны об этом ничего знать. Им нужно лишь безпрекословно принимать взгляды и указания начальствующих по всем вопросам. Разделяете ли Вы такую позицию?
 
– У нас, слава Богу, матушки и сестры единодушны в неприятии новшеств в церковной жизни. Зачем переводить прекрасное, возвышенное церковно-славянское богослужение на русский язык, для чего менять календарь, по которому жили и молились веками все святые Божии?! К глобализации мы тоже относимся отрицательно, многие наши насельницы живут без новых Российских паспортов, хотя у кого-то они и есть: это личное дело, этот вопрос каждая решает с духовником. Позицию, что в монастыре надо, как учат Святые Отцы, быть слепым, глухим и немым, я разделяю в том смысле, что нужно стараться внимать лишь себе, своему спасению. Но если какой-то вопрос каким-либо образом касается дела спасения – как же его не рассмотреть, не вникнуть, чтобы понять, как к этому явлению относиться, как не навредить своей душе?.. Сейчас много духовных ловушек: где-то под видом духовности и послушания убивается дух, попирается вера, а где-то под знаменем борьбы за Истину люди уходят из Церкви в расколы. Поэтому я очень благодарю Бога за то, что живу среди родных по духу матушек и сестер, с которыми мы понимаем друг друга, что у нас есть духовный отец и матушка, стоящие, милостью Божией, в Истине.
 
– Что такое счастье, по Вашему мнению? Чувствуете ли Вы себя счастливой? И не жалеете ли о своем выборе жизненного пути?
 
– Если спросить у разных людей, верующих и неверующих, что такое счастье, то, наверное, мы услышим разнообразные ответы. Кто-то скажет, что счастье – это здоровье близких, кто-то поставит во главу угла мир в семье, благополучие в работе, взаимопонимание с родными… Но на самом деле все будут иметь в виду одно – состояние душевного мира. А Святые Отцы пишут, что настоящий мир душевный невозможно обрести без Бога, вне истинной, Православной веры. Совсем недавно у нас на трапезе читали письма свт. Игнатия (Брянчанинова), где были такие слова: «То, что все мы <…> кратковременные странники на земле, – есть осязательная истина. То, что мы обращаем так мало внимания на вечность, забываем ее, – есть верный признак нашего падения, падения не только в теле, но еще более в уме, в сердце. Глядя на себя, мы в себе увидим, что нам нужно спасение, нужен Спаситель. Познание Спасителя, а через то и получение блаженной вечности – есть первое счастье на земле, есть единственное сокровище человека»; «Наружное счастье не может вполне напитать человека; источник истинного счастья должен быть в его сердце, а эти святые, чистые воды дарует христианину вера» (Полное собрание творений святителя Игнатия (Брянчанинова). Том VIII). Поэтому думаю, что нет большего счастья, чем быть православным, Христовым, чадом Божиим. О своем выборе, слава Богу, никогда не жалела. Напротив, сознаю, что должна непрестанно благодарить Господа за то, что вывел из мира, поставил на узкий путь. Молюсь, чтобы помог с него не уклониться.
 
– Что бы Вы хотели пожелать всем нашим читателям и в первую очередь тем, кто имеет желание посвятить свою жизнь Богу?
 
– Хочу пожелать душевного мира и спасения. А тем, кто задумывается о монашестве, – не гасить в своем сердце затеплившийся огонек, откликнуться на зов Божий. Подумать об этом хорошо, помолиться, все взвесить, заручиться благословением и – идти, не озираясь вспять, возложив всю надежду на Господа и Его Пречистую Матерь – первую Монахиню и нашу усердную Заступницу.
 
Беседовала Серафима СМОЛИНА
Просмотров: 299 | Добавил: Администратор | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: