Четверг, 09.02.2023, 02:22 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход
Главная » 2014 » Октябрь » 4 » Черноморская «анаконда» против евразийского «хартленда»
00:11
Черноморская «анаконда» против евразийского «хартленда»

Черноморская

 

«анаконда» против

 

евразийского

 

«хартленда»

 

Тупик, в котором оказалась международная политика, а точнее концептуальная стратегия США и Запада, как нельзя лучше обозначен заявлением заместителя министра обороны США Боба Ворка (http://itar-tass.com/mezhdunarodnaya-panorama/1478049). Показательно сделанное в Совете по международным отношениям (СМО) – этом закулисном правительстве Америки, оно содержит прямые обвинения и угрозы в адрес Российской Федерации и Китайской Народной Республики. В «вину» нашим странам ставится стремление «изменить миропорядок, сложившийся за последние 70 лет»; в случае «непонимания» нами того, что установление мирового порядка – якобы «право только англосаксов и никого более», нам намекают на возможность применения против нас военной силы. Ясно, что эти обвинения не соответствуют действительности: послевоенный миропорядок изменен распадом СССР, который был инициирован и поддержан Западом, и лишь объединение территории нашей Большой Страны в едином государстве может этот порядок восстановить. Ясно, что сама подобная постановка вопроса – это показатель рецидивистского подхода США к миру как к своей вотчине и своей собственности. И что он обеспечивается собственными представлениями о якобы «исключительности» Америки, о которой неоднократно заявлял американский президент, по иронии судьбы не укладывающийся в формирующий эту «исключительность» стандарт WASP. Ясно, что США рассчитывают на военное превосходство над совокупной мощью России и Китая, но при этом, ничтоже сумняшеся, исключают из своих расчетов ракетно-ядерную компоненту, в которой преимущества у них нет, а есть баланс. Думают, рука не поднимется? Зря думают. Да и, кстати, не обязательно его применять непосредственно по противнику; достаточно в демонстрационном режиме четко показать однозначное намерение это сделать, выдвинув тем самым этому противнику ультиматум. Ясно также, что СМО – не только «закулисное», но прежде всего олигархическое правительство Америки, последнее слово в котором, как и во всей триаде подобных институтов (СМО – Бильдербергский клуб – Трехсторонняя комиссия), принадлежит глобальной олигархии, которая контролирует акционерный капитал Банка Англии и Федеральной резервной системы (ФРС). И стало быть, войну России и Китаю объявляет именно глобальная олигархия, все три ее клана – Ротшильды, Рокфеллеры и Ватикан. Ясно, наконец, что война, объявленная России и Китаю, УЖЕ началась и идет полным ходом. Это и обсужденное нами «явление Ходорковского», и гражданская война на Украине, и кризис в нашем «южном подбрюшье» Ближнего и Среднего Востока, и события в далеком, но критически важном Гонконге. Все, что там происходит – я имею в виду раздувание Западом «революции зонтиков» — не что иное, как попытка олигархии, прежде всего Ротшильдов, захватить плацдарм для реализации своего «золотого проекта». И взять реванш за свое оглушительное и, главное, унизительное поражение в ходе кризиса 2008-2009 годов.

Но о Гонконге – в следующей статье.

Пока же – о развитии ситуации на наших рубежах, где она стремительно входит в новую фазу формирования, появления и наращивания непосредственных политических и военных угроз России. В начале сентября вышла статья руководителя агентства «Stratfor» (США) Джорджа Фридмана «Украина, Ирак и черноморская стратегия», в которой изложены основные подходы США к созданию новой стратегии в регионе (http://topwar.ru/57882-ukraina-irak-i-chernomorskaya-strategiya-stratfor.html). Сама по себе статья еще не была поводом для далеко идущих выводов. Она лишь уточняла некоторые положения его весеннего материала «Американская стратегия после Украины: от Эстонии до Азербайджана»(http://inosmi.ru/world/20140327/219005372.html). Но в течение сентября события стали развиваться именно по тому сценарию, что в ней изложен. Поэтому к ней придется обратиться.

Вот основные сентябрьские положения «Stratfor»:

- США столкнулись с вызовами, которые исходят со стороны России, перешедшей в наступление на Украине, и «Исламского государства», которое перешло в наступление в Сирии и Ираке. США, — пишет Фридман, — не знают, как реагировать на эти вызовы и утрачивают инициативу; - Россия и «Исламское государство», в свою очередь, не объединены общей стратегией, а наоборот рассматривают друг друга как противников. Но при этом, с одной стороны, каждый из них заинтересован в отвлечении сил США с себя на другого; с другой стороны, успех любого из них создаст другому проблемы и будет ему еще одним вызовом. Короче говоря, и Россия, и «Исламское государство», с точки зрения Фридмана, заинтересованы во втягивании США не в свой, а в чужой конфликт. Но при этом хотят не столько поражения США в этом чужом конфликте, сколько его максимального затягивания и отвлечения американского внимания от себя; - чтобы вернуть инициативу и соединить распыленные силы, поняв что именно следует делать, первое, что США требуется, — объединить два конфликта, которые территориально недалеки друг от друга, в ЕДИНЫЙ театр военных действий (ТВД), и далее рассматривать эти конфликты в комплексе, как части единого целого, — считает Фридман;                - единственно возможным, «естественным», геополитическим центром, который объединяет конфликты и служит центром ТВД, по его мнению, является ЧЕРНОЕ МОРЕ;    - исходя из этого, ключевой страной, имеющей решающее значение для США при формировании ЧЕРНОМОРСКОГО ТВД, является ТУРЦИЯ. Именно она находится в центре обоих направлений – РОССИЙСКО-УКРАИНСКОГО и СИРИЙСКО-ИРАНСКОГО;      - «генеральными партнерами» Турции Фридман признает: на европейском направлении РУМЫНИЮ, действующую в связке с Польшей (что позволяет реализовать черноморско-балтийскую стратегию «Интермариум» — альянс от моря до моря), на ближне- и средневосточном – АЗЕРБАЙДЖАН в связке с Грузией;           - сами США, как считает Фридман, должны запустить эти процессы и дать им развиваться, управляя противоречиями и хаосом.   Отметим прежде всего, что некорректно говорить о «вмешательстве» России на Украине: и формальных оснований для этого у Запада нет, да и понимают там на самом деле, что Россия в украинском кризисе – «контрагент» для США и ЕС, а «контрагентом» Киева, который рангом пониже, являются ополченцы Донецкой и Луганской народных республик – власти и армия Новороссии.   Кроме того, сам факт провозглашения Черного моря «театром военных действий» недружественной к России глобальной сверхдержавой – уже прямая и непосредственная угроза национальной безопасности нашей страны. А недавнее заявление Барака Обамы о том, что Россия и «Исламское государство» представляют собой две из трех главных глобальных угроз, лишь подтверждает, что Фридман не «импровизирует», а просто озвучивает то, что ему сказали озвучить, и ЧЕРНОМОРСКАЯ СТРАТЕГИЯ Вашингтоном не обсуждается, а УЖЕ ПРИНЯТА.   (Третью из названных Обамой угроз – лихорадку Эбола — скорее всего сам же Запад и организовал: всеми тремя странами, где началась эпидемия – Гвинеей, Либерией и Сьерра-Леоне – официально занимается Комиссия ООН по миростроительству, а Всемирная организация здравоохранения [ВОЗ] и раньше неоднократно экспериментировала на людях в целях снижения рождаемости, чем и занимается «пасущий» соответствующее направление деятельности ООН рокфеллеровский «Совет по народонаселению»).   Это – официальная часть ЧЕРНОМОРСКОЙ СТРАТЕГИИ США, но есть и неофициальная.     5 сентября Обама встретился с президентом Турции Реджепом Таипом Эрдоганом «на полях» саммита НАТО в Уэльсе. Через несколько дней в Дохе (Катар) произошла закрытая встреча в формате США – Турция – Катар – «Исламское государство». Турцию представляли тот же Эрдоган и глава разведки Хакан Фидан.   Видимый итог встречи – освобождение «Исламским государством» 49-ти турецких граждан – сотрудников дипмиссии, захваченных исламистами в иракско-курдском Мосуле (в обмен на 19 своих боевиков, захваченных турками). По просьбе США в переговорах по их освобождению посредничал Катар.   Невидимые итоги – договоренности, по которым Катар, обладающий мощными группами спецназа, действовавшими в свое время в Ливии, становится центром коалиции. «Пушечное мясо» же предоставляют воюющие с Башаром Асадом «умеренные исламисты» из так называемой «Свободной сирийской армии».    11 сентября в Джидде (Саудовская Аравия) прошла еще одна встреча. Встретились главы внешнеполитических ведомств США, Ирака, Турции, Египта, Иордании, Ливана и монархий Персидского залива. При этом из числа явно ЗАИНТЕРЕСОВАННЫХ стран демонстративно не были приглашены ни Сирия, ни Иран.

Итак, суммируем.

Во-первых, ОФИЦИАЛЬНО говорится о создании «международной коалиции» во главе с США для борьбы с «Исламским государством» (в нее входят Франция, Великобритания, Канада и ряд мусульманских стран – разумеется, Катар, а также Бахрейн, Саудовская Аравия, Иордания и Эмираты).   Во-вторых, ПОЛУОФИЦИАЛЬНО признается, что реально действовать в ходе наземной операции, о которой уже заявил глава Объединенного комитета начальников штабов (аналог нашего Генштаба) вооруженных сил США адмирал Мартин Демпси, будет никакая не «коалиция». А антиасадовская оппозиция, боевиков которой будут готовить в Саудовской Аравии и, по некоторым данным, в Грузии.   В-третьих, из этого становится ясным, пусть и совсем НЕОФИЦИАЛЬНО, что под видом борьбы с «Исламским государством», с которым США на самом деле не воюют, а ведут переговоры и сотрудничают, обманным путем начнется ВОЙНА С СИРИЕЙ. Какой для этого будет избран предлог или повод – сейчас обсуждается экспертами. Вероятнее всего, организуют какую-нибудь провокацию. Возможно шумную и возможно – на территории США или Европы.   Момент избран не случайно: по мировым СМИ ходят (или распространяются) усиленные слухи, что у Б. Асада начались некие проблемы с его окружением, часть которого под него якобы «копает», ибо боится международной изоляции и хочет «слить». Это прямое указание и на то, что на Б. Асада может готовиться и скорее всего готовится покушение.   Такова в общих чертах стратегия США на южном фланге ЧЕРНОМОРСКОГО «БАССЕЙНА», который действительно начинает превращаться в ТВД.   В этом раскладе есть один важный нюанс, который при определенных обстоятельствах может превратиться в решающий. Это некая «напряженность» в отношениях США с Турцией, которая всячески эксплуатируется мировыми СМИ; особенно любят посмаковать длительное отсутствие личных контактов между лидерами двух стран.   Внешне все сводится к двум моментам. Первый из них – ставший уже традиционным турецкий запрет на использование военно-воздушной базы США в Инджирлике для боевых вылетов американской авиации. Второй — отказ США санкционировать ввод турецкого контингента в Сирию на помощь антисасдовским боевикам и в целях создания на границе двух стран «буферной зоны». Под давлением США премьер Турции Ахмет Давутоглу отказался от участия в наземных операциях в Ираке и Сирии.   Обычно именно это преподносится в виде доказательства существующей «напряженности». Но на самом деле в турецко-американских отношениях далеко не все так драматично. Да и не может быть драматично, ибо Турция – член НАТО, и этим сказано все. Кроме того, курс на «глобальную демократическую революцию», положенный США в основу плана «Большого Ближнего Востока» еще десятилетие назад, изначально предполагал опору в регионе на исламистов, и Эрдоган в эту концепцию вполне укладывается, иначе давно бы был свергнут светскими генералами-кемалистами.   В дополнение ко всему, не пустив турок в Сирию (хотя небольшие турецкие контингенты там все-таки есть -http://lenta.ru/news/2014/10/01/captives/), американцы оказали Анкаре большую услугу и удовлетворили ее чаяния, «задвинув» на периферию и сирийских, и турецких курдов, а заодно выступили против независимости Иракского Курдистана.   Между тем известно, что сирийские курды поддерживали Б. Асада, долгое время отвлекали на себя сирийскую оппозицию, а также боролись с боевиками «Исламского государства», а сейчас они практически устранены от дел и дезорганизованы.  Значит ли это, что сдается в архив проект «Независимого Курдистана», который составляет главное звено плана «Большой Ближний Восток»?   Как минимум, скорее всего он отодвигается в некоторое будущее.   Тем не менее, некая «неопределенная» напряженность между США и Турцией все-таки существует, но она отнюдь не в видимых факторах.   Что, на мой взгляд, нужно от Турции американцам в рамках избранной ими стратегии ЧЕРНОМОРСКОГО театра военных действий?   Первое. Чтобы Анкара не совалась в Сирию и Ирак, особенно в Сирию, которая является союзником Ирана. И не провоцировала тем самым Тегеран. Ибо Турция, повторим еще раз, – член НАТО, и если она вступает в войну, в эту войну втягиваются все члены НАТО. Ни США, ни тем более Европа не готовы сейчас воевать с Ираном. Иран – следующая цель, сейчас они заняты Сирией. (И очень даже возможно до этой «следующей цели» и отложен КУРДСКИЙ ПРОЕКТ).   Второе. От Турции также требуют ПЕРЕОРИЕНТИРОВАТЬ свою политику со средиземноморского фланга ЧЕРНОМОРСКОГО ТВД, куда ее тянет, собственно на Черное море, куда она ввязываться особо не хочет, по крайней мере пока.   То есть в интересах США, чтобы Анкара переориентировала свою стратегию против России, максимально приблизив ее к нашим границам. И это – вторая, главная, АНТИРОССИЙСКАЯ, часть американской стратегии, изложенной шефом агентства «Stratfor».   Но даже являясь членом НАТО, Турция не может не осознавать «второсортности» своего членства, потому что ее не пускают в ЕС. Ведь на нее тем самым возлагаются определенные обязанности в сфере безопасности, но ее не подпускают к главному «пирогу», который, к тому же, делится между европейцами, вносящими намного меньший, чем Анкара, вклад в НАТО. Кроме того, Турции не нравятся конкуренты в Черном море, которое всегда рассматривалось ею как русско-турецкое. Исторически Турция выступает против европейского и иного (в том числе американского) вовлечения в черноморские дела и в этом отыскивает общий язык с Россией. В прошлом веке, в критический для молодой Советской власти момент, в Черное море не пустили Антанту. Сейчас действует Конвенция Монтре, о роли которой ниже.   В пользу Москвы играют и экономические интересы турецкого руководства: газовый импорт и газовый транзит будущего «Южного потока» из России.  Именно по совокупности этих факторов, а также вследствие провала недавней попытки завуалированного турецкого вмешательства в дела Крыма вскоре после его присоединения к России, Анкара эту часть американских рекомендаций воспринимать не вполне готова. Да и поворачиваться к северу, оставляя за спиной незавершенные дела в своем южном тылу, турки не торопятся: ведь если так поступить, ими всегда можно будет управлять, нажимая именно на эти «незавершенные» рычаги.   Пользуясь этим, России удалось нейтрализовать намечавшийся крымско-татарский бунт, а после этого вплотную заняться его штабом – Меджлисом крымско-татарского народа. Это и беспокоит американцев, заставляя нажимать на Турцию все сильнее.

В статье Фридмана говорится:

Во-первых, что против России нужно «накачивать» Румынию и создавать ей флот, способный потеснить Черноморский флот России. Свежо предание, но верится с трудом, ибо на ум сразу же приходит вызвавшая натуральную истерику в Бухаресте статья известного историка Елены Сенявской «Бездарный союзник, никудышный противник…», посвященной участию этой страны во Второй мировой   войне.  Но дело в том, что США не являются черноморской страной и поэтому не могут держать в Черном море свой флот. По той самой Конвенции Монтре, военные корабли нечерноморских стран могут заходить в Черное море только на 21 день и иметь суммарное водоизмещение 30 тыс. тонн. Это – мизер.   (Отвлечемся и уточним: если бы Россия не овладела Крымом, США не только развернули бы в Крыму ПРО, но и поставили бы в Севастополе флот; сейчас на «накачку» Румынии, переориентацию Турции и создание между ними связки уйдут годы, а получив базу в Севастополе, США вошли бы в пул черноморских государств, на которые Конвенция Монтре не распространяется, и смогли бы действовать самостоятельно).     Во-вторых, в Румынии, по мнению Фридмана (это сказано дважды!), нужно разместить военно-воздушные базы, с которых боевая авиация США и НАТО сможет действовать на Украине. Иначе говоря, наземное вмешательство США там исключается; предполагается только воздушное. Наземное же скорее всего – это уже мое скромное предположение – может оказаться уделом европейских членов НАТО.       В статье Фридмана об этом не говорится, но, думается, именно с этой ситуацией увязан скандал, разразившийся в Германии, когда всплыли факты небоеготовности    бундесвера и особенно бундеслюфтваффе. Германскую общественность тем самым видимо готовят к военным расходам, а возможно и к войне. Около десяти дней назад в СМИ проходила информация о том, что немецкая танковая колонна двинулась из района украинско-натовских учений на западе Украины на восток. Где она сейчас, и одна ли такая колонна пошла – неизвестно.    В-третьих, Фридман туманно упомянул о возможности того, что «джихадисты» из Чечни и Дагестана (!) могут пойти на Азербайджан и Грузию. Это просто откровенная провокация. Одно из двух:     - либо у мировой общественности пытаются создать впечатление, что Россия не контролирует Чечню и Дагестан;       - либо на Москву собираются повесить прорыв настоящих джихадистов с южного фланга ЧЕРНОМОРСКОГО ТВД на северный, в Азербайджан; «Исламское государство» заявляло ведь, что собирается дойти до Закавказья.   И на западе, и на востоке СЕВЕРНОГО фланга ЧЕРНОМОРСКОГО ТВД, таким образом, Турция нужна Америке против России. Поэтому борьба за Турцию между Россией, которой особо не мешают устремления турецкого руководства на юг, и США, подталкивающими ее на север, — ГЛАВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ всех событий в «объединенном» ЧЕРНОМОРСКОМ ТВД.   Частью российско-американской борьбы за Турцию является Азербайджан. Поэтому саммит «пятерки» каспийских стран в Астрахани (29 сентября) – важное достижение российской внешней политики. По сути, Азербайджану даны совместные, российско-иранские гарантии. И этим обесценена американская демагогия насчет «джихадистов из Чечни и Дагестана».    Но надо понимать, что Турция в принципе ведет себя очень похоже на Германию 1939-1940 годов. Экспансия на север, как минимум в Крым, а то и на Кавказ, всегда имеется в виду. Но откладывается, как уже отмечалось, из-за необеспеченных южных тылов (так Германия, прикрыв в 1940 г., пусть и не до конца, тылы на Западе, все-таки пошла на СССР в 1941 г.). Еще и поэтому ОЧЕНЬ ВАЖНЫМ представляется вхождение в «каспийскую пятерку» Ирана.   При всем при этом, даже имея в виду, что еще одним большим плюсом астраханского саммита является то, что удалось «сдвинуть» с «мертвой точки» железобетонного «нейтралитета» Туркмению, надо понимать, что Каспий – все-таки не центр, а периферия ЧЕРНОМОРСКОГО ТВД, как он очерчивается американской стратегией. И судьба борьбы за него для России будет решаться все-таки на Украине.    Важно и то, что постановка в центр «сдерживания России» на западе Черноморья связки Анкара — Бухарест автоматически выводит на первое место проблему Приднестровья. Очень может статься, что именно там будет осуществлена крупная провокация, втягивающая Россию в конфронтацию и с Украиной, и с Румынией, а следовательно и с НАТО. Тем более, что в регионе находятся российские миротворцы, воинский контингент, склады оружия и боеприпасов.

*          *       *

Одновременно со всеми этими событиями, в информационной сфере, особенно в западных и украинских СМИ, снова тиражируется «аналитика» про «распад России» и переход ее южных территорий к Украине. Ясно, что тем самым продвигается идея антироссийского «коридора», соединяющего Украину с Кавказом; такой коридор, если бы он был образован, по сути вычеркнул бы Россию из числа черноморских государств, превратив ее в азиатское государство. Кроме того, опять откуда-то вылез Бжезинский с идеей американо-китайского «междусобойчика» (G2), казалось бы, уже забытой с 2009 года (http://www.warandpeace.ru/ru/analysis/view/93741/). Правда на этот раз он вылез один, а не на пару с Киссинджером, что не позволяет усмотреть в этом предложении необходимого для принятия в США подобных решений двухпартийного консенсуса. Да и антикитайский выпад высокопоставленного пентагоновского генерала, с которого мы и начали, это предложение Бжезинского, по сути, перечеркивает.

Итак, что у нас в «сухом остатке»?

Первое. Объединение двух конфликтов – украинского и иракско-сирийского — в едином ТВД – не просто «мнение» «Stratfor». Это стратегия США, что подтверждено перечнем «угроз», которые перечислены Обамой (включая Россию и «Исламское государство»), а также заострение американской политики против Сирии, хотя именно и только Сирия в полной мере противостоит боевикам из исламистского «Исламского государства».   Фридман и его «контора» просто в очередной раз подтвердили свою репутацию «сливного бачка» ЦРУ и Пентагона.   САМОЕ ГЛАВНОЕ, на что указывают эксперты: американская элита открыто заговорила в категориях новой МИРОВОЙ ВОЙНЫ, ибо понятно, что объединенный конфликт в масштабах ТАКОГО региона – это начало именно МИРОВОЙ войны.   Точнее, в этих категориях заговорила ГЛОБАЛЬНАЯ ОЛИГАРХИЯ, контролирующая американские и не только американские закрытые центры принятия решений.   Второе. США ставят в центр этого конфликта Турцию, и не имеется никаких оснований полагать, будто они «прозевали» укрепление власти Р.Т. Эрдогана. Напротив, они эту спецоперацию сознательно подготовили и провели в расчете на реализацию каких-то закулисных с ним договоренностей.   Важно понимать, что текущие разногласия между США и Турцией носят тактический характер. В конце концов, и Фридман открыто пишет, что исход конфликта в Сирии и Ираке абсолютно неважен и по значению несопоставим с результатами конфликта на Украине.   Третье. США скорее всего «удалили» Турцию из этого региона после провала заигрываний с Ираном. Расчет делался на вовлечение в борьбу с суннитским «Исламским государством» именно шиитского Ирана и иракских шиитов во главе с шиитским же экс-премьером аль-Малики; когда американцы санкционировали его свержение, стало понятно, что «иранскую карту» они считают отыгранной.   Тогда же США «задвинули» и курдов.   Поэтому открытый разворот Эрдогана к США – вопрос недалекого будущего; самое позднее – после парламентских выборов 2015 года. А вот чтобы турецкой «партии власти» их выиграть, для этого в отношениях с Америкой будут сохраняться демонстративные элементы конфронтации.    Четвертое. Никакого мира на Украине скорее всего не будет.   При этом с возобновлением боевых действий, под прикрытием нынешних разговоров о «линиях Мажино», попытаются организовать такое наступление украинской армии, чтобы вынудить, наконец, Россию вмешаться открыто – под угрозой потери Новороссии в ее нынешних границах.   Судя по заявленному Фридманом, возможно вмешательство в конфликт натовской авиации. В этом случае нельзя исключить его эскалации с выходом за его географические рамки.   Как сформулировал Евгений Примаков в интервью «Вестям в субботу» (27 сентября), если такое произойдет, Европа ляжет под США на столетие. Именно это, как и нанесение смакуемого Фридманом «стратегического удара по интересам России» и будет мерой американских достижений на Украине. Вне зависимости от исхода самой украинской трагедии.   Пятое. У всей этой ситуации, несомненно, имеется продолжение. Если «фокус» с «решающим» ударом по Асаду под прикрытием операции против «Исламского государства» и с его помощью пройдет, то никто не снимал с очереди на «миростроительное» урегулирование Иран. Вот тогда-то и следует ожидать расконсервации курдского фактора. И подобно тому, как «Исламское государство» послужило предлогом для вмешательства в Сирии, курды станут поводом к тому, чтобы влезть в Иран. Не мытьем (против иранского руководства), так катаньем (якобы на его стороне).   С Асадом тоже пускали «утечки», что он «может стать союзником» против «Исламского государства». Но оказались правы те, кто им не поверил. Все произошло ровным счетом наоборот, и союзником США против Б. Асада, пусть и необъявленным, стало само «Исламское государство».   То же самое, кстати, может произойти и на Украине, территорию которой, по Фридману, собираются подвергнуть «демократизации» с воздуха, отнюдь не обязательно привязываясь при этом к действиям России.   Означает ли это, что если не недели, то месяцы нахождения у власти Петра Порошенко сочтены, и на смену ему готовятся привести настоящих гиббонов и горилл, воспроизведя на берегах Днепра фактор «Исламского государства» уже в брутальном бандеровском обличье? Или человеческий облик под давлением Ляшко и Яценюка окончательно потеряет сам Порошенко?   Видимо это уже второй вопрос, как говорится, «дело техники». России во всяком случае нужно быть готовой к любому из вариантов обострения на ЧЕРНОМОРСКОМ ТВД. И одновременно, чтобы не играть по чужим правилам, создавать собственные проекты, подобные каспийскому, но более масштабные, приближенные к узловым для Запада нервным окончаниям его интересов. И не только «морские» (например, на Балтике), но и сухопутные (скажем, Харьков: что мешает обратить против киевского режима и Запада ЕСовскую инфраструктуру, например «еврорегион Слобожанщина», объединяющий Харьковскую область с Белгородской?).   И шестое. Откуда растут корни этой «черноморской стратегии», о которой пишет Фридман и говорит Обама? Если этого не знать, всегда будем отставать, ибо реагировать придется ТАКТИЧЕСКИ, не понимая общего замысла.             «Англосаксы как раса предназначены для того, чтобы одни расы вытеснить, другие ассимилировать и так до тех пор, пока все человечество не будет англосаксонизировано. Но прежде всего необходимо установить контроль над сердцевиной (Heartland) земного шара – Россией. Без этого мировое господство англосаксов недостижимо. Для того чтобы овладеть Россией, этой огромной континентальной массой, необходимо выработать стратегию, в соответствии с которой США и их союзники должны, как анаконда, сдавливать Россию со всех сторон: с запада – Германия и Великобритания, с востока – Япония. На южном направлении надо создать государство-вассал проанглосаксонского толка, которое, раскинувшись между Каспийским, Черным, Средиземным, Красным морями и Персидским заливом, плотно закрыло бы тот выход, которым Россия пока легко достигает Индийского океана. Такого государства пока не существует, но нет причин, чтобы оно не появилось в будущем. Рассматривая проблему с геостратегических позиций, необходимо констатировать, что главным и естественным врагом англосаксов на пути к мировой гегемонии является русский народ. Повинуясь законам природы, он неудержимо стремится к Югу. Поэтому необходимо немедленно приступить к овладению всею полосой Южной Азии между 30 и 40 градусами с.ш. и с нее постепенно оттеснять русский народ к Северу. Так как по всем законам природы с прекращением роста начинается упадок и медленное умирание, то наглухо запертый в своих северных широтах русский народ не избежит своей участи…»(Независимое военное обозрение. — 2011. — 17 июня).   Приведенный мной фрагмент взят из письма генсека «Европейского движения», польского троцкиста Джозефа Реттингера, написанного в начале 50-х годов прошлого века. Адресовано оно было основателю Бильдербергского клуба принцу Бернгарду де Липпе Бистерфельду-Нидерландскому, офицеру СС, перебежавшему к союзникам после женитьбы на будущей королеве Нидерландов Юлиане, отцу королевы Беатрикс и деду нынешнего короля Виллема Александра.    Фрагмент ясно очерчивает не только истоки нынешней «черноморской стратегии», но и раскрывает фундамент общей, полуторовековой линии Запада в отношении России, именуемой «Большой игрой» («The Great Game»). Принадлежащая Хэлфорду Маккиндеру концепция «Хартленда» в этой «игре» пересекается с концепцией «анаконды» Альфреда Мэхана.   И означает все это только одно: никакой содержательный диалог с приговорившим нас Западом невозможен; допустимы лишь тактические договоренности, заключаемые на сугубо рациональной основе баланса интересов и сил, в рамках заведомой игры с НУЛЕВОЙ СУММОЙ. Никаких «общих ценностей» с Западом не существует и быть не может: «англосаксы как раса» не владеют никаким иным категориальным, проектным аппаратом, кроме господства, и потому понимают один лишь язык СИЛОВОГО ПРИНУЖДЕНИЯ. Не подкрепленные таким принуждением соглашения с ними никогда не будут стоить даже бумаги, на которой написаны. Вспомним уроки, преподанные им И.В. Сталиным на исходе Второй мировой войны в Европе. Точка!    Поэтому наряду с Военной доктриной, пересмотра со всей очевидностью требует и нынешняя редакция Концепции внешней политики России, особенно в части, касающейся нашей якобы принадлежности к пресловутой «Евро-Атлантике». Это является мифом еще и потому, что морская «Евро-Атлантика» («Европейский полуостров», как называет ее Фридман) жестко противостоит континентальной Евразии, стремясь расшириться на Украине за счет Евразии, то есть за наш с вами счет.  Пламенный привет от Фридмана и «Stratfor» всем поборникам концепции «России как Европы»! В интерьере опубликованного ими материала их проституционная роль «пятой колонны» высвечивается как никогда рельефно и  ярко.

Павленко Владимир Борисович – доктор политических наук, действительный член Академии геополитических проблем

Просмотров: 625 | Добавил: Степанович | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: