Четверг, 15.11.2018, 04:08 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход
Главная » 2012 » Июнь » 23 » Рассказы.
14:35
Рассказы.
Рассказы. Одиночество в толпе. Бес попутал.
 
Одиночество в толпе
 
 
Из жизни неофитов
«Удалил еси от мене друга и искренняго,
и знаемых моих от страстей». Пс.87
Это начинается незаметно. И, наверное, у всех по-разному.
Но для каждого, кто в достаточно взрослом возрасте пришел в Церковь, наступает время, когда он всем своим существом понимает: жизнь его необратимо изменилась.
На разных языках
 
Эти крошечные шаги к вере, дающиеся многими, в большинстве своем, тщетными усилиями, принципиально меняют систему координат личности.
И совершенно не специально жизненные приоритеты вдруг оказываются расставленными таким образом, что приходится признаться самому себе: это и есть социальное одиночество.
И чем радостнее и напряженнее начинает жить дух человека, тем ощутимее и нагляднее граница, барьер, стена, пропасть между ним и жизнью вовне.
Обычной жизнью, другими людьми.
Проявляется это во всех аспектах реальности бытия, точнее, все в меньшей совместимости с этой реальностью.
На близких и дальних кругах человеческой общности возникают сбои, которые сложно исправить, образуются пустоты, которые невозможно восполнить адекватно.
До сведенных скул накрывает понимание: мир и ты говорите на разных языках.
Хлопотно и неизбежно
 
И, конечно же, первый и главный сбой происходит в семье, если она привыкла жить без Бога. Чтобы верить своей неокрепшей сутью в обстановке неприятия и отчужденности родных и близких к этой вере, нужно много мужества и любви.
А человек слаб. А для борьбы – лишь свое сердце. И нет в ней перерывов.
И чем жестче семейный прессинг, тем острее понимаешь, как ты не прав в частностях, как мало в тебе любви, по большому счету.
Впрочем, у всех действительно по-разному.
И для многих воцерковление становится, по сути, рождением новой семьи.
Сложившиеся отношения меняются исподволь, но в них ощутимо больше становится милосердия, терпения, уважения и любви, которая «не ищет своего».
Но тогда уже вся семья проходит переориентацию в социуме, а это и больно, и хлопотно, и неизбежно.
В другом измерении
 
Ведь и для дружбы, даже самой устоявшейся и проверенной, тоже наступает время испытаний. Вроде бы все, как и раньше – честно, искренне, самоотверженно.
Но близость и понимание перестают быть само собой разумеющимися, как только, прямо или косвенно, проявляется твоя приверженность Православию.
Напряжение может возникнуть из-за любого пустяка: нельзя, потому что пост, не пойду туда-то, потому что иду в церковь.
Это тебе нельзя, это ты не пойдешь, а они сами за себя решают.
Но в том-то и дело, что образ жизни у вас уже кардинально разный, интересы расходятся принципиально, точки зрения не совпадают в самом главном.
Да, каждый оставляет за другим свободу мнений и поступков, но в этой свободе уже нет легкой необусловленности.
Как и нет необходимой, как воздух, полноты.
Полушутя поставят друзья диагноз «совсем свихнулся со своими попами» и будут дальше поддерживать отношения.
И вот, между всяким и разным – привычным и приемлемым, они терпеливо сносят твои советы пойти в храм, честно слушают, в твоем пересказе, притчи из Евангелия или истории из церковной жизни.
И отмежевываются. А ты – не лезь. А тебе не все равно, что дети их некрещеные, что родителей своих они хоронят без священника, что живут твои друзья без покаяния и причастия, как на другой планете, в другом измерении. Вернее, они-то как раз здесь, на земле.
Это ты для них вдруг стал «не от мира сего». Эх, кабы действительно так! И можешь только молиться. Как можешь.
Прямо и конкретно
С просто знакомыми, мало и совсем не знаемыми – и проще, и сложнее.
Проще, потому что они дальше, сложнее из-за того, что их много и они везде.
Проблемы несоответствия не возникают остро, не порождают конфликтов, но ощущаются постоянно – как пропасть.
Едешь, к примеру, в трамвае, на храм перекрестишься – воздух, будто загустел.
Явно не рассматривают, но принципиальное отличие от всех остальных пассажиров наглядно. И редко, и радостно бывает, когда крестным знаменем осеняют себя в общественном транспорте двое или трое.
Но это – уже совсем другая история. Евангельская. А потребность свидетельства своей принадлежности к Церкви Христовой уже присутствует постоянно. В том числе и на людях – среди многих безразличных и равнодушных. К вопросам веры, но не к человеческим проявлениям. А ведь и в гости ходим, и в ресторанах кушаем, и работаем, как правило, в коллективах, где не принято быть, вот так вот, прямо и конкретно, православными.
Согласитесь, не приятно, когда в пятницу, по хорошему поводу, нарезали дружненько колбасу, мясо и прочее, водку открыли и только выпили-закусили – входит этот, постящийся.
Говорит радостные слова, поздравляет, к компании присоединяется. Ан, нет – другой он, не разделяет. И поди, докажи, что ты не осуждаешь их, а жалеешь. И понимаешь их очень даже хорошо – сам так жил. И что тебе даже стыдно, будто твои коллеги тебя за кого-то другого принимают.
Ведь не расскажешь им, как правило утреннее скорым махом читал, как злился на ребенка за медлительность, как матери надерзил – и прочее, и прочее…
Стать ближе
 
Много и многим теперь не расскажешь. Потому что не хочется. Или не можется. «Разговаривающим в храме посылаются многие скорби» — так ты туда не с людьми говорить ходишь.
Хорошо, если церковная община небольшая и дружная, и удается как-то прижиться с новыми людьми. А если нет? Тогда, вместо обсуждений в курилке всякого разного «со своими в доску», общение с социумом вербализируется в «спаси Господи!» с людьми, которых и имена-то не всегда знаешь. Да, все мы сестры и братья во Христе, да, мы читаем те же каноны и псалмы, мы вместе молимся и едины в своем стремлении к Богу. Но как же мы одиноки в своей невозможности стать ближе друг другу в простой, обычной, человеческой любви.
Само собой разумеющейся, ни к чему не обязывающей конкретно и обязывающей к самому главному: возлюбить ближнего своего, как себя самого.
А ведь уже знаешь, что говорил преподобный авва Дорофей: «Чем ближе люди к Богу, тем ближе они между собой».
Сравнивая мир с кругом, в центре которого находится Бог, а «прямые линии, идущие от окружности к центру, суть пути жизни человеческой», преподобный пояснял: «Таково естество любви: на сколько мы находимся вне и не любим Бога, на столько каждый удален и от ближнего.
Если же возлюбим Бога, то сколько приближаемся к Богу любовью к Нему, столько соединяемся любовью и с ближним; и сколько соединяемся с ближним, столько соединяемся с Богом».
Форма и сущность
 
Но иногда после Литургии идешь и думаешь, сколько же людей уходит из храма в свое личное социальное одиночество.
Потому что уже на своем куцем опыте догадываешься, что чем больше в человеке Бога, тем слабее связь с людьми.
Формальная, социально сущностная.
Та, которая обязана выражаться в ожидаемых поступках и реакциях, чтобы быть удовлетворительной. А этого уже нет и не может быть.
Ты уже не можешь поддерживать большинство общих тем, у тебя нет своего мнения по самым расхожим поводам.
Тебе не нужны всякие сериалы, реалити-шоу и прочие наполнители жизни масс, которую и культивируют усиленно масс-медиа.
Самые сенсационные новости не задевают, становятся второстепенными, проскальзывают мимо. Громкие истории с наиболее публичными персоналиями тебя абсолютно не касаются. Что, собственно, так и есть. Иллюзия причастности, на которую и цепляет своих потребителей индустрия развлечений, больше не действует. И ты все меньше знаешь о той жизни, которой живет большинство ближних.
С тобой говорить не о чем!
А у тебя все меньше потребность в словах – пустых и ненужных. Ты все больше живешь внутри себя, по-другому.
Монах отвергает мирскую жизнь ради Господа, но ты-то не монах.
На монашество и кишка тонка, и вера мелкая.
А потому, вроде бы, жить надо хоть в каком-то ладу с обществом и его социальными нагромождениями. Но почему-то именно это «надо» становится все менее интересным и значимым.

Марина Богданова
http://www.pravmir.ru/odinochestvo-v-tolpe/

Бес попутал
Книга Марии Городовой «Колыбель огня» построена как переписка Марии с читателями «Российской газеты». Мы предлагаем вашему вниманию одну из глав книги.
«Здравствуйте, Мария! У меня беда.
Мою трехлетнюю дочку-красавицу Полечку избила моя же жена, ее мать, Марина.
В том, что это сделала Марина, сомнений нет.
Когда я в тот вечер вернулся из командировки (всего-то пять дней!), сразу почувствовал, что в доме что-то не так. Хотел Полечку перед сном выкупать, а Маринка мне зубы начала заговаривать: сегодня не надо, а то няня заболела гриппом, не дай бог, Полечка после купания простудится. Но я, во-первых, уверен был, что ничего не случится: у нас тепло, полы в ванной и детской с подогревом, Полечка с рождения плескаться обожает, а, во-вторых, меня зацепило, что Маринка очень уж на своём настаивает. И напряженная какая-то. Я старше её на семнадцать лет, если она врать пытается – сразу вижу. Стал я Полечку раздевать и, – мама родная! – у нее на левой ручке и на плечике две ссадины с синяками, а на груди, ближе к ключичке во-о-от такой синячище! Тельце у Полечки загорелое, мы как раз и месяца не прошло, как с Тайланда приехали, так синяк этот на груди даже через загар будто слива налитая сияет. Я – к Маринке. Та сначала попыталась отпираться, стала что-то про лестницу лопотать: «Няни не было, Поля расшалилась, бежала и расшиблась!» Но со мной такие вещи не проходят, меня за дурака держать нельзя! И она раскололась: стала в ногах валяться, рыдать-умолять, прощенье просить, говорить, что сама не понимает, как это вышло, и что на нее нашло. «Бес попутал». Знаете, Мария, я бы понял и, может, даже простил – хотя такому прощения нет! – если бы действительно она не доглядела: по телефону трепалась, или в Интернете зависла, и ребенок упал. Дети есть дети, хотя если ты мать и дома сидишь, не работаешь, и тебе все условия созданы, ты должна с ребенка глаз не спускать! Но я не зверь, если бы случайность, не уследила, я бы понял! Так нет! Она сама ударила ребенка, своего же ребенка! Говорит, не знает, что на нее нашло: няни два дня не было, весь дом на ней, Поля капризничала, не хотела есть, и вывела ее из себя: сама не помнит, как ударила – этой же тарелкой с пюре! Несколько раз! И вот теперь Вы мне, Мария, объясните, как может такое быть, что з внешностью ангела дьяволица скрывается? Они обе – и Маринка, и ее мамаша, к которой я Маринку в тот же вечер отправил, в один голос ревут, по телефонам названивают, хоть номер меняй, умоляют всё простить, говорят, что такое не повторится. А как мне этому верить? Я для Маринки ничего не жалел, все для неё – и домработница, и няня, и Пхукет с Египтом! После рождения Полечки всю ювелирку ей скупил, хоть свой магазин открывай, уже вторую Audi ей поменял… Кстати, как раз с машиной у Маринки, еще в самом начале, инцидент вышел, который доказывает, что неслучайно все. Хотя я тогда этому серьезного значения не придал. А выходит, это первый звоночек был! Мы когда с Маринкой познакомились, она в институте телевидения училась, на экономическом: 3-й курс уже, а ездила всё на Daewoo Matiz, вот я ей «Матизку» на Audi и сменил – пусть девочка понимает, кто перед ней. Она уже месяца три на Audi каталась, и тут как раз под Новый год это и произошло. Я в тот вечер домой пораньше приехал, а она по магазинам собиралась – шопинг к Новому году. Жду ее, жду, темнеет уже, метель началась, а ее все нет. Набрал ее, вроде все нормально – всего накупила, затарилась, теперь вот в пробке стоит, на подъезде. И вдруг, буквально через двадцать минут, звонок. Рыдает, сквозь всхлипывания ничего не пойму, одно разобрал: «Зая, спаси! Убивают! Тут, внизу!» Меня прям подкинуло! Схватил, что под руку попалось и вниз: летел, ступенек не разбирая, какой там лифт. Потом долго еще смеялся, вспоминая, как в шлепанцах и дубленке поверх трусов во дворе нарисовался: в одной руке травматика – «Оса», другой пацанов по трубе вызываю! Смех, да и только! Оказалось, Маринка весь день шопилась, вечером в пробке проторчала, подъезжает к дому, ко мне спешит, а там у нас один козел есть, который вечно своей тачкой проезд загораживает. В общем, Маринка ему посигналила, а этот лошара – ноль внимания, по мобиле трепется. Ну, Маринка моя – девка вспыльчивая, темпераментная, она ждать, пока этот конь кончит, не стала: вышла красивенько так из машины, достала из багажника бейсбольную биту, да и вломила ему прямо в лобешник его тачки.
Говорит, у мужика в первый момент такое выражение было … Джим Кэрри отдыхает! Ну, потом, когда у этого лося глаза назад на свои орбиты вернулись, он, ясное дело, Маришку скрутил – а что, большого ума не надо: девчонке двадцать, она у меня тоненькая, как балеринка. Вообщем, лобешник я ему заменил, выпили мы с ним мировую – мужик, как оказалось, на растаможке сидит, нормальный, в целом. А мы потом с Маришкой, как Джима Керри по ящику увидим, ржать начинаем – соседа вспоминаем. И Маришка у меня, как сейчас перед глазами стоит! В полусапожках на шпильках – а снегу намело, чуть ли не по колено! – юбчонку ветер обдувает, норочка ее распахнулась, на голове ни шарфа, ни шапки, и в глазищах голубых, огромных слезы стоят – ну не девочка, «цветочек аленький»!
И бита бейсбольная наперевес!
Мы тогда над этой историей смеялись долго, а выходит, задуматься надо было».
Кирилл.
Здравствуйте, Кирилл!
Кирилл, фраза «бес попутал», как это ни покажется странным в наш век, век смешения ортодоксального материализма со средневековым магизмом – это вовсе не метафорическое выражение.
Так же, как одержимость бесами – не выдумка голливудских кинематографистов, а конкретное проявление духовной реальности, к которой мы, к сожалению, относимся слишком легкомысленно.
Скажу больше: когда читаешь скрупулезные описания случаев беснования и одержимости, сделанные священниками в конце XIX – начале XX века, понимаешь, что считать, будто все эти эпизоды – достояние прошлого, по меньшей мере наивно.
Триумфальное шествие по планете двигателей внутреннего сгорания, телевидения и Интернета не сделало человека более защищенным от нападок сущности, называемой «враг рода человеческого».
А совершенно дремучее невежество в вопросах того, как именно происходит вселение дьявола в человека, и губительное невнимание к своей собственной душе приводит к тому, что одержимость и беснование – совсем не такая экзотика, как нам бы этого хотелось.
Противостояние врагу рода человеческого – одна из главных тем в творениях Святых Отцов, и опыт, накопленный аскетикой, бесценен.
Так вот, по мнению отцов Церкви, одержимость бывает двух видов.
Первая – это одержимость в крайнем своем проявлении, когда бес обитает в человеке как вторая личность, при этом личность самого бесноватого пребывает в подавленном состоянии – такие примеры очень ярко описаны в Евангелии, и подробно, с научным педантизмом, в трудах священников разных поколений.
Второй вид одержимости, может, внешне не столь пугающий и зрелищный, но не менее гибельный — это одержимость, вызванная порабощенностью души человека страстями.
Кстати, не надо считать, что эти страсти должны быть какими-то необыкновенными.
Вовсе нет. Как отмечают святые, чаще всего со вселением дьявола приходится сталкиваться тогда, когда самый обычный человек закостеневает в самых банальных пороках – зависти, злобе, гневе, осуждении, раздражительности, злословии, корысти, «во мгле сердечной лености» – то есть в равнодушии, неумении и нежелании сострадать и помогать нуждающимся…
Здесь очень важен момент укорененности в грехе, пребывание в нем длительное время, превращение греха в страсть, палящую человека.
Но и в первом, и во втором случае одержимости, душа одержимого в буквальном смысле подчинена злой, губительной силе, и справиться с ней самостоятельно она не может.
Потому что, как учит святитель Игнатий Брянчанинов: «Необходим подвиг для христианина, но не подвиг освобождает христианина от страстей: освобождает его десница Вышнего, освобождает его благодать Святого Духа».
Но как же все-таки бес проникает в душу человека?
Каковы механизмы внедрения вражеской силы на человека, и есть ли у души иммунитет против такой духовной агрессии?
Что может защитить нас от демонического воздействия? А что делает более уязвимым?
Ответы на эти вопросы – в следующем материале, а пока я процитирую слова Симеона Нового Богослова, сказанные о людях, не понимающих, что источником зла в их душе является дьявол: «Тем-то и бедственна, и пагубна эта болезнь, что когда враг мой влачит туда и сюда мой собственный ум, я думаю, что все эти кружения моего ума – мои собственные».
Благодарю за письмо, Мария Городова.
Молитва Честному Кресту,
из молитв на сон грядущим
Да воскреснет Бог, и расточатся врази Его, и да бежат от лица Его ненавидящии Его. Яко исчезает дым, да исчезнут; яко тает воск от лица огня, тако да погибнут беси от лица любящих Бога и знаменующихся крестным знамением, и в веселии глаголющих: радуйся, Пречестный и Животворящий Кресте Господень, прогоняяй бесы силою на тебе пропятаго Господа нашего Иисуса Христа, во ад сшедшаго и поправшего силу диаволю, и даровавшаго нам тебе Крест Свой Честный на прогнание всякаго супостата. О, Пречестный и Животворящий Кресте Господень! Помогай ми со Святою Госпожею Девою Богородицею и со всеми святыми во веки. Аминь.

Или кратко:
Огради мя, Господи, силою Честнаго и Животворящаго Твоего Креста, и сохрани мя от всякаго зла.

http://www.pravmir.ru/bes-poputal/

Просмотров: 374 | Добавил: Администратор | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: