Вторник, 20.02.2018, 12:12 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход
Главная » 2011 » Декабрь » 11 » ЖЕМЧУЖИНЫ СВЯТОЙ РУСИ
19:32
ЖЕМЧУЖИНЫ СВЯТОЙ РУСИ
Спасский женский епархиальный монастырь - 4
 
И в завершение эдакого повествования об одной из наших православных жемчужин, хотел бы дать почитать вам откровения самой простой (как она себя называет: московской мещанкой), самой обычной православной женщины. Очень просто, но насколько трогательно и эмоционально.
                          Админ "Верою исцеляюсь"

ПОЕЗДКА В СВЯТО-СПАССКИЙ КОСТОМАРОВСКИЙ ЖЕНСКИЙ ПЕЩЕРНЫЙ МОНАСТЫРЬ.
 
 
В КОСТОМАРОВО решение мое поехать было также почти спонтанным, то есть возникшим совершенно необъяснимо. Приключения (читай искушения) на моем пути возникли на этот раз совершенно какие-то небывалые, но все они оказались четко в первой части путешествия, а вот вторая половина пути прошла на удивление благополучно, можно даже сказать «радужно». К поездке я готовилась заранее, как всегда, искала всю доступную информацию в Интернете, справочниках и т.д. Не было главного: совета, как лучше добираться своим ходом. Отзывов побывавших там было несколько, но все добирались туда на машине. Добираются ведь как-то местные жители до «большой земли»? Есть ли там эти рядовые жители – т.е. бабушки, у которых можно там заночевать? Вот на эти вопросы ответа не было. Адрес монастыря был указан в замечательном справочнике «Монастыри РПЦ». Там же были такие инструкции по проезду: от Воронежа (ну это понятно), далее до ПГТ Каменка на электричке или автобусе, затем на автобусе до села Юдино и там пешком. По отзывам место было довольно посещаемое, так что «потеряться» я не боялась. Помолившись, я все же решилась ехать и купила билеты туда (30 апреля) и обратно (3 мая). Также я предварительно написала в монастырь, спрашивая, можно ли приехать на пару дней потрудиться. Но ответа, к сожалению, не получила. Возможно письмо не дошло, а может, еще какие-то причины (как я узнала, буквально недавно там сменилась игумения, потому что старая настоятельница умерла). Так или иначе, а приглашения в Костомарово у меня не было. Тем не менее, поехать вдруг так захотелось, что я все-таки решилась. Искушения начались в день поездки. Из-за неотложных семейных дел в намеченный день мне уехать не удалось. Но решение ехать было твердым, так что пришлось брать новый билет на 1 мая. Из-за праздников с билетами была напряженка, но мне удалось взять билет на вечер 1-го мая, правда, на фирменный, соответственно более дорогой поезд. В поезде этом было уютно и чисто. Однако тут поджидало новое испытание: соседями моими оказались два шибко пьяных дядечки, причем один из них сидел на моей законной нижней полке. Дядечка этот уже дошел до такой кондиции, которая в народе метко называется «никакой». То есть он действительно практически ничего уже не воспринимал. Когда я назвала номер своего места, чуть более вменяемый товарищ этого дядечки стал пытаться объяснить, что место мое освободят, вот только товарищ его «посидит маленько». Проходившая проводница заверила меня в том же. «Товарищ» таращил стеклянно-голубые глаза и пытался что-то произнести. Тут я порядком приуныла. Такое соседство меня никак не устраивало! Настроены они были мирно, но кто хоть сколько-нибудь сталкивался с проблемой пьянства, знает, люди хорошие – водка плохая. Надо было идти договариваться о замене места с проводницей. Испорченная столичной жизнью, я решила, что проводнице надо дать «бакшиш», рублей 100-200, так как формально мое место было свободно. На беду, с собой у меня были только купюры по 500, попытка разменять не удалась. Было уже около 22 часов, и надо было что-то решать. Мысленно помолившись, я решилась попросить о замене, и проводница дала мне другое место, с женщинами. Дальше я доехала вполне благополучно, и, выспавшись, часов около 8 была на вокзале Воронежа. Первым делом, надо было определяться с дальнейшим маршрутом. В кассе ж/д вокзала я попросила билет до Каменки (в расписании пригородных поездов разобраться не удалось). Мне выдали 2 отдельных билетика и сказали, что электричка в 9.30. У меня в запасе было больше часа и, по своему обыкновению я решила пройтись, посмотреть город. Вполне «нормальный» областной центр, довольно современный и чистый. Много зелени, в частности, каштанов (ну, их и в Москве немало). Прошла вперед от вокзальной площади, из-за листвы сверкали золотые купола какого-то большого храма. Храм этот только строится, точнее, там уже идут внутренние работы. Должно получиться что-то совершенно грандиозное. Территория уже благоустроена, только вокруг храма строительная площадка. Целый парк, деревья, цветы. Перед храмом бронзовая скульптура Св. Митрофана Воронежского, а по углам четыре Ангела. Очень хотелось побывать у мощей Митрофана Воронежского. Однако по столь раннему времени прохожих было немного; и узнать, как добраться до нужного мне храма не удалось, да и время поджимало. Зато проходившая мимо женщина подсказала мне, где вход в строящийся собор. Пока открыт только подземный храм, он почти без внутренней отделки, бетонный пол, иконы в фольговых ризах. Все равно, благодать святого места уже ощущается. Как раз, когда я вошла, началось чтение Евангелия. Была Светлая Суббота, и читали Евангелие, отрывок об изгнании торгующих из храма. Я постояла немного, так хорошо. Но надо было идти на электричку. Для защиты от «зайцев» билеты проверяют перед посадкой на электричку. Это было даже на руку – показала билетики и спросила, на тот ли поезд я сажусь. Электричка была полупустая. Позавтракать мне не удалось, но, вопреки ожиданиям, разносчики всякого-разного не ходили, как, например, в Подмосковье – ни с водой, ни с пирожками, ни с мороженым. Пути было часа два, доехала вполне благополучно. За окном проносились зеленеющие степи, холмы. Я поняла, что знаменитые воронежские черноземы – не миф, проезжая какую-то стройку, я увидела в раскопанных ямах землю такой черноты, которую в Москве в цветочных магазинах подают по 40-50 руб. пакет. Билеты в пути проверили еще дважды. Один раз взяли только билет с надписью Воронеж – Лиски. А второй билет был с надписью Лиски – Россошь. Забеспокоившись, я еще раз спросила, правильно ли еду. «Правильно, - ответила девушка, - Только смотрите, вам выходить не в Каменке, а в Евдаково. А Каменка – такой станции нет». И это было только начало. Когда минут через сорок я вышла на станции с непонятным названием Евдаково, меня уже вовсю «терзали смутные сомнения». Куда меня занесло? Нигде не виднелось указателя Каменка. Загадочная Каменка-Евдаково – маленький, что называется, поселок городского типа. С одной стороны станции располагаются вокзальчик, небольшой базарчик, несколько магазинчиков, городская площадь и местный супермаркет. В витрине одного магазина бросилась в глаза большая вывеска « Пиво «ОСОБЕННОЕ»! Крепость 14 градусов!!!!» Через железную дорогу оказался автовокзал, частные дома, и церквушка. По логике вещей, идти надо было туда. Уже подходя к автовокзалу, я увидела стоящий там автобус. Вдруг это тот, который мне и нужен? На мой вопрос, «Какой это автобус?» стайка тинейджеров радостно гаркнула «ПАЗИК!!!» и надолго загрохотала, упоенная собственным остроумием. Мне стало как-то совсем неуютно. Через четверть часа я получила следующую информацию:
1. Что Евдаково – это действительно пгт Каменка Воронежского района
2. Что до Евдакова можно было доехать и от Москвы
3. Что от Каменки, она же (оно же?) Евдакова действительно километров 15 до Костомарова
4. Что от Каменки автобусы до Костомарова НЕ ХОДЯТ.
Час от часу не легче! Единственным плюсом во всей этой ситуации было лишь относительно ранее время. Варианты представлялись такие:
1. Можно было вернуться назад в Лиски и попробовать добраться до Дивногорья (там тоже пещерный монастырь).
2. Поменять билет и уехать в Москву.
3. Попробовать добраться до Костомарова как-то еще.
Ближайший поезд (до Лисок) уходил часа через три. Я решила обдумать ситуацию, а пока дойти до храма. Пробравшись узенькими проулочками между бесконечными извилистыми рядами заборов, под грозный лай собак, перепрыгивая через лужи и кур, я вышла, наконец, к храму. Это небольшая церковь из красно-белого кирпича, узорно выложенного кирпича, под простым цинковым куполом, уже потемневшим от непогоды. Но внутри было очень хорошо, благолепно, множество прекрасных икон, в том числе большой образ Сицилийской Богоматери из Дивногорья. Только что окончилась служба, и молодой батюшка говорил проповедь. «Сегодня мы вспоминали изгнание торгующих из храма, описанное в Евангелии», - и я вспомнила, как этот отрывок я слышала - сегодня же, но в другом храме, за 150 километров. Затем всех на улице окропили святой водой. В церкви я спросила пожилую женщину, продающую свечи, могу ли я добраться до Костомарова? «Конечно, здесь недалеко, 15 километров. Вы ведь на машине? А транспорт отсюда не ходит. Если только на такси попробуете». Нечего делать, пришлось искать такси. Я вернулась на главную площадь, и увидела пару машин с шашечками. Возле них стояло несколько мужчин. Лица у них были суровые, таксистские. На мой вопрос, сколько стоит доехать до Костомарова сурово ответили «Четыреста.» М-да, крутовато даже по Московским меркам, за пятнадцать-то километров. Прямо масштабы аэропорта Шереметьева. «Я должна посоветоваться» – сурово кивнула я и пошла, думать дальше. Зашла в главный универсам, во-первых, надо было разменять деньги, во-вторых, купить что-нибудь поесть. По ходу дела попыталась узнать у местных жителей, нельзя ли как-то еще добраться до Костомарова. – Увы, нельзя. Было около двух часов дня, но базарчик уже свернулся. Стало еще немноголюдней. Видимо, здесь уже начинался вечер. Нечего делать, пришлось смиряться с таксистским вариантом. Не то, чтобы категорически нельзя было выделить 400 рублей – в конце концов, они у меня были. Смущала сама мысль ехать с незнакомыми алчными каменчанами из сурового Евдакова. Как-то некстати вспомнился описанный в «Московском Комсомольце» случай с американкой, поехавшей из Сергиева Посада на частнике, и найденной потом убитой в лесополосе. Б-р-р… Положившись на волю Божию, я села в машину. Водитель, надо отдать ему должное, дело свое знал, довез быстро и без осложнений. В конце концов, подумала я, не сколько он за день седоков отвозит. Ну одного, два… А еще бензин, техобслуживание, конкуренты! И вот я в Костомарово! Едва увидев его, я поняла, что ехала не зря. Место просто потрясающее, дух захватывает. Ни на что не похоже. Все было какое-то серебристо-зеленоватое – низковатое серенькое небо, облака где-то над самой головой, бескрайние дали, причудливые меловые холмы и горы под нежной пушистой по весне травой. Какой-то космический пейзаж. Главное – ощущение небывалого простора и тишины. Звуки как-бы растворяются в тихом пении жаворонка и гуле ветра. Расположен монастырь тоже необычно – после поворота главная дорога стразу упирается в гору. Справа - сразу площадка для автобусов (автобусов кстати было довольно много, в том числе иномарок, это вселяло оптимизм.). После стоянки – символический КПП – небольшие воротца в чистом поле, возле которых будка охранника и ящик с юбками-платочками. Паломники проходят через воротца, при необходимости, преодеваются и дальше идут уже по территории монастыря. Справа– холмы поменьше, с монастырскими огородами на склоне и пара двухэтажных строений – это жилые и хозяйственные помещения монастыря, ходу туда нет. Слева же собственно храмы. Внизу у дороги – не так давно построенная церковь Божьей Матери «Взыскание погибших», пока она не открыта. А от этого храма по правой стороне идут ухоженные дорожки вверх на гору, где и находится самое интересное – дивы и пещерные храмы. Вообще, местность эта уникальная. Называют ее еще русской Палестиной. Говорят, местный пейзаж очень ее напоминает. Есть там и гора Голгофа. На вершине ее установлен большой деревянный крест и стоит часовня. Как известно, в Воронежской области вообще много мела. А в Костомарово целые меловые горы. Выходит, когда-то на этом месте плескался океан. Представить это, конечно, просто невозможно. Ну вот, все горы из этого мела, и местами его покрывает трава, а местами просто голый мел, как будто снег. Растительность там тоже какая-то особенная, мелкая пахучая травка, еще растет трава с запахом ладана, но мне она не встретилась. И вот, в самом мелу были вырублены храмы и кельи. Главный и самый большой – Храм в честь Спаса Нерукотворного с приделом Св. Мучениц Веры, Надежды, Любви и матери их Софии. Вход в храм образуют две «дивы» - меловые столбы, увенчанные куполками. Между дивами перекинули помост – получилась звонница. Перед входом – мозаичные иконы на меловой стене. Весь храм вырублен в меловой пещере. Вообще, удивительно, конечно, как можно в мелу вырубить целую пещеру? В купленной в монастыре книжке рассказывается, что труд это довольно тяжелый, хотя мел и хрупкий. Показаны инструменты – помимо кирки действовали специальным полукруглым скребком, по принципу ложки для мороженого. Внутри храма, конечно колонны из обтесанного мела. Помещение не такое уж большое, состоит как-бы из отдельных ниш. Окон, конечно, нет. Более того, согласно традиции там стараются пользоваться только светом свечей. Есть, правда, какие-то провода и небольшие лампочки в алтаре и на клиросе, но основного впечатления они не создают. А атмосфера совершенно особенная. Зажигаешь свечу, подходишь к иконе, а она возникает из темноты. В Спасском храме несколько чудотворных икон. Главная – Икона Божьей Матери, ее полное название - Валаамская «Расстрельная». Это довольно большая икона, в человеческий рост, написана на металле, живопись по стилю напоминает манеру Васнецова. Божья Матерь написана в полный рост, Младенец благословляет обеими ручками. На иконе – 6 следов от пуль, дырки с оплавленной краской. Стреляли какие-то комиссары-безбожники в двадцатые годы. Что удивительно, в сами лики не попали, хотя в стрельбе-то эти «ребятки», думается, знали толк. Пули легли рядом – 3 пули по фону иконы, одна пробила покров Богоматери, одна «попала» в плечо, а третья в шейке Младенца. До какой степени «отмороженности» должен дойти человек, чтобы на такое решиться? Икону с тех пор не реставрируют, оставили в назидание. Так вот, когда подходишь в храме к этой иконе, чувствуешь что-то необыкновенное, просто живые лики смотрят из темноты. У Богоматери взгляд особенный – одновременно почти детский и материнский, строгий и кроткий. Еще там есть почитаемая икона – Святого Семейства за трудами – отрок Иисус и Св. Иосиф плотничают, а Божья Матерь за пряжей. Возможно, картина не представляет ничего особенного с художественной точки зрения – художник писал в манере классического реализма. Картины такого стиля иллюстрируют детскую Библию или католические открытки. Но художественные достоинства не главное – эта икона очень почитаема, за чудотворения. Многие молившиеся перед ней получали просимое – в основном, по семейно-житейским нуждам: работа, здоровье, укрепление семьи, да мало ли у каждого таких проблем? Также просят о благополучном возвращении с военной службы. Монахиня в свечной лавке рассказывала, как после молебна перед этой иконой родители нашли сына, пропадавшего в чеченском плену. Иконы украшены вышитыми рушниками, как на Украине. (Вообще, близость юга в Воронеже уже чувствуются, в речи у многих встречается южное гхэ, да и украинские словечки, правда интонация речи чисто российская, без характерной распевности.) Выйдя из Спасского храма, паломники идут дальше по горе по меловым дорожкам. Далее почти рядом идут три вырубленные в горе кельи. Предполагается, что там жили затворники. Кельи крошечные, вырублены полочки и аналой под иконы, и необходимая «мебель» - можно только присесть и прилечь ненадолго. А в одной кельи нет и этого, полагают, что там жил столпник – т.е. человек, который никогда не ложился. Далее идет пещерный храм Св. Серафима Саровского. Открыт он не все время. Я попала туда на другой день после утренней службы. Монахиня только открыла его и мы вместе с несколькими паломниками вошли туда. Каждый раз, входя с ярко освещенного места в темного, чувствуешь, как попадаешь в другой мир. Электрического света нет и там. Там тоже совершенно особенная атмосфера. Если Спасский храм, дышит, можно сказать, древностью, то храм Серафима видно, что недавно отреставрирован. Вход в храм – башенка с куполом, стилизованна под меловую диву, очень удачно вписывается в общий пейзаж. Пол в Серафимовском храме укрыт полированными плитами (а в Спасском храме – просто меловой пол, в некоторых местах там даже ямы, «проеденные» ногами богомольцев). Так вот, главная особенность Серафимовского храма, что иконы там, в основном, тоже вырезаны из мела! Я даже не предполагала, что такое возможно. И вот представьте, у входа вы покупаете свечи, входите в довольно большое помещение храма, освещенное лишь несколькими свечами, в темноте подходите в какой-то иконе и она постепенно возникает из темноты! (Восторг мой может понять тот, кто когда-нибудь присутствовал при проявке снимка на фотобумаге, когда на белом негативе постепенно появляется изображение.) И вот ставишь свечу на подсвечник, а образ уже стал ярче. Пламя свечей колеблется и изображение оживает! Особенно это заметно у большой иконы Распятия на фоне древнего Иерусалима, Непередаваемое ощущение благодати. Благодарю Бога, что я видела это в своей жизни. В храмах, кстати, холодновато, 10-15 градусов. В Спасском храме довольно сухо, а вот в кельях и в Пещере Покаяния сыро. В кельях вообще стены поросли зеленым мхом, как на стенках аквариума, приходится его регулярно счищать. Паломники, кстати, стараются прочертить по зеленому фону крест – все стены в крестиках. Монашки в основном молодые, худощавые, толсто одетые – сказываются холода. Тихие, но довольно приветливые – любой можно задать вопрос и она очень любезно ответит. Экскурсовод там тоже монахиня, рассказывает с большим чувством. Дальше по тропинке выходишь к храму-пещере Покаяния. Она тоже вырублена в горе. По преданию, там принимали покаянную исповедь. От входа в кромешной темноте идет довольно длинный изогнутый вход. По всему пути в меловых стенах устроены иконы (не писанные, а керамические, потому что в Пещере покаяния особенно влажно). Многим становится не по себе. Как-то вдруг чувствуешь особо острое чувство сожаления обо всех совершенных грехах, видишь их как-то особенно ярко, понимаешь, какую боль мог причинить другому. Заканчивается ход небольшой пещеркой с аналоем и иконой Распятия. Вот вкратце впечатление о костомаровских храмах. Но конечно, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Расскажу о своих приключениях дальше. Надо было решать, останусь ли я тут на ночлег или надо пытаться как-то уехать отсюда. Вариант ночлега в монастыре как-то не представлялся. После поворота на монастырь, в низинке виднелись какие-то домики, утопающие в цветущих деревьях. Я шла по сельской улице, выбирая, куда-бы постучаться. Мне понравился один аккуратный домик, я постучала, сразу яростно залаяла собака. На пороге появилась пожилая женщина и я протараторила заготовленную скороговорку (в манере «сами мы не местные»): «Здрасьте-матушка-у-кого-на-одну-ночь-можно-остановиться-не-знаете....». Женщина испытующе на меня смотрела, что-то обдумывая. «Откуда ты, доча?» - «Из Москвы». Пауза. «А паспорт у тебя есть?». «Есть». Женщина явно колебалась, и вдруг неожиданно сказала: «Христос воскрес!» - «Воистину воскрес!» Тут она просто просияла. «Заходи, заходи скорей доча! Я вообще-то никого не пускаю, но тебя возьму». «А…денег-то… сколько?» - бабушка только рукой махнула. Ладно, думаю, там договоримся. Тут мы стали разговаривать, точно знакомые после долгой разлуки. Выяснилось, что меня зовут также, как и ее дочь, а она тезка моей дочери. По ходу разговора она ведет меня в летнюю кухню. «Ой, дочка, сейчас мы с тобой супчику покушаем, сейчас чайку попьем». В общем, совершенно удивительная женщина. Ей уже больше семидесяти пяти лет, но это необыкновенно бодрый, рассудительный и жизнерадостный человек. До Костомарова она жила в разных городах, а в молодости даже за границей. Вырастила шестерых детей, все получили образование, вышли в люди. У всех теперь свои семьи, разъехались. Больше десяти внуков, несколько правнуков. Целый клан получается. И они ее не забыли, всегда на связи, и навещают регулярно. И вот она меня, человека со стороны, приняла с такой радостью и любовью, что просто диво! Просто вот такое большое сердце, такая потребность отдавать. Совершенно удивительный человек! И очень набожная, причем довольно начитанная. Мне было так с ней приятно побеседовать. Вечером мы долго сидели с ней за чаем, и она рассказывала свою жизнь. Вообще-то я человек не слишком разговорчивый, но тут просто слушала, открыв рот. Без преувеличения, будь я режиссером, можно было снять целый фильм, не хуже «Судьбы человека». Вот была эпоха, вот люди жили! Например, запомнился такой рассказ, как решался вопрос предоставления жилья работнику производства (да, многодетные матери тоже работали наравне со всеми). Так вот, когда надо было решить вопрос предоставления многодетной семье жилья, начальство фабрики не придумало ничего лучше, как отправить мать со всеми маленькими детьми на поезде в Москву. И не куда-нибудь, а в Кремль, к самому наркому легкой промышленности. Вместо того, чтобы решать вопрос на своем уровне, просто объяснили ей, как лучше заплакать и разжалобить. Кончилось все хорошо, квартиру, конечно, дали, но поразительно, как в то время решались подобные вещи. Много интересного и поучительного узнала я за ту поездку. И несмотря на свою нелегкую жизнь, бабушка эта сохранила удивительный оптимизм и веру. Кстати, ни о ком я не слышала от нее плохого слова или осуждения. Так вот, забегая вперед, скажу, что никаких денег с меня она не захотела взять. Кроме того, она ведь меня кормила и поила! Я пыталась выставить на стол свои продукты, она отказывалась, но с таким достоинством, с каким это умеют делать пожилые интеллигентные люди: «Дескать, сладкое я не ем, а мясо мне нельзя, а чай я попью зеленый. А ты кушай, дочка, кушай, вон того возьми, мне дети столько всего прислали». Понимаете, я, вполне благополучный человек из «зажравшейся» Москвы, проживающий астрономические с точки зрения провинции суммы, попадаю вдруг в самую глубинку, в деревню, и простая пенсионерка принимает меня, совсем ей постороннего человека, и без преувеличения, делится со мной всем, чем имеет. Просто поразительно. После обеда я еще раз пошла в монастырь, и уже не спеша осмотрела все храмы. Затем поднялась на гору Голгофу. Необыкновенно умиротворяющий пейзаж, далеко-далеко блеяние стада, пение жаворонка, какой-то домашний звон небольшого колокола... Кажется, время течет здесь как-то по-другому, а ты просто живешь, дышишь полной грудью, отдыхаешь от суеты. В Костомарово даже жуки непростые - с белыми крестиками на спинке. Поднялась я и еще немного выше на холмы (там неожиданно на короткое время появилась в сотовом, и я отправила всем близким СМС). Медленно вечерело, медленно я возвращалась «домой». Хотела я дойти до местного сельпо, купить что-нибудь на общий стол, но не сложилось. Добрая хозяйка моя стояла на пороге, поджидая меня. Как вы думаете, какое главное качество многодетной матери, у которой все дети вышли в люди (после доброты)? Правильно, властность! - Ой донечка, а я все стою, тебя все нет. Пойдем чай пить. Ты чего так долго? - Гуляла. Да я, наверное, еще по поселку пройдусь. - Зачем? - Ну … посмотреть. - Пойдем-пойдем. Нечего там тебе смотреть. Нечего делать, пришлось подчиниться. Не удалось и от ужина отказаться, а потом еще мы долго пили чай и беседовали. (Может, когда-нибудь соберусь написать, очень уж поучительно. На многие «проблемы» своей жизни начинаешь смотреть другими глазами). Заснула я на старинной кровати с периной, под радио «Радонеж», в натопленной по случаю гостя комнате. Утром я пошла на службу. Впервые в жизни увидела настоящих схимниц – пожилых монахинь. Теплоту тут предлагают не только причастникам, а даже и тем, кто пришел в храм натощак. После службы был небольшой крестный ход, тоже особенный. Ходить надо вокруг храма, а как обойти храм в горе? Раньше там, говорят, были галереи, а теперь они завалены. Ну вот, все под колокольный звон: сначала идет батюшка, потом монахини с хоругвями, а за ними цепочкой все остальные и выходят на небольшую полукруглую площадку перед храмом. Потом батюшка всех поздравил с праздником и окропил святой водой. (Какие-то паломники закричали «Батюшка, нас не окропили!» - А батюшка так спокойно «Окроплю, не волнуйтесь, я, как учитель в классе, всех вас вижу.» И потом под колокольный звон цепочка развернулась и опять вошла в храм. Монастырь, вообще, только восстанавливается, видно, что небогатый. Колокола небольшие (да на меловые дивы тяжелые вряд ли можно повесить), подсвечники в основном – подставки с песком, кропильница - алюминиевый бидон с крестом. Очень сердечно благодарят даже за сравнительно небольшие пожертвования. Обеспечивают себя монахини собственными продуктами, а еще делают очень красивые обложки на молитвенники и Евангелие. Вышивают бисером по бархату, а потом приклеивают обложку на готовую книжечку. Я купила в подарок небольшой, очень красивый молитвенник – сиреневые цветочки по темно-зеленому бархату. Я еще раз обошла все храмы, но надо было уже определяться с обратным транспортом. До «большой земли» какой-никакой транспорт все-таки есть – через день идет автобус до Подгорного. Через него даже проходят какие-то московские поезда (мой не проходил), а можно доехать до Воронежа, а там и совсем не страшно. Помимо этого, была заманчивая перспектива попроситься на какой-нибудь паломнический автобус, идущий до самого Воронежа. Я решилась, подошла к водителю большого «Неоплана». И автобус был до Воронежа, но договариваться надо было не с водителем, а со старшим группы паломников. Я быстро пошла за вещами. Хозяйка моя меня еще раз покормила, мы очень сердечно распрощались. Пробовала я заикнуться про деньги, но она просто не с негодованием их отвергла. Мало того, на дорогу дала кулич для моей дочки и приглашала бывать еще. Я от души поблагодарила эту замечательную женщину («Бога благодари дочка, а не меня, а я грешный человек»). Такая вот незабываемая встреча! Обратно я ехала на автобусе с паломнической группой из Воронежа. Там как раз оказалось свободное место. «Старшая группы», очень приятная женщина, любезно согласилась меня взять. «Только, говорит, смотрите, если вы торопитесь. Мы еще хотим на Дон заехать, нам-то не к спеху». Чудеса не кончались. Эта была группа с катехизаторских курсов (ну. скажем, воскресная школа для взрослых). Вполне современные, светские люди. Мы проехали несколько километров, а потом прошли пару километров пешком. На берегу Дона разложили костер. Я немного беспокоилась, не затянется ли этот пикничок допоздна, но в сумках ничего не звякало, и это обнадеживало. Все выложили свои съестные припасы и дружно пропели «Христос воскресе из мертвых». Еды я так и не купила, да меня ведь и покормили перед самой дорогой. Поэтому я стала с независимым видом прохаживаться вдоль реки, прихлебывая минералку из бутылочки. Не тут-то было, меня чуть не за руку привели к костру и накормили бутербродами. В Воронеж мы вернулись за пару часов до отхода поезда. Надо ли говорить, что никаких денег эти милые люди с меня не взяли! В Воронеже я еще успела перекусить, и даже немного погулять. Дошла до моста, где сливаются вместе реки Дон и Воронеж, а потом потихоньку пошла обратно. По пути попался какой-то заброшенный скверик. Лампочки в фонарях были выбиты, а местами «остроумно» заменены пивными бутылками. Лавочка, на которую я присела, была густо засыпана упаковками от таблеток. ТерпинКОД? – КОДелак. Ясно, везде, к сожалению, одни те же проблемы. Обратно доехала совсем без приключений. Вот так, можно сказать, чудесным образом, промыслом Божьим удалось посетить эти места. Удивительные места, и удивительные люди, которые мне повстречались на пути. Много раз были моменты, которые тронули почти до слез. Так-то вот, а ведь считала себя тертым калачом, крепким орешком (полтора десятка лет в самом котле офисной жизни хоть кого закалят). P.S. Чтобы хоть как-то отблагодарить свою добрую хозяйку, отправила ей письмо и несколько фотографий. В ответ сразу пришло очень теплое письмо, с открытками и стихами даже – ну, золотое сердце! Звоню, чтобы поблагодарить. После взаимных приветствий, строго: - Дочка, а где же это ты на мосту сфотографировалась? Это от вокзала далеко? - Да нет, минут двадцать. - Все равно, дочка. Не надо так вечером ходить, я не разрешаю. Мало ли чего. Храни тебя Бог! Слава Богу за все!
Просмотров: 271 | Добавил: Администратор | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: