Вторник, 16.10.2018, 10:09 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход
Главная » 2013 » Июнь » 1 » НОВОСТИ СВЯТОЙ ГОРЫ АФОН
13:39
НОВОСТИ СВЯТОЙ ГОРЫ АФОН
Одна из древнейших карт
 
 
Одна из древнейших карт Святой Горы и Эгейского моря
После развала Римской империи в V в. н. э. картография на Западе, подобно многим другим наукам, пришла в серьезный упадок. Искусство картографии не развивалось и в арабских странах. Затем в Европе на новом уровне возобновилось изготовление идеализированных карт с использованием геометрических форм, а самые типичные средневековые карты Афона, хотя и были зачастую прекрасно иллюстрированными, свидетельствовали об искаженном понимании географии. В чем вы можете убедиться. Карта Афона в форме почти правильного креста - геометрический символ:
Святая Гора Афон, фото 1940-х годов
 
 
 
 
 
 
Рай для одних может показаться адом для других
 
 Продолжаем публиковать посвященные Афону главы из книги Майкла Льюиса «Бумеранг». Написанная всего несколько месяцев назад книга «Бумеранг» уже стала бестселлером. Чтобы разобраться в кризисе автор решил использовать нестадартный подход: он просто взял - и поехал на Афон. - Святая Гора Афон Монахи пробыли в церкви до часу ночи. Обычно, пояснил отец Арсениос, они встают в 4.00 и начинают все сначала. По воскресеньям полагается послабление: они начинают в 6.00. Прибавьте еще восемь часов ежедневной работы в огороде, или мытья посуды, или изготовления мятного ликера, и вы поймете: рай для одних может показаться адом для других. Руководители предприятия, отцы Ефрем и Арсениос, отступают от этого сурового режима примерно пять дней в месяц, в остальное же время ведут одинаковый со всеми образ жизни. «Большинство греков считают, что настоятель — весьма предприимчивый делец, — в порыве откровения говорит мне отец Матфей из Висконсина. — Все в Греции убеждены, что у настоятеля и отца Арсениоса есть тайные счета в банках. Если подумать, то это полный бред. Что им делать с этими деньгами? Они не ездят на недельку на Карибы. Настоятель живет в келье на Афоне. Это хорошая келья. Но он все же монах. И очень не любит уезжать из монастыря». Мысль о том, что мне предстоит явиться в церковь в 6.00, не дает мне уснуть, и уже в 5.00 я на ногах. Абсолютная тишина: так редко доводится вообще ничего не слышать, что лишь через какой-то момент времени начинаешь ощущать отсутствие звуков. Купола, трубы, башни и греческие кресты резко выделяются на фоне серого неба. Как и пара праздно застывших гигантских кранов — поскольку активы монастыря заморожены, его восстановление приостановлено. В 5.15 из церкви доносятся первые звуки, как если бы кто-то передвигает иконостас — тяжелый физический труд закулисной подготовки к представлению, В 5.30 монах хватает веревку и звонит в церковный колокол. Снова становится тихо, но через несколько мгновений из длинного общежития монахов раздаются сигналы электронных будильников. Через 20 минут монахи по одному или парами выходят из келий и по булыжной мостовой устремляются к церкви. Все это похоже на начало фабричного дня в небольшом городке. Не хватает лишь судков с обедом. Три часа спустя по дороге в Афины у меня звонит телефон... Это отец Матфей. Он хочет попросить меня об услуге. Только не это, думаю я, они меня раскусили, и он собирается уговаривать меня не писать о некоторых вещах. В общем-то, они действительно поняли мои намерения, только он звонил не за этим. К слову сказать, министр финансов настаивал на проверке своих цитат, а вот монахи дали добро писать о чем угодно, что само по себе поразительно — в свете грозящих им судебных процессов. «Мы читаем материалы одного консультанта на американском фондовом рынке, — говорит монах. — Его зовут Роберт Чапмен...» (Никогда не слышал о нем. Он оказался автором информационного бюллетеня о глобальных финансах.) Собратьев по обители, сказал отец Матфей, интересует, что я думаю о Роберте Чапмене и стоит ли его слушать...
 
Купил один монах мула
 
«Отец Мой, Который дал Мне их, больше всех; и никто не может похитить их из руки Отца Моего.» (Ин. 10:29). Это не совсем притча, а точнее, - совсем не притча. Это - подлинная история, случившаяся на Святой Горе Афон Купил один монах мула - молодого, плохо обученного. Привязал его веревкой к лужайке и оставил пастись. Приходит попозже, а мул этот отвязался. Хозяин к мулу, а мул – от хозяина! Взял крестьянин уздечку – и за ним. А тот – по кустам, по оврагам – уходит! Разозлился крестьянин: бегает за ним и ругает его почем зря. Устал страшно. Потом подумал: «Чего это я за ним бегаю? Пусть он побегает за мной!» Пошел в дом, взял хлеб с солью, сел в трапезной и ест хлеб по кусочку... Слышит: в кустах затрещало – мул подошел поближе, потом из кустов вышел, ушами водит и ноздри подрагивают. А сам ближе и ближе к хлебу. Потом совсем рядом стал, морду тянет к хлебу и ржет тихонько! Хозяин не удержался – рассмеялся! «Эх ты! – Говорит. – Дурачок! Ладно, ешь хлеб!» Одел на него узду и повел в хлев. Так и подружились... Если хочешь покончить с рассеянием ума, приучи его к распорядку, который привлечет ум в сердце, подобно тому, как добрый хозяин приманивает коня на кусок хлеба с солью.
 
Архимандрит Антонин (Капустин)
 
Заметки поклонника Святой Горы. Карея - Ивирон Архимандрит Антонин (Капустин) - неутомимый исследователь Востока - наконец посещает и Афон. Его воспоминания были незаслужено забыты. А они интересны прежде всего скурпулезностью и тяжеловеснымнаучным языком автора (пожалуй, это единственное воспоминание об Афоне в таком роде), а кроме того и тем, что спутником его был известный собиратель генерал Петр Севастианов, о котором мы уже публиковали несколько статей. Наконец, главный интерес вызывает древность заметок. Напомним, это был 1859-й год. Русский монастырь тогда был еще греческим, и Афон был совсем другим! - Святая Гора Афон Святая Гора, з августа 1859 Был день воскресный. Утреннее солнце светило нам прямо в глаза, рассекая еще не жгучими, но уже ослепительными лучами легкий туман, носившийся над морем. Мы медленно подвигались вперед на мулах, спускаясь с зеленых подгорий Афона в глубину Иверской долины. Стезя наша вилась по самым живописным местам. Было тихо в природе и на душе.
Мы ехали уже около получаса, когда до нас стали долетать сзади звуки веселого трезвона Серанского и унылого благовеста Корейского, сзывавшего к божественной литургии странное и единственное в мире население не менее странного и также единственного в своем роде города. Было нас два путника, один уже изучивший Св. Гору, другой еще изучающий ее; но при нас был третий ― провожатый, ― готовый быть учителем и того и другого. Это был старожил ее, ― один из тех многих, которые, отрекшись мира, не отреклись благоплоднбй деятельности, занятой у него, и куплю личного прибытка обратили в куплю на пользу общую, изменив предмет, но не образ мыслей.
Новый род занятий требует обыкновенно от таких людей новых приемов сообразительности и изворотливости, новые условия жизни - нового обращения, а новые понятия - нового языка. Но почтенный святогорец, сопровождавший нас, по-видимому, не встретил на Св. Горе ничего нового, по крайней мере то время, в которое он встретил новое, уже давно прошло и не оставило на нем никаких следов. Долговременное пребывание его на Св. Горе освоило его с ней во всех отношениях и дало ему влаственное некое дерзновение во взглядах и суждениях обо всем, что до нее касается. Афоне строгая и соразмеренная и всегда более или менее созерцательв жизнь не только не изменила неизысканной простоты речи его как бы еще большую придала ей естественность.
Я с некоторым увлечением распространяюсь о личности своего спутника, потому что, во-первых, это ― личность замечательная, а, во-вторых, более или менее выражающая собою общий характер евятогорцев, бегущих от мира ― с собственными названиями предметов к миру с названиями иносказательными. Наш «старец», от природы или привычки неразговорчивый, проходил равнодушным молчанием вырывавшиеся иногда из уст наших похвалы местности, ублажения уединения, исторические воспоминания, ученые предположения и т. п., но охотно указывал границы владений монастырских, называл имена келлий и пр. Так узнавали мы попеременно, что тут оканчивалась земля котломушская и выходил клином участок ставроннкнтскнй, а там под самый Котломуш подошла земля пандократорская и пр. Как произошла эта странная чересполосность владений на Св. Горе, понять трудно.
Обыкновенно земля прилежит обители, окружая ее, или, точнее, идя от нее или вверх до хребта, или вниз до моря. Полагать надобно, что издавна существующее в монастырях обыкновение отдавать внаем или даже и продавать кельи, т. е. отдельные дома (хутора) с землею, принадлежащие монастырям, от перехода их потом с рук на руки и от потери документов, при естественной неопределенности границ, удобстве подкупа и равнодушии местной власти, было причиною такой печальной беспорядочности.
Впрочем, подобная смешанность владений встречается по преимуществу около Карей ― этого средоточия святогорского управления, вмещающего в себе все начала разъединения. В Карее все монастыри имеют свою собственность, распадающуюся бесчисленными участками по ее окрестностям. Это отжившая и распавшаяся на множество частей древнейшая Лавра Св. Горы, история которой погребена в архиве Лротата, но, быв извлечена оттуда, представила бы много поучительного не только для Св. Горы, но и для всего православного иночества.
В размышлениях о минувшем мы достигли границ иверских. Отсюда началась вновь устроенная хорошая дорога, выстланная камнем и довольно просторная...
 
Аптека Русского на Афоне скита ап. Андрея. Афонские лекарства: Сегодня опять полстакана слабительного!
 
Афонские лекарства ...В своем роде лечения мой доктор удивитель­ный, только тяжкий своими афонскими лекарствами, почти так же, как и самая лихорадка. Обыкновенное его лекарство состояло в каждодневном приеме мною слабительного, самого сильного в своих действиях. Поэтому, когда наступало утро и я пробуждался и открывал глаза, первая мысль как молния поражала меня: «Сегодня опять полстакана слабительного!»

Как бы то ни было, я отдавал честь моему доктору за его крайнюю снисходительность ко мне, касательно назначе­ния пищи; против одного только кушанья вос­ставал он. По обыкновенной уловчивости боль­ных, не довольствуясь порциею фондаричного кушанья, состоявшего по большей части из рису и макарон или лапши с баклажанами (фрукты), я убедил одного из русских схимников сварить мне киселя; духовник со своей стороны дал на это благословение...

Просмотров: 778 | Добавил: Степанович | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: