Пятница, 23.02.2018, 01:50 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход
Главная » 2014 » Май » 22 » ПЕРЕД ВТОРЫМ ПРИШЕСТВИЕМ ХРИСТОВЫМ. ПРИЗНАКИ СКОРОГО ПРИШЕСТВИЯ АНТИХРИСТА
19:46
ПЕРЕД ВТОРЫМ ПРИШЕСТВИЕМ ХРИСТОВЫМ. ПРИЗНАКИ СКОРОГО ПРИШЕСТВИЯ АНТИХРИСТА
 
 

ПЕРЕД ВТОРЫМ ПРИШЕСТВИЕМ ХРИСТОВЫМ. ПРИЗНАКИ СКОРОГО ПРИШЕСТВИЯ АНТИХРИСТА

"Смотрите, не ужасайтесь; ибо надлежит

всему тому быть. Но это еще не конец”.

Мф.24,8

ЧАСТЬ  ІІ

Филадельфийская Церковь

Л. А. Тихомиров (1852-1923), крупный идеолог русской национальной идеи, монархист, толкуя семь Асийских Церквей (Откр. 1-3), пишет: "...Ни для одной из эпох нельзя установить точных границ, отделяющих ее от предыдущей и последующей. Эпоха выражает собою некоторый преобладающий тип, некоторый дух христианского человечества, который не сразу возникает, не сразу изменяется, и не по всем местностям в одинаковой степени и одновременно. Поэтому в то время, когда в одних местах еще продолжается дух прежней эпохи, в других уже развился иной дух. Поэтому эпохи, если брать весь мир, как бы захватывают одна другую, и, следовательно, приблизительно могут быть отделены одна от другой по десятилетиям и даже столетиям” 30Последними эпохами земной жизни Церкви Христовой, по Л. А. Тихомирову, будут соответствовать Церкви Филадельфийская ("братолюбная”, греч.) и Лаодикийская ("народоправческая”, греч.). Первая, численно невеликая, которую Господь обещал сохранить от "годины искушения”, вторая — многочисленная, будучи ни холодной, ни горячей, будет Господом "извергнута из уст”: "В Филадельфийской Церкви, надо думать, сохранится до конца мiра чистая Невеста Христова. Но, вероятно, большинство именуемых "христиан” будет падать все ниже, так как мiр переходит в седьмую эпоху, Лаодикийскую...”31

С. А. Нилус (6.9.1909): "Да, несомненно, мы находимся в этой последней перед концом мира Церкви, перед извержением ее из уст Христовых. Лаодикийской! — "народоправческой”, если подстрочно перевести это слово с греческого. Разве не ясно выражено теперь во всем свете стремление к установлению "народоправчества”, как последнего слова науки государственного права, взамен христианских монархий, якобы отживших свой век и не удовлетворяющих принципу гражданской свободы? Не сегодня-завтра, в день ведомый Богу, отнимется "держай”, и всемирная "Лаодикия”, во всей ее безбожной необузданности, возглавится "зверем из бездны”. Господи, помилуй!”33 И в другом месте (1917): "Лаодикия” <...> Разве это не та демократия, к которой, как к последнему слову государственной науки, ведут человечество вожди его, освобождая и себя и его от законной Самодержавной Царской власти, единой власти, получающей помазание от Святаго Духа в Таинстве Мvропомазания?” 34

Архиепископ Аверкий, Троицкий и Сиракузский: "Существует мнение, что семь Церквей означают семь периодов жизни всей Христовой Церкви от ее основания до кончины мира:

1.      Ефесская Церковь (4) обозначает первый период — Апостольскую Церковь, трудившуюся и не изнемогавшую, боровшуюся с первыми ересями — "Николаитами”, но оставившую вскоре добрый обычай благотворения — "общения имущества” ("первую любовь”);

2.      Смирнская Церковь (5) обозначает второй период — период гонений на Церковь, которых было всего десять;

3.      Пергамская Церковь (6) обозначает третий период — эпоху Вселенских Соборов и борьбы с ересями мечом слова Божия;

4.      Фиатирская Церковь (7) — 4-й период расцвета христианства среди новых народов Европы;

5.      Сардийская Церковь (8) — эпоха гуманизма и материализма 16-18-го веков;

6.      Филадельфийская Церковь (9) — предпоследний период жизни Христовой Церкви — современная нам эпоха, когда Церковь действительно "немного имеет силы” в современном человечестве, и вновь начнутся гонения, когда понадобится терпение;

7.      Лаодикийская Церковь (10) — последняя, самая страшная эпоха перед кончиной мира, характерная равнодушием к вере и внешним благополучием” 38

Неизвестный русский священник XX века: "Нам известно из "Откровения”, что так будет с сынами и дочерьми Филадельфийской Церкви — они преждевременно будут исхищены из сей жизни перед грядущими великими скорбями. Кому надо, по Божьему смотрению, — тот останется в городе или в селе, не погибнет при ужасных эдиктах антихриста. Кому надо, Бог положит на сердце бежать, скрыться в расщелинах земли там, где ему будет угодно, и там спасаться в продолжение 1260 дней” 39.

Митрополит Кирилл (Смирнов, 1863 — август 1941), Казанский и Свияжский, в завещании Святителя Тихона — первый кандидат на местоблюстительство (1934): "Филадельфийская Церковь — это не мы, а те, которые будут после нас”40.

С. И. Фудель († 1977) в конце 1960-х гг.: "Флоренский в конце 20-х годов говорил, что вполне можно себе представить какое-то умирание поместной Церкви: обетование непобедимости вратами ада дано не ей, но Церкви Вселенской. Аналогичные мысли есть у еп. Феофана Затворника. В 70-х годах прошлого века, казалось бы, такого благополучного для Церкви, он писал: "Память о детстве и духе родителей еще держит (детей) в некоторых пределах. Каковы будут их собственные дети? И что тех будет держать в должных пределах? Заключаю отсюда, что через поколение, может, через два, иссякнет наше Православием (Письма о христианской жизни”, 1880. С. 70-71). Отдавая себе полный отчет в этом процессе умирания, о. Серафим (Батюгов) (старец, архимандрит † 19.2.1942 — Сост.) одновременно верил, что Церкви, и не только Вселенской, но и Русской еще предстоит эпоха духовного расцвета. Он очень высоко ценил малоизвестную работу Л. Тихомирова "Апокалиптическое учение о семи Вселенских Церквах”, в которой, кажется, впервые было высказано предположение, что "Филадельфийская Церковь” — это обозначение исторической эпохи предстоящего и уже близкого для нас духовного расцвета Вселенской Церкви перед концом истории. "Эта благодатно написанная книга, — помню, говорил он, — и термин "Филадельфийская Церковь” стал для некоторых людей понятием церковного возрождения. Один священник этот термин употребил даже в качестве характеристики отдельных людей, черты духовного склада которых как-то совпадали с определением этой Церкви в Откровении: "Верьте ей, — помню, говорил он об одной женщине, — она истинная филадельфийка”. Может, это и так, и незаметно, может быть, уже и начинается эта духовно-историческая эпоха, как неслышно заходят один за другим круги на воде, и кто-нибудь, может быть, уже "сохраняет слово терпения” и крепко держит в себе сокровище благодати, ощущая его всем своим грешным нутром; может быть, сейчас из тысячей, только носящих имя христиан, отбираются те, в сердцах которых нет нечистоты, лукавства и боязни — этих трех великих грехов современных церковных людей — отбираются те, которые "следуют за Агнцем, куда бы он ни пошел” (Отк. 14,4)” 44.

Отступление Епископата

Св. Нифонт Цареградский (XV в.) пророчествовал о том, что священство последних веков Церкви будет в нравственном падении через две страсти: тщеславие и чревоугодие 45.

Преп. Нил Мvроточивый (XVI в.): "Сей плод (антихрист — Сост.) родится на свет тогда, когда обнищает мир добродетелями <...> Также и Церковь почти обнищает от главенства духовных властей”46В примечании к этому тексту говорится: "См. предсказание св. Афанасия В.<еликого> о переходе церковной власти в последнее время в руки мирских сановников и предсказания св. Серафима Саровского о падении к концу архиерейского чина и оскудении в нем ревности к славе Божией. Также и в наставлении Оптинских старцев говорится о том, что в последнее время не будет на престолах святительских и в монастырях людей опытных и искусных в духовной жизни и вследствие общего оскудения благочестия войдут в Церковь ереси и расколы и будут прельщать многих и как, наконец, еретики возьмут власть над Церковью и всюду будут ставить своих слуг и будут всячески притеснять и изгонять истинных рабов Божиих”47.

Преп. Серафим Саровский: "Мне, убогому Серафиму, Господь открыл, что на земле Русской будут великие бедствия, Православная вера будет попрана, архиереи Церкви Божией и другие духовные лица отступят от чистоты Православия, и за это Господь тяжко их накажет. Я, убогий Серафим, три дня и три ночи молил Господа, чтобы Он лучше лишил меня Царствия Небесного, а их бы помиловал. Но Господь ответил: "Не помилую их: ибо они учат учениям человеческим, и языком чтут Меня, а сердце их далек отстоит от Меня”48 (Ср. Мф. 15,7-9).

В "Великой Дивеевской Тайне”: "Мне, ваше Боголюбие, убогому Серафиму, от Господа Бога положено жить гораздо боле ста лет. Но так как к тому времени архиереи так онечестивятся, что нечестием своим превзойдут архиереев греческих во времена Феодосия Юнейшего, так что главнейшему догмату веры Христовой и веровать уже не будут: то Господу Богу благоугодно взять меня, убогого Серафима, до времени от сея привременной жизни и посем воскресить, и воскресение мое будет, аки вокресение седми отроков в пещере Охлонской во дни Феодосия Юнейшего” 49.

В другом варианте "Великой Дивеевской Тайны”, найденной недавно в бумагах о. Павла Флоренского и, по всей вероятности, скопированной последним непосредственно с бумаг С.А. Нилуса, имеются существенные дополнения (отмечаем их курсивом):"Мне, — сказывал, — убогому Серафиму, от Господа Бога положено жить гораздо более ста лет. Но так как к тому времени архиереи русские так онечестивятся, что нечестием своим превзойдут архиереев греческих во времена Феодосия Юнейшего, так что даже и важнейшему догмату Христовой Веры — Воскресению Христову и всеобщему Воскресению веровать уже не будут, то посему Господу Богу угодно до времени меня, убогого Серафима, от сея привременной жизни взять и затем во утверждение догмата воскресения, воскресить меня, и воскресение мое будет, аки вокрешение седми отроков в пещере Охлонской во времена Феодосия Юнейшего” 50.

В.С. Соловьев (май-июнь 1896): "Надо быть готовым к тому, что девяносто девять священников из ста объявят себя за антихриста” 51.

Св. прав. Иоанн Кронштадтский (1907): "Господь преимущественно назирает за поведением архиереев и священников, за их деятельностью просветительною, священнодейственною, пастырскою... Нынешний страшный упадок веры и нравов весьма много зависит от холодности к своим паствам многих иерархов и вообще священнического чина”52.

Иеромонах Нектарий (Тихонов, † 29 апреля 1928), Старец Оптинский (после июля 1922 г.): "Я прихожу к Батюшке (о. Варсонофию. — Сост.) и говорю: "Все говорят, что все признаки второго пришествия исполнились”. А он в ответ: "Нет, не все. Но, конечно, даже простому взору видно, что многое исполняется, а духовному открыто: раньше Церковь была обширным кругом во весь горизонт, а теперь он как колечко, видишь ли, как колечко, а в последние дни перед пришествием Христовым она вся сохранится в таком виде: один православный епископ, один правосланый иерей и один православный мирянин. Я тебе не говорю, что церквей совсем не будет, может быть, они и будут, да Православие-то сохранится только в таком виде. Ты обрати внимание на эти слова. Ты пойми. Ведь это во всем мире”53.

Восьмой Вселенский Собор

Преп. Нил Мvроточивый Афонский (XVI в.): "Потом (после 1992 г. — Сост.) соберется восьмой собор, чтобы разобрать спор и явит (доел. сотворит) благое благим и злое злым... Земледелец отделяет пшеницу от мякины. Пшеница — для человека, мякина же — для скота. Говорим, будут отлучены, отделены добрые от злых, т.е. — правоверующие от еретиков, и на некоторое малое время мирствовать будут люди. (Прим. переводчиков: Об этом говорится и в Византийских пророчествах)”54. (11)

Иеромонах Исидор (Иоанн Андреевич Козин, род. 1833 или 1834, † 3 февраля 1908), Великий старец Гефсиманского Скита: "...Еще в бытность свою безусым и безбородым келейником наместника Лаврского Антония, однажды он вмешался в разговор его с митрополитом Московским Филаретом (Дроздовым — Сост.). Великий иерарх и мудрый наместник сидели за чаем и думали сообща о необходимости Вселенского собора и о соединении с католиками. Но возникает вопрос, кто же будет первенствовать на соборе. Предвиделось, что ни православные, ни католики не захотят уступить, и собор не состоится. Входит о. Исидор с подносом, уставленным чайною посудою. "А Божия Матерь, вот Кто будет Первой. Так председательское место и оставить не занятым: оно будет для Божией Матери”. Всю жизнь лелеял о. Исидор эту мысль о необходимости соединить Церкви, и церковное разделение было для него личною болью, личною обидою. "Все мы дети Матери одной, не можем видеть страданий Матери родной”, — скорбно приводил он на память какие-то стихи, и делал это очень, очень часто, — видно, мысль о разделении Церквей сильно безпокоила его. Иногда же добавлял еще: "А ведь все — одна канцелярия, из-за одной буквы: мы — католики, а они — католики. Надо молиться Божией Матери. Чрез Нее произойдет это соединение ,(12) а людскими силами не может быть совершено”. Соединение Церквей Восточной и Западной Батюшка связывал с последними судьбами мира и иногда, указывая на происходящее в России и за границей противо-христианское движение, говорил свою более затаенную и более сокровенную, выношенную мысль: "Близки времена антихриста. Вот скоро будет такое гонение на христиан, что придется прятаться”. При этих словах о. Исидора нельзя было не верить, что воистину это так. Его безоблачное лицо туманилось, исчезала на мгновение ясная улыбка, глаза смотрели серьезно, проницая будущее. Делалось страшно: вот идет что-то, надвигается... Но проходило это мгновение, — и пророческая, вещая серьезность скрывалась, таяла, исчезала. Однако это единое мгновение настраивало надолго. Мысль о церковном единстве, в связи с этими грозными предчувствиями, была одною из наиболее заветных мыслей Старца. Однажды он написал даже письма об этой вещи Государю Александру III, Гладстону и Бисмарку. Письма были карандашом, еле-грамотны и, конечно, по-русски. Гладстону и Бисмарку Старец послал, кроме того, некоторые наши богослужебные книги и молитву к Божией Матери, составленную Н. В. Гоголем. (13) Неизвестно, дошли ли посылки и письма, отправленные в иные страны, но известно, что письмо к Государю дошло до Двора и оттуда был прислан выговор в Скит” 57.

Иеромонах Нектарий (Тихонов † 29 апреля 1928) Оптинский на вопрос "Будет ли соединение Церквей?” — ответил:

"Нет, это мог бы сделать только Вселенский Собор, но Собора больше не будет. Было 7 Соборов, как 7 Таинств, 7 Даров Святаго Духа. Для нашего века полнота числа 7. Число будущего века 8. К нашей Церкви будут присоединяться только отдельные личности...” 58

С.А.Нилус (1911): "Какой степени зрелости достигли признаки эти (Второго Пришествия — Сост.) по пророчествам Ветхого и Нового Завета, — определить это со властию дело соборного авторитета Вселенской (не поместной) Церкви. Восьмому Вселенскому Собору предлежит сделать это в непререкаемой силе и власти всецерковного авторитета, и — никому больше, хотя бы, — скажем словами Св. Апостола — и "Ангелу с небесе”, если бы он явился. Такому Вселенскому Собору время быть только при всемирном царе и владыке, ибо только у него, как такового, и может быть на то достаточная полнота и мера власти; место тому Собору — Иерусалим, где Господь наш распят, ибо там на престоле восстановленного Соломонова Храма и воссядет "презренный”, как Бог, выдавая себя за Бога; цель того Собора непогрешительное обличенье этого "бога”, как антихриста”. Примечания С.А.Нилуса к этому тексту 1911 г.: "В 3-м издании 1905 года нашей книги "Великое в малом, и антихрист, как близкая политическая возможность”, мы полагали, что 8-му Вселенскому Собору место в Москве. Ныне, представляя читателю нашу ошибку, допущенную неумеренной любовью нашею к родине, т.е. к человеческому, а не к Божиему, мы приносим в ней покаяние. Но ошибка эта только служит к укреплению основного нашего взгляда, здесь высказанного, что только Вселенский Собор может иметь непогрешительную силу и власть безошибочно определить и указать приближение дня оного, великого и страшного” 59.

Архиепископ Феофан Полтавский (11.6.1930): "О Восьмом Вселенском Соборе я пока ничего не знаю. Могу сказать только словами св. Феодора Студита: "Не всякое собрание епископов есть собор, а только собрание епископов, стоящих в Истине”. Истинно Вселенский Собор зависит не от количества собравшихся, на него епископов, а оттого, будет ли он мудрствовать или учить "Православно”. Если же отступит от истины, он не будет вселенским, хотя бы и назвал себя именем вселенского. — Знаменитый "разбойничий собор” был в свое время многочисленнее многих вселенских соборов, и тем не менее не был признан вселенским, а получил название "разбойничьего собора”!..” 61

Иеросхимонах Кукша (Величко, 1875 —11/24.12.1964): "Последние времена наступают. Скоро будет экуменический Собор под названием "святой”. Но это будет тот самый "восьмой Собор, который будет сборищем безбожных”. На нем все веры соединятся в одну. Затем будут упразднены все посты, монашество будет полностью уничтожено, епископы будут женаты. Новостильный календарь будет введен во Вселенской Церкви. Будьте бдительны. Старайтесь посещать Божии храмы, пока они еще наши. Скоро нельзя будет ходить туда, все изменится. Только избранные увидят это. Людей будут заставлять ходить в церковь, но мы не должны будем ходить туда ни в коем случае. Молю вас, стойте в Православной вере до конца ваших дней и спасайтесь!” 62

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин), Псково-Печерский монастырь (28.5/10.6.1990): "Хранить заветы, которые были даны предшественниками ныне возведенного на Патриарший престол Алексия. Первое. Чтобы был у нас стиль старый! Другого мы принимать не можем. Второе. Чтобы мы были строго православными. Мы никогда ко всем инославным не относились с неприязнью. У нас в этом отношении совесть чиста. Но мы шли своим строго очерченным путем! Как наши предшественники, так и мы, уходящие теперь со дня на день в потусторонний мир, призываем вас хранить чистоту Православия. Третье. О том, чтобы свято хранить церковнославянский язык. Четвертое. Некоторых сейчас страшит VIII Вселенский Собор. Не смущайтесь этим, только спокойно веруйте в Бога, ибо сказал ушедший в вечность Патриарх <Пимен> в личной беседе, что если что-либо будет на VIII ожидаемом Вселенском Соборе, что-либо несогласное с семью предшествующими Вселенскими Соборами, мы вправе это не принять. Вот его завещание, сказанное хотя и в частной беседе, а я вам уже повторяю его второй или третий раз в исполнение своей совести, ибо я задавал эти вопросы, и я получал на них ответы. И поэтому меня сейчас не смущает ничто: ни скоротечность времени, ни избрание, что было. Всё это можно обобщить одним понятием: мы живем во времена апокалипсические. А поэтому <...>: "Бодрствуйте, стойте в вере, будьте мужественны и тверды. И все у вас да будет с любовью” (1 Кор. 16, 13-14)” 63.

Прельщение

Вначале придут лжехристы (Мф. 24,5), потом лжепророки (Мф. 24,11), а затем и те и другие (Мф. 24, 24).

"Ибо многие придут под именем Моим и будут говорить: "я Христос”, и многих прельстят” (Мф. 24, 5).

"И многие лжепророки восстанут и прельстят многих” (Мф.24,11).

"...если кто вам скажет: "вот, здесь Христос”, или: "вот, там”, не верьте. Ибо восстанут лжехристы и лжепророки, и дадут знамения и чудеса, чтобы прельстить, если возможно, и избранных” (Мк. 13, 21-22)

Иоанн Златоуст писал в связи с этим об "обольстителях, врагах и лжебратьях”.

"...будут лжеучители, которые введут пагубные ереси и, отвергаясь искупившего их Господа, навлекут сами на себя скорую погибель” (2 Петр. 2,1).

Святитель Игнатий (Брянчанинов) в письме игумену Антонию (Бочкову) 18 мая 1861: "Весь мир как бы единодушно устремился на встречу какого-то особенного лица, гения, на встречу великолепную, торжественную. Это очевидно. Лицо так будет замаскировано, что масса признает его мессиею: что же дивного, если пророки его (антихриста — Сост.) явились в образах пророков мессии. Предуготовляется путь, путь мысленный для входа действу льсти (2 Сол. 2,11) в умы и сердца” 64.

"Постоянная греховная жизнь есть постоянное отречение от Христа, если б оно и не произносилось языком и устами. Но увы! оно уже произносится, начало произноситься давно. Не могут уста и язык не проявлять тайного сердечного отступления и отречения: они как бы невольно высказывают его. Произнесено отречение от Христа и произносится различными еретическими учениями” 65За всю историю Христианства известны только двое-трое называвшие себя Христами. Все они "были всегда слишком микроскопичны, чтобы оставить по себе глубокие следы в истории”. Среди хлыстов есть немало именующих себя "христами” и "богородицами”. "Что касается до существования лжемессий после разрушения Иерусалима, — писал священник М. Фивейский, — то их было множество, они существуют <...> и в настоящее время, и без сомнения, появятся в большом числе пред окончательной мировой катастрофой, за которой последует полное обновление настоящего грешного мира” 66"Особенно много, — предупреждает автор анонимной книги <Антихрист”, — будет являться всяких лжепророков и лжехристов: вот в такой-то стране, в таком-то месте появился пророк или Христос. Это явление разных лжехристов увенчается уже в конце предантихристовой эпохи явлением лжепророка апокалиптического”67Антихристы или, вернее, антихристианские лжеучителя, появились еще в апостольские времена, как предвестники антихриста (1 Ин. 2,18; 4,3; 2 Ин. 1, 7).

Что касается нашего времени, то нельзя не вспомнить об известном композиторе А.Н.Скрябине (1871-1915), "считавшим себя антихристом” 68.

Протоиерей Георгий Флоровский (1893-1979) писал: "Интересны не взгляды Скрябина, в философии он был безпомощно подражательным, но его опыт и его собственная судьба. Это опыт космической истомы, опыт мистический, но безрелигиозный, без Бога и без лиц, опыт ритмов и ладов. И демоническая природа этого опыта вполне очевидна: достаточно назвать "Девятую сонату” Скрябина ("черная месса”), или его "Poeme satanique”, — "flammes sombres”, пляска черных пламен (14)... Творчество Скрябина тем характерно, что в самом намерении творца оно было неким магическим действом, теургическим актом или предварением, должно было осуществить мистерию, мистерию космического разрушения и гибели. Скрябин чувствовал себя великим призванным, более чем пророком. Космическое томление в нем достигало такой остроты, что он стремился к смерти, готовил смерть миру, хотел бы зачаровать и погубить мир, — зачаровать в опьянении или исступлении смерти. Это будет вселенским и окончательным чудом. Острым эротизмом пронизано все творчество Скрябина. И чувствуется у него эта люциферическая воля властвовать, магически и заклинательно овладевать. Притязаемая теургия оборачивается волшебством, колдующим насилием, где нет ни смирения, ни духовного опыта, ни священного трепета, но почти обнаженная похоть мистической власти. Искусство действительно становится "тайным действием”, но и темным действием, темным действом. Творчество Скрябина тем и показательно, что в нем разоблачаются сатанические глубины самодовлеющего искусства, темные бездны артистической гениальности. И у него своеобразно преломляется апокалипсическая тема. Скрябина можно назвать обреченным апокалиптиком. Его задуманная "Мистерия” ведь должна была быть именно концом мира, соответствует в его замысле Второму Пришествию христианского упования. (15) Из космических ритмов можно освободиться только таким магическим смертоубийством, вселенским чародейным поджогом. Мечтательность разоблачается здесь, как насилие...”69

А.Ф. Лосев (1893-1988), философ (1919-1921): "Понять Скрябина, значит, понять всю западноевропейскую культуру и всю ее трагическую судьбу. <...>

Стоит только <...> связать Скрябина не с новоевропейским, а с древнеязыческим мироощущением, как освещается масса черт, которые без такого обобщения рискуют остаться несвязанными и разрозненными. <...> Только язычество может быть демонично, ибо только в язычестве обожествляется мир со всеми его несовершенствами и злобой. Демонизм есть обожествление твари и зла. И только отсюда ведет свое происхождение демонизм Скрябина. Правда, и христианство интимно чувствует демонов, и без них не была бы понятна ему злоба этого, земного мира. Но христианство знает, что демоны — зло; против них у него есть верные средства, вся эта нечисть падает бездыханной перед лицом Божиим, и креста довольно, чтобы она была обезсилена. В язычестве же нет ощущения зла в демонизме; демоны суть те же божества, может быть, лишь рангом ниже. Язычник любит своих демонов, молится им; ему немыслимо уничтожать их или лишать силы. Наоборот, демонизм в язычестве — начало религии и красоты, и верующие — в интимном союзе с ним. Таков и Скрябин, любящий все демоническое, сам себя называющий злом, но видящий в нем лишь свою силу и красоту. Тогда зло уже не зло, тогда оно — стихия божественная. <...> Слушая Скрябина, хочется броситься куда-то в бездну, хочется вскочить с места и сделать что-то небывалое и ужасное, хочется ломать и бить, убивать и самому быть растерзанным. Нет уже больше никаких норм и законов, забываются всякие правила и установки. <...> Нет большей критики западноевропейской культуры, как творчество Скрябина, и нет более значительного знака "заката Европы”.<…> Как говорил мне Л.Л. Сабанеев, Скрябин жалел, что не мог привесить колокола к небесам для исполнения его Мистерии, и свое рождение 25 декабря не в шутку сопоставлял с рождеством Христовым, видя в себе нового мессию и нового бога, который спасет людей. <...> Христианину грешно слушать Скрябина, и у него одно отношение к Скрябину - отвернуться от него, ибо молиться за него - тоже грешно. За сатанистов не молятся. Их анафематствуют” 70. Примечательны признания Н.И.Бухарина (1888-1938), сделанные им в автобиографии для официального издания: "Примерно около этого времени (будучи во 2-м классе городского училища — Сост.) или несколько позднее я пережил первый т. н. "душевный кризис” и окончательно разделался с религией. Внешне это, между прочим, выразилось в довольно озорной форме: я поспорив с мальчишками, у которых оставалось почтение к святыням, и принес за языком из церкви "тело Христово”, победоносно выложив оное на стол. (16) Не обошлось и здесь без курьезов. Случайно мне в это время подвернулась знаменитая "лекция об антихристе” Владимира Соловьева, и одно время я колебался, не антихрист ли я. Так как я из Апокалипсиса знал (за чтение Апокалипсиса мне был, между прочим, сделан строгий выговор школьным священником), что мать антихриста должна была быть блудницей, то я допрашивал свою мать — женщину очень неглупую, на редкость честную, трудолюбивую, не чаявшую в детях души и в высшей степени доброжелательную — не блудница ли она, что, конечно, повергало ее в величайшее смущение, так как она никак не могла понять, откуда у меня могли быть такие вопросы” 72 . Обратимся к нынешним временам. Широко рекламируемая прессой "провидица” Света (артистка балета на льду) утверждает, что "эти <...> чудные данные она получила от космического гостя Аштар Шерана. По ее словам, "это имя известно сегодня во многих странах, гарантирует истину и высочайшее знание. Это универсальный мировой учитель, который должен выполнить миссию миссии... Именно благодаря ему, его информации я составляю гороскопы, как никто в мире” 73А вот другое сообщение прессы: "Христос Второй объявил о своем пришествии на Землю. Некий Виссарион, проживающий в городе Минусинске, на юге Красноярского края, известил народ о своей необычной миссии, предначертанной ему "яко сыну Божьему”. Вот как об этом рассказывает сам новоявленный Христос Второй, художник по имени Сергей Тороп: — Как-то получил заказ написать лики святых для местного храма и выполнил его. А потом однажды под утро явился мне святой угодник и рассказал о наказе Бога-Отца наречь меня Виссарионом, что значит "дающий жизнь”, и исполнить его последний завет — способствовать единению всех народов мира” 74.Задача различного рода колдунов и экстрасенсов, прорицателей и астрологов (17) — "подготовить людей к принятию нового "мессии”, "универсального миррового учителя” (то есть по-православному, просто антихриста) <...> 75 Вспомним слова преп. Антония (IV в.): "Они (демоны — Сост.) также принимают на себя вид прорицателей и предсказывают, что будет спустя несколько дней...” 76 И еще одно сообщение прессы, на сей раз зарубежной: "...В одном только городе Лос-Анжелесе насчитывается около 400 служителей разных культов, выдающих себя за Христа. По подсчетам одного университета, в мире существует больше 2000 подобных самозванцев. 25 000 000 североамериканцев попали в сети этих лжеантихристов. Вдобавок к этому миллионы людей принадлежат к культу "новый мир” ("New Age”), который учит, что "бог” — это мы; всякий человек есть "бог”” 77"...Секта называет Муна "новым мессией человечества”, эта секта создается для того, чтобы захватить все "христианские” или околохристианские церкви и объединить их в одну антихристову смесь и править ими по воле одного человека или одного всемирного правительства. Когда же воцарится антихрист, эта "объединенная церковь” будет служить антихристу. Для того она и создается в наше время, как предвестник царства антихриста. Для того и финансирует Муна и всячески поддерживает его всемирная сионистская империя. Когда воцарится антихрист, Мун преподнесет ему захваченную им "объединенную церковь”. <...> Секта Муна под названием "Объединенная церковь” уготовляет пути антихристу. Имеющий уши да слышит” 78.

Другой вариант "церкви антихристовой” предлагает М. Эпштейн:

"...Советская власть недооценила собственные успехи и рановато провозгласила отказ от коммунистического будущего, которое в наше время осуществляется прямо на глазах, в согласии с самыми смелыми предначертаниями. Примерно к 1980 году, как и было обещано, завершилось созидание социально-экономических основ коммунистического общества, и оно сразу стало перерастать в высшую свою фазу — духовного коммунизма, ныне уже почти достигнутую. Перестройка сокрушила последние бастионы неравенства, командно-административную систему, партийную иерархию, бюрократическую машину — и тем самым подготовила полный коммунизм. Уже и сильного государства не осталось, чтобы разделять и властвовать: мощь и имущество от него уходят, а никуда не доходят, просто развоплощаются посередине. <...> Не осталось никаких защитных слоев, никаких перегородок и частных владений, разделяющих индивидов: они прямо прикасаются друг к другу оголенными нервами. Все общество обобществилось до самой последней степени, превратившись в некое, сплошное коммунистическое тело, с даром экстрасенсорного восприятия и универсального оборотничества. Каждый становится всем (как в песне: "Кто был ничем...” - Сост.), все проявляются в каждом. Чем больше разваливают верхние структуры советского общества, тем ощутимее в нем нерасторжимое ядро первобытной орды: магическая перводуша коллектива. Осталось только идеологически осмыслить это явление, провозгласив следующий шаг: превращение коммунизма из науки в религию. Его возвращение к той самой мистической ереси о целокупной мировой душе и неимущем, сверхчувственном братстве, из которого он когда-то возник (такое саморазоблачение дорогого стоит — Сост.). Однако наряду с возвращением традиционных вероисповеданий и отчаяйно-вдохновенным броском в глубочайшую архаику есть еще одна тенденция, наименее замеченная, почти не воплощенная. Ее можно назвать религиозным модернизмом или экуменизмом, хотя эти западные термины не совсем к ней подходят. Речь идет о возможностях образования какого-то целостного религиозного миросозерцания, но не путем сознательного синтеза разных вер, как это делается на Западе, а через переживание безблагодатной пустоты всего советского мира. Представьте себе молодого человека из типичной советской семьи, на протяжении трех-четырех поколений начисто отрезанной от каких-либо религиозных традиций. И вот теперь, слыша в своей душе некий призыв свыше, некий голос Божий, этот молодой человек никак не может определить, куда же ему идти, под крышей какого храма укрыться. Все исторические религии ему равно далеки, а голос раздается все ближе и ближе. Молодой человек идет в православный храм — и сталкивается со вполне определенной системой догм и обрядов, которая кажется ему слишком тесной для этого вселенского чувства. Он идет в католический храм, в синагогу, идет к баптистам, лютеранам — и всюду видит исторически сложившиеся формы богопочитания, тогда как ему хочется знать Бога целым и неделимым. Человек ищет веры — а находит вокруг одни только вероисповедания. Вот в этом разрыве между верой и вероисповеданиями и возникает бедная религия, не имеющая ни устава, ни книг, ни обрядов. Заметьте, что из атеизма сейчас уходит гораздо больше людей, чем приходит в храмы. Они уходят — и не доходят, остаются где-то на распутье. Но это распутье (точка "развоплощенья”, черная дыра — Сост.), в сущности, и есть главная точка, где сходятся все пути. Точка единоверия, равного приятия всех вер, как ведущих к единству веры. Именно безверие советстких лет сформировало такой тип современного человека, про которого нельзя определенно сказать ни "православный”, ни "иудей”, ни "мусульманин” — но просто "верующий”. В западных странах это понятие почти не употребляется как лишенное смысла. Верующий во что? Какой деноминации? Но в Советском Союзе все верующие были уравнены по отношению к господствующему типу неверующего — и вот вера, теснимая со всех сторон, вдруг действительно стала наполняться каким-то положительным содержанием. Просто вера. Просто в Бога. Таких верующих в Советском Союзе сейчас гораздо больше, чем исповедующих какую-либо определенную веру. Вот это и можно назвать бедной религией. Это религия без дальнейших определений, столь же прямо и цельно предстоящая Богу, как целен и неделим сам Бог. В душе бедного верующего нет никаких догматических предпочтений, которые создаются непрерывной исторической традицией, крепким семейным религиозным укладом. За предыдущие семьдесят лет в духовной жизни страны была вытоптана такая ровная пустыня, что мелкими кажутся межи, сохранившиеся от разных исторических религий. <...> Тенденция к объединению разных вер существует и на Западе — как экуменическое движение внутри христианства или как поиск всемирного религиозного синтеза, объединяющего иудаизм и христианство с буддизмом и индуизмом. Но все это происходит на почве уже Состоявшихся, богатых, развитых религиозных традиций, как попытка наладить их сближение, диалог. Путь бедной религии, вышедшей из неверия, из атеистического небытия, и ведущей к единству веры через пустыню безверия, — это уникальный советский путь” 80Но воистину: все новое в этом мире не более чем хорошо забытое (невольно или с умыслом) старое. Относится это и к "бедной религии”, навязчиво рекламируемой Михаилом Эпштейном со страниц "Независимой газеты” как реальность, возникшую в результате построения "духовного коммунизма”. В первой части переизданной недавно (М. 1991) "Истории Христианской Церкви” Н. Тальберга, в главе с характерным названием "Еретики иудействующие” читаем о ереси евионитов, существовавшей во II-V вв., "получивших такое название от еврейского слова евион, что значит бедный. (Евиониты названы этим именем или от бедности их общества, или от бедности умственной, духовной). Они признавали решительно необходимым для всех христиан соблюдение Моисеева закона, считая, поэтому, апостола Павла, восставшего против этого, отступником от веры. По их понятию, иудейская религия и с пришествием Христа Спасителя, по-прежнему, имеет важное значение в деле спасения людей. Таким образом, значение христианства как религии, имевшей обнять весь мир, ограничивалось. Евиониты не придавали ему даже значение новой религии, а считали продолжением того же иудейства. Отсюда и учение их о Христе Спасителе было не то, какое содержит истинная христианская Церковь. Признавая Его за Мессию, они видели в Нем не Бога-Искупителя, а только великого пророка, подобного Моисею...” По сообщениям зарубежной прессы, "Роберт Мюллер, бывший помощника генерального секретаря ООН, канцлер Университета за Мир, католик, назвала соединение Европы, намеченное на 1992-й год, "шагом к мировой общине, предвестником надежды”. Он высказал надежду, что "религиозные лидеры встретятся и определят... космические законы, общие всем верованиям... Они должные будут сообщить политикам, в чем заключаются космические законы, что Бог или боги, или космос ожидают от людей” 81 .

 

Просмотров: 409 | Добавил: Степанович | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: