Среда, 20.06.2018, 21:43 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход
Главная » 2011 » Апрель » 22 » В горах Северного Кавказа в Карачаево-Черкеской республике близ поселка Нижний Архыз найдено наскальное изображение лика Христа Спасителя
08:35
В горах Северного Кавказа в Карачаево-Черкеской республике близ поселка Нижний Архыз найдено наскальное изображение лика Христа Спасителя
В горах Северного Кавказа в Карачаево-Черкеской республике близ поселка Нижний Архыз найдено наскальное изображение лика Христа Спасителя

Взобравшись на небольшую скальную площадку, можно, наконец, и отдохнуть - крутой утомительный подъем остался позади. Но долго сидеть здесь, слушая шум протекающей внизу горной реки, не стоит. Ведь пройдя на край площадки и обернувшись, вы невольно замрете - прямо на вас глядит большой лик Спасителя. Откуда появился он здесь, в глухих и лесистых горах Западного Кавказа? Какой иконописец и с какой целью нарисовал его на скальной стене? Вероятно, ответы на эти вопросы следует искать в истории древнего города, некогда существовавшего в долине реки Большой Зеленчук, раскинувшейся внизу под нами.
Имя этого города, бывшего столицей Западной Алании, не дошло до нас в достоверных письменных источниках, и данный вопрос до сих пор дискутируется среди ученых. Но все историки и исследователи сходятся в одном: в X - XII веках Нижне-Архызское городище было центром Аланской епархии, форпостом византийского влияния на Северном Кавказе. До наших дней здесь сохранились монументальные храмы - самые крупные христианские храмы средневековой Алании - и многочисленные остатки небольших церквушек. В целом же город резко выделяется среди других городов Алании исключительной концентрацией здесь христианских древностей. Поэтому именно здесь находилась кафедра аланских митрополитов, именно отсюда шла оживленная переписка с константинопольской патриархией.
Судьбоносные и знаменательные для всей Алании события произошли в Нижне-Архызском городище в начале Х века. В это время патриархом Константинополя был Николай Мистик, приложивший огромные усилия для государственного крещения Алании. Благодаря современным исследованиям "аланской переписки" Мистика учеными установлены и дата официального крещения Алании - 916 год, и место, где состоялся этот выдающийся исторический акт - Северный храм Нижне-Архызского городища. Здесь открывалась новая страница аланской истории, преобразившая духовную жизнь значительной части населения Алании!
Априори можно утверждать, что эти яркие события Х века были подготовлены всем предыдущим ходом исторического развития Западной Алании, в частности той длительной миссионерской деятельностью, которую проводили здесь византийские проповедники веры Христовой. Действительно, письменные источники высокой достоверности свидетельствуют, что уже в VII веке в Западной Алании существовал христианский монастырь Иоанна Крестителя. Это время для Алании знаменательно началом широкого вовлечения ее в орбиту международных торгово-экономических связей, благодаря проходившему здесь отрезку Великого Шелкового пути. По трассам Шелкового пути, вместе с купцами, дипломатами, путешественниками, шли и византийские миссионеры, неся свет христианства соседним с Империей племенам и народам. Особенно интенсивно данный процесс проходил в VIII - IX веках н.э. Для Византии это было время так называемого Исхода, когда многие иконопочитатели, несогласные с иконоборческой политикой императоров Исаврийской династии, вынуждены были покидать Империю. Так часть из них и оказалась в Алании - стране, где только начинался процесс христианизации.
В мае 1999 года научные сотрудники Нижне-Архызского музея-заповедника проводили археологическое обследование хребта Мицешта, который своими лесистыми отрогами возвышается над Нижне-Архызским городищем. Район обследования был выбран не случайно, т.к. именно здесь, по сообщению местных жителей Сергея и Анатолия Варченко, видели какую-то икону. Лишь в самом конце светового дня, после долгих утомительных поисков, когда нужно было уже спускаться вниз, она была найдена. На вертикальной скале неярко белел лик Христа, при первом же взгляде на который стало ясно - это работа Мастера! Под завораживающим взглядом огромных выразительных глаз сразу куда-то исчезла усталость. Косые лучи заходящего солнца, падая на икону, создавали причудливую игру светотени на поверхности скалы, но - странное дело - лик Спасителя не растворялся в ней. Его очи, полные всеведения и печали, смотрели на меня, не позволяя рассеяно скользить взглядом вокруг. Почему-то сразу вспомнились раннехристианские иконы и лики святых на них. Потаенные, созданные в период жестоких гонений на христиан, многие образы этих икон исполнены экзальтации, однако это не трагическая безысходность, а экстаз веры, неотступной и сильной, несмотря на преследования..... Позже я много раз бывал у лика, но, наверно, недаром говорят, что первые впечатления - самые яркие.
А потом началась кропотливая работа по изучению как самой иконы, так и окружающего ее участка горного хребта. Почти сразу рядом с ней было найдено несколько древних погребений, но погребений разного типа. Так, на самой террасе, буквально в двух метрах от лика мы обнаружили два скальных захоронения. Подобные захоронения достаточно хорошо изучены археологами в районе Нижне-Архызского городища; выполненные по языческому обряду они надежно датируются здесь VIII - X веками н.э. На поверхности одного из них, в сухом песке грабительского отвала, был обнаружен фрагмент холста от одежды - после возможного радиоуглеродного анализа прекрасный хронологический эталон для этих погребений. Несколько позже в подошве скальной террасы, непосредственно под ликом, была найдена гробница, сложенная из массивных тесаных камней. Сразу бросилось в глаза, что в отличие от вышерасположенных языческих погребений, она устроена по христианскому обряду, в частности ориентирована по линии запад - восток. Археологическое обследование данной гробницы не проводилось, так как рядом были видны грабительские отвалы. Но ее расположение рядом с иконой и, в то же время, изолированно от других христианских погребений, позволяет предположить, что это или место упокоения самого иконописца, или одного из тех христианских подвижников, что несли сюда, в далекие горные ущелья Алании, свет христианской веры.

Еще позже, недалеко от иконы, в 180 метрах вниз по склону хребта, было обнаружено небольшое кладбище из полуразрушенных плитовых могил. Один из участков данного кладбища состоял из пяти рядом расположенных могил с элементами христианского обряда погребения; именно этот участок зарисовал художник и археолог Д.М.Струков, который в 1886 году посетил Нижне-Архызское городище. Кроме погребений, Дмитрий Михайлович нашел здесь и каменную статую воина с крестом на шлемовидном головном уборе - такого типа статуи на Северном Кавказе принято датировать, в основном, VIII - X веками. Сама статуя не сохранилась до наших дней, но нет никаких сомнений в достоверности сообщения Струкова Д.М., так как подобные статуи с крестами на плечах и головных уборах ("христианские рыцари") известны здесь и по другим историческим источникам.

В 1960-х годах археолог Кузнецов В.А. раскопал небольшой участок плитовых могил и датировал отдельные погребения IX - X веками. В настоящее время считается, что сама конструкция подобных могил и обряд погребения в них были привнесены на Северный Кавказ из Византии в VIII - IX веках. В связи с этим весьма интересен факт размещения этих захоронений вне городской черты Нижнего Архыза, так как здесь усматривается прямая аналогия с кладбищами ранних христиан, которые первоначально (как, например, погребения апостолов) тоже устраивались за городской чертой. При этом, кроме своего прямого назначения, они также служили местами молитв и богослужений, как это было в катакомбах Рима и Неаполя. Именно в контексте подобных фактов и возникла гипотеза о том, что горная терраса с иконой Христа на ней могла быть своеобразной скальной часовней, где собирались на свои молитвы члены раннехристианской общины городища - до того времени, пока христианство не было принято в Алании как государственная религия.
Нельзя не отметить и еще одну важную особенность нашей иконы - скала, где она нарисована, своей плоскостью обращена почти строго на восток. Если же мы продолжим мысленный вектор направления глаз лика, то он укажет на так называемый Средний Зеленчукский храм - второй по величине храм городища. Ранее историки высказывали предположение, что эта церковь - самая древняя на территории Нижнего Архыза, и до строительства здесь Северного храма (в котором, как мы помним, была крещена Алания в 916 году) она была кафедральным собором городища. Современные исследования подтверждают эту гипотезу и указывают на время строительства данной церкви - конец IX века. Этими же исследованиями установлена и дата закладки храма, которая совпадает с праздником Преображения, поэтому можно сделать вывод, что Средний храм, освященный в честь Преображения Господня, был посвящен Иисусу Христу. Богослужебные тексты, читаемые в православных церквях в день Нерукотворного Образа (16 августа) прямо подчеркивают связь между ним и Преображением Христовым: "Вчера на Фаворе блистал свет Божества, веру даруя первым среди апостолов ... Сегодня же светозарный образ воссиял, веру даруя всем, что Он есть вочеловечившийся Бог наш". Поэтому можно утверждать, что прямая зрительная связь между ликом Христа и храмом Преображения в Нижнем Архызе не случайна, а указывает на духовнолитургическую и историческую связь между ними.

Таким образом, рассматривая лик в контексте окружающих его христианских памятников, можно констатировать, что с исторической точки зрения наиболее вероятное время его появления здесь - IX век.
Этой дате не противоречат и некоторые иконографические детали иконы. Так, обращает на себя внимание отсутствие нимба вокруг головы Христа. Представляется, что такую вольность христианский изограф мог позволить себе лишь в то время, когда еще не окончательно сложился иконописный канон. Ведь только на соборах 787 и 843 годов были установлены строгие правила иконописи, в которых определены все допускаемые сюжеты и композиции каждого лика и образа (вплоть до цвета одеяний и мелких деталей икон). От этих "иконописных подлинников" все последующие иконописцы не имели права отступать. Сейчас же, в связи с видимым отсутствием нимба на лике перед нами встает интересный и важный вопрос - можно ли вообще считать этот образ иконой? На наш взгляд, ответ здесь однозначный - да, можно, так как изограф выполнил главные требования, предъявляемые к иконе. Во-первых, лик написан по византийско-православному канону "Нерукотворный Образ". Во-вторых, и ныне (как, очевидно, и в древности) он является объектом религиозного почитания. Что же касается нимба (точнее, его отсутствия), то лучше всего об этом сказано в работах русского богослова и иконописца Л.А.Успенского: "Нимб есть ... необходимый атрибут иконы, необходимый, но недостаточный. Не одним только нимбом отличается икона от других изображений; он - только иконографический атрибут, внешнее выражение святости, свидетельство о свете. И даже если нимб стирается и становится совершенно невидимым на иконе, она все же остается иконой".
Другой иконографической особенностью нашего лика является то, что борода Христа здесь не разделена посередине, что присуще, в основном, лишь раннехристианским иконам и фрескам Спасителя. В более же позднее время (начиная примерно с X века) раздвоение бороды стало важным, а зачастую и преобладающим иконографическим признаком - как, например, на многих русских иконах Спаса Нерукотворного.
Поэтому отмеченные нами детали иконографии лика не противоречат намечаемой по историческим данным датировке его IX веком.
На основе византийского Нерукотворного Образа на Руси, начиная примерно с XII века, складывается свой канон изображения Спаса Нерукотворного, который становится воинским знаменем православной России.
Этот образ часто помещался над вратами русских крепостей, как например, над Спасской башней Кремля, золотом вышивался на воинских стягах. Спас Нерукотворный был палладиумом русских войск Дмитрия Донского в Куликовской битве. Известен и особо чтимый в Петербурге Нерукотворный Образ Спасителя, сопутствовавший Петру Великому в его походе против шведов и в битве под Полтавой.
Говоря о более древних иконах Христа, к которым может восходить образ нашего лика, нельзя не отметить ближайшую "портретную" близость между ним и синайской иконой Христа. Думается, что эта близость не случайна. История Синайской горы неразрывно связана с именем ветхозаветного пророка Илии, у подножия этой горы расположена древнейшая и известнейшая православная святыня - монастырь св. Екатерины, построенный по повелению и на средства императора Юстиниана Великого в VI в. На территории монастыря, который за 1500-летнюю историю своего существования ни разу не был захвачен или разграблен, до наших дней сохранилась церковь Преображения Господня и богатейшее собрание икон, самые древние из которых написаны также в VI веке. Среди них выделяется написанная восковыми красками икона Христа Пантократора, причем лик Спасителя на этой иконе является, пожалуй, ближайшим "портретным" аналогом Архызского лика. Если при этом вспомнить, что из трех нижнеархызских храмов один посвящен пророку Илие, а другой храм (Средний) был в древности освящен в честь Преображения Господня, то близость между синайскими и архызскими памятниками становится очевидной.
Научное исследование иконы еще только началось, поэтому пока рано делать какие-либо выводы. Лик размерами 140 на 80 см. нарисован тремя основными красками (белой, коричневой, темно-красной ), которые выделяются визуально; еще две дополнительные краски выделены в результате химического анализа. Причем главным (в количественном и качественном отношении) здесь является белый цвет - им написаны высветы лика. Результаты предварительных анализов позволяют также говорить о многослойности иконы и о том, что верхние ее слои написаны яичной темперой. Полученные данные интересно сравнить с методами профессиональной иконописи, о которых говорится в работе архимандрита Рафаила (Карелина) "О языке православной иконы". Автор отмечает, что живопись лика в православной иконе обычно состояла из трех цветов - белого, коричневого и красного, причем главным цветом иконы являлся белый цвет. Иконы писали красками на яичной эмульсии или воске, которые более прозрачны, чем масляные краски. Обычно краски накладывались в несколько слоев, при этом один слой проникал сквозь другой, и цвет становился более глубоким. Касаясь белого цвета, автор замечает, что этим цветом пишутся блики на одеждах и высветы на ликах. Белый цвет в иконе - самый глубокий и мистический цвет, это образ Фаворского света, - поэтому в каждой православной иконе присутствует Фавор.
Сравнение всех этих данных позволяет утверждать, что Архызский лик написан профессиональным византийским изографом, хорошо владевшим всеми приемами иконописи. И, самое главное, лик не утратил того незримого ореола святости, что отличает икону от пусть и очень хорошей, но обычной картины, или даже картины, написанной на евангельские темы. Наверно поэтому монахи Оптиной пустыни, видевшие Архызский лик, отметили, что эту икону нельзя рассматривать только как произведение искусства, ее создание есть духовный акт, совершенный иконописцем по слову Божьему. Поэтому представляется неслучайным мнение многих людей, видевших Архызский лик, что эта икона станет святыней не только христиан Кавказа и России, но и всего Православного мира.
Существуют на земле места, где время не искажает дорогие черты. Где сохранно все и ничто не портится ни сыростью, ни подлостью.. Где память не утрачивается, где можно самому увидеть все то, на что надеешься и что любишь.
Синай и Архыз. Их близость, так зримо отраженная в дошедших до нас христианских памятниках, несомненна. Именно поэтому мне бы хотелось закончить эту небольшую статью словами, ставшими своеобразным эпиграфом к выставке синайских икон, прошедшей летом 2000 года в Эрмитаже:
Когда- то мы думали, что икона - это схема, а это равно и свобода. Мы думали, что икона- это догма, а это еще и любовь.
Просмотров: 576 | Добавил: Администратор | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: