Понедельник, 24.02.2020, 03:47 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход
Главная » 2013 » Ноябрь » 10 » ПОПУЩЕНИЕ БОЖИЕ
21:24
ПОПУЩЕНИЕ БОЖИЕ
                 
       ПОПУЩЕНИЕ БОЖИЕ
ОКОНЧАНИЕ

В своей статье «О православии» святитель Игнатий перечисляет все анафематизмы, провозглашаемые Церковью в неделю Торжества Православия. Последний анафематизм направлен против тех, кто отвергает соборы святых Отцов и их предания, согласующие Божественному откровению, благочестно хранимые Православно-кафолическою Церковью. Не попадают ли сегодня под этот анафематизм все те, кто отвергает или извращает эсхатологическое учение Церкви, проповедуя духовную безопасность принятия числа вместо имени вплоть до добровольного нанесения его на тело человека?  

      «Божественная Истина вочеловечилась, чтоб спасти Собою нас, погибших от принятия и усвоения убийственной лжи, – пишет святитель Игнатий. – Пребыть верными учению Христову может только тот, кто с решительностью отвергнет, и постоянно будет отвергать все учения, придуманные отверженными духами и человеками, враждебные учению Христову, учению Божию, наветующими целость и неприкосновенность его. В неприкосновенной целости хранится откровенное учение Божие в лоне Православной Восточной Церкви. Аминь».

  ***   ***   ***    

     В связи с таким развитием событий многие православные начинают сомневаться: а можно или уже нельзя молиться в храмах Московского Патриархата и причащаться в них? Многие, указывая на апостасийные процессы в Церкви, покинули её и теперь соблазняют на этот шаг остальных. Но правы ли они в своей ревности? И спасителен ли их путь? Они убеждены сами и убеждают других в том, что благодати в Церкви уже нет, и что мы причащаемся из одной чаши с отступниками и кривоверами.

     В книге «Моя жизнь со старцем Иосифом» (издательство Ахтырского Свято-Троицкого монастыря, 2012 г.), написанной старцем Ефремом Филофейским о великом афонском подвижнике 20 века Иосифе-исихасте, в восемнадцатой главе рассказывается о том, что старец Иосиф со своими учениками много лет относился к умеренным зилотам, но после 1950 года разорвал общение с ними. Случилось это после выхода нового окружного послания, подписанного четырьмя старостильными епископами, в котором заявлялось о раскольническом характере и безблагодатности таинств Греческой Церкви, принявший так называемый «ново-юлианский календарь».  Старец Иосиф затворился в своей келье и три дня строго постился и усиленно молился со слезами. После молитвы ему было видение. Он вышел к ученикам и сказал: «Елицы вернии! Извещение таково: мы присоединяемся к монастырям. Такова истина. Зилоты – в прелести!» Один из учеников вскричал: «Я не буду поминать Патриарха! Он еретик!» (Речь шла о Константинопольском Патриархе, известном своими экуменическими контактами.)  На это Старец сказал: «Отец Арсений, вот эта дорога ведет туда, а эта – сюда. Выбирай любую: или подчиняйся, или уходи. Иначе не получится. Я поступлю, как сказал». Старец сказал, что таков путь Божий, и что старостильники сошли с этого пути, так как осуждают таинства как не имеющие благодати, и всех отправляют в ад.

     Точно так же смотрел на эту проблему и Старец Паисий Афонский. В своем письме отцу Харалампию (Василопулосу) он писал: «…Надеюсь на понимание того, что мои писания не что иное, как глубокая скорбь за тот курс и ту мирскую привязанность, которым следует отец наш Афинагор. Он, как видно, полюбил иную жену, эффектную, имя которой Церковь Папская, поскольку православная Матерь наша не производит на него никакого впечатления, будучи весьма скромна». Старец Паисий пишет о сторонниках унии, что «они умеют говорить о любви и единении, в то время как сами не имеют единства с Господом, так как не возлюбили Его». Но далее Старец пишет: «Также следует хорошо понимать, что наша Православная Церковь не имеет никакого недостатка. Единственное, в чем она может испытывать недостаток, это серьёзные иерархи и пастыри с отеческими принципами. Мало избранных, однако это не вызывает беспокойства. Церковь есть Церковь Христова, и Господь ею управляет. Она не храм, который строится из камня, песка и извести благочестивыми и разрушается огнем варваров, но Сам Христос, и тот, кто упадет на этот камень, разобьётся, а на Кого Он упадет, того раздавит (см. Мф. 21, 44).Господь, когда потребуется, явит святых Марков Эфесских и Григориев Палам, дабы они собрали всех впавших в соблазн братий наших, с тем чтобы те исповедали православную веру, укрепили традицию и доставили великое утешение Матери нашей.

     Мы видим, что, к несчастью, многие верные чада нашей Святой Церкви, монашествующие и миряне, отпали от  Нее по вине сторонников унии. Я того мнения, что вовсе нехорошо отпадать от Церкви всякий раз, когда провинился патриарх, но внутри, оставаясь с Матерью Церковью, каждый имеет долг и обязанность выразить протест и бороться по силе своей.

     А прекращать поминать патриарха, уходить в раскол, создавать свою собственную Церковь и продолжать выступать с оскорбляющими патриарха речами считаю неправильным.

     Если мы из-за того или иного проступка патриархов станем разделяться и устраивать (Боже упаси) свои собственные Церкви, мы превзойдем даже протестантов» (цит. по книге «Старец Паисий Святогорец. Письма; Руководство к молитве; Духовное завещание», изд. Сретенского монастыря, 2011 г., с.20).

     Нынешние «ревнители выхода из МП», доказывая свою правоту, любят ссылаться на 15-е правило Двукратного Собора, на вторую его часть, ибо из первой части вытекает, что пока Патриарх не осужден соборно, мы обязаны его поминать.  Во второй части говорится, что «отделяющиеся от общения с предстоятелем, ради некой ереси, осужденной святыми Соборами или Святыми Отцами, когда он проповедует ересь всенародно и учит оной открыто в Церкви, таковые если и оградят себя от общения с глаголемым епископом, прежде Соборного рассмотрения, не только не подлежат положенной правилами епитимии, но и достойны чести, подобающей православным». Следует обратить внимание на то, что отделяться позволяется этим правилом лишь в случае, когда предстоятель всенародно проповедует не новую, а уже соборно осужденную ересь, навязывая её церковному народу в качестве вероучительной истины. Так, скажем, если бы Патриарх начал с амвона проповедовать ересь иконоборчества, арианства или монофизитства, или любую другую осужденную ересь, то любой епископ мог бы отделиться от него на законном основании. Преподобный Максим Исповедник, на которого любят ссылаться сторонники непоминания, отступил от общения с еретиками-монофилитами после того, как эта ересь была осуждена соборно Патриархом Иерусалимским Софронием. Причем преп. Максим не собрал вокруг себя какую-то новую церковь, как это делают раскольники, устраивающие самочинные сборища, а в 633 году перешел в юрисдикцию Церкви Иерусалимской и находился там под омофором святителя Софрония, Патриарха Иерусалимского. Также и преп. Феодор Студит, живший во второй период иконоборчества, осуждал еретиков-иконоборцев и не вступал в общение с ними уже после осуждения их VII Вселенским Собором.

     Сторонники непоминания постоянно указывают на экуменическую деятельность церковных властей. Но любые экуменические контакты представителей иерархии являются на сегодняшний день их личным грехом, так как в официальных церковных документах заявляется противоположное. Так, например, в итоговом документе Архиерейского Собора 2008 года (на котором был осужден владыка Диомид) в 36-м пункте говорится: «…наша Церковь не приемлет попыток «смешения вер», совместных молитвенных действий, искусственно соединяющих конфессиональные или религиозные традиции». Также и в документе под названием «Основы учения Русской Православной Церкви о достоинстве, свободе и правах человека» есть абсолютно правильные слова о неприемлемости для Церкви относительности или равноистинности всех вероисповеданий, и о том, что Церковь призвана свидетельствовать о хранимой ею Истине и обличать заблуждения (п. 4, 3).

     Но, разумеется, мы не можем не понимать, в какую сторону желает развернуть церковный корабль нынешняя церковная власть. Но до тех пор, пока она не внесет еретические изменения в богослужение или не начнет поминать за литургией папу римского, мы не разрываем общение с патриархом. То, что внутри церковной организации апостасийные процессы продолжают нарастать, нас не должно смущать и приводить в уныние. Нам необходимо правильно понимать природу Церкви, различая Церковь-организацию и Церковь-организм. Церковь как Тело Христово, как богочеловеческий организм свята и непорочна, она содержит в себе всю полноту Истины, это Царство не от мира сего. Но Церковь как организация, отражает в себе грехопадшесть этого мира, хотя без организации не может существовать и организм. Вот как на эту тему писал о. Сергий Мечёв (будущий священномученик) в своей книге «Тайны Богослужения»:

     «Причиной многочисленных недоумений в нашей церковной жизни является смешение двух понятий: Церкви-организации и Церкви-организма. Церковь-организацию составляют крещеные люди. Но не все крещеные принадлежат Церкви-организму. Причем точно мы не можем сказать о ныне живущих людях, кто из них в действительности принадлежит организму…  Конечно, есть и еретики, которые представляют собой омертвевшие, отторгнутые от Тела, чуждые ему ткани, но присоединенные чисто механически к живым. Высшая степень омертвения – это непризнание самого Тела, отрицание его существования, неподчинение его Главе…  Ясно, что омертвевшие ткани могут захватывать любые части организма. Не понимая этих простых взаимоотношений, невозможно объяснить лжесоборы, наличие в церковной ограде лжепастырей, общего охлаждения веры среди членов Церкви…  Конечно, церковная организация уязвима для мирских воздействий. Она проявляет тенденцию идти в ногу с миром сим. Она периодически охватывается болезнями, но не может умереть, так как в ней находится Церковь-организм, как огонь в раскаленном железе, по сравнению Новоселова. Возможно только отчуждение омертвевших тканей, в которые организм уже не может вдохнуть жизнь. С течением времени и развитием мира совершенствуются и углубляются болезни и все больше становится омертвевших и больных тканей вокруг живых клеток. И не нужно пугаться этих процессов, важно помнить слова Спасителя о Церкви, что «врата ада не одолеют Её»

     Таким образом, мы видим, что о Церкви нельзя мыслить по законам чисто формальной логики, нельзя применять механистический подход, ибо природа Её имеет органический характер. Из священной истории мы знаем, что Ветхозаветная Церковь была живой и действенной до момента смерти Богочеловека на Кресте, когда видимым образом произошло раздрание церковной завесы. В Ветхозаветной Церкви совершались жертвоприношения, принимаемые Богом, несмотря на апостасийное состояние священства. В наше время всё повторяется на новом витке: если Ветхозаветный Синедрион, ослепленный завистью, невежеством и злобой, приговорил Спасителя к крестной смерти, а книжники и фарисеи заставили народ кричать «распни Его!», то современные «первосвященники, книжники и фарисеи», заявляя о безгрешности принятия личных кодов и электронных документов, фактически готовят народ к принятию сына погибели. Но не стоит этому ужасаться, ибо сему надлежит быть.

     Замечательный архипастырь-исповедник, духоносный старец-молитвенник, епископ Ковровский Афанасий (Сахаров), проживая после тридцатилетнего заключения в Тутаеве Ярославской области, писал в своем письме в 1955 году:

      «Мне кажется, что Вы всё еще не совсем решили вопрос о хождении в храм. Я же без всякого колебания решил этот вопрос для себя. Я вспоминаю пример Самого Христа Спасителя, который пришел, чтобы упразднить ветхозаветное прообразовательное богослужение. И однако, Он во всю свою жизнь до последнего момента принимал участие в богослужении, совершавшемся иудейскими священниками, несмотря на то, что самих священников Он грозно обличал. А святые Апостолы, уже после того, как было окончательно установлено христианское богослужение, долгое время, по-видимому, до самого разрушения храма Иерусалимского в 70-м году по Р. Х., продолжали ходить в храм, участвовали в отмененном уже ветхозаветном богослужении, склоняли свои главы, когда первосвященники или священники преподавали им благословение Именем Божиим.

     Церковь Христова свята и непорочна. Но до второго пришествия только одна половина Её чад – члены Церкви небесной – не могут грешить. Другая половина Её, Церковь воинствующая на земле, ища спасения грешников, не изгоняет их из своей среды. В Церкви земной Божественная благодать изливается на всех чад Ее, хранящих общение с Нею и со Христом, – только через своего полномочного духовника, при условии, если последний находится в общении с правомочным епископом, который, в свою очередь, находится в общении с Первоиерархом, признаваемым в качестве такового всеми Первоиерархами всех других автокефальных Церквей, составляющих в своей совокупности Единую Вселенскую Церковь. Кроме этой иерархической цепи нет и не может быть иного пути для благодатного единения с Церковью Вселенской и со Христом. Даже великие пустынники, многие десятки лет проводившие в полном одиночестве, всегда мыслили себя держащимися этой благодатной иерархической цепи и при первой же возможности спешили принять Святые Тайны, освящаемые благодатными служителями Церкви. А в Церкви Христовой благодать изливается, и освящение и спасение совершается не священнослужителями, а самою Церковью через священнослужителей. Священнослужители не творцы благодати, они только раздаятели её, как бы каналы, по которым изливается на верных Божественная Благодать   и помимо которых нельзя получить Божественной Благодати.

     И иерархи и священнослужители поставляются из обыкновенных смертных, грешных людей, – на земле нет святых. Священнослужители, даже ведущие зазорный образ жизни, продолжают оставаться действенными раздаятелями благодати до тех пор, пока законной церковной властью не будут лишены дарованных им в таинстве священства благодатных полномочий раздавать Божественную Благодать и возносить к Престолу Божию молитвы верных. За недостойных священнослужителей Господь посылает Ангела Своего совершать Святые Таинства. Таинства, совершаемые недостойными священнослужителями, бывают в суд и осуждение священнослужителям, но в благодатное освящение с верою приемлющим их. Только одно обстоятельство – если священнослужитель начинает открыто, всенародно, с церковного амвона проповедовать ересь, уже осужденную отцами на Вселенских Соборах, – не только дает право, но обязует каждого и клирика и мирянина, не дожидаясь Соборного суда, прервать всякое общение с таким проповедником, какой бы высокий пост в церковной иерархии он не занимал.

     Из церковной истории мы знаем много случаев, когда недостойные лица занимали высокие посты, когда Патриархи были ересиархами. Но и Соборы Вселенские, собравшиеся для суждения и осуждения новой ереси, до самого последнего момента посылали им и в первый, и во второй, и в третий раз приглашение прибыть на Собор, именуют их «боголюбезнейшими епископами». И только тогда, когда и на третье приглашение приглашаемые отказались явиться, Собор провозглашает им анафему, – и только с этого момента они лишаются благодати, и таинства, совершенные ими, становятся безблагодатными.

     Посмотрите, например, историю Константинопольских Патриархов в XVII веке. Патриархов назначали турецкие султаны и ставили на патриаршество того, кто больше сделает взнос в султанскую казну. Некоторые Патриархи занимали патриаршую кафедру по году, по несколько месяцев, по несколько дней. Тут бывали тайные иезуиты, бывали сочувствующие протестанству. Султан смещал одного патриарха, потому что другой обещал больше внести в султанскую казну. Как быстры и неожиданны были смены Патриархов, видно из того что с 1598 по 1654 г. сменилось 54 Патриарха. Какой соблазн был для верующих! А жизнь христиан-греков в то время была одним сплошным страданием. Но они не отделялись от своих пастырей и архипастырей, не уклонялись от посещения храмов, где возносились имена Патриархов, назначенных султаном-мусульманином. А среди Патриархов этого времени был и святой Афанасий Пателарий, три раза с уплатой соответствующего взноса в казну вступавший на константинопольскую кафедру, и потом в России, в Лубнах, скончавшийся и причтенный к лику святых.

     А каким соблазном для православных русских людей был Петровский сподвижник, первенствующий член Синода, архиепископ Феофан Прокопович, бражник, развратник. Может быть, его соблазнительное поведение толкнуло иных ревнителей в раскол. Но не раскольники, а те, которые молились в храмах, где возносилось имя Феофана, оставались в Православной Церкви и получили благодать и освящение.

     Много соблазнительного и в наши дни. Но несмотря на всякие соблазны, у нас нет никакого законного права уклоняться от общения со священнослужителями, состоящими в канонической зависимости от Патриарха Алексия (Симанского).  (…)

     Все то, что в деятельности Патриарха и Патриархии смущает и соблазняет ревностных ревнителей, – всё это остается на совести Патриарха, и он за это даст отчет Господу. А из-за смущающего и соблазняющего, что иногда может быть совсем не таким, каким нам кажется, – только из-за этого лишать себя благодати Святых Таинств – страшно». (Цит. по книге «Акты святейшего Тихона патриарха Московского и всея Руси» М. 1994 г., изд. Православного Свято-Тихоновского Богословского Института, стр. 790-792)

     Итак, Церковь есть живой организм. 3-я глава Апокалипсиса начинается с послания Сардийской церкви, в которой Господь осуждает дела этой церкви страшными словами: «Ты носишь имя, будто жив, но ты мертв» (Ап.3, 1). Но далее, после призыва покаяться, Господь говорит: «Впрочем у тебя в Сардисе есть несколько человек, которые не осквернили одежд своих и будут ходить со Мною в белых одеждах, ибо они достойны» (Ап. 3, 4). То есть мы видим, что даже в Сардийской церкви Господь дает возможность спасаться желающим спастись! «К положению Церкви должно мирствовать, хотя вместе должно и понимать его. Это – попущение Свыше, которого мы понять не можем, – писал в свое время святитель Игнатий (Брянчанинов). – Старец Исаия говорил мне: «Пойми время. Не жди благоустройства в общем церковном составе, а будь доволен тем, что предоставлено в частности спасаться людям, желающим спастись». Сколько могу понять: не предвижу, по духу времени и вообще по нравственности всего народа, чтоб могло быть восстановление Церкви в древней красоте ее, также, как и монашества» (из письма 548).

     «Как у Господа Иисуса Христа не может быть несколько тел, так у Него не может быть и несколько Церквей,  писал преп. Иустин (Попович), – отсюда: разделение, раздел Церкви есть явление онтологически по существу – невозможное. Разделение Церкви никогда не было и не может быть, а были и будут только отпадения от Церкви: так нежелающие приносить плоды ветви засохшими отпадают от вечноживой Богочеловеческой лозы – Господа Иисуса Христа. От единой и неделимой Церкви в разные времена отпадали еретики и раскольники, этим отделением они перестали быть членами Богочеловеческого Тела Церкви. Так, сначала отпали гностики, затем ариане, а за ними духоборцы, монофизиты, иконоборцы, католики (включая будущих протестантов), униаты… – словом, все члены еретическо-раскольнического легиона».

     Сегодня мы видим, как враг рода человеческого пытается оторвать от Церкви всех неравнодушных людей. Те, кто заглатывают его наживку, оказываются в сектантском сообществе, незаконно образованном и безблагодатном. (К таким самочинным сборищам относятся, например, община под руководством лжемитрополита Корнилия или лжеархиепископа Сергия из Псковской области, а также многие другие образования.) Надо сказать, что такими «ревнителями», ратующими за выход из МП, движет в первую очередь обыкновенная человеческая гордость, чувство собственной исключительности и кровяная разгоряченность. Не случайно, что все эти лжецеркви буквально кишат разнообразными ересями и создают себе  новые культы лжесвятых. Но в таких самочинных сборищах не может быть спасения! Очень страшно отпасть от Церкви и ее таинств. Что же касается излюбленного довода «ревнителей выхода из МП», что мы, дескать, причащаемся из одной чаши с еретиками и отступниками, то необходимо сказать, что, во-первых, мы не имеем права выносить окончательный суд кому бы то ни было, а во-вторых, святую чашу не способны осквернить еретики и отступники по причине того, что они сами отпадают от Церкви и причащаются в суд и во осуждение самим себе.

     Сегодня самым главным для нас должно быть стремление самим не отпасть от вечноживого древа Православия, самим не превратиться в засохшую ветвь. В отношении происходящих событий каждый должен определиться, свершить свой выбор, решиться на одно из двух: либо он принимает глобальное цифровое рабство и власть нового владыки, либо отказывается вступать в него, пусть и ценой всевозможных лишений, а в перспективе, может быть, и мученичества. Ибо все мы живем в годину искушения, которая пришла на всю вселенную, чтобы испытать живущих на земле (Ап. 3, 10). Этому последнему испытанию подвергаются все без исключения человеческие души, и от того, устоим мы или нет в верности Господу, зависит наша окончательная судьба в вечности.

     Святитель Игнатий (Брянчанинов) 150 лет назад писал о состоянии Церкви в его время, но думается, что ещё в большей степени эти слова относятся ко времени нашему: «Волки, облеченные в овечью кожу, являются и познаются от дел своих. Тяжело видеть, кому вверены или кому попались в руки овцы Христовы, кому представлено их руководство… Но это – попущение Божие. Сущие во Иудеи да бежат в горы», «В религиозном отношении наше время – очень трудно: разнообразное отступничество от православной веры приняло обширный размер и начало действовать с необыкновенною энергиею и свободою. Это предсказано Словом Божиим…  Нам должно обращать взоры ума на себя и умолять Господа, чтобы Он сохранил нас в верности Православной Церкви, открыл нам всесвятую волю Свою и непреткновенный путь к Себе, источнику истинной жизни и спасения».

      Не дай нам, Господи, убоятися страха диавольского паче страха Божия и отступити от Тебя и Церкви Твоей Святой!  

      Да поможет всем нам милосердный Господь идти к Нему прямыми стезями, сохраняя в чистоте нашу Православную веру!

   В.Д.Балашов, Е.М.Балашова    

Просмотров: 497 | Добавил: Степанович | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: