Понедельник, 19.11.2018, 15:35 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход
Главная » 2013 » Июль » 18 » РАЗМЫШЛЕНИЯ О ЦЕРКОВНОЙ ЖУРНАЛИСТИКЕ
12:11
РАЗМЫШЛЕНИЯ О ЦЕРКОВНОЙ ЖУРНАЛИСТИКЕ
РАЗМЫШЛЕНИЯ О ЦЕРКОВНОЙ ЖУРНАЛИСТИКЕ: В КИЕВЕ ВСЕ СПОКОЙНО?
«Мне, убогому Серафиму, Господь открыл, что на земле Русской будут великие бедствия. Православная вера будет попрана, архиереи Церкви Божией и другие духовные лица отступят от чистоты Православия, и за это Господь тяжко их накажет».
Преп. Серафим Саровский (1759 – 1833) 

В обществе, так или иначе связанном с церковной жизнью, периодически возникает вопрос, как подходить к оценке различных событий. При этом, какой бы случай или событие не обсуждались, точки зрения значительно разнятся в широком спектре от «молчать» (не обсуждать, не судить и не высказываться) до маргинальных заявлений, очерняющих всею Церковь в целом, ее внутрицерковный уклад.В связи с этим особое внимание отводится обсуждению материалов, написанных журналистами, специализирующихся на освещении различных аспектов церковной жизни. Для оценки роли православных журналистов, попытаемся разобраться в некоторых событиях так или иначе связанных с Украинской Православной Церкви (УПЦ), произошедших в последнее время. При этом, безусловно, что УПЦ как крупная самостоятельная Церковь, наделенная статусом широкой автономии, не может быть абсолютно изолированной структурой, незаметной, а ее члены и, тем более, иерархи – необсуждаемыми персонами.Непосредственным поводом для этой статьи явилась публикация в издании «Православие в Украине» http://orthodoxy.org.ua/content/

diskussiya-zhalkost-tserkovnoi-zhurnalistiki-muzhestvo-76462 главного редактора «Церковной православной газеты» (http://cpg-ru.in.ua/), официального печатного издания УПЦ архимандрита Лонгина (Чернухи), являющейся, в свою очередь, ответом на мнение протодиакона Андрея Кураева о церковной журналистике http://diak-kuraev.livejournal.com/489688.html. Ключевым абзацем статьи отца Кураева, определившим решимость архим. Лонгина высказаться по теме, явился, по-видимому, этот: «Признак истинно церковного журналиста: не замечать даже самых очевидных, кричащих проблем. Реагировать – так последними. «Мудро и взвешенно». И это при бесконечных заверениях в том, что мы находимся на фронте объявленной нам информационной войны. Но коли так, то на войне надо вести себя как на войне и, значит, соизволить заметить: танки Гудериана уже под Минском (или в данном случае – Киевом), а наша «Правда» все еще говорит о мирном советском небе и нерушимых границах». Понятно, что протодиакон Кураев иронично характеризует образ «истинно церковного журналиста».Итак, самый публикуемый и известный дьякон в России, отличающийся нередко своими нестандартными и спорными высказываниями, в этом случае просто констатирует, что в Украине в силу подозрительно странного молчания в отношении целой вереницы событий принято вообще не высказываться о самой УПЦ, ее рядовых священниках и, тем более, архиереях.В основе главной надвигающейся беды на территории православной Украины лежит явно обозначенный крен в сторону раскола. А именно отделение УПЦ от юрисдикции Русской Православной Церкви (РПЦ). Абсолютно всеми признается, что обстановка вокруг Православия в Украине сложная. Наметившаяся тенденция к одностороннему достижению автокефалии в свете происходящих событий вызывают тревогу среди огромного числа верующих, монахов, священников как УПЦ, так и со стороны РПЦ. В постановлении Поместного Собора РПЦ 6-12 июня 1990 года подчеркнуто, что «наша многонациональная Церковь благословляет национально-культурное возрождение входящих в нее народов, но отвергает шовинизм, сепаратизм и национальную рознь». При предоставлении УПЦ независимости и самостоятельности в ее управлении отмечено: «Образование независимой УПЦ открывает возможность избежать раскола и изоляции от Вселенского Православия, осуществлять дальнейшее совершенствование своей самостоятельности, не погрешая при этом против священных канонов и сохраняя любовь и мир между чадами церковными» http://www.bogoslov.ru/text/269165.html#_ftn2Тревога раскола не зародилась внезапно и на пустом месте. Своеобразие украинского православия обусловлено постоянной экспансией Украинской греко-католической церкви, напрямую подчиняющейся Ватикану при внешнем сохранении верующими и духовенством византийского (православного) обряда. Кроме того, с 20-х годов прошлого века существует непризнанная Украинская автокефальная православная церковь, возникшая в результате движения за отделение УПЦ от государственной власти и одновременно от РПЦ. В 1992 году образовалась новая религиозная организация УПЦ так называемого «Киевского патриархата», не признанная ни одной поместной Православной Церковью. Главным организатором самозваной Церкви является бывший митрополит Киевский и всея Украины Филарет (Денисенко), извергнутый  на Архиерейском Соборе РПЦ 11 июня 1992 из священнического сана, а 27 февраля 1997 отлученный от Церкви и предан анафеме. Все волны созданий различных вариантов самостоятельной или автокефальной Православной Церкви в Украине всегда совпадали с политическим стремлением к независимости и, в первую очередь, с совершенно четко прослеживаемым стремлением полностью отделиться от РПЦ. Безусловно, в свете исторических данных и внешнеполитической деятельности официального Киева не может не вызывать беспокойство современное состояние самой УПЦ Московского патриархата. Возвращаясь к теме настоящей статьи, напомним, что сама заметка о.Андрея Кураева была посвящена факту упоминания известного архиепископа Александра (Драбинко) в деле, связанном с похищением монахинь Свято-Покровского женского монастыря, а именно игуменьи Каллисфении и ее помощницы Екатерины 14 июня 2013 года. Вчитываясь в фразы архим. Лонгина (Чернухи), возникают вопросы, адресованные, конечно же, всем читателям и автору, тем более что отец Лонгин попытался в рамках своей статьи представить молчание подавляющего большинства своих коллег журналистов как проявление мужества…

«Среди моих друзей – коллеги из разных церковных изданий. В основном это те, кто очень хорошо знаком с современными проблемами внутрицерковной жизни. Все глубоко верующие, прекрасно понимающие природу Церкви христиане». Зачем и для чего архим. Лонгин нам об этом говорит? Это каким-то образом придает убедительность его словам? Да и фраза – «все глубоко верующие» – достаточно странная. Сначала о. Лонгин говорит о друзьях, что они «в основном», а далее «все глубоко верующие, прекрасно понимающие природу Церкви христиане». Кстати, почему не указано, какие «христиане»? Это разве автоматически предполагает, что среди его друзей исключительно православные христиане УПЦ МП? Допустим, что отец Лонгин знает «глубину веру» и «прекрасное понимание» друзей-христиан «природы Церкви», хотя и это странно, на мой взгляд, так говорить обо всех друзьях. Но однозначно по-разному знакомы с «проблемами внутрицерковной жизни» его друзья, даже представленные среди более чем 2300 во френд-ленте в своем профиле Facebookhttps://www.facebook.com/longinkpl?fref=ts. Понятно, что не все друзья в социальной сети являются настоящими друзьями архим. Лонгина в жизни, может авторитетный священник просто делится мнением своих коллег все-таки выборочно? Например, униат архимандрит Тихон (Кульбака), являющийся Генеральным викарием Священнического Братства Святого Климента Римского в содружестве православных священников и приходов в единстве с Римским Апостольским Престолом (г.Донецк) http://vk.com/id8443691 по-своему понимает проблемы внутрицерковной жизни, а архимандрит Виктор (Бедь) или архиеп. Александр (Драбинко) – на свой лад. Далее главный редактор «Церковной православной газеты» предполагает, что им (тем, которые «прекрасно понимают природу Церкви») «хотелось бы во всеуслышание кричать о церковных проблемах, но есть духовные и нравственные принципы, которые останавливают их». Но, почему подчеркнут такой драматизм в словах, что им«хотелось бы во всеуслышание кричать» на догадке «может быть»? Ведь с одной стороны не ясно кому и о чем хочется «кричать»? Затем, уже без предположения констатируется, «но есть духовные и нравственные принципы, которые останавливают их».

Здесь хотелось бы остановиться, так как этот аспект является одним из принципиальных в видении главной проблемы УПЦ. Эта точка зрения, облаченная в благородные слова «духовные и нравственные принципы», останавливающие говорить о «церковных проблемах», достаточно популярная, причем те, которые предпочитают молчать, в основном представлены на самом деле людьми, хорошо разбирающиеся в нюансах религиозной конъюнктуры, а тема раскола и отмежевания УПЦ от РПЦ к ним как раз и относится. Из уст украинских православных священников звучат нередко мнения, в отношении будущего УПЦ, что сейчас даже «политически выгодно» иметь практическую свободу действий на месте, но духовное руководство находится в Москве. Некоторой сенсацией стали слова о. Николая Данилевича (УПЦ МП), который заявил, что УПЦ и униатам следует решать свои проблемы напрямую, минуя Москву. В Киеве 8 июня 2013 г. на заседании круглого стола «Украина в православно-католическом диалоге», организованного униатской комиссией по «содействию единству христиан» и католической экуменической комиссией, в присутствии папского нунция Галликсона и кардинала Коха протоиерей Николай Данилевич на основании«духовных и нравственных принципов» заявил следующее: «Сейчас назрела необходимость решать напрямую проблемы, которые были (или остаются) у греко-католиков и православных на Украине. То есть между нами самими, а не в Москве или Ватикане, которые далеко, и возможно, не всегда в курсе того, что на самом деле происходит».http://risu.org.ua/ua/index/all_news/

confessional/interchurch_relations/52567/Лукавство этого заявления доказывается четким пониманием самим о.Николаем и его коллегами, что автокефалия или неприятие главенства Папы Римского Украинской греко-католической Церковью исключены по определению, а вот активный процесс отделения от РПЦ – уже в реальном действии.

Архим. Лонгин в отношении обсуждения церковных проблем достаточно виртуозно переходит от темы «нравственного принципа обличения согрешающего» к совету малодушным церковным журналистам: «И тут, если человеку не хватает духу наедине поговорить с согрешающим, остается честно терпеть. А для этого также требуется мужество». Но, следует отметить, что «неприятные» вопросы, поднимаемые церковными журналистами, возникли главным образом вследствие абсолютного информационного вакуума.

Этот острый дефицит информации о событиях в жизни УПЦ, в определенной мере обусловлен, что писать на самом деле и некому. Пишущих журналистов на православные темы можно посчитать на пальцах одной руки. В православном обществе ощущается острая нехватка информации об основных событиях церковной жизни, и не о пикантных фактах из жизни тех или иных архиереев, а именно дефицит анализа, подачи событий и обоснованной позиции журналиста, на основании которых у многих формируется мнение, что же происходит на самом деле. При этом, как правило, и это становится уже «регламентской нормой», само руководство УПЦ хранит молчание созерцателя. Любой пишущий или выступающий человек и особенно журналист, затрагивающий злободневные вопросы общественной и религиозной жизни в стране, в которой преобладают верующие УПЦ именно Московского патриархата, моментально получает гневный отклик, мол, «не суди», «это передергивания», «сведение личных счетов», «об иереях не судят», «дух алармизма» и даже обвинение в расколе (!) единой Церкви. Страна находится рядом с катастрофой, а журналистов просят успокоиться и ждать пока «само рассосется». По меткому сравнению о.Андрея Кураева «танки Гудериана уже под Минском.., а наша «Правда» все еще говорит о мирном советском небе». Архим. Лонгин странным образом уходит от обсуждения проблематики в жизни УПЦ и от самого главного вопроса, который не может его не волновать – будущее УПЦ. Большинство православных журналистов, которых приходится читать, беспокоит не частная жизнь того или иного священника, не обличение в «грехах» известного архиерея, а именно позиция УПЦ в отношении самых важных проблем, волнующих общество. Понятно, что в условиях абсолютного информационного провала, а также при очевидных странных, мягко говоря, событиях, касающихся той или иной причастности руководящих чинов УПЦ, возникают даже не обвинения, а скорее недоумения, которые волнуют большинство людей. При чем здесь «если человеку не хватает духу»? Мы говорим не об обличении в совершении греха или преступления, а задаем вопросы, в частности, какое отношение к упомянутому похищению имел архиеп. Александр (Драбинко) со своеобразным прошлым, своеобразным авторитетом среди мирян и духовенства. Сам архиепископ Александр, при монашеском постриге сохранивший свое мирское имя и возведенный из дьякона в сан архимандрита в течение примерно двух месяцев, был освобожден 21 февраля 2012 решением Синода УПЦ от должностей председателя Отдела внешних церковных связей (ОВЦС) УПЦ и главного редактора официального сайта УПЦ и выведен из состава постоянных членов Священного Синода УПЦ. Личность архиепископа уж очень противоречивая. Ведь не православные журналисты вынесли решение памятного для многих Священного Синода с характеристикой архиеп. Александра (Драбинко): «Его деструктивные действия и недостойное поведение, интриганство и образ жизни, сеют смуту и подозрение среди епископата и духовенства, порождают большое искушение среди верующих. Пользуясь должностью секретаря Предстоятеля УПЦ, постоянного члена Священного Синода Украинской Православной Церкви и главы ОВЦС УПЦ, он позволяет себе в эфире светских общенациональных средств массовой информации, которые и без того относятся к нашей Церкви с необоснованной предубежденностью, открыто выступать с критикой решений Высшей Церковной власти, искусственно противопоставляя Священный Синод Украинской Православной Церкви ее Предстоятелю, что является клеветой на соборный разум Церкви и хулой на Духа Святого. Он позволяет себе недвусмысленно порочить своих собратьев-архипастырей, членов Священного Синода».http://www.religion.in.ua/news/vazhlivo/14733-blizhajshij-spodvizhnik-mitropolita-vladimira-smeshhen-s-klyuchevyx-postov-i-obvinen-chlenami-sinoda-v-smute-klevete-na-sobornyj-um-cerkvi-i-xule-na-duxa-svyatogo.html И вот произошло резонансное событие в июне этого года – похищение монахинь из Свято-Покровского монастыря. И опять в прессе появляется имя этого архиепископа, пресс-секретаря самого Митрополита Владимира (Сабодана). Были похищены две монахини, причем не из территории своего монастыря, а из Киево-Печерской Лавры. Одним из свидетелей является именно архиеп. Александр (Драбинко), а арестован некто Сергей Бут. http://gazeta.ua/ru/articles/np/_po-delu-pohischeniya-stolichnyh-monashek-arestovali-brata-eks-nardepa/503057.Кто этот человек – духовное чадо, друг, просто знакомый или деловой партнер – так и не понятно. Неужели это опять необоснованные наветы о близком знакомстве архиеп. Александра и арестованного С.Бута? Супруга Сергея Бута признала, что они «дружили», имеются сообщения, что несколько компаний Бута и архиеп. Александра (Драбинко) зарегистрированы по одному адресу в центре Киева. Так, Сергей Бут является соучредителем компаний «Бас-95» и «Элит-Сервис», а также благотворительного фонда Александра Пухкала «Твори добро людям». По тому же адресу находится и ООО «Собор», соучредителем которого является владыка Александр. http://ru.tsn.ua/kyiv/arestovannyy-v-kieve-pohititel-monahin-druzhil-s-pravoy-rukoy-mitropolita-vladimira-310479.html Архим. Лонгин пишет: «если человеку не хватает духу наедине поговорить с согрешающим, остается честно терпеть. А для этого требуется мужество». Честно говоря, я не совсем пойму, о чем говорит уважаемый монах и священник? Этот совет вообще или в отношении конкретной ситуации? Кому и с кем тогда следует «поговорить»? Вероятно подразумевалось, что если факт «греха» либо не установлен, либо, исходя из приведенной фразы, все же имел место, то при нехватке духа, нужно просто «честно терпеть». А как можно терпеть «нечестно»? И далее еще непонятнее: чтобы «честно терпеть», «требуется мужество». Может архим. Лонгин пытался сказать своими словами другое и смею предположить следующее. Если по каким-либо причинам (недоказанность преступления или из-за нехватки силы духа) нет возможности заявить правонарушителю (согрешившему) об этом лично, то лучше православным журналистам просто молчать. Но, в этом как раз и кроется парадокс ситуации: лично я не встречал в прессе и сети прямых обвинений, предъявленных архиеп. Александру (Драбинко). В сложившейся ситуации как раз имеется множество вопросов, на которые никто не дает подробных объяснений, способных внести хотя бы условную ясность. Следствие молчит в силу понятных причин не причинять себе вред и не выдвинуть преждевременно необоснованные обвинения, а руководство УПЦ хранит молчание. На мой взгляд, в этой запутанной ситуации с похищением монахинь с фигурированием в качестве свидетеля известного архиепископа, страшным является, как ни парадоксально это звучит, именно отсутствие удивления по факту причастности к делу архиеп. Александра. Чем закончится это дело и какой будет судейский вердикт, покажет время, но может быть эти православные журналисты и рады были бы «честно терпеть», но сам Владыка Александр не дает успокоиться церковной и светской общественности. Кстати, уже отмечалось, что возможно благодаря оперативному информированию со стороны ряда журналистов через собственные страницы в социальных сетях и блогах, многочисленным перепостам новости об исчезновении монахинь удалось предотвратить трагедии. Обсуждая роль архиеп. Александра (Драбинко) в этом деле, до сих пор не понятна позиция митрополии УПЦ. Увы, так и не высказана позиция Блаженнейшего митрополита Владимира в связи произошедшим преступлением, начинавшегося на территории Киево-Печерской Лавры, в котором в качестве свидетеля проходит его личный пресс-секретарь. Не ясно до сих пор, подал ли прошение о зачислении за штат сам архиепископ, уволен ли с должностей викария Киевской епархии и секретаря Предстоятеля УПЦ, поэтому общественности и остается только сетовать: «можем предполагать». http://srn.kharkov.ua/ru/journalism/45-novosti/966-hsrn.html

ОКОНЧАНИЕ СЛЕДУЕТ


Просмотров: 328 | Добавил: Степанович | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: