Воскресенье, 23.07.2017, 11:53 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход
Главная » 2016 » Ноябрь » 15 » СТАРЦЫ
09:59
СТАРЦЫ

Старец Каллиник Исихаст.

Ты пришёл сюда для того, чтобы стать не монахом, а банкиром

 

Старец Каллиник Исихаст какое-то время жил вместе с иеромонахом Матфеем. Они согласились 17 лет жить совершенными затворниками. Иеромонах Матфей через несколько лет не выдержал и вышел из затвора. Прежде он брал деньги за сорокоусты и отдавал их старцу, а, уходя,стал требовать их у отца Каллиника обратно. Они посоветовались с духовником иеромонахом Григорием.

Отец Григорий сказал старцу Каллинику: «Старче Каллиниче, ты пришёл на Святую Гору Афон ради монашеской жизни, а не для того, чтобы стать бакалейщиком и подсчитывать, сколько ты потратил денег на пропитание отца Матфея. Отдай ему деньги, и пусть идёт с Богом». А иеромонаху Матфею старец Григорий сказал: «Ты пришёл на Афон для того, чтобы стать не монахом, а банкиром, и собирать деньги. То, что ты делаешь, нехорошо».
Старец Каллиник научился молитве Иисусовой «по наследству» от своего старца и от «Добротолюбия». Многие другие отцы читали о молитве Иисусовой и, ничего не понимая, спрашивали старца Каллиника. И он отвечал, что им достаточно сохранения заповедей, а большего искать не нужно.
Старец Каллиник говорил: «Я творю молитву Иисусову но кроме этого, у меня есть и Минеи. Когда меня оставляет божественная благодать, я читаю богослужебное исследование по книгам, пока опять не достигну действия молитвы Иисусовой».
Старец Каллиник написал одну духовную книгу, но однажды перед тем, как лечь спать, бросил рукопись в огонь и сжёг её. Он поступил так по смирению...

Иеросхимонах Серафим Карульский

 

Место чистоты — отношение. Непонятно? Хочешь чистоты? Она в своем месте пребывает... Когда видна всякая нечистота и ощущается побуждение к ней, отношение ко всему такому законченно-отрицательное сохраняет чистоту сердца. Это и дивно: при наличии и близости нечистого, при ощущении его отношение сердечное (отрицательное) ставит человека превыше всего нечистого, в область чистоты!
И даже тогда-то чистота истинная поселяется в сердце, когда нечистота окружает душу. Иначе и самое желание чистоты ненадежное, непроверенное.
Так устроено! Так дивно! Как раз то, что и нужно земнородному, не могущему в условиях земной жизни не встречать многообразной нечистоты, но она не может вредить ему, когда он твердо отрицательно относится к ней: «Не соизволяю!»
Один шаг до чистоты, но нужно знать, чего держаться, когда является нечистое пред сознанием — «отношение» храни тогда! И не повредит тебе!

***

 

Иеросхимонах Серафим (1903–1981) был одним из последних русских афонских старцев-отшельников, подвизавшихся на суровой Каруле, где он поселился в 1942–1943 годах. Он прибыл в 1930-х годах из Китая в находившейся на территории Сербии русский Мильковский монастырь и оставался там до нападения на обитель коммунистических партизан Тито. На Каруле отец Серафим спасался почти 40 лет, вплоть до своей кончины. Скончался он осенью 1981 года. Живя высокодуховной жизнью, постоянно простираясь мыслью к Богу, он стяжал истинное богомыслие.
Публикуется по книге: «Афонское Добротолюбие о безмолвии и молитве».
Серия «Русский Афон XIX-XX вв.» Т. 14. Святая Гора,
Русский Свято-Пантелеимонов монастырь на Афоне, 2015. 

Схиархимандрит Трифон  (Упорников)

Источник: http://afonit.info/biblioteka/podvizhniki-monastyrya/opyt-dostizheniya-svyatosti-skhiarkhimandrit-trifon-upornikov-den-pamyati-12-noyabrya

Отец Трифон по субботам и воскресеньям приходил в монастырь, где у него была своя келья. Многие братья стремились получить хоть частицу от того огромного опыта, который он приобрел за свою 47-летнюю монашескую жизнь. Он с большой охотой принимал всех жаждущих его наставлений. Двери его кельи были открыты и днем, и ночью.
Схиархимандрит Трифон (в миру Тимофей Маркелович Упорников) родился в 1837 году в семье вольного казака станицы Букановской Донской области. Двадцати шести лет от роду в 1863 году он прибыл на Афон и поступил в число братии Русского Пантелеимонова монастыря.
С любовью и смирением исполняя разные послушания, брат Тимофей был образцом трудолюбия. Через три года он был пострижен в мантию с наречением имени Трифон. Послушание проходил простым матросом на судне монастырского парохода, а между плаваниями пел на клиросе. При обычных внешних монашеских подвигах, незримо для мира под богомудрым водительством старцев обители созидалась внутренняя жизнь инока Трифона. С каждым годом все более и более преуспевая в христианском совершенствовании своего духа, он постепенно готовился к той деятельности, которую суждено было ему исполнять впоследствии.
Отца Трифона рукоположили в иеродиакона 28 сентября 1875 года, а в иеромонаха 20 марта 1876 года, после чего он был послан на подворье Руссика в Москве, где пробыл три года. После этого старцы благословили ему быть братским духовником на монастырском судне, на котором он неоднократно ходил в Россию. Во время одного из этих плаваний он встретился на судне с Великим Князем Константином Николаевичем, которому глубоко в душу запали духовные размышления отца Трифона. Это сыграло огромную роль в дальнейшей судьбе судового духовника.
В 1885 году иеромонах Трифон по распоряжению Священного Синода был вызван с Афона и назначен духовником Его Императорского Высочества Великого Князя Константина Николаевича и настоятелем храма в Орианде в Крыму, где служил до кончины Великого Князя. Стяжав себе славу доброго пастыря, отец Трифон был потом приглашен П. И. Голубинским на должность настоятеля Гурзуфской курортной церкви Успения Пресвятой Богородицы, в которой, с благословения епархиального начальства, настоятельствовал 16 лет, назидая паству словом, личным примером и любовью.
Деликатный, ласковый, отзывчивый, он скоро приобрел симпатии своих прихожан, которая выразилась в поднесении ему золотого наперсного креста. Многолетняя служба отца Трифона в Гурзуфе по достоинству была оценена Священным Синодом, по указу которого 17 июня 1907 года епископом Таврическим Алексием в мужском Георгиевском монастыре он был возведен в сан архимандрита.
Схиархимандрит Трифон (Упорников)Схиархимандрит Трифон (Упорников).
Несмотря на долгую разлуку, он никогда не прекращал переписки со своими духовными наставниками духовником Иеронимом и игуменом Макарием, а после их смерти с игуменом Андреем, игуменом Нифонтом и игуменом Мисаилом, стремясь получить от них хоть часть того афонского духовного опыта, который считал высочайшим достижением в монашеской жизни.
Этот опыт достижения святости он и старался передать своим прихожанам и духовным чадам. Но, всегда тяготея к своей духовной Родине — Афону, он не раз высказывал желание оставить настоятельство в Гурзуфе и окончить дни свои под сенью родной обители на Афоне.
Однажды, когда у него заболели ноги, он с досадой писал игумену Андрею: «Я всегда вспоминаю родную свою обитель и все подвиги, происходящие в ней. Но меня смущает болезнь ноги и что я уже не смогу быть полезным там, так как для меня простоять три часа почти невозможно. Вот это меня и смиряет. Будьте уверены в том, что я в душе, всегда и везде, как был, так и теперь остаюсь таким же благодарным и доброжелательным духовным сыном и не теряю надежды на свое возвращение в святую обитель».
Афонские старцы с нетерпением ждали возвращения отца Трифона. Вот что писал ему в 1901 году игумен Андрей еще за семь лет до его возвращения на Афон: «Преподобнейший отец Трифон, Вы пишете, что все ожидаете указа о назначении вместо Вас другого священника. Если это состоялось или скоро состоится, тогда пожалуйте к нам в обитель, как только окончите свои дела. Милости Вас просим приезжать к нам, нисколько не сомневаясь».
В конце концов Господь исполнил желание сердца отца Трифона и благословение старцев обители. В августе 1908 года, в день храмового праздника Успения Пресвятой Богородицы, отец Трифон служил последнюю Лигурию и прощался с прихожанами своего храма, а в сентябре прибыл уже на Афон.
Утомленного пребыванием в миру отца архимандрита благословили остаток дней своих провести в тиши безмолвия, для чего поселили в одной из келлий вблизи монастыря. Отец Трифон был характера мягкого, скромного, воздержанный во всем. Он совершенно был чужд стяжательства. Все деньги, которые его прежние духовные чада подарили ему на прощание (а это восемь тысяч рублей), он пожертвовал на построение больничной церкви на Крумице.
Прошло два года такой уединенной жизни. Отец Трифон все это время по субботам и воскресеньям приходил в монастырь, где у него была своя келья. Многие братья стремились получить хоть частицу от того огромного опыта, который он приобрел за свою 47-летнюю монашескую жизнь. Он с большой охотой принимал всех жаждущих его наставлений. Двери его кельи были открыты и днем, и ночью.
Но недолго пришлось братьям обители наслаждаться его мудрыми советами и отеческой заботой. Никто не ожидал его скорой смерти. Здоровье его, несмотря на почтенные лета, было хорошее, и никто не мог предполагать его внезапной кончины. В августе 1910 года он заболел — разлилась желчь. Болезнь, несмотря на усилия врача, не поддавалась лечению. Больной с каждым днем чувствовал себя хуже и хуже. Незадолго до смерти отец архимандрит пожелал постричься в схиму, что и было исполнено.
Мощи схиархимандрита Трифона (Упорникова)Мощи схиархимандрита Трифона (Упорникова).
Напутствованный Святыми Таинствами Церкви отец Трифон мирно почил о Господе 31 октября (12 ноября) 1910 года. Отец Трифон оставил дневник и большое количество писем, в которых красочно описана приходская жизнь Гурзуфа.
Публикуется по книге: «Русский Афонский Отечник XIX - XX веков».
Серия «Русский Афон XIX-XX вв.» Т. 1. Святая Гора,
Русский Свято-Пантелеимонов монастырь на Афоне, 2012.

 
Просмотров: 88 | Добавил: Степанович | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: