Понедельник, 12.11.2018, 22:06 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход
Главная » 2012 » Июнь » 16 » «Он бе светильник, горя и светя»
22:51
«Он бе светильник, горя и светя»
«Он бе светильник,
горя и светя»
 
 
Четвертого июня (22-го мая по ст. ст.) исполнилось три года со дня блаженной кончины кавказского пустынника иеросхимонаха Алексия (Данилова). Родился батюшка 10-го июня 1929 года в Курской области. С юности Михаил (так звали подвижника в миру) был духовным чадом старца архимандрита Варсонофия (Юрченко) – ныне прославленного во святых преподобноисповедника Херсонского, более десяти лет проведшего в советских тюрьмах и лагерях. По его благословению в 1951 году Михаил, пожив перед этим некоторое время в Глинской пустыни и Почаеве, поступил послушником в Киево-Печерскую лавру, где позже принял постриг с именем Мардарий и был рукоположен во священный сан. В 1964 году по приказу безбожных властей Лавру превратили в музей, и иеромонах Мардарий перебрался на Кавказ, где на тот момент уже жили знаменитые старцы и подвижники, многие из которых (в частности, Глинские старцы) сегодня также причислены к лику святых. В горах Кавказа отец Мардарий подвизался около 40 лет, пребывая в послушании у Глинского старца схиархимандрита Серафима (Романцова), в уединении, непрестанной молитве, строжайшем посте, телесных трудах, чтении святоотеческих книг и богомыслии. К сожалению, объем газетной публикации не позволяет широко осветить подвижническую жизнь пустынника, поэтому желающие узнать о нем подробнее могут обратиться к недавно изданной книге «Он хотел жить и умереть странником» (Воронеж, 2011). К старости здоровье батюшки ухудшилось, он полностью потерял зрение, в горах, среди скал и обрывов, оставаться было опасно. Поэтому последние годы жизни отец Мардарий провел в Липецкой области, в Задонском Рождество-Богородицком мужском монастыре и в селе Юрьево, под покровительством архиепископа Липецкого и Елецкого Никона, приняв постриг в великую схиму с именем Алексий. Благоговея перед высотой духовной жизни иеросхимонаха Алексия, его невероятными по нашим временам подвигами, особо хочется отметить, что старец был ревнителем Православия, противником глобализации и различных новшеств в церковной жизни. Он отрицательно относился к экуменическому движению, новостильному календарю, принятому рядом Поместных Православных Церквей, практике сверхчастого причащения. Будучи иеросхимонахом, отец Алексий причащался раз в неделю, при этом до конца своих дней, вопреки своим многочисленным тяжелым недугам, строго соблюдал все посты, всегда постился перед Причастием и, в каком бы состоянии ни был, просил читать для него правило ко Святому Причащению полностью, без сокращений. Старец был против личных кодов, пластиковых карточек и новых Российских паспортов, а сам не имел вообще никаких документов – советский «серпасто-молоткастый» паспорт он, подобно своему сподвижнику и постриженику схиархимандриту Виталию (Сидоренко), уничтожил, а Российский не принял. Предлагаем вниманию читателей два фрагмента из вышеупомянутой книги воспоминаний об иеросхимонахе Алексие.
«БЛАГОДАРЮ БОГА ЗА ВСТРЕЧУ»
С иеромонахом Мардарием я познакомился в последние годы его жизни, когда он жил в селе Юрьево. До встречи с батюшкой о старцах-пустынниках я знал лишь из святоотеческих книг, в моем представлении это были особенные молитвенники-небожители, сокрытые от всего мира. И я благодарю Бога, что Он Своей великой милостью сподобил и меня грешного, хоть и короткое время, пообщаться с одним из таких людей. Старец Алексий – великий подвижник. Его подвиги, мне кажется, сравнимы с подвигами древних аскетов IV века. Духовные дары, которыми украсил его Господь, многоразличны. Он имел дар любви, дар исцелений, пророческий дар, обладал даром прозрения – мог видеть сердце каждого приходящего к нему человека, также у него были дар различения духов, дар рассуждения. У моего отца резко ухудшилось зрение, и врачи назначили ему операцию. Причем было сказано, что если в течение месяца не прооперировать, то он может ослепнуть. Я привез его к батюшке в Юрьево. Милостью Божией батюшка его принял, посадил рядом с собой на коечку и стал задушевно с ним беседовать, называя Володенькой. Отец рассказал свою проблему, на что батюшка ответил: «Знаешь, Володенька, а тебе операция не нужна. Все у тебя поправится, все будет хорошо». Отец, будучи человеком неверующим, ему не поверил. Но каково же было его удивление, когда после сдачи анализов и контрольного осмотра врачи сказали, что операция ему не нужна! И вот прошло уже больше двух лет, как у отца зрение в порядке. О последних временах батюшка как-то сказал, что если наша Церковь перейдет на новый стиль, то в новостильные храмы ходить будет нельзя, так как благодати Святаго Духа там не будет, причащаться там будет нельзя. И добавил, что говорит это не от себя лично, а ему это сказал архимандрит Кирилл (Павлов), которого батюшка уважал и чтил как старца. Только в Православной Церкви сохраняется истина, сохраняется и старый стиль. Мы отмечаем Рождество Христово по старому стилю – 25 декабря (по новому – 7 января), а католический и протестантский мир по новому стилю – 25 декабря, то есть число они сохранили, а по самой дате получается, что отмечают на 13 дней раньше. Это важный момент, потому что очень много знамений, подтверждающих истинность именно православного стиля, который хранит наша Русская Православная Церковь. Самое главное знамение – это схождение Благодатного Огня накануне Пасхи в Великую Субботу. Второе знамение – это Облако, которое сходит на горе Фавор в праздник Преображения Господня (по новому стилю – 19 августа). Это очень явное свидетельство, потому что в Иерусалиме все лето безоблачно и только в этот день сходит Облако. Как и было в тот момент, когда Господь со Своими учениками на горе Фавор преобразился. Еще знамение, которое и мне в этом году открылось, и я читал об этом: на Крещение Господне с часу ночи до четырех часов утра распускается верба. Мы ехали из Липецка в Задонск, было около трех часов ночи и, как в древней сказочке, остановились в Репеце. Вдоль дороги там растут деревья – вербы. Я об этом хорошо знаю, потому что на Вербное Воскресенье их всегда там рву. Подошел, фонариком посветил. Глазам не поверил – вся верба усыпана пушистыми почками. Наломали мы целый букет. А на следующий день поехал – никаких пушистиков нет, причем они не опадают, а в почки уходят. Мороз был в три часа ночи – 33 градуса по Цельсию. И это дерево на морозе сухое, можно сказать, мертвое. А обратно мы ехали около шести утра, было уже 37 градусов мороза. Если бы были теплые Крещенские дни, это еще можно как-то объяснить, а тут попирается естества чин! В школе по ботанике и по природоведению учили, что деревья зимой мертвые, оживают, только когда полностью оттают. Я эту вербу с собой ношу, показываю, многие не верят. Некоторым монашествующим показывал, а они сомневаются, говорят, что у меня с прошлого года осталась, кто-то говорит: «С юга привезли», один сказал: «Может, дома прорастил». Все, кто еще не разобрался в календарном вопросе, думают, что это пустяки. Был такой случай. В одном из храмов Липецка батюшка говорил проповедь. И сказал, что многие уже отметили Рождество Христово 25-го декабря, а кто-то еще только собирается отмечать. Прихожане спрашивают: «Когда же на самом деле родился Христос?» Батюшка ответил, что на самом деле никто не знает, когда Христос родился. И вот на горе Фавор говорят, что Преображение было 19-го числа, но это тоже необязательно именно так. Главное – сам факт: родился и т. д. Я вспомнил батюшку Алексия, не выдержал, чтобы просто уйти, и, подходя ко Кресту, говорю: «Батюшка, поздравляю Вас с днем рождения и Вашу матушку – с днем рождения!» Он отвечает: «У меня не сегодня день рождения». А я: «Какая разница, когда Вы родились, Вы же сами говорите, что разницы нет, какое там число». Он возразил: «Витя, ведь ты книг не читал, не знаешь». Я говорю, что могу быть совсем неграмотным, но как наша Церковь положила, так и верую, а если Вы не верите, то зачем в священники пошли?.. Во утверждение Православия Господь являет нам знамения. Может, в последние времена их не будет, а пока для нашего укрепления Господь их посылает. Так, например, распустившийся букет вербы в 33-градусный мороз – для меня это было явное чудо.
Могилка о. Алексия в Задонском монастыре
 
О старце можно рассказывать много, но словами все равно не передать то чувство, ту благодать, которая ощущалась рядом с ним. Все на душе становилось как-то по-другому. Например, когда читали в келье при жизни батюшки акафист в честь Пресвятой Богородицы, то каждое слово «радуйся» действительно наполняло радостью. Но при всех необыкновенных дарах, которые стяжал батюшка Алексий своими молитвенными трудами, подвизаясь в горах Кавказа, внешне он ничем не отличался от простых людей. Трудно было даже представить, что перед тобой не просто монах и священник, но еще и человек, совершивший великий духовный подвиг. И если сравнивать его жизнь с нашей, то сознаешь, что наш суетный мир не достоин одного такого человека как отец Алексий. Не будь таких старцев как он, мир давно бы уже прекратил свое существование!
«У НЕГО БЫЛО ОЧЕНЬ ТОНКОЕ РАССУЖДЕНИЕ И ВИДЕНИЕ»
 
…Батюшкины беседы привели меня к осознанию сущности Церкви, церковной жизни. Церковь – Тело, Христос – Глава, а мы – члены Церкви. Насколько мы исполняем заповеди Божии, настолько сильнее Церковь. Батюшка всегда с осторожностью относился к церковным новшествам. Священство должно смирять свои личные чувства перед священноначалием, но нельзя мириться с нарушениями канонических правил. «Чтобы не пострадала Церковь и вера Православная, – говорил батюшка, – вот что главное!» Не одобрял он контактов с иноверцами, видя духовными очами исходящую от них прелесть. И приводил такое высказывание Святых Отцов: «Кто похвалил чужую веру, тот похулил свою». Он всегда помнил завещание своего духовного отца, преподобного Варсонофия: «Умри в вере Православной!» «Бывают, – говорил батюшка, – умные, образованные богословы. Но вот их образование впрок не идет, а оборачивается суетным мудрованием. Или еще хуже – откровенной ересью. Как, например, Арий. А ведь тоже умный был богослов». В то же время негативно относился он и к расколам, приводя в пример Украину: «В какую церковь бедному человеку идти? Во Владимировскую или Филаретовскую? Вот народ-то простой за что страдает?» К современной электронике, «помогающей» людям, батюшка относился отрицательно. Телефон, телевизор, компьютер, видеосвязь, Интернет и так далее – все это паутинки одной сети. Сети, в которую человек сам стремится, будучи духовно поврежден. Сети, которая невидимо обволакивает человека, ограничивает его духовное пробуждение, вытягивает из него время его жизни, «сушит» любовь, губит здоровье. Вот рассказ батюшки о телевизоре. «Считаю, что ничего полезного для души там нет! Как-то мне пришлось заночевать в селе Азанта у верующих матушек. Те смотрели новости по телевизору. Решил полюбопытствовать и я. И вдруг наяву вижу, как в воздухе рядом с экраном, сбоку от него, пляшут маленькие фигурки демонов!.. Прыгают, саблями друг на друга машут!» Когда я был на Афоне, один монах рассказывал мне про своего духовного сына, архимандрита, которому подарили ноутбук. Он начал писать диссертацию и одновременно учился на нем работать. Теперь он не может оторваться от компьютера. От этого очень часто предостерегал отец Мардарий, видя вещи реально, но и слишком не пугая человека. Батюшка очень сокрушался, видя духовное угнетение, которое люди получают от своего легкомысленного пользования «благами» современного мира. Это духовное давление гораздо опаснее открытых гонений на христиан. У него было очень тонкое рассуждение и видение.
 Р. Б. Андрей. Воспоминания
Просмотров: 437 | Добавил: Администратор | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: