Понедельник, 29.05.2017, 16:25 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход
Главная » 2016 » Ноябрь » 14 » От Афона до Валаама
12:45
От Афона до Валаама

Афонский иеромонах Савватий (Севостьянов)«Пути Святой Горы. От Афона до Валаама»

 
В выставочном зале Сестрорецка – курортного города на побережье Финского залива, вблизи Санкт-Петербурга – до 21 ноября 2016 года будет открыта выставка фоторабот иеромонаха Валаамского монастыря  Савватия (Севостьянова)  «Пути Святой Горы. От Афона до Валаама». В экспозиции более ста пятидесяти фотографий. Выставка организована по благословению епископа Троицкого Панкратия, игумена Спасо-Преображенского Валаамского ставропигиального мужского монастыря. Она приурочена к 1000-летию присутствия русского монашества на Святой горе Афон и посвящена памяти многих поколений иноков братских обителей.


Иеромонах Савватий, в миру Сергей Севостьянов, увлекался фотографией с детства, но выбрал для себя другое поприще: закончил географический факультет МГУ. С фотокамерой Сергей объездил полстраны. Любовь к фотографии, как говорит сам иеромонах, и подтолкнула его к Богу. В 1995 году в одной из поездок на его пути встретился известный старец, и беседа со святым человеком заставила Сергея изменить свою жизнь. А фотография из увлечения стала его монашеским послушанием.

На Валаам Сергей не готовился – собирался в Соловецкий монастырь, где его ждали. Неожиданно старец, к которому он пришел за благословением, произнес: «Валаам». Мог ли знать будущий инок, что сто пятьдесят лет назад Валаамский монастырь был одним из первых мест в России, где по достоинству оценили фотоискусство, и одна из первых фотомастерских в России появилась именно здесь?

Все снимки отца Савватия сделаны форматными камерами на огромных штативах,  многие аппараты он собрал из разных деталей, найденных в подвалах монастыря, а снимает на серебряных пластинах, как это делали сто-сто пятьдесят лет назад. Фотографии, в основном, монохромные. Именно такие, считает монах, создают особую атмосферу, заставляют сосредоточиться на изображении. Сегодня эти снимки можно встретить в музеях России и Франции, хранятся они и в Международном музее фотографии города Рочестера в США.

– Я восстановил старую валаамскую традицию, – рассказывает отец Савватий. – Фотография и на Афоне, и на Валааме появилась практически в один год – в 1853-м, вскоре после обнародования в 1839-1840 годах изобретения камеры-обскуры. Именно ее стал использовать русский художник Сергей Левицкий  для своей работы. Его друг Петр Иванович Севастьянов, профессор естествознания Санкт-Петербургской императорской академии наук, был известным этнографом, историком и специалистом по архипелагам. Севастьянов взял на вооружение камеру-обскуру и стал ездить с ней в экспедиции. Когда он приехал на Афон, камерой заинтересовались монахи. Профессор подарил обители свое фотографическое оборудование и научил им пользоваться. Монахи построили за пределами монастыря, над морем, целый трехэтажный дом – для фотографической мастерской.

– Профессор Севастьянов, вернувшись в Россию, поехал на Валаам – на Северный Афон, и опять же с фотоаппаратурой, – продолжает рассказ иеромонах Савватий. –  Валаамские монахи тоже захотели оснастить фотомастерскую, и он специально закупил, привез и подарил им оборудование. Так на Валааме появился новый вид послушания, которое исполняли двадцать человек. Фотография как послушание – это часть моей духовной жизни, та самая лестница, по которой я двигаюсь. Это большое испытание, потому что всякое творчество – оно личностное, а послушание требует отречения от своей воли.

Однажды отец Савватий пришел к игумену монастыря с просьбой сменить послушание. Игумен ему сказал: «Это потому, что ты в миру занимался творчеством из тщеславия, тщеславен был, этим и питался. И подогревал себя, и энергия у тебя отсюда черпалась. А здесь послушание, смиряться должен».

…Отец Савватий поделился своими воспоминаниями, наблюдениями и умозаключениями, связанными с созданием фотолетописи монастырской жизни.

– Так случилось, что первая моя выставка была посвящена Ново-Иерусалимскому монастырю и называлась «Экскурсия или обитель». Тогда же я оставил свою основную работу, решив полностью посвятить себя творчеству. Сотрудники музея, который был в то время в монастыре, предложили выставить мои фото. Позже ученые-этнографы пригласили с собой в поездку на Урал, и я около десяти лет ездил в поисках уходящих примет русской духовной жизни, заново открывая для себя Россию: снимал пермские поселения старообрядцев, костромские села, Псков, Новгород, Соловки. Многие коллекции фотографий были переданы в местные краеведческие музеи, а последней моей работой в миру стала книга «Крест над Россией», вышедшая в 1998 году.

Когда принял решение уйти в монастырь, старец, благословивший меня подвизаться именно на Валааме, сказал, чтобы я не оставлял фотографию.

– Какую роль сыграл в Вашей жизни Афон?


– Первый раз меня послали туда в 1995 году, я был носильщиком у монахов. Потом бывал на Афоне много раз, а в один приезд провел там полтора года: жил по две-три недели в уединенном скиту вместе со своим духовником, а после, по его благословению, около недели путешествовал с фотоаппаратом по Горе и возвращался в скит.

– Каким было Ваше первое впечатление от Святой Горы?


– Ощущал свое недостоинство. На Афоне всегда становишься учеником, наверное, там единственная в своем роде школа духовной жизни. Молю Бога, чтобы это ощущение у меня никогда не ушло.

Мне кажется, люди устроены так, что им нужен добрый пример. Это касается и монашества. Чтобы устоять в искушениях, нужно увидеть в других пример горячей веры. А как ее увидеть? Вот перед тобой афонский монах – и уже всё понимаешь сердцем. Даже чтение книг столько не дает. Думаешь: «Если он живет так, почему я не могу?» Поэтому для меня так дороги портреты нынешних насельников Афона – они ведь живут в наши дни, рядом с нами.

 

– Кто же такие современные старцы, и есть ли они на самом деле?


– Старчество – это, конечно, не должность. Есть люди высокой духовной жизни, которых благословили окормлять еще и других, давать духовные советы. Благодать, которая на них почиет, их и прославляет. И я был свидетелем этих дарований: и прозорливости, и чудотворений, и исцелений… Есть даже афонские свидетельства о том, что некоторые монахи-святогорцы одновременно, как великие святые, могли находиться в разных местах и в одно мгновение времени совершать помощь в разных точках земного шара.

 

 

 

 

 

 

Приезжая с Афона, поражаешься, насколько ценности, которыми восторгается весь современный мир, ничтожны по сравнению с той духовной реальностью, которая существует на самом деле. Любой, кто попадает на Святую Гору, даже неверующий, возвращается преображенным, – я был свидетелем тому не раз.

– Тем не менее, не все паломники верят, что на Афоне сохранился тот самый дух монашеской жизни, которым он был славен на протяжении веков.
 

 


– Каждый обретет на Афоне то, что хочет найти. Кто ищет благодать, радость – там ее найдет, кто грех – тоже там его найдет. Поэтому и задача моего «творчества» проста: попасть в нужное место и нажать кнопку, – потому что наш Главный Художник уже всё сделал. Что я могу еще придумать?

 

 

 

 

 

 

…Подписывать художественные работы у монахов Валаамского монастыря не принято. И за этими фотографиями – только имена  монастырей, молитвы братии и их особый мир – мир, которому больше десяти веков. Как полагает фотолетописец Валаама, оставаться художником в монашестве совсем не просто: искушений много, и выдержать их может не каждый. Многие, ссылаясь на то, что «Бог и намерение целует», – одним намерением и ограничиваются: так удобнее, спокойнее...

Иеромонах Савватий в ответ улыбается: «Ан, не выйдет. Вспомните апостола: “Вера без дел мертва...”»

 

 

 

Время работы выставки: с 12.00 до 19.00 ежедневно, кроме среды. Адрес: г. Сестрорецк, площадь Свободы, дом 1. Вход свободный.

Просмотров: 84 | Добавил: Степанович | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: