Понедельник, 19.11.2018, 23:56 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход
Главная » 2012 » Июль » 13 » Новый управделами УПЦ МП: «Решение с Божией помощью нам удастся найти»
23:02
Новый управделами УПЦ МП: «Решение с Божией помощью нам удастся найти»
Новый управделами УПЦ МП: «Решение с Божией помощью нам удастся найти»
 
 
Не секрет, что в Украинской православной церкви Московского патриархата (УПЦ МП) сейчас наблюдается противостояние двух групп влияния: сторонников автокефалии (отделения УПЦ от Русской православной церкви) и защитников церковного единства.
Во время болезни митрополита Киевского и всея Украины Владимира первые были большей частью смещены с руководящих постов (секретарь предстоятеля УПЦ МП был даже выведен из состава Священного синода). С возвращением митрополита Владимира из больницы проавтокефально настроенные архиереи понемногу стали возвращать рычаги влияния, обретенные еще при помощи секретариата президента Ющенко.
На фоне этой конфронтации неизбежно встает вопрос о местоблюстителе церковного престола. Во время болезни предстоятеля выяснилось, что данный вопрос в уставе о внутреннем управлении УПЦ МП четко не прописан, что и породило разнотолки относительно принятых в этот период решений.
Еще в начале этого года для многих было очевидно, что преемником Блаженнейшего готовится стать его секретарь Александр Драбинко — слишком уж стремительной была карьера последнего. Именно он, ставший архиепископом в 33 года, и считается лидером проавтокефалистского движения в УПЦ МП. Вот как описывал его рукоположение в епископы известнейший миссионер игумен Кирилл Сахаров: «Беспрецедентной была хиротония архимандрита Александра (Драбинко): 42 архиерея, в т. ч. три из России, и по одному из Молдавии, Белоруссии, Азербайджана и Казахстана приняли участие в ней. Все это было похоже на интронизацию будущего главы УПЦ».
С зимы нынешнего года противники автокефалии стали связывать свои надежды с митрополитом Одесским Агафангелом. Именно он руководил Священным синодом, принявшим вышеупомянутые резонансные решения.
Однако сегодня в кругах, близких к членам синода, практически все сходятся во мнении, что наиболее компромиссной фигурой является ректор Киевской духовной академии (КДА) архиепископ Бориспольский Антоний.
На майском заседании синода он был наделен исключительными полномочиями. Преосвященного Антония назначили управляющим делами УПЦ МП, ввели в постоянные члены синода, обязали следить за деятельностью церковных учреждений, образованных Священным синодом, представлять предстоятеля УПЦ МП в государственных, общественных и церковных мероприятиях, отвечать за межхристианские и межрелигиозные отношения УПЦ.
Сегодня Его Высокопреосвященство дает свое первое интервью в должности управделами УПЦ МП для светской прессы.
— Владыко, сейчас, когда в руководстве Украинской православной церкви Московского патриархата наблюдаются резонансные кадровые перемещения и назначения (за которыми эксперты видят тактические победы либо проавтокефалистского, либо, наоборот, промосковского крыла епископата), ваше назначение сразу на несколько ключевых должностей остается для многих загадкой. Сторонников украинской автокефалии смущает ваше московское прошлое, ревнители единства церкви называют вас автором проавтокефалистских поправок к уставу УПЦ. Чьи сомнения вы желали бы развеять?
— Вы задали сразу несколько важных вопросов. Однако прежде чем на них ответить, не могу не сказать, что в них я заметил одну характерную тенденцию. Сегодня светское общество смотрит на церковь точно так же, как на политические партии или на общественные организации. В церкви стремятся видеть лишь борьбу разных фракций, тактические промахи одних и стратегические победы других. Но церковь — это не политическая партия. Это богочеловеческий организм, который существует не для того, чтобы бороться за обладание земными благами. Церковь существует, чтобы открыть человеку полноту богообщения. Церковь несет в мир свидетельство о Христе, который был распят и воскрес. Церковь свидетельствует о том, что и нам во Христе открыт путь на небо, путь к вечной жизни. И именно эту непреходящую ценность Церкви Христовой совсем не видят (или не хотят видеть?) многие современные «эксперты». Понимаете, наше глубинное единство во Христе не может быть нарушено никакими разногласиями, которые, конечно же, всегда были, есть и будут в церкви.
И лишь сквозь призму этой главной задачи церкви следует воспринимать все происходящие в ней процессы, в том числе и принимаемые кадровые решения. Какие бы обязанности ни возлагала на меня церковь, я всегда стремлюсь выполнять их так, чтобы это шло на пользу миссии церкви, чтобы в результате моих скромных трудов люди получали возможность приобщиться к тем духовным сокровищам, которые свято хранит Церковь. Без этого все наши дела просто теряют смысл. В конечном результате от того, насколько я буду искренен пред Богом и честен пред людьми в выполнении возлагаемых на меня церковных послушаний, зависит мое личное спасение. А это самое главное для меня, как и для любого искренне верующего человека.
Что же касается «московского прошлого», то действительно Господь судил мне четырнадцать лет прожить в стенах Троице-Сергиевой лавры. Я был сначала студентом, а затем преподавателем Московской духовной академии, помощником ректора по представительской работе, заведовал церковно-археологическим кабинетом при Московской академии.
И сегодня могу сказать, что считаю годы, проведенные в лавре преподобного Сергия, одними из лучших в моей жизни. Мы имели уникальную возможность слушать лекции выдающихся профессоров, которые не только делились с нами знаниями, но и самой своей жизнью являли подлинный пример благочестия. Троице-Сергиева лавра — это монастырь, сохраняющий древние традиции монашеской жизни. Всякий, кто хоть раз побывал на лаврском богослужении в Сергиевом Посаде, думаю, никогда не забудет его благолепия. Тот уникальный опыт, который я приобрел в Московской академии, для меня не является «прошлым». Для меня это всегда актуальное настоящее. Это то, что всегда вдохновляет меня на служение Церкви.
Кстати, если уж и говорить о «московском прошлом», то оно есть у значительной части иерархов и священников нашей церкви. Начнем с того, что предстоятель нашей церкви митрополит Владимир в течение десяти лет был ректором московской духовной академии. И благодаря Его Блаженству в Московских духовных школах сформировались многие традиции, которые там свято хранят и поныне.
Теперь о «проавтокефалистских поправках» к уставу. Все дело в том, что редактирование устава об управлении Украинской православной церковью в 2007 г. было продиктовано прежде всего стремлением привести нормы нашего устава в соответствие как с нормами действующего устава Русской православной церкви, так и с нормами украинского законодательства. Напомню, что наш устав был принят в 1990 г., когда еще существовал Советский Союз! Более того, уже в начале 1990-х стало очевидно, что этот устав далек от совершенства. Потому в 1992 г. Харьковский собор епископов внес в этот устав ряд существенных изменений.
С тех пор устав Украинской православной церкви больше не редактировался. При этом в 2000 г. был принят новый устав Русской православной церкви, который, кстати, и после 2000 г. уже неоднократно корректировался. И это стало главной причиной, по которой Священный синод УПЦ в 2007 г. принял решение о создании комиссии по подготовке возможных изменений и дополнений к нашему уставу. Мне как ректору Киевской духовной академии было поручено возглавить эту комиссию. Подготовленные нами поправки были представлены на рассмотрение Собора епископов, который в декабре 2007 г. их одобрил.
Конечно, я не утверждаю, что устав в редакции 2007 г. безукоризнен. Над ним можно и нужно работать. Более того, стремление Церкви постоянно совершенствовать свое внутреннее законодательство — это, на мой взгляд, показатель положительного развития церковного организма. И то, что в 2011 г. Собор епископов нашей церкви решил вновь создать комиссию по выработке изменений и дополнений к уставу, свидетельствует о наличии здоровой дискуссии, к которой, кстати, всех нас неоднократно призывал Блаженнейший митрополит Владимир.
Не знаю, развеял чьи-то сомнения, или, наоборот, подтвердил, но мне кажется, что журналист, рассуждая о церковной жизни, должен ясно понимать, что он вторгается в особую сферу. И привычные категории здесь не всегда работают.
— Многие украинские журналисты предпочитают слышать мнение не собственно представителей церкви, а людей, смело именующих себя религиоведами. Последние зачастую осваивают средства западных фондов, устраивая всяческие «круглые столы» и конференции на тему, допустим, «антигосударственной деятельности патриарха Кирилла в свете его визитов в Украину» или, скажем, «величия киевской и упадка московской христианской традиций». Один известный публицист утверждает, что преподавателям КДА запрещено выступать на таких собраниях без предоставления на утверждение академическому начальству текста выступления. А поскольку многие еще готовы писать тезисы выступлений, но не тексты с их последующим хождением по инстанциям, то, получается, что представители СМИ, освещающие данные мероприятия, слышат одну сторону — никак не сочувствующую Церкви.
— Когда пять лет назад Священный синод назначил меня на должность ректора Киевской духовной академии, то одной из своих главных задач я как раз и видел активизацию научной жизни духовных школ. И многое в этом направлении нам удалось сделать. Достаточно заглянуть на сайт академии, чтобы увидеть, что наши преподаватели постоянно принимают участие в конференциях, «круглых столах», семинарах и других научных мероприятиях как в Украине, так и за рубежом.
Мы участвуем в мероприятиях, организованных как церковными, так и светскими учебными и научными учреждениями. Мы стараемся сотрудничать как с православными, так и с инославными научными центрами. Например, наши студенты и преподаватели неоднократно принимали участие в конференциях, проводимых в Украинском католическом университете во Львове и в католическом Институте религиозных наук Фомы Аквинского в Киеве.
Совсем недавно гостем академии был всемирно известный протестантский библеист Ричард Хейз. Его лекцию мы организовывали совместно с Украинской евангелической семинарией богословия.
Также в минувшем году мы проводили коллоквиум по проблемам развития богословского образования в Украине совместно с богословским факультетом Университета Фрибура (Швейцария). И эти примеры можно продолжить.
Что же касается украинского религиоведческого сообщества, то и с ним мы активно взаимодействуем. Наши преподаватели регулярно участвуют в конференциях, проводимых отделением религиоведения Института философии им. Григория Сковороды НАНУ.
Сложилось у нас вполне конструктивное сотрудничество с Молодежной ассоциацией религиоведов, которая действует при Национальном педагогическом университете им. Н. П. Драгоманова. Совместно с Молодежной ассоциацией религиоведов в минувшем году мы проводили летнюю религиоведческую школу.
Взаимодействуем мы и с таким известным религиоведческим центром, как кафедра философии и религиоведения Национального университета «Киево-Могилянская академия». В декабре 2011 г. мы совместно проводили конференцию, посвященную памяти архиепископа Василия (Богдашевского). Сейчас вместе готовим к изданию монографию о развитии библеистики в Киевской духовной академии.
Или вот еще один недавний пример. 1 июня 2012 г. у нас в академии состоялся «круглый стол», посвященный проблемам изучения истории церкви в Украине в ХХ в. В нем приняли участие известные украинские светские историки, изучающие проблемы церковной жизни. Мы как раз стремились в открытом диалоге преодолеть те предубеждения по отношению к нашей церкви, которые нередко встречаются в этой среде.
Поэтому мне странно слышать, что Киевская духовная академия отказывается от участия в научных мероприятия и что администрация академии даже запрещает преподавателям посещать конференции.
А то, что для публичных выступлений от имени академии необходимо получать благословение ректора, так это общепринятая практика всех церковных учреждений. Для верующего человека вполне естественно брать благословение для выступления от имени церкви. И это может вызывать удивление лишь у людей нецерковных, которые не знакомы с традициями церковной жизни.
А вот разговоры о том, что я требую заранее представлять мне на утверждение тексты всех таких выступлений — это откровенная неправда. Таких требований к преподавателям я никогда не выдвигал. Я могу просматривать тексты докладов лишь в тех случаях, если уже после выступления планируется их публикация на официальном сайте академии или в журнале «Труды КДА». Однако в силу своей занятости даже в этих случаях я далеко не всегда имею возможность все прочитать.


— Вы были одним из организаторов празднования 20-летия Харьковского архиерейского собора, где был низвергнут Филарет (тогда еще без кавычек) и избран предстоятелем митрополит Владимир. Почему из девяти ныне здравствующих участников того судьбоносного события (по сути — творцов истории) в нынешних торжествах участвовал только один (митрополита Лазаря, который тогда выступал на стороне Филарета, я не считаю)?
— Сразу же относительно последней ремарки. В Киевской митрополии имеются в полном объеме все документы Харьковского архиерейского собора 1992 г. Более того, у нас есть полная видеозапись работы Собора. Так вот, эти документы (не говоря уж о видеозаписи) ясно свидетельствуют о том, что митрополит Лазарь участвовал в работе собора и подписал все принятые в Харькове документы. Поэтому никак не могу с вами согласиться, что митрополита Лазаря нельзя считать участником Харьковского собора.
Сегодня КДА вместе с издательским отделом УПЦ готовит к изданию юбилейный сборник, в котором будут опубликованы не только материалы конференции, но и документы Харьковского собора, которые ранее в полном объеме не публиковались. Надеюсь, что эта публикация позволит развеять многие недоразумения, которые возникают в связи с событиями начала 1990-х.
Что касается гостей конференции, то хочу ответственно заявить, что я как управляющий делами УПЦ направил письма с приглашением принять участие в конференции всем ныне здравствующим участникам Харьковского собора. Копии этих писем имеются в архиве Киевской митрополии.
Те, кто имел возможность 28 мая быть в Киеве, те приехали на конференцию. Особой радостью для нас стало присутствие на конференции Блаженнейшего митрополита Владимира. В адрес конференции поступили приветствия от Святейшего патриарха Московского и всея Руси Кирилла, Константинопольского патриарха Варфоломея, Президента Украины Виктора Януковича. Патриарх Кирилл прислал на нашу конференцию своего личного представителя — митрополита Волоколамского Илариона, который выступил с глубоким и интересным докладом. Прибыл к нам на конференцию и главный секретарь Священного синода Болгарской православной церкви епископ Стобийский Наум. Так что конференция была достаточно представительной.
Кроме того, я хочу подчеркнуть, что конференция «Украинская православная церковь на рубеже тысячелетий» была лишь одним из мероприятий, проводимых в рамках юбилейных торжеств. Программа торжеств, утвержденная Священным синодом, рассчитана на два месяца. Торжества начались в мае и продолжатся до конца июля. Кульминацией торжеств должен стать визит в Украину Святейшего патриарха Кирилла в конце июля.
— Как православные, так и униаты с приверженцами «Киевского патриархата», как москвофилы, так и откровенные русофобы — все сходятся во мнении, что Русская православная церковь остается единственной структурой, не позволяющей разрушить многовековое культурно-духовное единство Белой, Великой, Малой, Подкарпатской Руси. Что для вас значат такие понятия, как «Русский мир», «Святая Русь»?
— Вопрос о «Святой Руси» чрезвычайно сложен, хотя в то же время он постоянно актуален. Словосочетание «Святая Русь» для меня означает тот идеал святости, к которому стремились наши предки. В Священном Писании говорится, что человек создан по образу и подобию Божьему. С точки зрения православного учения, образ Божий в человеке — это определенная данность. Образ Божий есть в каждом человек уже с момента его рождения. А вот подобие — это лишь заданность, к которой нужно стремиться. Уподобление Богу — это долгий и упорный путь, путь к реальной святости.
Так и с Русью. С момента Крещения Руси у всех ее жителей появилась возможность войти в полноту богообщения, достичь святости. Но далеко не все и не всегда к этому идеалу стремились.
Поэтому «Святая Русь» — это не столько историческая реальность, сколько жажда святости, которая горела в сердцах наших предков. «Святая Русь» для меня — это, прежде всего, преподобные Антоний и Феодосий Печерские, преподобные Сергий Радонежский, Серафим Саровский, Иов и Амфилохий Почаевские, Иов Угольский, Серафим Вырицкий и многие другие святые, которые не только сами вошли в меру святости, но и всем нам указали путь к полноте богообщения. Поэтому не нужно смешивать духовный идеал с весьма противоречивой и неоднозначной исторической реальностью. И еще раз хотел бы подчеркнуть: церковь — это не общественная организация и не политическая «структура». Церковь существует не для того, чтобы решать общественные, культурные и политические задачи. Церковь ведет человека к Богу. И сегодня наша Украинская православная церковь является единственной церковью в Украине, которая через Русскую православную церковь состоит в общении со всеми поместными православными церквами. Мы храним во всей полноте вероучительное, каноническое и литургическое предание Восточной церкви. И этим сокровищем мы готовы поделиться со всеми, кто пожелает к нему приобщиться.
— Священный синод обязал вас следить за деятельностью церковных учреждений, образованных Священным синодом. Входит ли в число этих учреждений институт представительства УПЦ МП в Верховной Раде? Если да, то как вы оцените деятельность на сем поприще о. Василия Русинки, который в отличие от предыдущего представителя — владыки Августина — в ВР бывает очень редко? Как же тогда церковь намерена проводить разъяснительную работу со «слугами народа», не ведающими, что такое ювенальная юстиция, не догадывающимися о современном — «общечеловеческом» — значении термина «права сексменьшинств», в конце концов — не желающими голосовать за законопроект Горбаля-Деркача о возвращении Киево-Печерской и Почаевской лаврам их зданий и имущества, конфискованных еще большевиками?
— Представительство Украинской православной церкви в Верховной Раде, конечно же, входит в число синодальных учреждений. Однако я считаю неэтичным комментировать в светских СМИ работу не только этого, но и других учреждений, действующих при Священном синоде.
Что же касается упомянутых вами проблемных вопросов, то на своем последнем заседании Священный синод поручил главе Богословско-канонической комиссии Львовскому архиепископу Августину, протоиерею Василию Русинке и главе Синодального юридического отдела В. Ф. Волынцу подготовить документы, в которых будет ясно высказана позиция Украинской православной церкви по этим вопросам. Насколько мне известно, сегодня идет активная работа по подготовке этих документов. 7 июня состоялось расширенное заседание богословско-канонической комиссии, где как раз обсуждались эти проблемы.
Относительно возвращения церковного имущества, конфискованного советской властью, могу лишь сказать, что это чрезвычайно непростой вопрос. И решать его мы стараемся комплексно.
На эту тему проводились неоднократные консультации не только с депутатами ВР, но и с президентом, и с членами правительства, и с государственными чиновниками разных уровней.
Надо признать, что пока мы еще далеки от окончательного решения этой проблемы. Но, будем верить, что с помощью Божией нам удастся такое решение найти.

Источник:
http://2000.net.ua/
Читать полностью: http://www.novorossia.org/religia/3266-novyj-upravdelami-upc-mp-reshenie-s-bozhiej.html#ixzz20WwASKyN
Просмотров: 407 | Добавил: Администратор | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: