Воскресенье, 23.07.2017, 11:54 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход
Главная » 2016 » Ноябрь » 3 » ПРИЗНАК КОНЦА
14:10
ПРИЗНАК КОНЦА
ПРИЗНАК КОНЦА
 
Отсутствие бород у мужчин является верным признаком конца
Уходит в прошлое непререкаемая доминация модерна, объявившего традицию, религию и метафизику вне закона, и на этом утвердившего свою непререкаемую власть над человеческим обществом. Сегодня то, что ещё совсем недавно было под запретом – либо прямым, либо негласным, основанным на «общественном договоре» — возвращается в нашу повседневную жизнь.
К бесспорным элементам традиции относится и борода, а её носителей всё чаще можно встретить не только в традиционных ландшафтах, но и на улицах больших городов, и в этой связи у обывателей часто возникает вопрос: борода – это что – некое украшательство или что-то большее?
Чтобы предъявить на том свете
В соответствии со святоотеческой традицией, борода – есть безусловный половой признак, по которому отделяют мужчин от женщин. Её наличие или отсутствие является важным аргументом для тех, кто считает себя христианином, и для кого момент страшного суда является итогом его мирской жизни, а его последствия – смыслом земного существования. Отсутствие бороды для мужчины в этом случае является тяжким обстоятельством. На Руси считалось, что «таких людей, кто бороды бреет, не велено в земле погребать», а следует «яко же пса кинуть в ров», поэтому многие сохраняли свои насильно отрезанные во времена петровских реформ бороды и завещали положить после их смерти в гроб, чтобы «предъявить на том свете».
Вообще традиция категорически запрещает мужчинам не носить бороду, потому как таким образом он уподобляется женщине – становится  «подобен женам». Соответственно, женщинам традицией запрещено стричь волосы коротко, под мужчину, потому что так она уподобляется мужчине. Всё это ни что иное, как попытка вторгнуться в Божий промысел. Православные, как и представители многих других конфессий считают, что человек создан по образу и подобию Божию, и, следовательно, грешно по своему своеволию чем бы то ни было искажать этот образ. Поэтому, когда человек, как говорят старообрядцы, «скоблит рожу»,— это считается совершенно нездоровым проявлением. Так он уподобляется женам, что недопустимо, и дальше, соответственно, следуют различные кары. Например, такого человека не отпевают после смерти, священник отказывается отпевать мужчину, уподобившегося женщине. Таким образом, борода – это необходимый атрибут подтверждения того, что ты – мужчина, а не женщина.
<...> Борода — это обязательный символ присутствия мужского начала. Традиция, или скорее мода – сначала подрезать бороду,— а потом Пётр I уже боролся с бородами, клал на плаху и рубил их – идёт от подражательства Западу, западным тенденциям. Когда Пётр I следовал за Западом с точки зрения индустриализации, развития экономики, он одновременно проводил и обновление общества, осуществлял социальную модернизацию помимо технологической. То есть он менял общество, менял устои, а наличие бороды было признаком принадлежности к русской архаике, русской традиции, к русскому православному фундаменталу, ибо если хочешь заменить общество на современное, хочешь его индустриализировать, соответственно, меняй облик, структуру, разрушай традиции – таков закон модернизации по западным лекалам. Отсюда и пошла борьба с бородами, на уровне самого государства. Невозможно было сделать государственную карьеру, если у тебя была борода. Человек не мог войти в город – не пускали стрельцы – вход только с «босыми лицами». Однако это совершенно противоестественная для русского представления, для русской традиции, мода, перенимаемая с Запада, который пришёл к брадобритию, просто разлагаясь.
Технологическая индустриализация сопутствовала западному разложению, западного общества, и извращению изначальных форм — социальных, традиционных, визуальных. Поэтому они и начали бриться, «скоблить рожи», объясняя это тем, что им так удобнее. Но что удобнее делать со скоблёной рожей? Тут тоже есть над чем задуматься.
Уподобление женам, как мы знаем, уже тогда становилось нормативом в Европе, а сейчас это вообще культ – права меньшинств, сексуальные сообщества, ЛГБТ. Естественно, если ты претендуешь на принадлежность к сексуальным меньшинствам, а на Западе они уже скоро станут большинствами, тебе, конечно, какая уже борода? Напротив, надо скоблиться, подкрашивать глаза, пудриться. То есть отсутствие бороды – верный признак нездоровья – душевного, духовного, и уже как следствие – и физического.
В русском обществе чуть позже традиция ношения бород стала возвращаться. XIX век был более консервативным, чем XVIII, поэтому мужчины в XIX веке опять начали носить бороды. Но мода брить бороды уже вошла в общественный уклад, хотя таких мужей и зазирали, говорили, что «мужчина без бороды – всё равно, что без штанов». Пришёл со своей голой рожей в общественное место – это просто неприлично выглядело, на таких косились. Конечно, их не преследовали так, как при Петре I за бороду, но и отношение некой неприязни присутствовало. Борода есть пусть вторичный, но половой признак: мужчина должен быть с бородой. Если ты уподобляешься женщине – ходи, позорься…
Нравственность vs ликвидность
Однако отношение к бороде на Западе не всегда было таким, как сейчас. Бороду носили в Западной Европе во времена Карла Великого. Да и позже это считалось, в том числе, признаком принадлежности к знатному роду, хорошей родословной. Что же изменилось в сознании западного европейца, что эта отличительная черта мужчин ушла, и стало модным именно бритье? Ответ на этот вопрос лежит в сфере увеличения ликвидности, т. е. текучести, гибкости западного общества. Когда рынок и рыночные отношения стали доминирующей категорией жизни и мерой, по которой определяли успешность,— быстрее продать, купить что-то — тогда и возникло стремление к социальной ликвидности – умению быстро трансформироваться, подстроиться под любые формы, социальные изменения. Всё-таки борода накладывает некие ограничения, даже поведенческие. Если ты обладаешь бородой, значит ты – точно мужчина, а это сейчас всё чаще не так однозначно, значит, ты стоишь на своих традициях, сохраняя, например, какие-то традиционные установки своего рода или герба, если речь о Европе, свою честь. А это вещи, которые в торговле тебя ограничивают, потому что ты должен сначала сохранять какие-то принципы, социальный и традиционный фундаментал, а уже потому – следующим уровнем – определять какие-то финансовые выгоды.
Но когда финансовые выгоды становятся на первое место, тогда традиции попираются, отодвигаются на другой уровень. Человек отказывается от традиций, от каких-то сдерживающий его нормативов, от признаков традиционного, социального, консервативного поведения, а для этого он избавляется от бороды как от того, что его сдерживает, что является незримым укором любому бесчестию, распутству и разложению.
Даже сейчас, в современном обществе, наличие бороды сдерживает от многих просто неприличных, непристойных или полупристойных вещей. Идёшь, например, видишь – секс-шоп. Думаешь – зайду. И тут же: ну куда я с бородой пойду в секс-шоп, неудобно как-то. Зайдёшь – ещё подумают – ничего себе, «батюшка зашёл в секс-шоп» — это разрушает последние нормативы допустимости в и так уже разложенном обществе. Даже если ты и не батюшка вовсе, всё равно понимаешь, что это уже некая поведенческая перверсия. Поэтому для себя эту идею уже на этом этапе закрываешь. Или какой-то ночной стриптиз-клуб. – Схожу! И тут же – нет, ну куда я пойду с такой бородой!
Понятно, что ответной реакцией тут же становится стремление избавиться от бороды. Тогда можно зайти и в секс-шоп, и в ночной стриптиз-клуб, и поотрываться без ограничений и рамок приличия, и по девкам, и куда угодно, что и делает европейский, западный и вообще современный человек. То есть борода – это такое ограничение, которое ещё и сдерживает человека от разложения. Соответственно, в западном обществе человек, чтобы поставить торговлю и финансовые выгоды на первое место, избавлялся от ограничений, от фундаментала, от архаики, от наследия предков, от традиций, которые его сдерживали от неприемлемых вещей.
Нельзя, например, продавать гнилое мясо приличным людям, потому что это грех и преступление. И кодекс его рода раньше запрещал это. Но если у тебя, например тонна гнилого мяса – либо ты выкинешь его на помойку и понесёшь финансовые потери, либо ты его кому-то продашь с использованием обмана и хитрости, понимая, что кто-то отравится, умрёт, испортит здоровье. С бородой ты этого не можешь сделать, неприлично, запрещает кодекс чести, нравственности – честь рода позоришь. Вот тогда человек и меняет свой лик – ради выгоды — бороду соскоблил, и уже под видом некоего пройдохи – полумужчины-полуженщины – впарил кому-то это гнилое мясо.
А чтобы тебя потом не опознали – опять отрастил бороду, опять приличным человеком прикидываешься, или сделал пластическую операцию, сменил пол, как сейчас модно на Западе. А так как ты в дальнейшем решил продавать всё время гнилое мясо или какие-то неприличные вещи, наркотики, проституток или рабов поставлять – это же выгодно,— тогда ты уже и не успеваешь бороду отращивать, так и ходишь скоблёный. Ибо, как оправдывают любой порок и разложение в современном мире, особенно на Западе – «ты же современный человек, без комплексов и всего лишнего, что тебя ограничивает». Не можешь ты с бородой перейти определённой черты, а без – проще себя же обмануть, остатки совести заткнуть, если о светских людях идёт речь, не говоря уже о грехе религиозного человека.
Этим уходом в ликвидность и объясняется мода, тенденция борьбы с бородой на Западе, которая в дальнейшем перекинулась и на другие общества, в частности, в Россию. Чем меньше бород в нашем русском обществе, тем более оно разложено и неконсервативно, ликвидно и уподоблено Западу. Чем больше бород, тем больше сдерживающих факторов. Человек с бородой сразу умиротворяет всех вокруг, они смотрят на него и ведут себя уже как-то более прилично, думая – «вот, батюшка зашёл». Если это, конечно, не совсем уже  какие-то конченные отморозки.
А батюшкам вообще категорически запрещено бриться, и, тем не менее, посмотрите на современных батюшек – с сигаретой даже иногда бывают в господствующей церкви, батюшка такой – со скоблёной рожей, или с бакенбардами в лучшем случае. Для батюшки вообще позорно быть без бороды, это просто неприемлемо, не говоря, конечно, о протестантских пастырях, или напомаженных католических ксендзов.
Мода на бритье бороды на Западе пошла от ликвидности общества, от стремления избавиться от консерватизма, от «оков», как они понимают традиционализм, которые их сдерживает, не дают торговать, обманывать и наживаться без всяких ограничений.
Признак духовного здоровья
Однако, к социально-экономическим мотивам бритья лиц могут добавляться и  всякие культурно-религиозные обычаи. А точнее, отказ от культурно-религиозных обычаев и формировал в обществе устойчивый тренд на бритьё. Древние римляне, евнухи Востока,— на определённых этапах разные общества приходили к ситуации разложения – духовного, морального, нравственного. И признаком этого разложения,— когда в обществе начинали проявляться и даже доминировать перверсии, удаление от нормативов принятых в периоды расцвета традиции,— становилось возникновение устойчивой тенденции к бритью лиц у мужчин. Соответственно, можно даже по этому признаку определить, в каком состоянии находилось то или иное древнее общество в тот и ли иной период. И таких примеров мы знаем много из истории, что циклически, регулярно, то или иное общество приходило к своему разложению, к концу. Римская империя распадалась, приходили варвары, которые несли в себе традицию и архаику, видя непотребный облик мужчин позднеримского общества, ничего кроме желания их тут же убить у них не возникало. И так было у человека традиции всегда: глядя на скобленую рожу, ничего не возникает, кроме желания её просто где-нибудь придавить. Поэтому понятны эмоции варваров – завоевателей европейских цивилизаций, приблизившихся к своему концу, вырождению и социальной деградации.
Собственно, это и сейчас, в современном обществе является тем же самым признаком. Следует обратить внимание на то, что всех традиционных обществах, которые более-менее сохранились на данный момент, локальных традиционалистских комьюнити в современном мире – мужчины всегда имеют бороду или хотя бы какую-то минимальную растительность. Достаточно посмотреть на мусульманские общества – арабский мир, шиитский Иран – те общества, где традиция ещё имеет значение, на иудеев в Израиле. Там, где традиция имеет хоть какое-то значение и вес, там мужчина всегда ходит с бородой вне зависимости от его конфессиональной принадлежности, будь то православный христианин, иудей или мусульманин. Поэтому сложился даже такой штамп, стереотип, если речь идёт о мусульманах, то это — «бородатые», когда подразумевают ортодоксов, а не номинальных мусульман, что тоже часто встречается. Но почему они бородатые? Потому что они придерживаются своей традиции – исламской в данном случае. И в исламе, как и в традиционном иудаизме, как и в традиционном христианстве, коим является нынешнее православие, которое, не смотря на все новшества и изменения, всё же более традиционно, нежели католицизм, не говоря уже о протестантизме, борода – обязательный атрибут мужчины. Везде, где традиция имеет значение, мужчины носят бороды или какое-то их минимальное подобие. А там, где общество «раскрепощено», социально деградировало и разложилось, там, конечно, никаких бород. Напротив, чем меньше волос, растительности какой-либо вообще на теле, тем гламурнее и современнее.
Есть другая крайность, когда человек изощряется с бородой, выстригает какие-то узоры и сооружает из бороды невероятные вещи. Это тоже к традиции уже не имеет никакого отношения, являясь так же признаком вырождения, сознательным глумлением над смыслами, попрание символов – все эти конкурсы бород на Западе, из той же серии, что гей-парады и соревнования по пожиранию хот-догов.
Борода – признак духовного, социального здоровья и отторжение разложения. Поэтому когда человек живёт в разложенном, извращённом обществе, но чувствует какую-то внутреннюю неприязнь к такому обществу, он наличием бороды как раз и подчеркивает имеющуюся по отношению к нему дистанцию. Отпуская бороду, он говорит тем самым: я это общество не очень одобряю, поэтому у меня борода. Пусть небольшая, лёгкая, потому что совсем немного не одобряю, но борода. А большая борода — потому что я презираю нормативы этого деградирующего, катящегося в пропасть, в ад разгула и перверсий, извращения, маразма, чудовищных отклонений общества. Презирая это, я отращиваю бороду и этим самым демонстрирую дистанцию от этого общества. Такое общество мне не нравится, и я – отдельно от него. Для меня ценность архаики и консервативность традиций первично – вот что демонстрирует борода.
Западная цивилизация: конец уже близок
Учитывая цикличность развития цивилизаций, когда традиция заменяется модой — стригут бороды, цивилизация закатывается – пример Рима, того же Китая, где сменялись династии и евнухи приходили к власти, можно говорить и о том, что Западная Европа и в принципе страны Запада, на пороге своего заката. Отсутствие бород у мужчин является верным признаком конца. По отсутствию бороды можно сделать уже предварительный прогноз о том, что этой цивилизации осталось немного. И то, что мы видим сегодня в Европе и даже, в какой-то степени, в нынешней России,— это явный признак конца. В традиционных текстах прямо указано на то, что мужчины без бород и женщины в мужских штанах – это признак конца времён.
Мы видим: в обществе, где у мужчин нет бород, а это сегодня преимущественно западное общество, американское, европейское, и даже почему-то теперь русское общество, современное российское, хотя у нас концентрация бород на долю населения выше, чем в Европе и в США — налицо признак заката. И в первую очередь это касается европейской цивилизации как таковой. Там же, где мужчины носят бороды и стоят за них, за свою традицию,— эти цивилизации находятся на подъёме, эти народы, эти общины, этносы, какие-то религиозные группы – они начинают всё более и более доминировать. Посмотрите на мусульман в Европе, которые чувствуют себя гораздо более уверенно, потому что у них есть идентичность, у них есть своя традиция, свои корни и консервативные устои, и есть бороды. Поэтому они себя чувствуют уже хозяевами новой Европы в отличие от скобленых европейцев, которые не знают, куда деться от ужаса. В этой связи вполне можно сказать, что отсутствие бород у мужчин есть первый признак заката этого общества. 
Когда наши европейские друзья приезжают к нам на конференции и видят наших коллег с бородами, они в один голос заявляют: «вы бы в Европе у девушек пользовались большой популярностью». Мы спрашиваем – почему у девушек? На что они отвечают: — А потому, что в Европе девушки знают, что если мужчина с бородой, он точно не педераст. Очень часто сегодня девушка в Европе знакомится с парнем, а он оказывается голубой. Ну и что с таким делать? А с бородой — скорее всего нормальный мужчина. Хоть это и несколько необычно для нас звучит, у нас наоборот, когда мужчина с бородой, то девушки к нему с такими целями не подходят. Знают, что у него всё в порядке, скорее всего, семья, дети. Или у него просто другие, помимо девушек, интересы, религия, душа, дух.
Просмотров: 106 | Добавил: Степанович | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: