Среда, 18.07.2018, 15:37 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход
Главная » 2013 » Март » 24 » ЗАГОВАРИВАЮТСЯ ПАСТЫРИ
21:28
ЗАГОВАРИВАЮТСЯ ПАСТЫРИ
Странная проповедь на Первой Седмице Великого Поста
 
 
С прискорбием услышал из уст очевидца рассказ о том, до чего может довести либерализм в церковной среде. Не далее, как в минувший понедельник Первой Седмицы Великого Поста, после вечерней службы с чтением 1-й части Покаянного Канона преподобного Андрея Критского, прихожане одного из петербургских храмов услышали в проповеди о.Настоятеля призыв не усердствовать в постнических трудах. Но недоуменные преглядывания прихожан вызвало даже не это, потому как они – люди привычные и закаленные, им каждый год в Прощеное Воскресенье тот же о. Настоятель благословляет вкушение рыбы на протяжении всего Великого Поста. Нет, удивление вызвало утверждение, что святой праведный Иоанн Кронштадтский, оказывается, не постился! И этому якобы высокому примеру "рассуждения" в Посту предлагалось следовать собравшимся в храме верующим. Велико было мое смущение от услышанного, и я попытался найти хоть какое-то подтверждение таким странным и страшным словам. Ведь известно, что святой Кронштадтский Батюшка был строгим постником, и этому есть немало свидетельств. Возможно, что источником, вдохновившим о. Настоятеля на такую проповедь, послужили выдержки из бесед св. прав. Иоанна со священниками из Удмуртии, где он говорит: "Так как при настоящей моей жизни мне постоянно приходится быть в мире, посещая дома людей всякого звания и состояния, где предлагается угощение, которое мне часто приходится принимать, чтобы отказом не огорчать предлагающих любовию, то, естественно, мне не представляется возможности держать строгий пост. Вообще в своей жизни я не брал на себя никаких особенных подвигов. Не потому, конечно, что я не считаю нужным, а потому, что условия моей жизни не позволяют мне этого, и я никогда не показывал себя ни постником, ни подвижником и т.д., хотя я ем и пью я умеренно и живу воздержанно". Но ведь понятно, что так говорит Батюшка по своему смирению. "Не брал на себя никаких подвигов", - а при этом великий Оптинский Старец и прозорливец преп. Варсонофий так отзывался о нем: "Да, о. Иоанн был великий молитвенник, подвижник дерзновенный; он мог у Господа просить всего и замолить все, а я, грешный человек, не имею такого дерзновения". "Не представляется возможности держать строгий пост", - а при этом иеромонах Андреевского скита на Афоне Харлампий в своем письме от 20 ноября 1938 года вспоминает: "Мы со спутником после Литургии пошли на квартиру к о. Иоанну. Меня поразило, что о. Иоанн - настоятель собора занимает маленькую квартиру с одной лестницей, ведущей прямо в кухню. О. Иоанн был дома и нас любезно принял. Я сказал: "Батюшка, я пришел посоветоваться с вами о поступлении в монашество". Он ответил: "Бог благословит! Это доброе намерение". На прощание мой спутник попросил у батюшки благословения чего-нибудь покушать. О. Иоанн сам пошел на кухню и оттуда вынес две картофелины, сваренные неочищенными и пирожок, начиненный вареньем и испеченный без масла. На другой день моего приезда в Кронштадт в нашу квартиру прибыл о. Иоанн. Приезжие собрались из всех комнат в одну большую. Был приготовлен маленький стол для молебна и водоосвящения, а другой большой с чайною посудой и холодной закуской (белым хлебом, вареньем и др. приношениями от приезжих). Тут же стояла бутылка "Мадеры". Батюшка не заставил себя долго ждать. По приходе отслужил молебен, приобщил одну больную Св. Тайн. Потом подошел к чайному столу, благословил все на нем находящееся, налил все стаканы чаем и в каждый стакан положил сахар и хотел уходить, но мой спутник попросил его вкусить "Мадеры" и подал ему налитую рюмку. Батюшка поднес ее к своим губам, но не могу сказать, вкусил ли он хоть одну каплю и, распрощавшись, быстро вышел, спеша ехать в Петроград. По его уходе эту рюмку обнесли всем присутствовавшим, которые по капле выпили из нее, как благословение о. Иоанна, а потом и по целой рюмочке всех угостили мадерой. Был Успенский пост и Кронштадтский пастырь не нарушал никаких уставов церковных и даже на постное масло не разрешал. Вот многим теперешним пастырям и пасомым пример, если они чтут имя праведника. Вероятно, при совместном сожительстве с иноверцами многие и искренно верующие люди незаметно для себя заразились от тлетворного Запада и не считают грехом нарушать посты. Тогда как церковные законы строго осуждают за нарушение постов своих членов Церкви. 69-е правило церковное гласит: "Аще кто (епископ, или пресвитер, или диакон, или чтец, или мирянин) святыя, великия четыредесятницы не постится и всякия среды и пятки всего лета, кроме немощи да отлучается на время от причащения". (Письмо цит. по: Сурский И.К. Отец Иоанн Кронштадтский). В воспоминаниях епископа Арсения читаем: "Во время Великого Поста, по всей вероятности, от чрезвычайных трудов батюшка почти всегда чувствовал недомогание, так что приходилось бояться даже за его здоровье и жизнь. Но Господь ему помогал. Святая Четыредесятница проходила, и на Пасхе батюшка поправлялся, расцветал… …Однажды в Великом Посту отец Иоанн тяжело заболел: доктора предписали ему скоромную пищу. Тогда он запросил свою мать, благословляет ли она его на это, и получил такой ответ: "Лучше умри, но не нарушай устава Святой Церкви". Поэтому очевидно, что в вышеприведенной беседе Батюшка не имел в виду посты церковные, а говорил о собственном пожизненном посте. Именно сам в себе, по смирению, о. Иоанн не видел строгости, хотя все вокруг лицезрели в нем Великого постника. Вся жизнь Кронштадтского пастыря была непрестанным подвигом и подвижничеством, церковный народ прекрасно это знает, почитает и глубоко любит Батюшку, непрестанно прибегая к его молитвенному предстательству пред Богом. Никто не усомнится в том, что он был правилом веры и образом кротости для паствы. А если вдруг кто-то не читал его житие, его дневники и воспоминания о нем современников, то нетрудно расспросить право верующих священников. Или открыть интернет и прочитать слова самого Батюшки о Посте: "Пост - хороший учитель: он скоро дает понять всякому постящемуся, что всякому человеку нужно очень немного пищи и питья, и что вообще мы жадны и едим, пьем гораздо более надлежащего, т.е. того, чем сколько требует наша природа; пост хорошо оказывает или обнаруживает все немощи нашей души, все ее слабости, недостатки, грехи и страсти, как начинающая очищаться мутная, стоячая вода оказывает, какие водятся в ней гады или какого качества сор; он показывает нам всю необходимость всем сердцем прибегать к Богу и у Него искать милости, помощи, спасения; пост показывает все хитрости, коварство, всю злобу бесплотных духов, которым мы прежде, не ведая, работали, которых коварства, при озарении теперь нас светом благодати Божией, ясно оказываются и которые теперь злобно преследуют нас за оставление их путей". И при такой доступности информации о всенародно любимом святом Пастыре нам, верующим, остается в описанном случае только недоуменно переглянуться и пожать плечами. Мы не рискнем осуждать священника, говорящего такие странные и страшные слова, и гадать о том, что же его на это подвигло. Но вот сам о. Настоятель очень рискует. Рискует духовно, не говоря уже о риске потерять доверие своего клира и прихожан. Александр Михайлов Источник: http://pravoclavie.info - миссионерский журнал о Православной вере Публикуется с незначительными изменениями редакцией "РФ"
Просмотров: 331 | Добавил: Степанович | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: