Четверг, 22.02.2018, 13:56 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход
Главная » 2012 » Февраль » 10 » Восстание 61-го в Муроме
19:54
Восстание 61-го в Муроме
 
 
 
60е годы стали неспокойными для всего СССР. Менялась власть, менялись концепции развития. Это был период гигантомании и расцвета партийно-номенклатурного аппарата. В это время правительство заявило о «временном» повышении цен на продукты питания, в частности на масло и мясо. Во многих регионах возникли перебои с поставками для населения хлеба. В этот период начинается проведение крупных экспериментов, зачастую совершенно необоснованных, зато масштабных. А административные органы спокойно нарушают законность, чинят произвол…. И не удивительно, что среди населения крепнет общее недовольство и подспудное возмущение.
Котел недовольства не может кипеть вечно, давление достигает критической точки и нужен выход пару. Мудрые правители знают об этом и заранее принимают меры: дают безопасный путь для выхода недовольства, перенаправляют эту энергию, или стравливают потихоньку. В Союзе 60х годов этого не сделали и раздражение нашло себе выход.
Здесь мы расскажем об одном из таких трагических всплесков 1961 года в Муроме. Тихий провинциальный городок стал ареной настоящего бунта, народного восстания. О нем сообщали буквально на следующий же день зарубежные радиостанции, а в самом городе предпочли забыть, так же как и в стране – молчать. Результатом стало трое расстрелянных, одиннадцать приговоренных к длительным срокам заключения, и еще множество пострадавших.

Информация о тех событиях стала достоверно известной лишь недавно. Хотя зарубежные радиостанции много и активно об этих событиях говорили, но фактических данных у них не было. Только в наше время прокуратура Владимирской области по поручению Ген прокуратуры РФ изучила уголовное дело № 2-44 от 1961 года и выдала заключение, что приговоры подсудимым были вынесены обоснованно, с учетом степени опасности для общества их действий.

Началось все 26 июня 1961 года. Около восьми вечера Ю. Костиков – мастер в цехе бытовых холодильников на Муромском оборонном заводе им. Орджоникидзе – будучи в нетрезвом состоянии пытался добраться очень быстро домой (или по другой версии на вокзал). Автобуса он не дождался и кинулся к проходящему грузовику, уцепился за борт и попытался подняться в кузов. Но сноровки и сил не хватило, он сорвался и ударился головой об асфальт. Именно так сказано в уголовном деле.
Далее, по материалам того же дела, его подобрали работники милиции, доставили в участок и поместили в камеру к другим пьяным. На следующий день утром Костикова отправили в больницу, где он от полученной закрытой черепно-мозговой травмы от падения с автомобиля вечером скончался.
Результаты экспертизы не скрывали, уже через день они были известны и представителям завода, да и вообще в городе.
Но 28 июня сначала по заводу, потом по городу начинают расползаться слухи о том, что мастера забили милиционеры. В народе давно уже укоренилось мнение, что там избивают задержанных и очень сильно, потому слухам охотно верили.
Одним из таких сомневающихся оказался и зам секретаря цеховой партийной ячейки, старший мастер этого же цеха холодильников М. Домченко. Он 29 июня на совещании в кабинете начальника цеха высказал сомнения в объективности результатов проведенной экспертизы и предложил вызвать специалистов из Москвы и Владимира.
Их выводы поставили бы точку в этом деле, каковы бы они ни были – народ бы им поверил, ведь эти люди не зависели бы от местного начальства. Но руководство проигнорировало предложение, бывшее весьма разумным. Вот тут как раз была возможность по–тихому стравить пар недовольства, но…
То есть власти Мурома не предприняли никаких мер для того, чтобы предотвратить возможные эксцессы, чтобы погасить тлеющее недовольство, о котором прекрасно были осведомлены.
Да вообще атмосфера в городе напоминала больше всего затишье перед грозой, особенно «наэлектризованные» были работники завода. При этом на похороны руководство выделило 2000 рублей, в местной газете было опубликовано соболезнование, профком собирал средства на поминки и венки. Гроза разразилась в 18-30 в день похорон, 30 июня. Похоронная процессия, в голове которой находился и старший мастер Домченко поравнялась с гор отделом милиции. В это время из процессии прозвучали крики: «Бей милицию!», «Бей гадов!», «Бей фашистов!» и «Павлов — убийца!» (речь шла о начальнике ГОВД). Несколько разгоряченных мужчин переворачивает милицейскую машину, в окна здания летят камни. На улицах центра города быстро собирается народ, начинается стихийный митинг.
Перевернутая машина стала своеобразной народной трибуной – на нее поднимаются ораторы, произносят изобличающие речи о стражах порядка. Некий Денисов выступает с призывом освободить арестованных, при этом расстегивает рубашку и демонстрирует толпе следы побоев. По его словам они остались в результате «общения» с органами правопорядка, и заявляет, что также они поступили и с погибшим Костиковым. Позже, уже на суда Денисов от своих слов отказался.
Как показали потом свидетели, именно после выступлений ораторов начинается что-то жуткое. Десятки человек вооружаются камнями, топорами, ломали, что под руку попалось, и берут штурмом здание милиции. Захваченным милиционерам они предложили сдаться, а сами начали разносить мебель, телефоны, пишущие машинки, взламывать сейфы и шкафы, уничтожать уголовные дела и другие документы.
Нападающие оттеснили охранников и, выбив двери в камерах предварительного заключения, выпустили 48 человек задержанных по подозрению в различных преступлениях. Более того, нападавшие захватили и оружие – 68 единиц и более тысячи боевых патронов, правда ни одного выстрела сделано не было. В конце кто-то поджег здание милиции, а окружившая его толпа не подпустила пожарные машины.
Восстание 61 года в Муроме пытались остановить силами местной милиции и дружинников. Но их быстро рассеяли бунтовщики и избили, нанеся некоторым тяжелые травмы. Так зам начальника ГОВД Рясина били всей толпой по наущению одного из новоявленных вождей. Вскоре погром докатился и до кабинета уполномоченного КГБ в Муроме. Люди попытались взломать сейф с секретными документами, но не смогли. Тогда ящик выбросили на улицу. Среди толпы были и женщины, собиравшие и подававшие мужчинам камни.
В самый разгар в Муром прибывает А. Сушков, председатель Владимирского облисполкома. Он видит огромную толпу в районе горящего здания милиции, готовую дальше продолжать крушить, ищущую только лишь цель. Улицы загружены машинами и автобусами, милиция уже ничего не предпринимает, городское начальство в полной прострации.
Сушков собирает партактив города (три раза), он ждет предложений от местного начальства — секретарей парткомов, директоров заводов, работников аппарата горисполкома и горкома – по ликвидации стихийного бунта. Но они не в состоянии ничего предложить и Сушков берет дело в свои руки. В компании секретарей горкома партии Будкина и Горелова, председателя горисполкома Сорокина он идет к народу с призывами к благоразумию. Его обещаниям разобраться с местной милицией и дружинниками толпа не поверила, освистав оратора. Через 5 часов в город прибывают 200 военных и люди начинают расходиться по домам, запал бунта погас.
Пока в Муроме идет следствие, разбираются действие функционеров и делаются оргвыводы, во Владимирской области назревает очередное ЧП.
Всего через 3 недели после событий в Муроме аналогичный сценарий начинает разворачиваться в Александрове. И здесь затравкой для бунта стали действия милиции. Был выходной, на улицах гуляют отдыхающие, милиция задерживает пару перебравших военнослужащих и отправляет их в камеру предварительного заключения в местную тюрьму.
Свидетелями задержания становится несколько десятков местных, которые посчитали действия предвзятыми, особенно по отношению к защитникам Родины, что милиция влезла не в свое дело…. Город полниться самыми невероятными слухами, начинает собираться толпа в центре, достигающая 300 человек. Из толпы раздаются угрозы в адрес городской власти и милиции, по аналогии с Муромом призывают к активным действиям. Толпа, состоящая в значительной части из подогретых спиртным индивидуумов, одобряет призывы.
Когда напряжение достигает критическое точки, человеческие массы срываются на штурм здания тюрьмы в центре города с целью освобождения задержанных и погрома отдела внутренних дел. Но тут слажено сработала довольно малочисленная охрана тюрьмы. Они открыли огонь на поражение и толпа остановилась. В итоге 5 убитых и 12 раненых. Дальше последовал «разбор полетов». Начиная с областного уровня и заканчивая бюро ЦК КПСС по РСФСР, функционеры признают виновными в попустительстве и недальновидности всех нижестоящих. Практически в полном составе смещается, получает строжайшие выговора все руководство заводской и цеховой профсоюзной и партийной организации, в том числе председателя профкома завода С. Бабишко обвиняют в организации пышных похорон, старшего мастера Домченко – в сомнении в выводах экспертов и т.д. с должности слетают начальник цеха К. Левин, директор завода Д.Рапопорт, секретарь парткома И. Лобанов – этих обвинили в том, что они на заводе изготовили памятник и оградку для кладбища, напечатали в газете соболезнование т.п.
Из партии исключили секретаря парторганизации цеха В. Свекольникова за положительную характеристику одному из участников беспорядков. Обком также сместил с должностей секретарей Муромского горкома КПСС, начальников отдела КГБ и ГОВД в Муроме и других.
2 августа 1961 года на бюро ЦК КПСС по РСФСР приняли постановление по событиям в Александрове и Муроме. В результате этой волны должностей лишились первый секретарь обкома КПСС М. Майоров, начальник УВД области Л. Романов, начальник управления КГБ по Владимирской области П. Кондаков. Особенно досталось председателю облисполкома Т. Сушкову за попытку мирного разрешения конфликта. Единственно верными были признаны действия охраны тюрьмы в Александрове.
Расследование прошло быстро, среди выявленных активных участников восстания 61 года трое были приговорены к высшей мере, причем их ходатайство о помиловании отклонил Верховный Совет РСФСР и 4.09.61 приговор привели в исполнение. Еще 11 человек, среди которых 3 женщины и 2 участника ВОВ, получили длительные сроки в колониях и тюрьмах усиленного и строгого режимов.
Эти выступления были стихийными, в них не было никаких политических требований, но они были не единственными, более масштабные действия прошли на Всесоюзной стройке в Темиртау, в городах Средней Азии, в Новочеркасске – всего порядка десяти случаев в СССР за время правления Н.С.Хрущева.
 
Источник - http://ribalych.ru/2011/06/29/vosstanie-61-go-v-murome/
Просмотров: 318 | Добавил: Администратор | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: