Понедельник, 18.06.2018, 12:11 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход
Главная » 2012 » Апрель » 17 » Слово священника.
22:22
Слово священника.
 
Насладитесь пиром веры.
 
 
Протоиерей Владимир Сорокин, Православный Санкт-Петербург

Можно представить радость Пресвятой Богородицы, св.Марии Магдалины, апостолов, учеников, когда они узнали, что Иисус Христос воскрес.
И каждый верующий, только придя к вере и впервые вливая свой голос в ликующий хор голосов, в едином порыве восклицающий на слова священнослужителя «Христос воскресе!» - «Воистину воскресе!», переживает радость непередаваемую.

Но время идёт.

На следующий год мы вновь празднуем Пасху, и на следующий, и на следующий...
И чувство радости и ликования притупляется, пасхальная радость становится обыденной.
Как сохранить в себе то первое чувство ликования от того, что Сын Божий воскрес?
И возможно ли из года в год праздновать Пасху с тем же накалом чувств, чтобы это событие вселенского масштаба не затеняла обрядовость, мол, в этот день нужно сделать то-то, сходить в храм, помолиться и то-то съесть?!

Размышляет настоятель Князь-Владимирского собора протоиерей Владимир СОРОКИН.

- Сегодня это действительно вопрос принципиальный и важный для нормальной духовной жизни.
К Пасхе надо серьёзно готовиться весь год - как к рождению ребёнка в семье, и не важно, какой он по счёту, это всегда радостно и значимо.
Год от года радость и ликование пасхальные должны в нас только возрастать.
Мы взрослеем, мудреем и начинаем осознавать всю важность этого события для человечества.

Вот я вырос в старообрядческой деревне, дед мой был репрессирован, время было безбожное - послевоенная разруха, неусыпный контроль уполномоченных за священством и верующими, - но церковь в нашей деревне была и Пасху мы отмечали всей деревней.

Понимаете, всем миром, а не каждый в замкнутом мирке своей квартиры, чуждый всему, что остаётся за её стенами.

Ведь что такое деревня?

Деревня - это уже община, крепкая, спаянная, где люди хорошо знают друг друга и привыкли вместе радость справлять и вместе горе горевать.

Так было... Сейчас и в деревнях уже другие порядки, многие деревни вовсе вымерли, а про города и говорить нечего.

Вот я каждый год наблюдаю интересную картину: Великая Суббота - день скорби и плача, нужно молиться неусыпно, слёзно, покаянно, а люди - весёлые, смеющиеся, спешат святить куличи, яйца и прочие вкусные утехи грешного живота.

Освятили - и домой, какая служба, какая молитва, какое покаяние?!

Слышу, шепчутся: «Ну, теперь скорей домой, а в 12 и разговляться можно».

А в нашей деревне, помнится, в Великую Субботу вообще запрещено было святить куличи.

Всё было настроено на молитву, даже паникадила накрывали чёрным.

Вся деревня молилась, и только часа в три ночи, когда заканчивалась пасхальная служба, все со своими узелками с разговлением становились вокруг храма.

И батюшка проходил трижды: один раз благословляет всех крестом, второй раз благословляет с пением и только на третий раз окропляет яства святой водой, читает молитвы и благословляет праздничную трапезу.

После этого считалось, что праздник начался по-настоящему. Все христосовались: «Христос воскресе!» - «Воистину воскресе!», ибо сказано: «Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф.18,20).

Домой возвращались на заре, наблюдая, как всходит и играет радужными лучами солнце.

Грудь распирала ликующая радость: «Христос воскрес!» Недаром ведь Христа называют Солнцем, - Солнцем правды.

Вот когда солнце сияет на небесах, люди ясно видят свой путь, и каждый делает свою работу, и распознают полезную вещь от вредной.

Так же и душа, которую просветит Солнце правды Христос, ясно видит всю суетность мира, познаёт добро и зло, различает путь, ведущий к спасению, и путь, увлекающий к погибели.

Что происходит ныне?

Разве могу я сегодня сказать: «Братья и сёстры, мы не будем в Великую Субботу святить куличи, а только после службы воскресной».

Да меня просто не поймут...

Конечно, люди старались, трудились на кухне, и приятно видеть, что приходят бабушки, мамы, а ребятишки несут раскрашенные ими яйца и куличики, посыпанные их рукой цветными крошками...

Всё славно, умилительно, чувствуется радостный настрой в людях, но всё это преждевременно, опережает события: Воскресение Господа нашего Иисуса Христа важнее куличей и прочих вкусностей.

Пасха - результат многодневного постового труда, восхождение на некую духовную гору, когда люди постились, совершали добрые дела, каялись в грехах, обуздывали свои страсти.

Ради чего?

- Ради Христа, Который, «смертию смерть поправ», вернул нам радость общения с Богом, подарил жизнь вечную.

Но, освятив в Великую Субботу куличи, народ расходится по домам с чувством исполненного долга.

Кто-то, конечно, вернётся на службу позднее, но потом всё равно затворится в своей квартире.

Но многие на службу не придут - а зачем?

Куличи освятили, праздник уже наступил. Накрывают стол, включают телевизор - там Святейший Патриарх в храме Христа Спасителя служит, не какой-нибудь рядовой батюшка.

Некоторые идут дальше - первый же возглас Святейшего «Христос воскресе!» служит им сигналом к началу разговления.

Пусть там Патриарх себе служит, а они - за стол. И пасхальная служба превращается для них в реалити-шоу.

Таким образом нас отучают духовно трудиться, мы уже не паства, не прихожане, не верующие, не делатели, мы - зрители.

Другие молятся, а мы одобрительно и благосклонно наблюдаем.

А при ответном единодушном выдохе молящихся: «Воистину воскресе!» иные звонко сдвигают бокалы с шампанским и пьют за Воскресшего Христа. Дикость!

Это что - Новый год, что ли?!

Или новый православный обычай такой?

И что настораживает и безпокоит: Пасху берут нашу, православную, а вставляют туда новогоднюю систему развлечений.

Это язычество в худшей форме, это кощунство.

Это и есть секуляризация, т. е. обмирщение, вторжение безбожных обычаев в христианский уклад жизни.

На Западе давно всё обмирщено.

В Англии теперь уже судят тех, кто носит крестик на работе, могут и посадить.

И до нас этот закон докатится, если в Англии эксперимент даст «хорошие плоды».

Поэтому нам в современных городских условиях тем более надо стремиться, чтобы человек был в общине, в храме, чтобы знал, что он не одинок, что здесь есть его единоверцы, единомышленники.

Это даёт чувство уверенности и защищённости.

Это сделать не так-то просто.

Вот возьмём наш Князь-Владимирский собор - нам есть где молиться, но нет места, где мы можем собраться всей общиной, попить чаю с куличом, обсудить новости, проблемы, да просто поговорить по душам.

И такое положение у многих городских храмов - ведь после революции у Церкви были отняты социальные помещения - церковно-приходские дома, богадельни, сиротские приюты, работные дома, да и землица вокруг церквей сильно урезана, и построили бы богаделенку, ан негде.

Наш собор нашёл выход из положения - арендуем зал Дворца спорта «Юбилейный», и все, кто у нас был на пасхальном богослужении, приходят туда со своим разговением, выкладывают всё на общие столы, вместе молятся, разговляются, общаются.

Ведь Пасха предполагает: «Друг друга обымем, рцем братие и возрадуемся». Пасхальную радость надо непременно с кем-то разделить.

Недавно Путин во время встречи с Патриархом сделал интересное заявление, что религиозные организации должны иметь равные права с бюджетными.

Этим заявлением он признал, что мы, верующие люди, всё-таки находимся в изоляции, отделены от государства по Конституции, нам не всё позволено.

Ну что ж, поживём - увидим, выполнит ли он свои обещания, будет ли Церковь иметь равные права и возможности со светскими организациями.

Что нам нужно?

Возле каждого храма, даже самой маленькой церквушки, обязательно должны быть церковные дома, где можно вместе собраться.

А ещё представьте, если бы возле каждого храма(!) была богаделенка на 10-15 человек - разве плохо?

Проблема одиноких стариков, ветеранов войны и бомжей была бы решена.

Ну что, наши прихожанки не забежали бы в богадельню - помыть, покормить, сварить, укол сделать, по душам поговорить?

Обязательно нашли бы свободный часок за послушание. А польза от такого общения была бы и старикам, которым есть что рассказать, и прихожанам, особенно молодёжи, которым пригодился бы их духовный и жизненный опыт.

А ещё нужны молодёжные клубы, свои больнички, мастерские. Всё до революции было, всё отобрали - специально, чтобы разобщить.

Мы сейчас только молиться вместе можем собраться, а потом - по домам, по клеткам, каждый сам по себе, к своему телевизору, своему столу...

И пасхальная радость после молитвы в храме сводится к тому, чтобы поесть крашеных яиц да кусок кулича.

Разве в этом смысл Воскресения Христова?!

Для этого Спаситель принимал крестные муки?!

Убивается пасхальный внутренний дух.

Ещё новое веяние - модные ныне великопостные концерты: мол, возрождение забытых исторических традиций.

Какие концерты?

Великий пост идёт! До революции даже театры закрывались по всей России.

А уж монахам и белому священству тем более не до концертов было - в храмах, в монастырях Бога славили, а не на концертных подмостках.

Великий пост в шоу превращают!

Вот передо мною программка великопостных концертов, читаю: «Санкт-Петербургская филармония.

Седмица первая Великого поста. Чтение Великого канона Андрея Критского.

Стихи покаянные и духовные, богослужебные песнопения Великого поста.

Регент - монахиня Иулиания (Денисова), Свято-Елисаветинский монастырь (Минск)».

Да нешто Великий канон Андрея Критского со сцены Филармонии читать надо?! И это делает монахиня в понедельник Великого поста, вечером...

И как после этого Пасху воспринимать серьёзно, а не как театральное действо?

Далее читаем: «СПб Филармония. Седмица четвёртая Великого поста, Крестопоклонная... Солист - Игорь Бутман».

А не в храме ли в это время верующий должен быть?

И на всё это благословение священноначалия есть...

Помню, когда я был студентом Духовной академии, к нам приходили студенты Ленинградского университета - химики, физики, философы, говорили: «Что вы здесь делаете?

Наука скоро изобретёт таблетки от веры, всех излечим.

Из Церкви уберём в концертные залы музыку, традиции, обряды...

Посадим людей в уютные кресла, будем им петь, в том числе и духовную музыку, и они будут аплодировать и деньги за это платить.

Церкви опустеют».

Так всё и происходит ныне, и делается многое нашими же руками. Будет так продолжаться - мы исчезнем как православный народ.

- Если бы Христос не воскрес, а просто оставил Своё учение... Неужели Его учение - светлое, живительное, доброе, любвеобильное - не нашло бы своих учеников, последователей?

- Если бы Христос не воскрес, не было бы и нашей веры.

А учение... оно было бы одним из многих философских, нравственных или социальных движений.

Какое-то время оно существовало бы наравне с социально-освободительными движениями - для евреев тех времён это был очень важный вопрос, - но недолго. «А как же Христова заповедь любви?» - спросите вы. - Прекрасная идея:

«Возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мф.22,39).

В советское время тоже об этом думали, вы не первая задаётесь этим вопросом. Был такой фильм, я помню, Черкасов там играет: «Всё остаётся людям».

Священник спорит с коммунистом, который говорит, что вот, мол, мы отвергли Бога, отвергли вашего Христа, но построили ведь хорошее общество.

На что священник отвечает, что без живительного света Бога какое-то время это всё, конечно, продержится, но потом зачахнет, как бы искусственно это ни подпитывали.

И коммунист ответил, что единственное, чем вы нас покоряете, чем живёте и с чем нам трудно бороться - это ваша вера в вечную жизнь, в воскресение.

Это то, чему нам нечего противопоставить.

Что касается нравственного и морального, у нас с этим дела обстоят не хуже.

Но когда вы говорите человеку: мол, если есть у тебя Пасха при жизни, ты и там будешь со Господом, - против этого никакая социальная, нравственная или философская система не могут бороться.

Христос Воскресе! Воистину Воскресе!

Записала Ирина РУБЦОВА
http://pravpiter.ru/

Просмотров: 389 | Добавил: Администратор | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: