Понедельник, 18.06.2018, 06:53 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход
Главная » 2013 » Май » 24 » Женщина с даром Слова. Екатерина Василевич
12:30
Женщина с даром Слова. Екатерина Василевич
Женщина с даром Слова.
Екатерина Василевич
 
Яко тает воск от лица огня
Русь-Страдалица, Русь Великая, Пробудись, восстань многоликая, Во весь мир яви Славу Божиию, Уводи народ с бездорожия! Женщина с даром Слова – редкость. Господь вкладывает в уста женщины истину только ради расширения Благой Вести. Это всем известно из Предания Православной Церкви в Житиях Святых Равноапостольных жен и Мучениц за Господа Христа. Учить женщине не велено, но исповедовать Святую Православную Веру женщина обязана. Исповедовать словом, делом и всем сердцем Любовь Христову. Это значит обогреть и просветить все души, находящиеся рядом, быть свечой на подсвечнике, разгоняющей тьму в помрачённом злобой мире. Некоторые скажут, читая эти строки: «Ишь, куда метят? Не высоко ли берёте?» Почитайте внимательно Евангелие, помолитесь сосредоточенно на Святой Литургии и услышите слова : «Святая святым!», и все упрёки поблекнут сами собой, ведь все Христиане призваны к святости, которая обретается через покаяние в жизни во Христе. Расскажу вам об удивительной встрече на следующий день после праздника Жён-мироносиц, который в этом году совпал с днём рождения Государя Царя-Мученика Николая II. Позвонила мне незнакомая женщина и говорит: «Так долго я до Вас ехала! Как можно с Вами встретиться? Мне дала Ваш номер телефона одна знакомая. Я из Оренбурга, поэтесса Надежда Акисова». Пригласила её к себе домой. В уме перебирала имена известных поэтесс-женщин: Анны Ахматовой, Марины Цветаевой, Риммы Казаковой, пытаясь составить некое представление о той женщине, которая сейчас войдёт в мой дом. Особо женская поэзия меня не восхищала, хотя я сама имела период в жизни, когда писала стихи. Помню, что эта была потребность в откровении перед Богом и самой собой. Почему-то выходило так, что при особом душевном подъёме нельзя было говорить с Богом прозой. Когда показывала свои стихи знающим людям, с их стороны приходилось слышать, что рифма не удачная, размер не соблюден… И вот звонок в домофон, открываю. На пороге стоит русская голубоглазая женщина лет пятидесяти статного телосложения в простом, но изысканно красивом платье в бежевый цветочек. С радостной улыбкой поздоровались воскресной молитвой. Во всём её образе чувствовалось благородство. Пригласила за стол, стала угощать тем, что в доме было. Потянулась беседа, которая словно жемчужной нитью Надежда переплетала своими стихами. Из неё просто лился благодатный поток слова, она, по сути, рассказала всю свою жизнь стихами, которые она помнила наизусть. Услышанные мною стихи, не шли ни в какое сравнение с сочинениями упомянутых мною поэтесс, которые отражали дух того времени, в котором они жили. Стихи Надежды отражали покаянную душу и несли в себе могучий былинный чистый дух Святой Руси. Стихи о семье, о детях и родителях, о родной земле, о Царе и Святой Православной Вере. Самым важным в тех стихах был её проникновенный голос особой убедительной интонации. Многие стихи она читала со слезами на глазах так, что и я, сидя за столом напротив своей гостьи, тоже плакала. Надежда рассказала, что родилась в казачьей старообрядческой станице в селе Сакмара. В зрелом возрасте стала православной, благодаря встрече со старцем Григорием в селе Верхняя Платовка в храме Покрова Богородицы. До этого, живя советскими заблуждениями, вышла замуж за татарина. Не понимала ещё она тогда, что брак должен быть Венчаным, что невозможно воспитать детей, имея разную веру. Особо Надежда вспоминала своего родного отца Ивана и мать Марию. Они были верующими людьми, хоть и не было в селе храма. Отец был из раскулаченных, а мать сиротой. Был отец строгим с окладистой бородой, учил детей молиться Богу, ругал Ленина и Советскую власть. Надежда была не послушной и своевольной, упрямой и горделивой, отца в детстве не понимала и тосковала по доброму слову или ласке. Родители целыми днями работали, а Надежда была предоставлена самой себе. В селе можно было завершить только три класса средней школы. Как только научилась писать, написала свои первые стихи, показала отцу, а тот усмехнулся: «Брось дочка, тоже мне Пушкин нашлась». Вспоминая об этом, говорит Надежда, что отец, таким образом, отсёк в ней гордость и самолюбование. Долго не писала стихов, пока не наступил душевный кризис, подтолкнувший её к встрече со старцем. Но это было гораздо позже. Родной отец же был немногословен и трудолюбив, не пил и не имел друзей, был одним из немногих верующих в селе и молитвенником. Когда Надежда собралась в Москву поступать в театральный институт, он даже не вышел на порог, чтобы её проводить. По его молитвам вместо актрисы получилась из Надежды многодетная мать-крестьянка: Стираю пелёнки, да песни пою, Нет женскому счастью предела, Жила и не знала, что это моё Самое главное дело. По своей воле замуж вышла, без отцовского благословения. А отец сдержанно лишь спросил: «Что ж ты, дочка, за иноверца-то идёшь?» Не послушалась по самонравию, но, по молитвам отца, Господь управил всех детей крестить в Православии. Перелом в жизни произошёл после аборта. Так тяжело на душе стало, что жить невмоготу, к старцу Григорию поехала, как люди посоветовали. Он её в храме исповедовать не стал, прозрев, что Надежда живёт в невенчанном браке, повёл в церковный домик, где велел исповедоваться молодому иеромонаху. Надежде было досадно, что старец так её перепоручил, но сокрушение от грехов жизни та досада только увеличила. Всё поведала со слезами. Когда грехи были отпущены, вышел старец с сияющей улыбкой и обнял по-отечески. Положила Надежда голову на его плечо и рыдает, а он её укорять тихонько начал, что ж она того и того ещё не сказала, всё ему о ней известно. «Грешна, батюшка!», - лепетала Надежда в растерянности. Дали ей при общине послушание гладить бельё. Выдали утюг с чёрным пригоревшим дном, а она попросила лезвие, чтобы черноту соскрести. Ей говорят: «Возьми тряпочку и с молитвой отмой черноту-то». Удивилась она, стала мыть и отмыла начисто. Так она стала уверенна, что и душа её такая чёрная там отмылась, словно тот утюг. Плодом нового обретённого состояния стал стих:
 
О, как цеплялся ветхий человек
За радости земного бытия, Когда веленье Божье усмотрев,
Новый Завет себе открыла я.
Прельщал меня великою судьбой,
Хвалил себя, собою любовался,
То плакал по несбывшимся мечтам
- Да только ветхий зря старался.
Как малое пшеничное зерно,
Я хороню его по Божьей воле,
Чтобы созрел пшеничным колоском
И к осени украсил жизни поле.
Так укрепи, Господь, в трудах земных
Мне вырвать тернии своих грехов,
И гордость, и тщеславье низложить
К стопам Твоим, избавясь от оков.
Я грешная ничтожная раба, Мне без Тебя и шагу не ступить.
Во славу Твою, Боже, на земле
Позволь мне научиться жить.
 
Так или иначе, супруг Гариф, скромный и тихий человек, не возражал против того, чтобы их пятеро детей были Крещены в Православии. Во дни их молодости было Советское время, и атеизм нарушал все нравственные устои в жизни людей. Но вот для Надежды наступило время глубокого покаяния, возвратившего её к святой вере предков:
 
На земле любовью страсть зовут,
Просто блуд любовью называют,
На земле в плену грехов живут
И Божественной любви совсем не знают.
Оттого насилие и грязь,
Оттого весь мир пропитан кровью,
Что мы сами разорвали связь
 Естества с Божественной любовью.
Воскресение любви приди в наш мир,
 Озари небесным светом лица.
О, Всевышний, детям приведи
В радости любви Твоей родиться.
 
В покаянии пришло осознание того, насколько страшен грех убийства чада в утробе. После того родилось еще трое детей. Надежда говорит, что лучше умереть при родах, чем убивать своё родное чадо.
 
Стучаться в дверь мою чужие,
Мой сон тревожен на рассвете,
Но называют меня мамой
И говорят, что мои дети.
Я напрягаю свою память
И тщетно вглядываюсь в лица,
И боль пронзает всё сознанье: Они должны были родиться.
Они должны были родиться,
Имея все права на это,
Я прервала их бытие,
Лишив божественного света.
Они не преданы земле…
Не крещены и не отпеты…
Да как могла я в мире жить,
Не ощущая боли этой?
И в небеса унёсся крик,
Встревожив стройность мирозданья:
«Прости меня, прости, Творец,
И пощади Своё созданье!»
Мой смертный грех, они мои.
Они ни в чём не виноваты.
Пришли напомнить просто мне,
Что по грехам грядёт расплата.
 
Спрашиваю Надежду, как она пришла к Царской теме? Она стала рассказывать о том, как она была вместе со старшей дочерью в Екатеринбурге на Крестном ходу в день убиения Царской Семьи - это была река людская, несущая слёзы покаяния к Престолу Божию. Была потрясена, осознавая чувство матери, спускающейся в подвал Епатьевского дома вместе с супругом и детьми, её боль, тоску, покорность воле Божьей. Судьба Царской Семьи – это судьба России. Расправляясь с Царской Семьёй, враги Божии пытались уничтожить душу Русского народа.
 
Без хозяина дом сирота,
С четырёх сторон стая ворон,
Без хозяина дом сирота
И стоит опустевшим твой трон.
Много было дерзавших на власть,
 Возомнивших мол мы, да умы.
Много было дерзавших на власть,
Только не были мы им детьми.
Растащили богатство страны,
Для врагов все открыты врата,
Прёт во всём им козырная масть,
Ведь забыли они про Христа.
 Лесть Иуды на лживых устах,
 А сердца, что холодный гранит,
Всё богатство рассыплется в прах,
Род лукавых Господь истребит.
Не дерзайте Его обмануть,
Сотворившему мир тайны нет, Не дерзайте Его обмануть,
Станут дети наследники бед.
Недалёк, недалёк этот час,
 Гром небесный лукавых страшит,
Есть надежда и радость у нас,
С нами Бог, кто же нас победит?
Бог с униженным рядом встаёт,
Бог обиженным силы даёт,
Заповедал друг друга любить,
С нами Бог – нас нельзя победить!
Все языцы прославят Христа,
Божьей волей Царь трон обретёт,
 И разрушив оковы грехов,
Покаяньем народ оживёт.
Без хозяина дом сирота…
Вот с какой женой-мироносицей подарил мне Господь встречу!
Екатерина Василевич


Просмотров: 364 | Добавил: Степанович | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: