Суббота, 11.07.2020, 23:59 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход
Главная » 2011 » Сентябрь » 18 » SOS!
22:29
SOS!
Истории о тех, кто курил
 
Впервые о болезни облитерирующий эндартериит я случайно узнал в больнице, где мне удаляли аппендицит в 1970 году.
Я оказался свидетелем, как дочь уговаривала своего отца, который был на костылях с одной ногой, дать согласие на операцию - ампутировать вторую ногу. Мне их разговор показался настолько диким, что я запомнил его на всю жизнь. Она говорила отцу: «Ну, папа, согласись, хоть без ног, но год-два поживешь спокойно. А сейчас ты весь извелся, неделями не спишь, не ешь...». И так далее...
Второй раз я столкнулся с этой бедой лет 15 назад. Был у меня с детства знакомый, даже какое-то время в школе за одной партой сидели. Хоть жили мы в одном квартале, но виделись друг с другом крайне редко. И вот как-то иду я возле его дома и вижу, идет Толя на костылях с одной ногой. Подошел я к нему, поздоровались, и я в разговоре спросил у него: «Что случилось?». Он говорит: «Обрезали ногу». Я спрашиваю: «Трамваем, что ли?». Он говорит: «Нет, в больнице». И тогда я сразу вспомнил разговор дочери с отцом в больнице и о той страшной болезни. Я спросил Толю: «А вторая нога болит?». Он ответил, что и вторая нога побаливает. А примерно через год я от Толиной жены узнал, что Толю похоронили. В разговоре она сказала, что «врачи давно запрещали ему отравляться алкогольным и табачным ядом, а он ни врачей, ни меня не слушался, продолжал пить и курить». А умер Толя в страшных мучениях, было ему около 40 лет. Он оставил жену-вдову и двух детей.
И третий случай. В день первого занятия, в среду, 11 сентября 1991 года, я проводил в последний путь своего двоюродного брата. Так как я не успевал на первое занятие, проводил брата только от дома до похоронной машины. Я знал, что ноги у брата болели давно, но точно название болезни не знал. На похоронах я узнал подробности этой болезни. Ему тоже запрещали пить и травиться табаком, а он продолжал травить себя до последних дней. В больнице ему сначала отрезали одну ногу, а дней через 10 - другую, обе очень высоко. И толком не оправившись, не приходя в сознание, он в больнице и умер.
Совпадение похорон моего брата и дня первого занятия в обществе «Трезвение» на меня как-то очень подействовало и помогло прекратить отравлять себя табаком.
Я дорого заплатила за то, что травила себя табаком
Я часто думаю, как сложилась бы моя жизнь, если бы в тот день я, 14-летняя девчонка, не оказалась на пляже. Я шла по песку, как вдруг меня остановил хорошо одетый мужчина. «Извините, мисс, - сказал он. - Вы могли бы стать фотомоделью». И он протянул мне визитную карточку. «О! Спасибо!» - ответила я.
Позже я показала визитку матери. «Он пошутил»,-- сказала она.
«Ошибаешься»,- подумала я. Во мне уже было 1 метр 75, у меня были длинные белокурые волосы, великолепные зубы и хорошая фигура. Я украдкой набрала номер.
Там оказалось агентство фотомоделей, и я получила работу. Три года я жила фантастической жизнью - телевидение, прямой эфир. Это было потрясающе! В шоу я появлялась в голубом вечернем платье. Ведущий закуривал и вкрадчиво убеждал зрителей: «Честерфильд» оставляет только приятные воспоминания». Потом я обольстительным голосом произносила: «А знаете, он прав!»
Улыбаясь с журнальных обложек, я рекламировала «Лаки Страйк».
Я стояла на заснеженной горной вершине, опираясь на лыжные палки, ветер раздувал мои золотистые волосы, а в руке я держала сигарету и призывала: «Курите «Лаки», и вы будете на уровне!». Разумеется, горная вершина была всего лишь раскрашенным задником, и кататься на лыжах я не умела. Да и курить не умела.
Но когда я снималась для этой рекламы, меня отозвал в сторонку администратор табачной компании. «Было бы неплохо, если бы ты научилась курить, - сказал он. - Ну, чтоб ты знала, как держать сигарету, как затягиваться». Он не настаивал, но в 17 лет мне хотелось почувствовать себя взрослой. И скоро я купила пачку сигарет.
Первая затяжка была ужасной, словно сосешь жженую веревку. Но я твердо решила выдержать этот экзамен на взрослость.
Чего я не понимала, так это того, что искусственно создавала в своем организме потребность в никотине, и поэтому, когда курила, испытывала огромное облегчение - которое мне казалось наслаждением.
Со временем я оставила карьеру, чтобы заняться семьей. Но курить не бросала.Каждый раз, как я пыталась бросить, я становилась раздражительной. И говорила себе: «Ну ладно, может быть, завтра».
В 1983 году, когда мне было 51 год, и я была матерью четверых детей, у меня начались страшные боли в ушах. Врачи выяснили причину: рак горла. «Возможно, не придется удалять всю гортань»,- успокаивали они меня.
Проснувшись после операции, я открыла рот, чтобы позвать сиделку, но не смогла произнести ни звука. Голос пропал.
Целый год я училась говорить «через пищевод». «Я набираю воздух в пищевод и буквально изрыгаю слова. Интонации отсутствуют. Я беззвучно смеюсь и плачу». Один раз, ответив по телефону, я услышала: «Что там, автомат, что ли?»
И дышу я теперь иначе: через специальное отверстие в горле размером с пятицентовую монетку. Иногда оттуда вырывается свист.
Я считала, что дорого заплатила за то, что курила, но я была жива, и с сигаретами покончено. А в 1990 году врачи нашли у меня рак правого легкого.
В больнице я не могла понять: «Почему я?». И подумала: «Наверное, это наказание за мою работу в рекламе. Ведь скольких людей я убедила начать курить. И я дала слово себе, что, если выживу, начну кампанию против курения.
Операцию я перенесла очень тяжело. Боли до сих пор мучают меня. Я стараюсь не думать о том, что могу умереть от рака, но я знаю, каковы у меня шансы.
Однажды я увидела на остановке трех девочек подростков. В темноте огоньки их сигарет горели, как светлячки. «Девушки, - обратилась я к ним. - Выслушайте меня». Мой надтреснутый, с хрипами голос испугал их.
«В вашем возрасте я тоже курила, - сказала я. Сейчас вы не задумываетесь, что будет с вами в сорок. И я не задумывалась. Мне просто хотелось быть современной, элегантной - такой, как девушки на рекламах. Но реклама только манипулирует нами. Я знаю - я сама занималась этим».
Я рассказала им о своей карьере и о раке. А потом опустила воротник и сказала: «А вот через эту штуку я теперь дышу. Элегантно, правда?».
От удивления глаза у них стали как блюдца. Я не знаю, поняли они меня или нет. Молодым придется самим принимать решение. Лишь бы они не приняли его слишком поздно, как это сделала я.

Джанет Сэкмэн, штат Нью-Йорк 


Молитва от страсти курения Преподобному Амвросию Оптинскому

Преподобне отче Амвросие, ты, имея дерзновение пред Господом,
умоли Великодаровитого Владыку подать мне скорую помощь в борьбе с нечистой страстью.
Господи! Молитвами угодника Твоего, преподобного Амвросия, очисти мои уста, оцеломудри сердце и насыти его благоуханием Духа Твоего Святого, да отбежит от мене далече злая табачная страсть, туда, откуда пришла, во чрево адово.
Богу воскуривают ладан, а бесам - табак.
Поэтому в православном сознании, как совершенно очевидное, содержится понятие о несовместимости табакокурения и христианства. Дух Истины, живущий в Церкви, свидетельствует об этом.
Наши благочестивые предки прекрасно знали, что курение - это грех против Бога. Поэтому небезосновательно табак называли «ладаном сатаны», а курящий - это кадящий дьяволу собственными устами.
Можно сказать, что курение - некий антипод молитвы. Молитва называется у святых отцов дыханием души. Сосредоточивая ум человека в себе и в Боге, она доставляет ему истинное успокоение, очищение ума и сердца, ощущение духовной силы и бодрости. Курение табака вызывает суррогаты этих чувств. Сам символ молитвы - воскурение благовонного фимиама - весьма наглядно выражает противоположность благоухания ладана - употреблению зловонного диавольского зелья (табака).
Не случайно святой праведный Иоанн Кронштадтский с такой силой обличает порок табакокурения: «Человек извратил самые наслаждения чувственные. Для обоняния и вкуса и отчасти для самого дыхания он изобрёл и воскуряет почти непрестанно острый и пахучий дым, принося это как бы постоянное кадило демону, живущему во плоти, заражает этим дымом воздух жилища своего и воздух внешний, а прежде всего пропитывается этим зловонием сам - и постоянное огрубление своего чувства и своего сердца поглощаемым постоянно дымом не может не действовать и на тонкость сердечного чувства, оно сообщает ему плотность, грубость, чувственность».

Детей спасти от одичания души

Все мы живем по различным законам. Душевное, материальное правило - оно простое. Букву пропустили - смысл слова меняется, цифру пропустили - расчеты неверные получаются, вот вам и авария.
А если нарушается закон духовный? Тут такая «авария» может произойти - настоящая духовная катастрофа! Хотя последствия попрания духовных законов не для всех так ясны, как следствия нарушений законов земных...
Вся наша настоящая жизнь обличает нас в том, что все мы - преступники Закона Божия. Заповеди нарушаем, а исправиться не хотим. Не видим, не ощущаем своей личной вины, как будто творящееся вокруг беззаконие нас не касается.
В Бердске, где я живу и служу Господу, например, то и дело встречаю девочек, без всякого стеснения курящих прямо на улице. Подхожу к ним: «Здравствуйте, девочки! Почему вы курите? Как вам родители разрешают это? - А папа и мама сами курят...». Вот вам и исток нынешнего разврата - от самих родителей. Если они не запрещают своим чадам смотреть скверные передачи по телевизору, потому что «детям нравится» или потому, что «все смотрят», - сколько горя, сколько несчастья бывает посеяно таким равнодушием! И дети нам не скажут доброго слова за эти нарушения нравственного закона. Сами родители не хотят понимать духовного - вот и горе, вот и несчастье, вот и «авария»: детки малые, девочки прямо на уроках скверные слова говорят...
Я помню, когда мы учились, у нас и понятия не было о хульном слове. Мы никогда не думали, чтобы обидеть кого-то или чужое взять. Не потому, что мы какие-то особенные были, - просто понятие о послушании, о правде все-таки еще не было разрушено, несмотря на господство безбожной власти. А сейчас вместо христианской нравственности - разруха и обман. Вот потому и скорбей так много. Но и скорби, попущенные Богом для исцеления души, часто вызывают у нас ожесточение. Появляется озлобление на все и вся - бывает, готовы все керосином облить, спичку поднести, пусть все сгорит. Так действует скорбь в иных людях.
Это потому, что враг, сатана, разжигает в нас зависть, покушаясь на Промысел Божий, на Небеса. Он сам не может терпеть чужой радости и благоденствия, так как в нем нет любви и даже малейшего терпения, он должен только мстить - и нас в такое состояние затягивает.
Но забудем ли, что скорбь Христова каждого христианина касается, забудем ли, как Христос говорил, что скорбями и болезнями будут спасаться души наши? За свою жизнь я много встречал людей, страдавших ради Христа. И не только мучеников за веру. А и тех, кто принял житейское, земное страдание как дар Божий для спасения души, кто через скорбь начал жалеть и понимать всех несчастных, страждущих.
Но людям трудно бывает пережить напасти. Им нужна помощь. Всем: и слабым, и сильным - надо напоминать, что Господь поможет всегда. Борьба, война, брань невидимая со злом за жизнь вечную - она всегда идет. Вся эта жизнь является школой. Вся наша жизнь только состоит в подготовке к вечной. Здесь, на земле, мы не живем, а только учимся жить в Отечестве Небесном. Слава Богу за все - за то, что Господь еще терпит нас, ждет от нас истинного покаяния и молитвы.

Протоиерей Валентин Бирюков
 
http://www.logoslovo.ru/
Просмотров: 528 | Добавил: Администратор | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: