Четверг, 22.02.2018, 13:50 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход
Главная » 2012 » Февраль » 9 » ПУТЬ К РАЗРУШЕНИЮ СЕМЬИ
23:09
ПУТЬ К РАЗРУШЕНИЮ СЕМЬИ
Беда по имени

уже стоит у нашего порога
 
 
Ежедневно СМИ пугают нас ужасами терроризма, криминальными сводками и страшными сообщениями о катастрофах. Но настоящая беда уже стоит у нашего порога. Ювенальная юстиция – ввести это «передовое» западное новшество Россию обязывают недавно подписанные ею международные соглашения. Нас уверяют, что все делается для защиты прав ребенка от садистов-родителей, жестоких учителей и чересчур суровых к малолетним преступникам законов. До восемнадцати лет преступник считается ребенком, и за преступления его предлагается не наказывать на общих основаниях, а перевоспитывать через разнообразные щадящие программы реабилитации, включающие в себя беседы с психологом, занятия спортом, трудовую терапию и т.п. Навязываемая нам ювенальная система предусматривает повсеместное введение (в том числе в школах) должности уполномоченных по правам ребенка, собирающих доносы детишек, обиженных на родителей и учителей. При этом под нарушением прав ребенка подразумевается гораздо более широкий перечень родительских и педагогических «оплошностей», чем мы можем себе представить. Например, отшлепали ребенка (или только пригрозили этим), не разрешили смотреть недетский фильм, попросили навести порядок в своей комнате, соблюдать дисциплину на уроке, посоветовали делать зарядку по утрам, запретили курить или не дали карманных денег и т.п. За все это по рапорту «специалиста» ювенальные суды могут принять решение об ограничении родительских прав, вплоть до принудительного изъятия детей из семьи, о наказании учителей. Решения этого суда обязательны для всех, и даже президент страны не вправе их оспорить. Все это – не страшная сказка, но именно так живут Европа и США, где ювенальная юстиция давно введена и работает. Количество отнятых детей в этих странах ужасает. Так, по статистике, во Франции с населением около 60 миллионов жителей из семей изъято около двух миллионов детей (например, за 2006 год – 110 тысяч детей), проживающих теперь, при живых родителях (!) в приемных семьях и детдомах; в Германии ювенальная система также работает «продуктивно» – лишь за 2009 год у родителей было отобрано 70 тысяч детей. Аналогичных результатов постепенно хотят достичь и у нас. В России продвижением ювенальной юстиции занимаются те же самые личности, которые, исправно получая зарубежные гранты, осуществляют у нас: – защиту интересов «сексуальных меньшинств» с целью предоставления им права пропагандировать открыто свой образ жизни, заключать браки и усыновлять детей; – легализацию легких наркотиков, метадоновые программы (выдачу потребителям героина якобы «менее опасного» синтетического наркотика – метадона), безплатную раздачу «чистых» шприцов и презервативов; – выполнение программы сокращения рождаемости, пропаганды ранних сексуальных отношений и свободы абортов, «секспросвещение» детей, начиная с детского сада;
– запрет принудительного лечения наркоманов и алкоголиков, а также недопущение ужесточения наказаний за педофилию, детскую порнографию и пропаганду сексуальных извращений; – фактическую легализацию розничной торговли наркотиками (закон, освобождающий от наказания тех, у кого найдут до десяти героиновых доз). Они внедряются в семьи и школы, утверждая, что ювенальная юстиция вводится лишь для защиты от садистов и педофилов. Они пугают статистикой убитых и искалеченных извергами детей, но при этом упорно молчат, что до 70 % таких преступлений совершается лицами «нетрадиционной ориентации», права которых сами же отстаивают. Уверяют, что существующая в России система защиты детей не эффективна, и предлагают взамен построить новую, которая на Западе уже давно есть, и тоже не работает! Не надо думать, что ювенальщики будут внедряться исключительно к многодетным пьяницам и родителям-садистам. Такие их меньше всего интересуют. Жертвами становятся семьи любого социального положения и достатка, принадлежащие к любой религии. Прикрываясь мнимой необходимостью защиты детских прав, судьи по делам несовершеннолетних нередко разрушают нормальные семьи. В законе написано, что ребенок изымается из семьи только в том случае, если его жизни угрожает физическое, психическое и моральное насилие. Но что тут конкретно имеется в виду, не уточнено, и этот смысловой пробел предоставляет простор для произвольного толкования различных ситуаций. В начале 90-х годов актриса Наталья Захарова вышла замуж за француза, уехала в Париж и родила там дочь. Однако семейная жизнь не сложилась: супруг жестоко обращался с девочкой, употреблял наркотики. После развода по решению суда дочь осталась с Натальей. Но во Франции существует еще и ювенальный суд. Трехлетнюю Машу по просьбе бывшего мужа, не желавшего платить алименты, насильно разлучили с мамой, отдали в приют, а затем в приемную семью. Наталья 18 (!) раз лично встречалась с Н. Саркози по делу своей дочери. Когда г-н Ширак, будучи президентом Франции, приезжал в Россию, вопрос о возвращении Маши поднимался в беседе с В.В. Путиным. Патриарх Алексий II обращался к кардиналу Франции (а во время своего визита во Францию и к президенту) с просьбой помочь воссоединению семьи. Но проблема до сих пор не решена, потому что ювенальная юстиция – это никому не подвластное государство в государстве, действующее по своим законам. «По закону, – говорит Наталья, – сотрудники социальных служб должны являться связующим звеном между ребенком и родителями. Но в реальности все наоборот. Мои письма, фотографии, игрушки и прочие подарки сотрудники этих служб Маше даже не передавали. Меня обвиняли в том, что я хочу сохранить с дочкой слишком тесную связь и „удушаю ее своей материнской любовью"». Эффективность работы судьи по детским делам оценивается количеством «защищенных», то есть отнятых детей. Чем больше детей он «защитил» от родителей, тем быстрее идет его продвижение по служебной лестнице, улучшается материальное положение. Обнаружить официальные сайты, где можно было бы ознакомиться с предлагаемыми к введению в России ювенальными законопроектами, – сложная задача. Создается впечатление, что власти намерены поставить народ перед свершившимся фактом. Учитывая предыдущий опыт, ничего хорошего ожидать не приходится: ЕГЭ, например, продолжает работать, несмотря на активные протесты педагогов и родителей. Между тем, ювенальные законодательные инициативы затрагивают гораздо более серьезные вопросы: речь идет о праве воспитывать собственных детей. Законопроект по созданию ювенальных судов в России был принят в первом чтении в начале 2002 года. В 2004 году во втором чтении он был отклонен, но оставался на рассмотрении. Тем не менее, ювенальные суды, по сообщениям СМИ, уже действуют более чем в 30-ти пилотных регионах России. Первой ласточкой ювенальных технологий был Семейный кодекс, принятый в 1995 году. В его статье № 56, например, говорится, что «при нарушении прав и законных интересов ребенка, в том числе при невыполнении или при ненадлежащем выполнении родителями (или одним из них) обязанностей по воспитанию, образованию ребенка, либо при злоупотреблении родительскими правами, ребенок вправе самостоятельно обращаться за их защитой в орган опеки и попечительства, а по достижении возраста четырнадцати лет – в суд». «Должностные лица и иные граждане, которым станет известно об угрозе жизни или здоровью ребенка, о нарушении его прав и законных интересов, обязаны сообщить об этом в орган опеки и попечительства по месту фактического нахождения ребенка. При получении таких сведений орган опеки и попечительства обязан принять необходимые меры по защите прав и законных интересов ребенка». Третьего июля 1998 года Госдумой был принят Федеральный закон «Об основных гарантиях прав ребенка в РФ» ФЗ-124. В первой же его статье определяется понятие «дети, находящиеся в трудной жизненной ситуации». Кроме малолетних нарушителей, безпризорников, жертв насилия и т.п. в эту категорию зачисляются также «дети, проживающие в малоимущих семьях, дети, чьи родители уклоняются от воспитания или защиты их прав и интересов, дети с психическими или физическими недостатками, дети с отклонениями в поведении». Учитывая уровень доходов большинства российского населения и увеличивающееся количество детей, страдающих серьезными заболеваниями, очевидно, что в узаконенную «категорию риска» попадают дети не только родителей-алкоголиков, но и родителей-безработных, родителей-инженеров, получающих официальную зарплату в пять тысяч рублей. Согласно статье 15 «О защите прав детей, находящихся в трудной жизненной ситуации», действия родителей, «ущемляющие или нарушающие права детей», могут быть в судебном порядке оспорены общественными объединениями и некоммерческими организациями по защите прав детей, в том числе и международными объединениями (организациями) в лице своих отделений в Российской Федерации.
В мае 2009 года в Госдуму РФ был внесен на рассмотрение проект закона «О внесении изменений в Федеральный закон „Об основных гарантиях прав ребенка в РФ" и отдельные законодательные акты РФ в целях обезпечения гарантий прав детей на надлежащее воспитание». Ряд его положений вызывает тревогу.
Предлагается дополнить Федеральный закон статьей 8.1, содержащей законодательные гарантии права ребенка на надлежащее воспитание и заботу. Она предусматривает права «на доступное и качественное образование, включая дошкольное образование, дополнительное образование, организацию отдыха, досуга и оздоровления», «на участие в соответствующих его возрасту и уровню развития играх и развлекательных мероприятиях». В этой же статье отмечается: «Право ребенка на заботу включает обезпечение ребенку уровня жизни, необходимого для его физического, психического, социального, духовного и нравственного развития, его материальное содержание, в том числе обезпечение питанием, одеждой, обувью, жильем, а также уход за малолетним ребенком». Все эти формулировки можно трактовать весьма широко – так что при желании обвинить в «ненадлежащем уходе» можно любого родителя – например, того, кто не пустил свое чадо на дискотеку или не может отправить ребенка в летний лагерь.
Предлагается внести изменения в п. 2 ст. 56 Семейного кодекса РФ, согласно которому, родители будут нести административную или уголовную ответственность не только в случае невыполнения своих родительских обязанностей, но и в случае их ненадлежащего выполнения. При этом и сами обязанности, и критерии их выполнения определяются в законе в самых общих чертах.
Законопроектом предусматривается уголовная ответственность для родителей в виде обязательных работ до 240 часов, исправительных работ на срок до одного года, а также вводится наказание в виде лишения свободы на срок до трех лет. Принятие этих мер не исключает, а, напротив, подразумевает одновременное применение положений СК РФ об изъятии ребенка из семьи, лишении или ограничении родительских прав.
Кроме того, законопроект предлагает «установить административную ответственность в виде штрафа за нарушение порядка сообщения сведений о факте нарушения прав и законных интересов несовершеннолетнего, совершенное должностным лицом, гражданином или юридическим лицом, которым стало известно о таком факте в связи с их служебной или профессиональной деятельностью» (ст. 8 п. 2), что на деле является принуждением к доносительству. Вместе с тем, не предусмотрено никакой ответственности должностных лиц государственных органов и организаций в случае необоснованного привлечения родителей и иных лиц к ответственности, предусмотренной законопроектом. Такое положение ставит указанные органы в положение полной безнаказанности и, учитывая неопределенность применяемых правовых критериев, создает условия для коррупции.
Мероприятия, так или иначе поддерживающие ювенальные технологии, начали внедряться в школьные и детсадовские программы с 2005 года. «Права ребенка» изучают на уроках ОБЖ, Граждановедения и др. Изданы красочные пособия о правах детей для детского сада. Воспитателям рекомендовано разбирать с малышами примеры нарушений детских прав, например, в сказках.
С 2012 года в школах планируется ввести так называемый «Паспорт здоровья». В этом 43-страничном документе множество разделов. Одни из них заполняет сам школьник, а другие – педагоги и медработники. Кроме раздела о здоровье, в котором отмечаются все перенесенные и хронические заболевания, есть раздел, где оцениваются психические и психологические характеристики школьника: «память, мышление, внимание, воображение, коммуникабельность, агрессивность, смелость, беспомощность, обидчивость, благоразумие, самоконтроль, правдивость, настойчивость, трудолюбие, шизоидность, истероидность». Кроме того, на протяжении всех лет учебы в школе в дневник заносятся сведения о том, сколько и каких продуктов (дан список из 34-х пунктов!) ученик съедает в день, в неделю или месяц. Такие данные ценятся компаниями-производителями пищевых продуктов, однако на Западе за сбор подобной информации в недобровольном порядке грозит судебное преследование. Введение «Паспорта здоровья» «ужасающе со всех точек зрения, – считает директор Института демографической безопасности, психолог Ирина Медведева. – Когда ребенка просят фиксировать каждый день разные аспекты своего здоровья, то он фиксируется на отклонениях. К чему это приводит? Я это хорошо знаю, как клинический психолог. Это приводит к психосоматическим неврозам…».
Помимо этого, школьник должен занести в «Паспорт» множество сведений личного характера: перечислить друзей, предоставить список интересов и почасовой график дня, сообщить о вредных привычках – не только своих, но и родительских. Ему предлагается рассказать о жилищных условиях, включая наличие / отсутствие своей комнаты, отдельного письменного стола и компьютера, сообщить обо всех родственниках, которые с ним проживают, их место работы, должность, номера мобильных телефонов, образование и состояние здоровья. Ему необходимо оценить, насколько благополучна обстановка в семье, и указать, есть ли тяжелобольные родственники.
Сведения подобного рода указываются в анкетах при поступлении на работу в спецслужбы. Но в дальнейшем они хранятся под грифом «секретно». Доступ же к «Паспорту» будет практически неограничен. Совершенно неизвестно, кто и для каких целей будет использовать эти данные. Поэтому такая инициатива Минобразования противоречит сразу двум статьям Конституции РФ: ст. 23, п. 1 – о праве на «неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну» и ст. 24, п. 1 – «о недопустимости сбора, хранения, использования и распространения информации о частной жизни лица без его согласия».
Первого сентября 2009 года указом Президента РФ была утверждена должность уполномоченного по правам ребенка при президенте России. Было рекомендовано и региональным органам власти учредить должности уполномоченных по правам ребенка – омбудсменов (в т.ч. и школьных, но не подотчетных органам образования). На сегодняшний день в регионах России уже работают 46 уполномоченных по правам ребенка. Должность эта государственная и оплачивается из бюджета.
27 апреля 2010 года в Общественной палате в ходе слушаний на тему «Государственная система сопровождения семьи в России» было предложено придать комиссиям по делам несовершеннолетних (КДН) статус параллельной, никому не подчиняющейся власти («миниправительства в отношении детства»). Эта комиссия будет решать, какие дети нуждаются в «помощи» государства (к таким, в силу широты определения, может быть отнесен ребенок из любой семьи), и утверждать индивидуальный план по «защите прав». Невыполнение родителями их предписаний или отказ от такой «помощи» государства грозит лишением родительских прав.
Создана также система обязательного информирования медиками и педагогами органов УВД и опеки обо всех семейных трудностях, неурядицах и случаях детского травматизма.
Введение ювенальной юстиции в России уже происходит втайне от ее граждан.
Ювенальная юстиция – это путь к разрушению семьи, развалу государства, расцвету коррупции, разгулу преступности.
Введение ювенальной юстиции можно без преувеличения рассматривать как один из завуалированных способов геноцида!
Подготовила Ольга ВЕТРОВА По материалам: http://genocid.net,
http://nanya.ru
© ПРАВОСЛАВНЫЙ КРЕСТ
Просмотров: 338 | Добавил: Администратор | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: