Среда, 01.02.2023, 06:29 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход
Главная » 2012 » Ноябрь » 1 » РУССКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И РУССКАЯ ДИКТАТУРА
10:02
РУССКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И РУССКАЯ ДИКТАТУРА
ДВА ШАГА К ВОЗРОЖДЕНИЮ СВЯТОЙ РУСИ
ЧАСТЬ ІІ 
 
Анатолий Степанов : 1. Федор Тютчев сказал: "В мире есть только две силы: Россия и Революция. И они обречены бороться друг с другом не на жизнь, а на смерть (вольный пересказ мысли нашего великого поэта)". Ты предлагаешь соединить эти силы. Да при том еще утверждаешь, что русская революция приведет к возрождению Святой Руси. Что служит гарантией того, что от соединения России и Революции произойдет не аннигиляция Руси, а возрождение? По-моему после 1917 года мы, русские, само слово революция должны произносить только в соединении со словами: катастрофа, позор, горе, смерть, слезы.
2. "Русская диктатура", Константин Юрьевич, – красивый лозунг, его приятно произносить. Но что он означает? Вот диктатура пролетариата, что означает, мы знаем: Ленин, Троцкий, Зиновьев и Ко создали партию и от имени пролетариата стали озвучивать некие идеи, которые не все пролетарии разделяли. Тех, которые не разделяли, пускали в расход или отправляли в те места, где ты сейчас находишься.
Не получится ли то же самое и с русской диктатурой? Т.е. будет создана некой группой лиц партия, которая от имени русского народа начнет вещать некие идеи, а тех русских, кто не будет соответствовать идеалу, – в расход. Кто от имени русского народа будет проводить в жизнь диктатуру? Как будет действовать механизм диктатуры? Будет ли действовать какой-то ценз русскости? От позиционирующего себя лидером русского национализма Константина Крылова, к примеру, я слышал, что они будут защищать всех этнических русских, в том числе и преступников, которых, мол, некому защитить.
Константин Душенов: 1. Анатолий Дмитриевич, давай оставим эту игру в слова. Важен смысл. «Революция» и «диктатура» – всего лишь описание определённых политических процессов. Эти термины используются для краткости изложения и удобства восприятия, только и всего. Сами по себе они не несут никакой нравственной нагрузки. «Революция» и «диктатура» сами по себе не хороши и не плохи, как, например, сам по себе нож – тоже не хорош и не плох. Но в руках хирурга нож спасает человеку жизнь, а в руках бандита – убивает. Так и в политике. Русская революция – хорошо. Еврейская революция – плохо. Русская диктатура спасительна. Диктатура пучеглазого «пролетариата» – пагубна.
Тебе не нравятся слова «революция» и «диктатура»? Нужно заменить их? Легко! Скажем так: «В нынешних условиях нам крайне необходимы быстрые, масштабные, решительные, глубокие и всеобъемлющие перемены, направленные на реабилитацию Русского народа, его духовных святынь и исторических идеалов после длительного периода антирусского погрома, после богоборческого беснования коммунистов и либералов, после тягостного ига людоедов-талмудистов, ставшего неизбежным следствием крушения Русской Православной Государственности».
В моём понимании это и есть Русская Революция . А совершить её без ущерба для России и Русского народа можно только «сверху», используя в нужных нам целях политический ресурс Кремля. Пойдём дальше. «Результатом таких решительных и всеобъемлющих перемен должна стать смена фундаментальных приоритетов государственной власти, которая впредь обязана действовать, исходя исключительно из интересов Русского народа и иных народов, прочно и нелицемерно связавших с русскими свою историческую судьбу. В таких действиях эта новая Русская Власть не может связывать себя соблюдением каких бы то ни было писаных законов и иных правовых актов. В лице Верховного правителя (не важно, как он будет называться) Русская власть стоит над законом и вольна менять его в тех случаях, когда сочтёт это необходимым и полезным».
В моём понимании это и есть Русская Диктатура . Впрочем, с точки зрения православного христианина, она – лишь временная, переходная форма русской государственности от богоборческой демократии к Православному Самодержавию. (Как нам в итоге этих перемен обрести желанного Самодержца, вожделенного Помазанника и Отца народа, когда это может случиться – отдельный вопрос).
Давайте действовать в этом направлении, оставив филологические споры учёным. Даешь России Русскую власть! Долой жидовское иго! Вот два главных лозунга на настоящий момент. Давайте объединимся для их реализации. При этом каждый желающий может по прежнему ассоциировать ненавистное ему слово «революция» со смысловым рядом «катастрофа-позор-горе-смерть-слёзы», а не менее ужасное слово «диктатура» с сатанистами «Лениным-Бронштейном-Апфельбаумом и Ко». Это к делу не относится.
Так – годится?
Гораздо более серьёзными являются вопросы, перечисленные тобой, Анатолий Дмитриевич, под самый конец. Действительно: каков будет политический механизм этой Русской диктатуры? Кто будет осуществлять её и как?
Для того, чтобы Русская власть постоянно чувствовала свою живую связь с Русским народом, конечно, необходима какая-то форма народного представительства. Для того, чтобы уйти от вредоносной партийной системы надо, конечно, задействовать какой-то новый, отличный от нынешнего, механизм обеспечения традиционной Русской соборности. Для того, чтобы наполнить структуры государственного управления квалифицированными и эффективными русскими чиновниками, конечно, необходима система социальных лифтов, позволяющая талантливым выходцам из низов подниматься наверх по карьерной лестнице.
Но пытаться на нынешнем этапе предопределить, как именно это будет сделано – пустое прожектёрство. Решать частные задачи – сколь бы важны они ни были – нужно тогда, когда они реально встанут в повестку дня. Сегодня же нам до этого ещё ох, как далеко! Всё это – задачи, стоящие перед победившей Русской революцией. А она пока ещё и не началась. Поэтому сегодня, думаю, стоит удовлетвориться общим пониманием необходимости срочной русификации всех областей нашей общественной и государственной жизни. И оказать максимальное давление на Кремль с целью радикально ускорить этот процесс. И главное – молить Господа Бога, чтобы Он простил наши грехи и благословил наши труды, даровал нам мудрость и мужество, столь необходимые на нелёгком Русском пути…
А про преступников и про Крылова я чего-то недопонял. Ты что, предлагаешь объявить всех уголовников вне закона? Если нет, то они тоже должны пользоваться государственной защитой, например – от попыток судить их по чужим обычаям, выдать чужой стране, лишить возможности оправдаться и т.п… Или этот путаник Крылов что-то другое имел в виду?

Священник Алексий Бачурин : «Русская революция и Русская диктатура – два шага к возрождению Святой Руси» "К возрождению Святой Руси". Вопрос: разве она умерла? Когда?
Константин Душенов: Умерла? Помилуй Бог! Кто вам сказал такую глупость, отец Алексий? Не верьте ему, не верьте, не верьте…

19. Георгий : Константин, спаси Вас Бог за ответы. Что касается духовного понимания прошлого и настоящего нашей Родины я практически во всем с Вами согласен. Не понятно мне одно. Вы невольно сравниваете Путина с Грозным, Сталиным, Петром. И призываете создавать опору Путину, потому что кроме "революции сверху" другого выхода нет. Все это удивляет. Почему Вы считаете, что Путину нужна такая "опора"? Только потому, что он с недавнего времени в своей речи стал упоминать русский народ? Где доказательства его решимости что-либо менять? Его дочери живут на Западе. Он обладает несметным капиталом. Его родственники и ближайшие друзья все в "системе". Да и сами Вы упомянули его собчаковское прошлое, которое продолжает довлеть над ним. В стране один за одним принимаются антинародные законы. Чиновники продолжают воровать и одновременно призывают народ к "сплочению" и "модернизации". Впереди маячит обвальная приватизация. Путин о всем этом молчит, но однако открыто говорит, что он либерал и что он "верит в человека". Вокруг Путина одни либералы, а поддерживают его, в основном, обыватели, которые за эти годы покрылись "жировой прослойкой", и которые о Святой Руси и слыхом не слыхивали. Им нужна "стабильность" поездок за границу, шмотки и зрелища. Все остальное их пугает. Лично я уверен, что Путин по духу их человек. Да и Вы не уверены, что это не так. Так почему же мы должны быть "за Путина"? О какой "пропутинской черной сотне" идет речь? Пусть лучше Путин будет за нас, если сможет! Мы же, православные русские патриоты, должны выработать свою программу "снизу", так, чтобы было понятно, каковы наши цели. Короче, считаю, что девиз "за Путина" вносит разлад в православные патриотические ряды и фактически может свести все усилия "третьей силы" на нет.
Константин Душенов: Бог в помощь и вам, Георгий! Путина можно сравнивать что с Петром I , что со Сталиным по одной простой причине: сегодня он находится во главе страны, как и они в своё время. Другой вопрос, в чью пользу будет такое сравнение…
Доказательство способности Путина менять политику и меняться самому у всех перед глазами. И результаты его деятельности тоже. Двенадцать лет назад он принял страну, находившуюся на грани развала, а сегодня Россия вновь в ряду сильнейших мировых держав. Это факт. А вот большая часть ваших сомнений основана на типовых антипутинских «страшилках», не выдерживающих никакой критики.
Откуда вы знаете, что его дочери живут на Западе? А-а, в «тырнете» прочитали… А про его миллиарды? А-а, там же, у одного «очень информированного» блогера прочли…
Чиновники воровать продолжают? Это ужасно! Но я вынужден вас огорчить: они воровали и при Иоанне Грозном, и при Царе-Мученике Николае, и при Сталине.
Принимают антинародные законы? Это какие? А-а, которые вам не нравятся… Неужели все подряд не нравятся, неужели все сплошь «антинародные»? На мой-то скромный взгляд есть очень даже и народные. Например, недавно принятый Думой закон об усилении уголовной ответственности за государственную измену и расширении перечня деяний, подпадающих под эту статью УК.
«Обвальная приватизация», конечно, настораживает. Но согласитесь, для нас с вами важно не то, кому будет принадлежать Уралвагонзавод, а насколько эффективно и качественно он будет производить русские танки. Я вполне допускаю, что есть такие народнохозяйственные объекты, от приватизации которых общество только выиграет. Или вы хотите, чтобы опять, как в СССР, все парикмахерские, бани и пивбары превратились в госучреждения?
Да, и говорит Путин далеко не всегда то, что нам бы хотелось услышать. Но он, будучи действующим политиком, а не лектором общества «Знание», ориентируется на запросы большинства. А в том, что это большинство – ненавистные вам «обыватели» – мы с вами сами виноваты. Это мы с вами не сумели им ничего объяснить про Святую Русь, не сумели зажечь их сердца своей верой, не заинтересовали своими предложениями, не привлекли к активной патриотической деятельности. Или это опять злой дядя Путин виноват?
Вы не хотите быть «за Путина»? И не будьте, это вовсе не главное. Главное быть за Русский народ и за Россию. Только не на словах, а на деле. А то у некоторых наших соратников весь патриотический пар уходит в антипутинский свисток. 18. lexa : По каким признакам рекомендуете отличать русских от нерусских?
Константин Душенов : Главный признак – нос картошкой. А если серьёзно, то для начала, если у вас возникли сомнения, проще всего прямо спросить человека: ты русский? Ты по национальности – кто? Ничего страшного и зазорного в таком вопросе нет. А дальше «по делам их узнаете их». В любом случае измерять черепа не советую. Неэффективно это. Хлопотно. А толку – чуть.

Александрс. Уважаемый Константин.
Вспоминаю, лет 10 тому назад Ваша позиция по отношению к Московской Патриархии на сайте "Русь Православная" резко отличалась от сегодняшней. С чем связано это кардинальное изменение? С изменениями Ваших убеждений или (может быть) с изменениями в МП? Что видится Вам с высоты сегодняшней позиции ошибочным в том периоде Вашей деятельности? Что бы Вы могли пожелать Вашим соратникам, которые продолжают придерживаться тех же взглядов?
Константин Душенов : Мои взгляды на внутренние проблемы нашей церковной жизни не изменились. Изменилась внешняя, общественно-политическая ситуация. В этой новой ситуации приоритетными на данный момент стали другие задачи. Да и позиция священноначалия МП тоже поменялось. Почитайте выступления патриарха Кирилла: мне иногда кажется, что он перед тем, как выступить, перечитывает некоторые статьи митрополита Иоанна!
А если серьёзно, то дело обстоит, на мой взгляд, так. Перед лицом внезапного либерального беснования, перед лицом яростного и ожесточённого поношения Церкви всей этой «креативной» кодлой извращенцев и жидолюбов, у которых нашлись подпевалы и внутри церковной ограды, позиция патриарха Кирилла претерпела, на мой взгляд, за последний год серьёзные изменения. И эти изменения благотворны. Пришло понимание того, что обновленческие, экуменические и прочие либеральные церковно-политические игры смертельно опасны для духовного единства Церкви, для самого её благодатного бытия. И противостоять этим угрозам можно, только опираясь на чистое, беспримесное, святоотеческое Православие и на искренних, нелицемерных ревнителей православного благочестия.
Сегодня Церкви угрожают извне лютые ненавистники всего русского, всего православного, всего святого и праведного, что есть в нашей жизни. А изнутри её гложет «пятая колонна» жидовствующих предателей в рясах, о которых сказал патриарх Кирилл, выступая в апреле у храма Христа Спасителя. Патриарх в меру своих сил, своего понимания ситуации старается противостоять двум этим страшным врагам. И в таком святом деле я готов помогать ему всем, чем могу!
Что касается прежних ошибок, то они, конечно были. И были они результатом страстей, которые я или по лености, или по глупости допускал в своё сердце, позволяя гневу, унынию, гордыне, тщеславию, сребролюбию, человекоугодию, маловерию, нетерпению, ропоту, любоначалию хозяйничать в моей душе. Прости и помилуй мя, Многомилостивый Боже!
Отсюда и пожелание всем, кого соблазняют те или иные нестроения в нашей церковной жизни: молитесь Богу, братия! Молитва лечит душу, убивает страсти, врачует скорби, исцеляет греховные язвы, проясняет духовное зрение. Научимся молиться – и все беды будут нам нипочём. Ей, подай, Господи!

Дмитрий 988 : Бог в помощь Вам, Константин Юрьевич!
Наконец-то появилась программа для русских патриотов, ставящая цель в современных условиях и уводящая от тупиковых путей развития: в равной степени как от компромиссов и полу-мер, так и от бессмысленного русского бунта. Ведь последнее время дискуссии были, в основном, сфокусированы на дилемме «принимать или отвергать» Путина, а также о вреде революции, дальше этого взор не распространялся. Ваша постановка вопроса своевременная и капитальная, призывающая к «осознанию нами главной задачи всех Русских сил» и по сути призывающая встать на защиту России и на путь к ее возрождению. После того, как Ваш призыв разойдется среди народа, изъять его из головы русского человека, или заменить на какую-нибудь подделку будет невозможно.
Для реализации этого нужен вождь и боевая партия. Вы предлагаете Путину возглавить революцию «сверху», «опереться на интеллектуальный и духовный потенциал Русского национально-освободительного движения и предоставить ресурсы государственной власти представителям этого движения…». Да, это правильный подход – дать шанс Кремлю осознать отсутствие другой перспективы. А если Путин не согласится или ограничится бутафорией? Или, если Ваше предложение в его планы не входит? В этом заключается главный вопрос. Возможно, решение в Кремле еще не созрело и на этот вопрос пока рано отвечать. Но за ним следует другой – сколько ждать и что делать патриотам в это время, пока Путин определяется. Не сидеть же сложа руки и ждать, пока надвигающийся «шторм» застанет Россию врасплох?
Константин Душенов: Спасибо на добром слове, Дмитрий! Вождь Русской революции, конечно, нужен. А вот «боевая партия»… Нужна, скорее, не партия, а какой-то современный аналог опричнины, откуда Верховная власть могла бы черпать кадры для переустройства общества и государства.
Что касается Путина – согласится он, не согласится, ограничится бутафорией или нет – гадать бессмысленно. Ясно одно. Если Кремль не предпримет необходимые шаги для «русификации» политической жизни страны, нынешний режим будет сметён. Он просто не сможет противостоять углубляющемуся экономическому и политическому кризису, который понемногу захватывает весь мир и обещает быть беспрецедентно масштабным и глубоким.
Но на меня лично Путин производит впечатление человека вполне адекватного. Когда ему было выгодно, когда это было политически оправданно – он был либералом и демократом. Со временем ситуация менялась, и он потихоньку стал превращаться в империалиста. Как только он поймёт, что жизнь требует «русифицировать» политику, он с лёгкостью может превратиться в русского националиста и православного фундаменталиста. Тут весь фокус в том, чтобы поскорее «жизнь потребовала». А это что значит? Что это за «жизнь» такая? Да это ведь мы с вами и есть! Так что многое зависит от нас. Чем активнее мы будем требовать немедленной русификации всех областей нашей общественной, политической, культурной и религиозной жизни, тем скорее она произойдёт, тем скорее Кремль откликнется на эти требования. Там ведь не самоубийцы сидят… Вятчанин : Уважаемый Константин Юрьевич! Хотелось бы побольше узнать о митрополите Иоанне (Снычеве) из первых уст. Расскажите, пожалуйста, как Вы познакомились с митрополитом? Какие самые яркие воспоминания о его личности остались в Вашей памяти? С кем из известных духовников нашей Церкви Владыка имел близкое общение? Чем объяснить внезапную смерть митрополита Иоанна? Почему проводить "в путь вся земли" усопшего Владыку не прибыл никто из русских Архиереев? Если Вы сочтете какой-то вопрос неуместным или провокационным, то прошу меня простить.
Константин Душенов: Я стал пресс-секретарём митрополита в 1992 году. Вообще-то я никогда и подумать не мог, что это произойдёт, настолько далёк я был от всего, что связано с церковной тематикой. Я ведь закончил Высшее военно-морское училище подводного плавания. И в дипломе у меня написано: «специалист по противолодочному вооружению подводных лодок». И отец, и мать у меня были членами КПСС, сам я рос некрещеным, а будучи уже на военной службе, тоже вступил в партию. Правда, партийная идеология мне всегда казалась чепухой, но по сложившейся на флоте традиции беспартийные к обслуживанию ядерного оружия не допускались. А поскольку всё оперативно-тактическое ядерное вооружение ПЛ находилось в моём хозяйстве (БЧ-3), вступление в КПСС было для меня просто рутинной карьерной необходимостью.
Только после воцерковления я стал понимать духовный смысл всех этих партийных выкрутасов. А тогда моё мировоззрение было весьма простым, можно сказать, примитивно-империалистическим: «Мы – великая Держава. Нет никого равного нам по силе и мощи. Нет невыполнимых задач, есть военнослужащие, которые погибли, не успев их выполнить. Мы готовы на всё. Мы все умрём, не бойся, главное – победа! Никто, коме нас!» Вот, собственно, незамысловатый набор моих тогдашних идеологем.
Когда началась перестройка, я учился в адъюнктуре (аспирантуре). Писал диссертацию по военно-морскому искусству на тему «Действия военно-морских сил капиталистических государств в локальных войнах и вооружённых конфликтах после второй мировой войны». Но в середине 80-х уже стало ясно, что всё рушится. В конце 1985 года я имел наглость написать об этом письмо самому Горбачёву. В Кремль моё письмо, конечно, не дошло, но из военного отдела ЦК пришёл приказ разобраться с наглым адъюнктом. И меня запустили в проработку «по полной». Исключили из партии за «недооценку роли КПСС» (точную формулировку уже не помню) и выгнали на гражданку «за совершение проступка, порочащего звание советского офицера». Забавно, но на суде в 2010 году прокурор обосновывал свои обвинения в мой адрес, среди прочего, ссылкой на протокол партсобрания 1986 года, исключившего меня из партии! Душенов, мол, уже тогда выступал не по делу…
Сказанного достаточно, чтобы понять, что в те годы я был чрезвычайно далёк от церковной публицистики. Даже после своего крещения и воцерковления в 1987 году. Попав на гражданку с «волчьим билетом», я какое-то время мыкался без работы, а потом мой школьный одноклассник (о, ирония жизни! его фамилия была Бальтерманц!) попытался пристроить меня в Публичную библиотеку. А там «особист» – то есть гэбэшник, курировавший все кадровые назначения – оказался отцом одного из моих флотских сослуживцев. И он мне сказал: «Ладно, возьмём тебя, только не высовывайся». Я не высовывался два года. Служебное удостоверение давало мне допуск к литературе, простым смертным в те времена недоступной. Например, к дореволюционным изданиям Розанова, Соловьёва, Лосского, Шестова, Мережковского, к протоколам Религиозно-философских собраний и т.п.
В конце концов я из Публички ушёл, получив от неё в информационном плане всё, что мог. Помыкался какое-то время по разным работам и устроился, в конце концов, церковным сторожем на подворье Валаамского монастыря. Там я потихоньку сторожил, а параллельно пописывал всякие «экстремистские» статейки и «антисемитские» листовки. И обсуждал их в кружке таких же православных «экстремистов»: Анатолия Степанова, Олега Самылова, Павла Петина и других «фундаменталистов». Анатолий Дмитриевич может при желании существенно пополнить список фамилий.
В то время одним из депутатов Ленсовета – предшественника нынешнего ЗАКСа – был дьякон Павел Симаков, вхожий, в соответствии со своим депутатским статусом, к митрополиту Иоанну. И он, будучи знаком со мной через одного из своих давних друзей, Сергея Астахова, предложил мне подготовить материалы для того, чтобы используя их, митрополит мог составить специальное архиерейское послание против сектантов. В то время секты были серьёзной проблемой, мэр Питера Анатолий Собчак лично покровительствовал иеговистам, даже предоставил им стадион для проведения их всемирного съезда…
Я подготовил материалы, предполагая, что отец Павел сам отнесёт их Владыке. Но Симаков совершенно неожиданно сказал, что он уже договорился о том, когда митрополит примет меня в своей резиденции на Каменном острове. Для меня это было как гром среди ясного неба.
В назначенный день я пришёл в резиденцию, искренне рассчитывая побыстрее отделаться от неожиданного и малоприятного поручения. Дело в том, что я тогда весьма критически относился к позиции нашего священноначалия, которая, на мой взгляд, не соответствовала вызовам времени и была излишне робкой и соглашательской по отношению к той банде русофобов и христоненавистников, которая захватила власть в России. О митрополите Иоанне я вообще ничего не знал, кроме того очевидного факта, что он – правящий архиерей нашей епархии.
Владыка просмотрел подготовленные мной материалы и… забраковал их. Но вдруг предложил: «А не могли бы вы подготовить материал на какую-нибудь общественно значимую тему? Например…» Так было положено начало пресс-службе. Я сразу предупредил митрополита Иоанна, что мои взгляды весьма далеки от демократии и толерантности, но он это вполне одобрил. Чувствовалось, что ему самому очень хочется высказаться. И первая же его статья, которая была написана на основе подготовленного мной черновика, называлась «Быть русским!»
Удивительно, но он меня ни разу не спросил ни о чём личном. Кто я, откуда, как раньше жил. Ни одного вопроса. Через некоторое время я сам напросился на такой разговор. «Владыка, – говорю – мне неловко как-то… Давайте я Вам расскажу хоть вкратце, кто я и откуда…» Сейчас мне кажется, что митрополит и без моих рассказов обо мне всё знал. Оглядываясь назад я понимаю, что он вообще многие вещи знал наперёд… Иногда пытался меня мягко предостеречь от ошибок, ненужной траты сил… Ну, да я по большей части его не слушал. По старой флотской привычке пёр напролом. Как же, «никто, кроме нас!»…
Сейчас уже многие забыли атмосферу тех лет. В стране шёл тотальный «демократический» погром. Осмеянию и оплеванию предавалось всё мало-мальски русское, патриотическое, традиционное. Общество будто сошло с ума, в большинстве своём вполне добровольно участвуя в этом безумном либерально-еврейском шабаше. Многомиллионные тиражи «демократических» СМИ огромными дозами впрыскивали в сознание людей ядовитую смесь русофобии, исторического нигилизма и преклонения перед «достижениями» западного либерализма. Русской прессы просто не существовало. На человека, который рискнул бы сказать, что он Русский националист, смотрели как на больного.
Найти в этой ситуации какую-либо возможность для публикации «черносотенных» статей митрополита Иоанна было почти невозможно. Но Бог не без милости. Я практически наугад ткнулся в редакцию «Советской России», и там – о чудо! – согласились… Ну, а потом, когда имя Владыки уже гремело повсюду, стало, конечно, легче.
Что касается ярких воспоминаний, о которых вы спрашиваете, то их много. Можно отдельную книгу написать. Чего стоит хотя бы эпопея «чёрного октября» 1993 года, когда митрополит выступил столь резко и недвусмысленно, что, казалось, не оставил себе никакого шанса… Ещё бы, на всю страну сказать о победивших демократах, что у них на лбу горит «каинова печать» братоубийц! Я тогда думал, что всё, конец нашей пресс-службе. Но митрополит Иоанн даже глазом не моргнул. Съездил на чрезвычайное заседание Синода, которое созвали почти сразу после танковой стрельбы в центре Москвы, бойни у Останкино и расстрелов «мятежников» на стадионах, вернулся, и говорит: «Ну, Костя, давай работать, а то что-то у нас пауза затянулась…»
Об общении Владыки с кем-либо из «известных духовников нашей Церкви» я ничего не знаю. Его духовная жизнь была тайной. А круг моих обязанностей касался по большей части вопросов общественно-политических, в церковные дела я вообще никогда не лез. За всё время существования пресс-службы я даже в епархии, по-моему, ни разу не был. Ну, может, раз-два от силы… У нас изначально была договорённость с Владыкой, что мы не являемся епархиальной структурой, мы все работаем лично с ним, и только с ним.
А смерть митрополита Иоанна была вовсе не внезапной. Он ведь очень сильно болел. Сердце барахлило, лёгкие не дышали, на ногах язвы… Других вымаливал, а сам угасал. В последнее время даже перестал спускаться из своей кельи на втором этаже в гостиную. Приходишь к нему, а он смеётся: «Вот напасть, Костенька, не знаю, как и быть. Стоять не могу – ноги не держат. Лежать не могу – вода в лёгких скапливается. Сидеть не могу – сердце щемит. Вот и крутись, как хочешь…» Кстати, скоропостижную смерть ему предсказала одна старица ещё в молодости, когда он был иеромонахом. И на последнюю встречу с Собчаком его отговаривали ехать, тем более, что за день до неё он простудился. Но он не послушал, потому что хотел обсудить с мэром вопросы о помощи епархии в церковном строительстве.
Неверно и то, что никого из архиереев на его отпевании не было. Из Москвы приехал митрополит Ювеналий, он и отпевал. Другое дело, что учитывая иерархическое положение Владыки, было бы логично, если бы службу возглавил патриарх Алексий. Тем более, что они были знакомы с владыкой Иоанном с семинарской скамьи, чуть ли не сорок лет. Но патриарх, будучи, на мой взгляд, не столько архипастырем, сколько архиполитиком, счёл, что его участие в отпевании такого «одиозного черносотенца», как митрополит Иоанн, может быть неправильно истолковано в «высших сферах». Бог ему судья… Сергей Житинский – вебмастер РНЛ :
Что вы вкладываете в понятие "Русская революция" и "Русская диктатура". Диктат одних русских над другими? Почему вы уверены, что те русские, которые будут диктовать, будут иметь на это право? Не получится ли вновь эра доносов и зачисток?
Константин Душенов: Сергей, земная жизнь несовершенна. Общество так устроено, что всегда, при любой власти, любой политической форме, одна часть общества что-то диктует другой. Вопрос лишь в том, каковы цели этого диктата. Если они мелкие, корыстные, подлые, это плохо, такое общество болеет, страдает, мучается. Если же цели благородны, возвышенны, то при всём неизбежном искажении идеалов на практике общество, всё же, старается жить не для брюха. Это во-первых.
А во-вторых, пока мы размышляем о теоретических опасностях Русской диктатуры, мы вполне реально находимся в условиях диктатуры антирусской. Не хотите Русскую диктатуру? Будете иметь еврейскую!

Просмотров: 540 | Добавил: Администратор | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: