Вторник, 25.06.2024, 07:34 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход
Главная » 2012 » Март » 9 » «Даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего..."
14:50
«Даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего..."
БОРЬБА СО СТРАСТЯМИ
 
 
Милостью Божией, ныне православные христиане вступили в спасительное поприще Великого Поста – время покаяния, борьбы со страстями. В эти дни на богослужениях часто повторяется богодухновенная молитва Ефрема Сирина «Господи и Владыко живота моего…», в одном из прошений которой верующие обращаются к Богу со словами: «Даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего…»

Казалось бы, какая простая истина – не осуждать, но как непросто запечатлеть ее в своем сердце, как нелегко исполнять. В то же время сегодня нередко приходится слышать, в том числе и в церковных проповедях: «Не следует никого осуждать! Не следует рассуждать о поступках священников и иерархов, не ваше, мирян, дело в них вникать, вам надо каяться в своих личных грехах, а те, кто с чем-то не согласны, – раскольники и смутьяны!» При этом чаще всего никакого духовного разъяснения о том, что такое осуждение, не дается. Порой подобная проповедь, сама, к сожалению, не лишенная ноток осуждения, бывает направлена в адрес мирян или даже собратьев-священников – противников глобализации, экуменизма, отступлений от канонов и преданий Православной Церкви. С вопросами о том, кого и когда можно или нельзя осуждать, мы обратились к иноку Августину, насельнику одного из монастырей Русской Православной Церкви. – Отец Августин, что такое осуждение? – Осуждение – это грех. Господь наш Иисус Христос сказал: Не судите, да не судимы будете (Мф. 7, 1). Когда мы осуждаем ближних, мы нарушаем заповедь Божию. Существуют различные проявления этого порока. Преподобный авва Дорофей пишет: «Иное же дело злословить или порицать, иное осуждать, и иное уничижать. Порицать – значит сказать о ком-нибудь: такой-то солгал, или разгневался, или впал в блуд, или сделал что-либо подобное. Вот такой злословил брата, т. е. сказал пристрастно о его согрешении. А осуждать – значит сказать: такой-то лгун, гневлив, блудник. Вот сей осудил самое расположение души его, произнес приговор о всей его жизни, говоря, что он таков-то, и осудил его, как такого – а это тяжкий грех. Ибо иное сказать: „он разгневался", и иное сказать: „он гневлив" и, как я сказал, произнести таким образом приговор о всей его жизни. А грех осуждения столько тяжелее всякого другого греха, что Сам Христос сказал: „Лицемере, изми первее бревно из очесе твоего, и тогда прозриши изъяти сучец из очесе брата твоего" (Лк. 6, 42), и грех ближнего уподобил сучку, а осуждение – бревну. Так-то тяжело осуждение, превосходящее всякий грех». Святые Отцы учат, что опасность осуждения состоит также в том, что через него, как в условиях эпидемии, любой грех еще более распространяется: например, ты осудил брата за то, что он гневливый, – будь уверен, что в ближайшее время сам разгневаешься, если вовремя не покаешься. Или осудила сестру за блуд – знай, что скоро сама, по попущению Божию, можешь совершить этот же грех. «Ведай, что если ты скор на осуждение и презрение к другим, то Бог больно накажет тебя за это, попустив самому тебе впасть в тот же грех, за который осуждаешь других», – пишет преподобный Никодим Святогорец. – В чем причина этого душевного недуга и как с ним бороться? – По учению Святых Отцов, страсть к осуждению ближних является признаком гордости в человеке. А признак смирения, напротив, – невнимание и снисхождение к грехам окружающих при строгом отношении к своим собственным падениям. Желающим победить в себе страсть к осуждению преподобный Никодим дает следующий совет: «Но, брате мой, как враг бодренно следит за тобою, высматривая, как бы посеять в тебе зло, смотри еще паче ты бодренно сам над собою, чтоб не попасть в расставляемые им тебе сети, и как только он представит тебе какой недостаток в ближнем твоем, спеши поскорее отклонить от себя помысл сей, не давая ему засесть в тебе и разрастись, и вытесни его из себя вон, чтоб и следа его не оставалось, заменив его помышлением о добрых свойствах, какие знаешь в ближнем сем и какие вообще уместны в людях, прилагая к сему, если еще чувствуешь позыв произнести осуждение, ту истину, что тебе не дано на то власти и что, присвояя себе эту власть, ты сам в этот момент делаешься достойным суда и осуждения не пред немощными людьми, но пред всесильным Судиею всех Богом. Такой переворот помысла есть самое сильное средство не к отогнанию только случайно находящих помыслов осуждения, но и к тому, чтоб совсем отучить себя от сего порока. Второе же, тоже очень сильное к тому средство, есть не выпускать из ума памятования о своей худости, своих нечистых и злых страстях и делах, и соответственно тому непрестанно держать чувство своего непотребства. Того и другого – страстей и дел страстных, конечно, найдется в тебе немало. Если ты не бросил себя и не махнул рукой, говоря: будь, что будет, то не можешь не заботиться об уврачевании этих своих нравственных немощей, губящих тебя. Но если ты делаешь это искренно, то у тебя не должно доставать времени заниматься делами других и судебные составлять о них приговоры, ибо тогда, если позволишь себе это, в ушах твоих непрестанно будет звучать: „врачу, исцелися сам"; „изми первее бревно из очесе твоего" (Лк. 4, 23; Мф. 7, 5)». – Но совсем не оценивать поступки ближних невозможно, необходимо рассуждать о них, чтобы следовать добру и отвращаться от зла. Чем же рассуждение отличается от осуждения? – Преподобному Варсонофию Великому задали аналогичный вопрос, и Святой ответил: «Когда человек, говоря, чувствует при сем страстное движение, это уже злословие. Если же он свободен от страсти, это не есть злословие, а говорится для того, чтобы не возросло зло». – Что такое обличение? В чем разница между осуждением и обличением? В каких случаях христианин может обличить ближнего? – Обличение – это указание грешнику на его грех. Вообще, обличение более приличествует священнослужителям, которые имеют обязанность и власть обличать своих духовных чад. Преподобный Антоний Великий говорит: «Обличай <и исправляй> детей своих <духовных> нещадно; потому что с тебя взыщется осуждение их (если они окажутся достойными осуждения на Страшном Суде)». А мирянину или монаху лучше потерпеть. Слово Божие учит: Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов (Гал. 6, 2). Или же, если любовь к ближнему внушает указать ему на его ошибку, можно поступить по слову Господа: Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним; если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего; если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово; если же не послушает их, скажи Церкви; а если и Церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь (Мф. 18, 15–17). Святитель Феофилакт Болгарский так объясняет это повеление Божие: «Направив сильное слово против тех, кто соблазняет, Господь исправляет теперь и соблазняемых. Чтобы ты, говорит, будучи соблазняем, не пал совершенно по причине того, что соблазняющий не имеет наказание, Я хочу, чтобы ты, когда тебя соблазняют, то есть вредят тебе, изобличал тех, кто поступает с тобой несправедливо и вредит, если он христианин. Смотри, что говорит: „если согрешит против тебя брат твой", то есть христианин. Если неверный поступает несправедливо, откажись и от того, что принадлежит тебе; если же брат, изобличи его, ибо не сказано „оскорби", но „обличи". „Если же послушает", то есть если придет в себя, ибо Господь желает, чтобы согрешающие были обличаемы прежде наедине, чтобы, будучи обличаемы пред лицем многих, они не сделались безстыднее. Если же, и обличаемый при двух или трех свидетелях, он не устыдится, поведай падение его предстоятелям Церкви. Ибо если он не послушал двух или трех, хотя закон говорит, что при двух или трех свидетелях стоит, то есть пребывает твердым, всякое слово, то пусть он, наконец, будет вразумлен Церковью. Если же не послушает и ее, тогда пусть будет извержен, чтобы не передал своего зла и другим...» Впрочем, как учат Святые Отцы, во всем, в том числе и в обличениях, нужна мера. – Что Вы можете сказать об осуждении священников? Может ли мирянин оценивать деятельность пастырей и как в таком случае не впасть в грех осуждения? – Мирянину нельзя обличать и укорять священника, однако при выборе духовного руководителя без оценки действий священника не обойтись. Чтобы выбрать доброго пастыря, а не «волка в овечьей шкуре», нужно сравнить его наставления, его взгляды по основным вопросам веры с учением Святых Отцов. И если они не противоречат святоотеческим, значит, этот священник может наставить человека ко спасению, быть его духовным отцом, духовником. И тут вполне можно обойтись без осуждения. – Как должно относиться к погрешающим против веры и Православной Церкви – еретикам, раскольникам? Кто может их осуждать и каким образом? – Преподобный Иосиф Волоцкий следующим образом объясняет наставления святителя Иоанна Златоуста по этому вопросу: «Мы же теперь разъясним слова божественного Златоуста, который говорит: не следует ненавидеть какого-либо человека или творить ему зло, даже если это нечестивый или еретик. Говоря так, этот великий и равноапостольный муж указывает определенные временные условия, поскольку нет воли Божией, чтобы всегда было так. Великий Златоуст свидетельствует, что не следует или ненавидеть какого-либо человека или творить ему зло, даже если это нечестивый или еретик, – до тех пор, пока мы не получаем от него душевного вреда. Ведь так делают и пастухи: пока звери ничем не безпокоят их, они, улегшись под дубом или под кедром, играют на свирели, оставив овец пастись на воле; когда же почувствуют они приближение волков – немедленно отбрасывают дудочку, хватают пращу и, забыв о свирели, вооружаются дрекольем и камнями, становятся перед стадом и грозно кричат во весь голос, пока не отгонят зверя, еще не успевшего нанести вреда. Так подобает делать и нам, пасущим Христово стадо, пастырям и учителям. Если пастыри увидят неверного или еретика, который не приносит верным никакого душевного вреда, то пусть и они, поучаясь в лугах книжных повестей, наставляют неверных еретиков со смирением и кротостью. Если же увидят, что окаянные еретики, которые злее всяких волков, хотят Христово стадо погубить и растлить еретическими иудейскими учениями, – тогда подобает им проявить всяческую ревность и заботу о том, чтобы не был похищен зверями ни один ягненок из Христова стада. Так говорит святой Златоуст». – Сегодня нередко можно услышать уничижительные отзывы, порой даже ругательства, в адрес духовенства из уст мирян. Когда же кто-то напоминает им о грехе осуждения, в ответ следует: он – еретик, а осуждение еретиков не только не запрещено, но, напротив, похваляется Святыми Отцами. Причем речь идет не об анафематствованных Церковными Соборами еретиках – Арии, Оригене и т.п., не о запрещенных в служении, а о служащих в настоящее время священниках и иерархах. Не могли бы Вы объяснить, уместно ли подобное оправдание в данном случае. И, если священник действительно в чем-то погрешает против канонов Церкви или его публичные высказывания противоречат словам Святых Отцов, как говорить об этом, не впадая в осуждение, хулу? – Прежде чем ответить на Ваш вопрос, следует пояснить, что такое ересь. Ересь – это искажение Православной веры. И еретиком человек становится не тогда, когда его осудили на Вселенском Соборе, как учат католики. Кто искажает веру, тот уже еретик. Когда преподобный Иосиф Волоцкий писал свой труд «Просветитель», митрополит Зосима еще не был соборно осужден. И как Святой Отец его, не запрещенного в служении, а действительного иерарха, характеризует? «После посечения и растерзания этих стремившихся ко аду псов, сыновей погибели, вскормленных ядом жидовства, еще оставался великий поборник диавола, головня содомского огня, змей многотысячеголовый, пища для геенского огня, новый Арий, худший, чем Манес, первенец сатаны, гнуснейший злодей Зосима – он, как уже было ранее сказано, был посажен на Святой Престол». Но главное, нам следует уяснить, что в первую очередь надо бороться против заблуждения, а не против конкретного человека. Святитель Иоанн Златоуст пишет: «Я гоню не делом, а преследую словом, не еретика, но ересь, не человека отвращаюсь, но заблуждение ненавижу и хочу привлечь к себе заблуждающегося. Я веду войну не с существом, потому что существо – дело Божие, но хочу исправить ум, который развращен диаволом. Как врач, леча больного, не против тела воюет, но истребляет повреждение тела, – так и я, если буду сражаться с еретиками, то сражаюсь не с самими людьми, но хочу истребить заблуждение». Так и следует поступать, если священник или епископ действительно в чем-то погрешает против учения Церкви, – показать, в чем заключается его неправота, чтобы предостеречь ближних
 
 
  Беседовала Анна САМСОНОВА
Просмотров: 712 | Добавил: Администратор | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: