Пятница, 16.11.2018, 13:46 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход
Главная » 2011 » Май » 15 » ВОЛОКОЛАМСКАЯ (ВЛАДИМИРСКАЯ) ИКОНА БОГОМАТЕРИ, ЦАРЬ ИВАН ГРОЗНЫЙ И МАЛЮТА СКУРАТОВ
19:01
ВОЛОКОЛАМСКАЯ (ВЛАДИМИРСКАЯ) ИКОНА БОГОМАТЕРИ, ЦАРЬ ИВАН ГРОЗНЫЙ И МАЛЮТА СКУРАТОВ

Недавно, 3/16 марта, в нашей Церкви по вековой традиции совершалось празднование Волоколамской иконе Божией Матери (1572), написанной в правление св. блгв. Царя Ивана Васильевича Грозного. Она была принесена из Вязьмы в Успенский монастырь прп. Иосифа Волоцкого 2 марта 1572 г., на 2-й неделе Великого поста, и торжественно встречена игуменом Леонидом со всей о Христе братией. Вскоре по принесении этот дивный список с чудотворной Владимирской иконы Богоматери, хранившейся в Успенском соборе Московского Кремля, прославился чудесами, и уже в обиходнике Иосифо-Волоцкого монастыря 1573-1575 гг. икона отмечена как чудотворная, «Малютина поставления». В «Сказании о принесении иконы Пречистыя Богородицы Владимеръская» говорится: «Бысть некто вельможа от царъскыя полаты славен и богат зело. Велию веру имея к Богу и Пречистей Богородицы и преподобному Иосифу чудотворцу. Милостыню многу творяше игумену и братии. И обет свой положи Пречистей Богородице воздвигнути церков камену на Святых вратех во имя Сретения иконы Пречистыя Богородицы Владимеръскыя. И преже основания церкви послал местную икону Пречистые. Ея ж украсил златом и сребром, и бисером, и многоценным камением, и чюдными кресты, и монисты, и злотые чепи. И Венец Ея чюдне украси, яко дивитися всем зрящим сиянию чудного того образа Богородична... И обет свой хотя исполнити, в лето 7080 (1572) месяца февраля в 26 день посылает чюдотворный той образ от веси и села своего от града глаголема Вязмы во обитель Пречистые реченнаю Иосифов монастырь» (РНБ. Соф. 451/1, 80-е гг. 16 в. Л. 119-128об.).

Для справки: в год создания образа была составлена духовная грамота Царя Ивана Васильевича, в июне-августе 1572 г., с особым упоминанием Владимирской иконы: «И Бог мира в Троице славимый, буди с вами, молитвами пресвятыя и преблагословенныя владычицы нашея Богородицы, заступницы христианския, и милость честнаго ея образа иконы владимерския, державы Руския заступление, во всяко время, на всяком месте, буди на вас» (Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей 14-16 вв. Подготовка к печати Л.В. Черепнина. М.-Л., 1950. С. 432).

Вкладчиком иконы, ставшей почти на триста пятьдесят лет одной из главных святынь обители прп. Иосифа Волоцкого, был грозненский думный дворянин Григорий Лукьянович Скуратов-Бельский, получивший прозвище «Малюта» за свой малый рост. Согласно «Сказанию», он собирался также построить в Иосифо-Волоцком монастыре церковь. Год написания иконы - 1572 - оказался тяжелым для Малюты Скуратова. Незадолго до этого скончалась, так и не успев стать женой Ивана Грозного, дальняя родственница Малюты Марфа Васильевна Собакина, которая была злодейски отравлена. 1 января 1573 г. Малюта Скуратов геройски погиб в бою при штурме крепости в Ливонии, и поэтому не смог выполнить свой обет возвести в Иосифо-Волоцком монастыре надвратный храм. Заслуживает внимания тот факт, что похоронен был Малюта Скуратов, согласно повелению Ивана Грозного, именно в Волоцкой обители, в трапезном Богоявленском храме под лестницей. Сам Малюта просил похоронить его в монастыре в попираемом месте. Царь дал в монастырь «по холопе своем по Григорье по Малюте Лукьяновиче Скуратове» вклад в 150 рублей - сумму более чем значительную. Тем не менее, надвратная церковь над южными вратами Иосифо-Волоцкого монастыря в честь Сретения Владимирской иконы Пресвятой Богородицы (память 26 августа) была построена в 1588 г. В конце 17 в., когда в Москве на Старой Басманной был возведен одноименный храм, надвратную церковь Иосифо-Волоцкого монастыря заново освятили во имя святых апостолов Петра и Павла.
К прискорбию, широко расползшаяся клевета на Малюту Скуратова как «убийцу святителя Филиппа» вызвала в своё время отрицательное суждение страдальчески почившего Предстоятеля Русской Православной Церкви: «Необходимо сказать еще об одном темном пятне нашей действительности. В последнее время появилось довольно много цветных, прекрасно изданных, с позволения сказать, «икон» царя Ивана Грозного, печально известного Григория Распутина и других темных исторических личностей. Им составляются молитвы, тропари, величания, акафисты и службы. Какая-то группа псевдоревнителей Православия и самодержавия пытается самочинно, «с черного хода» канонизировать тиранов и авантюристов, приучить маловерующих людей к их почитанию... Если признать святыми царя Ивана Грозного и Григория Распутина и быть последовательными и логичными, то надо деканонизировать митрополита Московского Филиппа, прп. Корнилия, игумена Псково-Печерского, и многих других умученных Иваном Грозным. Нельзя же вместе поклоняться убийцам и их жертвам. Это безумие. Кто из нормальных верующих захочет оставаться в Церкви, которая одинаково почитает убийц и мучеников, развратников и святых?» (Обращение Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия 2 к клиру и приходским советам храмов г. Москвы на Епархиальном собрании 15 декабря 2001 года. М., 2002, С. 33-34.). Такая точка зрения появилась благодаря Карамзину, который написал: «гнусный Скуратов задушил святого мужа, но, желая скрыть убийство, объяви игумену и братии, что Филипп умер от несного жара в его келлии» (Карамзин Н.М. Предания веков. М., 1987. С. 590).
На самом деле свт. Филипп мученически погиб от рук заговорщиков в сущем сане 23 декабря 1569 г., а Малюта Скуратов, спешно посланный св. блгв. царем Иваном Грозным для его спасения, застал митрополита Филиппа уже бездыханным в Тверском Отроче монастыре, откуда в 1591 г. его мощи перенесены в Соловецкий монастырь, а в 1652 г. - в Московский Успенский собор. Канонизация святого состоялась в 1660 г.
Главный вопрос в том, кому было выгодно убийство свт. Филиппа? Имена недругов святителя хорошо известны историкам - это новгородский архиеп. Пимен (второе лицо в заговоре 1569 г.), еп. Пафнутий суздальский и Филофей рязанский вкупе с их окружением. Именно они взяли курс на устранение свт. Филиппа с кафедры после раскрытия заговора И.П. Федорова-Челяднина в 1567 г., когда свт. Филипп открыто поддержал царя Ивана Грозного и публично предал осуждению сочувствовавших заговорщикам архиереев. Чтобы вбить клин между царем и святителем, был запущен механизм клеветы посредством царского духовника, который «явно и тайно носил речи неподобные Ивану на Филиппа» (История государства Российского: Жизнеописания... М., 1996. С. 371). Затем новгородский, рязанский и суздальский архиереи смогли подключить к заговору бояр Алексея и Федора Басмановых из опричнины. Для поиска компромата на свт. Филиппа на Соловки была направлена комиссия под руководством еп. Пафнутия и князя-опричника Темкина Ростовского (Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях.. М., 1993. С. 302). Соловецкий игумен Паисий, которому заговорщики пообещали епископский сан за клевету на своего наставника, и 9 подкупленных иноков дали нужные показания, которые позволили архиереям-заговорщикам вынести приговор на соборе в ноябре 1568 г. Хотя сам текст приговора утрачен, но историки смогли установить, что особенно обличал свт. Филиппа архиеп. Пимен в надежде стать митрополитом (Кобрин В.Б. Иван Грозный... С. 77). Даже Г.П. Федотов вынужден был признать: «святому исповеднику выпало испить всю чашу горечи: быть осужденным не произволом тирана, а собором русской церкви и оклеветанным своими духовными детьми» (Федотов Г.П. Святой Филипп... М., 1991. С. 78). Свергнутый на соборе митрополит был арестован заговорщиком А. Басмановым и заточен в Тверской Отрочь монастырь под надзор заговорщика «пристава неблагодарна» Стефана Кобылина.
В 1569 г. был раскрыт заговор, по которому подкупленный кн. Владимиром Старицким царский повар должен был отравить Иоанна ядом во время возвращения старицкого князя из астраханского похода со значительными воинскими силами, с помощью которых он намеревался разгромить опричные отряды (Зимин А.А., Хорошкевич А.Л. Россия времени Ивана Грозного. М., 1982. С. 118). При этом старицкий князь намеревался опереться на поддержку польского короля. Об этом заговоре царю донес новгородский помещик Петр Иванович Волынский (Кобрин В.Б. Иван Грозный. М., 1989. С. 78). Хотя некоторые историки всё еще пытаются поставить под сомнение само существование такого заговора, но в своё время в Новгороде был найден договора изменников с Польшей, под которым стояли подлинные подписи новгородского архиеп. Пимена и иже с ним.
Когда в сентябре 1569 г. царем было инициировано следствие о связях московских и новгородских изменников и их участии в свержении митрополита, свт. Филипп стал для заговорщиков опасным свидетелем, которого они успели устранить перед самым прибытием в Тверь Малюты Скуратова. Всех «пособников умерщвления» свт. Филиппа коснулась царская опала - соловецкий игумен Паисий был заточен на Валааме, архиеп. Пимен заключен в Венёвский Никольский монастырь, Филофей рязанский лишен сана, а пристав Кобылин сослан в монастырь (Карамзин Н.М. С. 610). Поразительно, но известное в наши дни житие свт. Филиппа было написано в Соловецком монастыре в конце 16 в. ...со слов заговорщиков против него - пристава Кобылина (в монашестве - старец Симеон) и нескольких монахов из тех 9, что лжесвидетельствовали на соборе 1568 г. (История государства Российского: Жизнеописания... С. 368). Отсюда столь чудовищные ляпы, о которых хорошо осведомлены текстологи. Например, в Житии повествуется, что Царь Иван Грозный якобы послал сведенному с кафедры свт. Филиппу перед высылкой из Москвы отрубленную голову его брата Михаила Ивановича Колычева, который на самом деле умер через 3 года после описываемых событий! В других редакциях брата переменили на племянника свт. Филиппа, сына младшего брата Бориса, что вовсе не добавили никакой правдивости тексту жития (Преподобный игумен Филипп // Соловецкий патерик. М., 1991. С. 64).

Для справки: отрицательное суждение Патриарха Алексия возникло не без влияния тех самых богослужебных Миней, житийные справки для которых тогда составлял молодой журналист Владимир Вигилянский, как он сам сообщил в своем недавнем интервью.

Вряд ли случайно, что день насильственного отрешения Государя Николая II («проклятый и позорный день для России!» - ген. Д.Н. Дубенский) пришелся накануне празднования Волоколамской иконы Божией Матери, ведь святые Царственные мученики глубоко почитали св. блгв. Царя Ивана Васильевича Грозного. По словам вел.кн. Марии Георгиевны (+ 1940), «Государыне принадлежала инициатива прославления и, если окажется, возможным, сопричтения к лику святых другого, по Её мнению, Царя мученика и народолюбца, а именно Иоанна IV, которого Государыня не любила называть «Грозным». Культ этот развивался в Москве у гробницы Царя Иоанна IV... И Его Государыня считала «мучеником-народолюбцем», жертвою боярской клеветы...» (Сватиков С.Г. Императрица Александра Федоровна в изображении Великих Князей // Иллюстрированная Россия. Париж, 1933. № 35 (433). С. 2-3). Рядом с гробницей св. блгв. Царя Ивана Васильевича Грозного в диаконнике Архангельского собора исповедывал широко почитаемый до наших дней многими православными прот. Валентин Афмитеатров, назначенный настоятелем в 1892 г. («Духовные беседы, произнесенные в Московском Архангельском соборе в 1896-1902 годах». 1909). При нём, по свидетельствам очевидцев, «гробница Иоанна Грозного, находящаяся справа, около алтаря, и та стала привлекать к себе молитвенное внимание православно-русских посетителей собора. Нередко можно было видеть, как приходили служить панихиду по этом грозном государе, так много памятном всем своим гневом и самовластием. Этот властелин и строгий каратель подданных, гроза запуганных жителей, являлся теперь как бы ходатаем и покровителем всех пришедших к его гробнице помолиться об упокоении его души. Приходящие твердо верили, что кто отслужит панихиду по Иоанне Грозном, тому посылается небесная помощь в устройстве его дел, устраняются несчастия и затруднения» (Светильник Православия (Пастырская деятельность бывшего настоятеля Московского придворного Архангельского собора протоиерея Валентина Николаевича Амфитеатрова). Москва, 1912).
...Также глубоко почитал Царя Иоанна Грозного и святитель Иоанн Шанхайский (Максимович) и даже посвятил ему особую статью, по свидетельству историка Н.Д. Тальберга (Еп. Савва (Сарашевич). Летопись почитания архиепископа Иоанна (Максимовича). Чудеса Божии сегодня. Российское отделение Валаамского общества Америки. М., 1998. С. 165-166).
http://expertmus.livejournal.com/69575.html
-----------------------------------------------------------------------------------------------------
Комментарии
balytnikov: Мощи царя Иоанна - это мощи Иоанна Ласкарисса.
Собственно, канонизированы два византийских императора, носивших это имя. У обоих мощи были обретены и почитались открыто - у Иоанна Третьего в Магнесии, у Иоанна Четвертого - в Царьграде.
А Валентин Амфитеатров да, проповедовал именно там. И призывал народ МОЛИТЬСЯ за царя Иоанна Грозного, говоря, что за таковых молится его сын - св. Димитрий.
expertmus: Вы могли заметить, что раскрытие столь сложной темы в данной статье предпринято с полной ссылкой на источники, в т.ч. рукописные. Вы же, вступая в дискуссию, почему-то совершенно не утруждаете себя никакими ссылками?! Относительно Иоанна Ласкариса хорошо известно, что его коронация была сорвана Палеологом, и даже св. Арсений был вынужден смириться с тем, что Иоанн Ласкарис остался некоронованным и не поминался как царь вовсе...
Архиеп. Сергий (Спасский) одним из первых указал на «замечательнейшие по полноте и особенностям святцы Ундольского № 237, написанные в 1621 году», где находится уникальная запись: «обретение телеси царя Ивана» (Архиеп. Сергий (Спасский). Полный месяцеслов Востока. Т. 1. Владимир, 1901. С. 357). Известный церковный историк Е.Е. Голубинский не сомневался в том, что «под Царем Иваном, конечно, разумеется Грозный, умерший 18-го марта 1584 года. Какое разумеется обретение Его тела, не знаем; во всяком случае не совсем ожиданно, что Грозный ВНЕСЕН в каталог святых» (Голубинский Е.Е. История канонизации святых в Русской Церкви. М., 1903. С. 358). По этому поводу в «Записной тетради» о. Павла Флоренского появляется запись от 1 декабря 1905 г.: «Иоанн Грозный - правда ли что Он был одно время канонизирован» (Павел Флоренский и символисты. М., 2004. С. 354).
В указанных святцах на Л. 205об. запись под 10 июня имеет следующие особенности: «В той же день обретение СВЯТАГО телеси ВЕЛИКОМУЧЕНИКА Царя ИВАННА». Ср. с преамбулой в Житии прп. Антония Сийского, составленном царевичем Иоанном, сыном св. блгв. Царя Иоанна Васильевича: «Преписано... многогрешным ИВАННОМ» (Рамазанова Н.В. Московское Царство в церковно-певческом искусстве 16-17 вв. СПб, 2004. С. 207).
Разумеется, сведения о прославлении Царя Ивана Грозного в старину еще не стали общеизвестными ко времени прот. Валентина Амфитеатрова, который, тем не менее, наблюдая неиссякаемый людской поток к гробнице самодержца в Архангельском соборе, всячески способствовал церковному почитанию св. блгв. Царя Иоанна Васильевича. 

"Русский Вестник"      http://www.rv.ru/content.php3?id=8989

Просмотров: 7472 | Добавил: Администратор | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: