Вторник, 07.07.2020, 06:20 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход
Главная » 2012 » Август » 8 » ВЕСЬ МИР НА ПОРОГЕ ВОЙНЫ
14:36
ВЕСЬ МИР НА ПОРОГЕ ВОЙНЫ
Сирия – предвестник Третьей Мировой
 
 
Выстрелы, прозвучавшие 28 июня 1914 года, когда сербский националист Гаврило Принцип убил наследника австро-венгерского престола эрцгерцога Франца Фердинанда, считаются событием, возвестившим о начале Первой мировой войны. Не пройдёт и месяца, а великие державы Европу уже окажутся впутанными в четырёхлетнюю войну. Произойдёт это благодаря паутине альянсов и договоров: Россия, Франция, Великобритания с одной стороны; Германия, Австро-Венгерская и Османская империя - с другой, вместе с Италией, перешедшей в 1915 году на сторону Тройственного союза. США должны были, в конце концов, нырнуть в водоворот в апреле 1917 года на стороне Британии и её союзников по Антанте против Центральных держав.
Итоговый список погибших насчитывал от 10 до 16 миллионов, что делало эту войну одним из крупнейших катаклизмов в истории человечества. Разумеется, она не была последствием простого единичного акта в тот роковой день в Сараево. Она была кульминацией многих лет дипломатических и политических стычек, происходящих на почве экономического соперничества между капиталистическими державами Европы. Хотя некоторые более поздние историки ставят под сомнение решающую роль экономики, тяжело не прийти к сделанному многими другими выводу о том, что Первая мировая война была классической развязкой империалистической конкуренции.
В частности, ведущая тогда европейская держава Великобритания давно уже видела в восходящей звезде Германии свой бич в том, что касалось контроля над рынками и ресурсами. В свою очередь вновь образованная Германская империя, возникшая в результате объединения Пруссией немецких земель в 1871 году, чувствовала, что её экономическому развитию мешают нечестные действия Лондона.
Подспудный конфликт из-за ресурсов усиливался некоторыми сопутствующими тенденциями, действовавшими на рубеже XIX-XX веков: экономический упадок Британии на фоне мощного технологического центра Германии; «драка за африканские колонии», вторжение немецких промышленников на только что открытые нефтяные месторождения Персидского залива и ощутимая угроза восточным торговым маршрутам в Индию - жемчужину в короне Британской империи.
Следовательно, Первая мировая война может рассматриваться как доказательство максимы, сформулированной военным теоретиком Карлом фон Клаузевицем (1780-1831), о том, что «война есть продолжение политики иными средствами». В указанном смысле политическое и экономическое соперничество между Британией и Германией было пороховой бочкой, которая взорвалась войной от сербской искры.
Возвращаясь к нынешней ситуации в мире и потенциалу для конфликта, необходимо таким же образом взглянуть на более широкую картину, выходящую за рамки непосредственно наблюдаемых событий и антагонизмов. Нам нужно видеть лес за деревьями и не только лес, но и дорогу истории, что в него ведёт.
Кроме того, для правильного понимания масштабов войны в наши дни крайне важно принять допущение о том, что капиталистическая экономическая система в основе своей «заточена под войну». Или, как говорил Карл Маркс, «война свойственна капитализму». Допущение о войне как неотъемлемой стороне капитализма уместно потому, что при железном законе корыстных мотивов государствами всегда будет двигать неодолимая потребность в природных ресурсах и рынках, находящихся за пределами их границ. В результате, национальные государства обречены на конкуренцию за контроль над ресурсами и господство на рынках. Эта устремлённость к конфликту и, в конечном счёте, к войне может какое-то время сдерживаться в условиях как бы «мира» международными торговыми соглашениями и нормами, но в конечном итоге императив обеспечения экономических преимуществ «всё или ничего» перешагнёт все считающиеся цивилизованными ограничения.
Политическое и экономическое соскальзывание к не сдерживаемому ничем столкновению Первой мировой войны служит подтверждением этой динамики. В качестве её дальнейшего доказательства, всего лишь спустя 20 лет после «войны, которая положит конец всем войнам» (имеется в виду обещание Вудро Вильсона, данное им в конце I Мировой войны; прим. mixednews.ru), после даже ещё более глубоких экономических неурядиц, охвативших страны, мир был ввергнут даже в ещё более масштабный пожар Второй мировой войны, в ходе которой впервые было применено ядерное оружие, а число жертв превысило 50 миллионов.
Наивысшее беспокойство вызывает тот факт, что противоречия между национальными интересами в сфере международных отношений, диктуемые капиталистическими экономиками, всё ещё далеки от своего разрешения.
По общему признанию, в процессе глобализации капитализм государств-наций за последние десятилетия расширил свои границы до такой степени, что стал принимать всё более транснациональный характер и функции. Следствием этого стали сети мирового капитала в форме многонациональных банков и корпораций. В указанном смысле, может создаться впечатление, что государства-нации благополучно сотрудничают в рамках функций мирового капитала. В США можно увидеть принудительную силу мировой капиталистической системы, из существования которой к тому же, как кажется, без сучка и задоринки извлекают свою выгоду Британия, Франция, Германия, Япония и Китай в том числе. Помимо этого, в силу исторически сложившихся связей некоторые страны в плане функционирования капиталистического механизма находятся ближе друг к другу по сравнению с остальными. Вашингтон и Лондон, например, тесно смыкаются в сфере финансового капитализма и поэтому разделяют отчасти совпадающие интересы.
Вместе с тем, несмотря на глобальный характер капитала, между национальными интересами капиталистических держав сохраняются мощные разграничительные линии и конкуренция.
Одним постоянно действующим фактором и источником соперничества между государствами является контроль над нефтью, кровью капиталистической системы. Вообще, контроль над нефтью стал для международной гегемонии даже ещё более определяющим. Разработчики планов США хорошо это поняли по итогам Второй мировой войны. Имея у себя менее пяти процентов населения Земли, но потребляя более 25 процентов мировой добычи нефти, стратеги США давно уже осознали решающее значение контроля над производством нефти в мире для сохранения экономической мощи Америки. Жизненно важный национальный интерес далеко перевешивает любые хвалёные американские идеалы демократических ценностей.
Регион Ближнего Востока, где сосредоточено 60 процентов доказанных нефтегазовых запасов мира, является главным ключом к продлению глобальной мощи США. Именно по этой причине бывший государственный секретарь США Джеймс Бейкер в интервью программе Frontline на американском канале PBS заявил открытым текстом в середине октября 2001 года о том, что Вашингтон всегда будет готов и полон решимости пойти на войну с целью защиты своего союзника Саудовской Аравии и других своих богатых нефтью арабских союзников, считая это вопросом своей национальной безопасности. Применительно к задачам обеспечения американских запасов нефти и продолжения доминирования доллара США в качестве мировой резервной валюты деспотическая, диктаторская природа этих режимов - не порок, а достоинство.
Вот почему Вашингтон сегодня хранит молчание по поводу принимаемых домом Саудов жёстких мер против выступлений в поддержку демократии в Саудовской Аравии и Бахрейне. Это также объясняет, почему в тайной кампании по смене режимов, развязанной против правительств Сирии и Ирана, поведение которых расценивается как упорство в неподчинении, а также в своих действиях, направленных на свержение и убийство Муаммара Каддафи в Ливии, Вашингтон состоит в союзе с суннитскими диктатурами Саудовской Аравии и Катара.
Примерно в то же самое время, когда Бейкер давал своё интервью, подчёркивающее безоговорочную поддержку Вашингтоном своих нефтяных эмиратов, Пентагон состряпал план по перекраиванию политической карты ближневосточного региона и не только его, о чём впоследствии поведал бывший командующий силами НАТО Уэсли Кларк. В течение нескольких лет после конца 2001 года Пентагон определил к смене режима семь стран: Ирак, Ливию, Сирию, Иран, Ливан, Судан и Сомали.
Последующие события и интервенции Вашингтона со своими союзниками в вышеуказанные страны - хоть и под личиной защиты демократии, прав человека и международного права - указывают на методическое воплощение плана Пентагона в действительность. Судя по всему, план остаётся в силе независимо от того, кто президент США - республиканец или демократ, что подчёркивает тайно-элитарную природу правительства в Вашингтоне, для которого выборы - простая смена вывески.
Эти неоимпериалистические интервенции не сводятся лишь к обеспечению надёжных поставок первичного сырьевого товара для США и его капиталистических союзников. Они связаны ещё и с отстаиванием гегемонии над потенциальными конкурентами в борьбе за этот ресурс и другие рынки. Как и в случае с Британией начала XX века, экономический упадок США XXI века - ощутимый факт, а поднимающийся Китай для сегодняшней Америки - это то же самое, чем была Германия для Британии сотню лет назад. Многие аналитики полагают, что это всего лишь вопрос нескольких лет, когда Китай нагонит США в качестве крупнейшей мировой экономики, что будет иметь далеко идущие последствия для спроса и предложения нефти.
Анонсирование новых американских военных баз и партнёрских отношений в Австралии, Индонезии, Японии, Лаосе, Мьянме, Филиппинах, Таиланде, Сингапуре, Южной Корее и Вьетнаме является демонстрацией всё более воинственной программы Вашингтона по отношению к Китаю. Умышленная конфронтация с Китаем - вот, что лежит за последним широко разрекламированным вашингтонским «переносом центра тяжести в Тихий океан».
Военные авантюры под руководством США в Афганистане, Ираке, Ливии и во всей Африке южнее Сахары призваны воспрепятствовать экономической экспансии Китая, особенно по той причине, что китайские партнёрские инициативы получают в этих странах радушный приём. Как подсчитано, одна только осуществлённая благодаря усилиям НАТО прошлогодняя смена режима в Ливии стоила Китаю миллиардов долларов нефти и инвестиций в инфраструктуру. Аналогичный план игры тихой сапой реализуется в Сирии и Иране по мере того, как западные державы и их арабские, турецкие и израильские союзники ведут там преступную войну финансируемого на государственном уровне терроризма и дестабилизации. Это и есть более широкая картина непосредственно воспринимаемых военных действий. Неясно, сколько ещё Китай и его союзники в Дамаске, Тегеране и Москве будут терпеть эту провокацию перед тем, как ввяжутся в неограниченную войну. Но ясно одно: эхо такого исхода будет катастрофичным.
Кроме того, когда нажат спусковой крючок в форме сбитого истребителя, либо совершённого в отношении автобуса с туристами террористического акта под чужим флагом, либо какого-нибудь другого инцидента, то можно сказать - как и в случае убийства эрцгерцога Фердинанда, - что сам процесс начался уже давно.
И всё же, война не является неизбежной. Она представляет собой закономерный итог соперничества капиталистических держав, что неоднократно демонстрировалось нам историей. Но ей есть альтернатива. Не допустить ещё одну мировую войну можно, если большинство людей положит конец капиталистической системе. Это предполагает постановку правительств, банков, отраслей промышленности и армий под общественный, демократический контроль, основанный на международной солидарности.
Нам нечего терять, кроме своих цепей.
 
Сирии противостоит «интернациональный джихад»
 
 
В начале августа Вашингтон официально объявил, что выделяет на поддержку сирийских экстремистов полтора десятка миллионов долларов, а президент Обама подписал директиву, разрешающую ЦРУ и другим ведомствам США оказывать помощь вооружённым антиправительственным группировкам в Сирии. За несколько дней до этого глава МИД России С.Лавров подчеркнул, что отказ Запада осудить кровавый теракт 18 июля в Дамаске «непонятен для России», ибо «последние высказывания западных партнеров» являются прямым оправданием международного терроризма... С одной стороны, заявление С.Лаврова подтверждают западноевропейские и израильские СМИ, открыто пишущие, что режиму Башара Асада в Сирии противостоит «интернациональный джихад». С другой стороны, некоторые эксперты по терроризму иронизируют на тот счёт, что понятие «международный терроризм» нынче звучит не более конкретно и осмысленно, чем некогда словосочетание «пролетарский интернационализм». А между тем ирония здесь уместна лишь отчасти. И не только потому, что террористические акты в Сирии унесли и продолжают уносить множество человеческих жизней. Консолидация фундаменталистских и экстремистских сил в исламском мире способна потрясти основы мироустройства не меньше, чем в свое время революция 1917 года в России. Психологически подавленная личность, не имеющая возможности удовлетворить свои потребности, отделенная от общества (в данном случае - глобального), но наделенная пассионарностью, зачастую предпочитает неполноте бытия его уничтожение. В настоящее время исламский мир буквально переполнен такого рода пассионариями - боевиками-террористами, смертниками-шахидами. Саудовский король Фахд еще в середине 1980-х годов заявил: «Святой джихад - это не знающая границ революция, так же как и коммунизм». Сегодня только географический охват территорий, где активно действуют структуры, ведущие эту «не знающую границ революцию», поражает воображение: Ближний и Средний Восток, Кавказ, Средняя, Центральная и Южная и Юго-Восточная Азия, Европа (Балканы), Северная Африка, Дальний Восток, Индонезия. Последние полтора года отмечены переворотами и вспышками открытой террористической активности в Ливии, Египте, Йемене, Сирии... Практически во всех мусульманских странах, включая воюющие Ирак и Афганистан, эта активность имеет непосредственное отношение к нефти и трубопроводам. Например, в Ираке один из наиболее важных трубопроводов Киркук - Джейхан (по которому нефть переправляется с северных месторождений в Турцию) с начала «умиротворения» превратился в традиционную цель для непрекращающихся террористических атак. Боевикам хорошо известны маршруты труб, и они используют любую возможность для выведения их из строя. Аналогичные события имеют место на Кавказе и даже в Саудовской Аравии. Не стала исключением и Сирия, где сразу же после начала антиправительственных акций нефтепроводы стали объектами постоянных диверсий. Примечательно, что трансформация антиправительственных выступлений в боевые действия совпала по времени в феврале-марте этого года с переговорами в Дамаске министров энергетики и нефтяной промышленности Сирии, Ирана и Ирака. На них были одобрены проекты расширения экспорта иранской и иракской нефти и газа через Сирию и ее средиземноморские порты. Планировалось использовать транзитные трубопроводы, намечено было построить новый газопровод Иран - Ирак - Сирия - Греция и увеличить объемы транспортировки иракской нефти по самому короткому пути в Европу - иракско-сирийской артерии Киркук - Банияс (сирийский порт), которая и так обеспечивает более 15% импорта нефти в страны Евросоюза. Реализация этих планов должна была помочь экономике Греции, соответственно и всего ЕС, и повысить и без того важную роль Сирии на европейском рынке нефти и газа. Однако вместо этого властям Сирии пришлось столкнуться с активизацией террористов и американских спецслужб. * * * Начало тому, что превратилось потом в пожар «святого джихада», было положено в 1973 году, когда сразу же после арабо-израильского конфликта Вашингтон поддержал или скорее организовал резкое повышение цен на нефть (в 10 раз). В то время все усилия американцев были сосредоточены на подрыве экономики СССР и давлении на экономических конкурентов - Европу и Японию, своей нефти не имеющих. Цель, в общем, была достигнута, но «побочным эффектом» стало резкое усиление влияния исламского фундаментализма и стремительный рост терроризма, пришедшиеся на конец 1970-х годов. Одновременно арабо-израильская война 1973 года, подобно «шестидневной» войне, породившей палестинский терроризм, «разбудила» Эр-Риад. Новое военное поражение Египта послужило для арабского мира свидетельством краха всей революционной («антиимпериалистической») стратегии Каира, более ориентированного на Москву. На острие глобального джихада (от арабск. - усилие, натиск, отдача всех сил и возможностей ради распространения и торжества ислама, в данном случае обозначает «священную» войну против немусульман на чужой территории) оказалась Саудовская Аравия, которая, организовав нефтяную блокаду, не только спровоцировала мировой экономический кризис, но и превратилась в «стратегического партнера» США в регионе. Запад, где в действие пришли некие невидимые механизмы и рычаги, сдался практически без боя, и именно с этого момента начался феноменальный рост богатства стран Залива. Параллельно ему росло и влияние исламского фундаментализма - «руководящая и направляющая» роль в арабском мире перешла от Каира к Эр-Рияду. Тамошние шейхи в качестве ответной любезности Вашингтону, помимо прочего, способствовали обвалу цен на нефть в 1980-е, сыгравшему роковую роль в судьбе СССР. «Крестным отцом» джихада на Западе считается умерший от старческого слабоумия актер, успешно сыгравший роль президента США - Рональд Рейган. Реально же им является тогдашний директор ЦРУ, затем - вице-президент и наконец 41-й президент США Джордж Буш-старший, и сегодня играющий весомейшую роль в американской и глобальной элите. Когда советские войска вошли в Афганистан, американцы предложили ваххабитскому королевству Саудитов окончательно оформить стратегический союз. К этому времени Эр-Рияд уже научился регулировать мировую цену на нефть, и каждый гражданин королевства получил возможность жить «по потребностям». Первой жертвой экспорта «исламской революции» стал Афганистан. На деньги Саудитов и при поддержке аятолл сюда устремились массы добровольцев-исламистов. Не только арабов. Здесь они одержали свою первую победу над первой «империей зла» и стали основой т.н. «мирового фронта джихада» - созданного Усамой бен Ладеном в феврале 1998 года «Всемирного исламского фронта борьбы против иудеев и крестоносцев», объединившего практически все террористические организации исламского мира. Этот «Исламинтерн» уже в начале 2000-х гг. имел свыше 50 филиалов в более чем 20 странах мира. Главный резерв боевых подразделений - многотысячный контингент молодых моджахедов - участников военных конфликтов в Афганистане, Таджикистане, Боснии, Чечне, Албании, Кашмире. В настоящее время значительная часть этих лиц находится в Афганистане, Ираке, Сирии, Ливии и Пакистане. Среди них: алжирцы, египтяне, албанцы, иорданцы, чеченцы, турки, пакистанцы, уйгуры, суданцы, марокканцы, саудиты, иракцы, ливийцы и боевики других национальностей. Лозунгом этого «интерфронта» вполне может стать призыв: «Террористы всех стран, объединяйтесь!» Параллельно и одновременно с Афганистаном в полигон для иной версии всемирного джихада был превращен Иран, где т.н. «белая» или «февралистская» революция шаха стремительно превратилась в «красную» революцию, завершившуюся в том же 1979 году при поддержке Лондона, триумфальным «пломбированным» приездом из Парижа аятоллы Хомейни. Роль «тарана» в свержении шахского режима была предназначена иранским левым радикалам из организаций «Моджахедин-э Халк» и «Федаин-э Халк». После того, как они сыграли свою роль, в ходе непродолжительной гражданской войны их структуры были либо уничтожены, либо эмигрировали в Ирак. В наши дни, наблюдая стремительный рост цен на нефть и резкую активизацию исламистов, поневоле приходишь к мысли, что история повторяется, причем в глобальном масштабе. Недаром, по мнению моджахедов, война в Ираке - это война за освобождение не одной страны, а «всех мусульманских земель, мусульман и самого ислама». Сегодня основная задача исламистов-глобалистов - и ваххабитского, и квази-шиитского толка - создание плацдарма для распространения всемирного джихада. А вот стратегии разные - для одних это разрушение националистических режимов в мусульманских странах, для других - прозападных... Задача западных кукловодов - использовать энергию и тех и других исламистских революционеров на пользу себе - на пути к глобальному сверхгосударству. Поддерживаемые и выпестованные спецслужбами Запада профессиональные революционеры-исламисты именуют себя моджахедами. Своей целью они ставят распространение «исламской революции» на весь мир и даже обращения свои завершают призывом: «Да здравствует всемирная исламская революция!». У истоков этого течения стоит ассоциация «Братья-мусульмане», созданная в 1928 году британскими спецслужбами. Цели, которые преследовал Лондон, создавая эту законспирированную политическую организацию, включали: раскол движений за национальную независимость в арабском мире, конфронтацию с подлинно национальными силами мусульманского мира, содействие колониальной политике Британии. Во время холодной войны эстафету от англичан переняли США. ЦРУ и король Саудовской Аравии Фейсал стали финансировать структуры «Братьев-мусульман» с 1956 года. Немного позже, в 1970-х, британский разведчик Бернард Льюис предложил администрации президента США Д.Картера план дестабилизации СССР путем провоцирования исламского недовольства на Кавказе и в Средней Азии. Эта идея была с восторгом подхвачена американскими стратегами, которые попытались направить энергию назревающего в исламском мире социального взрыва против России/СССР (сначала в Афганистане, затем на Кавказе, сейчас и в Поволжье). На первом этапе, в начале 1980-х, большинство из 30.000 афганских душманов-моджахедов принадлежало к «Братьям- мусульманам». Они вербовались во многих исламских странах, а также в США и Англии. Насколько «правоверными» были эти «борцы за всемирную победу ислама», свидетельствует уничтожение ими за годы афганской войны свыше 5 тысяч мулл лишь за лояльность кабульским властям. Организационная структура «Братьев-мусульман» своеобразна. На местах, «внизу», у них действуют «пятерки» или «тройки» (у ваххабитов три «пятерки» обычно составляют джамаат). Каждая безоговорочно подчиняется шейху, назначенному высшим духовным авторитетом ассоциации. Тот в свою очередь подчиняется «связному», имеющему контакты с руководителями. Приказы вышестоящих обязательны для исполнения. Ослушнику - смерть. Сбор «братьев» по тревоге, как и для сообщения важной информации или директив к действию, - прерогатива шейхов (у ваххабитов - эмиров). Место сбора - мечеть, иногда конспиративные явки. Например, в кофейнях или лавках базаров, тщательно скрытых от глаз любопытных. Большая часть руководящих центров «Братьев-мусульман» (как и других исламистских ассоциаций и структур) располагается в Мюнхене, Гамбурге, Париже, Лондоне и др. европейских столицах. ЦРУ, MI-6, французские спецслужбы, МОССАД имеют свои подразделения по работе с «братьями». В Германии, США, Англии и Франции издается литература в помощь исламистским пропагандистам. По информации СМИ, современные революционно настроенные исламисты (главой которых до недавнего времени, как правило, стремились «назначить» бен Ладена) вынашивают крупномасштабный план создания «Объединённого исламского государства». Например, еще в декабре 2011 года пресс-секретарь сирийского крыла «Братьев-мусульман» Зухайр Салим в интервью курдско-иракскому изданию «Kurdwatch» заявил, что "Братья-мусульмане" заинтересованы в создании единой страны для всех мусульман: «К черту Сирию и сирийскую национальность!.. Сирия - это временный феномен, временное явление. Наша цель - это создание единого государства для всей исламской уммы!» В нее должны войти около полусотни стран Азии, Африки и Европы (в т. ч. Албания, Босния, Азербайджан, часть Китая, Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Израиль и т. д.). Затем границы нового государства расширятся за счёт Северной и Южной Америки, Австралии, Гренландии. К 2100 году планета Земля должна стать... единым исламским государством. Это в идеале. Более практическая цель террористического «интернационала» - создав зону нестабильности на дуге от китайского Синь-Цзяна и Афганистана до Черного и Каспийского морей, взять под контроль ресурсы и коммуникации этого региона. С точки зрения исламистов, сегодня с помощью террористической активности и уничтожения национальной государственности в таких странах, как Сирия, достигаются две основные цели: «раскачивается» исламский мир и наносится максимальный урон его противникам. Неоднозначный успех на Ближнем Востоке (прежде всего в Ираке) показал экстремистским силам (которые с подачи американцев не совсем корректно отождествляются с «Аль-Каидой») эффективность именно такой революционной тактики, позволяющей одним выстрелом убивать двух зайцев. Например, теракты в Саудовской Аравии или китайском Урумчи одновременно наносят удар и по режиму, и по экономике. Удар по нефтедобывающей стране вроде Ливии - удар по ценам на нефть. Это сторонники «всемирного джихада» понимают не хуже, чем их покровители из Вашингтона, Лондона и Нью-Йорка. По мнению джихадистов, они закладывают основы огромной исламистской сверхдержавы, которая благодаря «эффекту домино» может установить контроль над более чем 80% всех мировых запасов нефти - «черной крови» современной экономики. С точки зрения тех сил на Западе, которые пытаются направлять энергию «всемирного джихада» в своих интересах, реально контролировать эту нефть будут не исламисты.



Просмотров: 395 | Добавил: Администратор | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: