Вторник, 07.07.2020, 04:52 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход
Главная » 2012 » Август » 1 » Здоров ли на голову г-н Кравчук?
21:03
Здоров ли на голову г-н Кравчук?
Здоров ли на голову г-н Кравчук?
 
Сергей ЛОЗУНЬКО
Закон об основах языковой политики еще не успел вступить в силу, а некая группа специалистов уже приступила к работе по его «улучшению». Причем, эти «улучшения» имеют своей целью еще более сузить рамки правовых гарантий для использования и развития русского языка.
Как сообщил Леонид Кравчук в интервью журналу «Країна» 26 июля, президент Виктор Янукович назначил группу специалистов, призванных усовершенствовать закон «Об основах государственной языковой политики». «Вони працюють над тим, як поліпшити той законопроект. Або змінити його таким чином, щоб українська мова мала всі можливості для розвитку», – сказал он.
Каких еще возможностей не хватает для развития украинского языка – сие ведомо только Кравчуку да протестующим против языкового закона о т.н. «предоставлении русскому языку статуса второго государственного» – как его именуют кто от скудоумия, иные из провокационных побуждений, третьи исходя из предвыборных политтехнологических задач.
Какое отношение имеет г-н Кравчук к разработке языкового законодательства и почему Виктор Янукович советуется с ним по данному вопросу – тоже не совсем понятно. Известно, правда, что экс-президент, пользуясь должностью главы «конституционной ассамблеи» (благодаря которой он имеет доступ к президенту действующему) ведет подковерную борьбу с русским языком, а если точнее – с естественным правом миллионов украинских граждан свободно пользоваться родным языком. Не далее как 27 июня в рамках дискуссионного медиа-клуба «Честно о выборах» г-н Кравчук бахвалился, как пытался срывать принятие языкового закона посредством «закрытых писем» к Януковичу. В данном интервью он уверяет, что именно благодаря ему был снят с повестки дня законопроект Ефремова-Симоненко-Гриневецкого.
Продолжая свои рассуждения о принятом в ВР законе об основах языковой политики, Кравчук заявил, что Европейская хартия региональных языков или языков меньшинств, к которой апеллируют защитники языкового законопроекта, направлена-де на защиту погибающих языков и ее положения не должны распространяться на русский.
«Натомість з'явився інший проект – про основи державної мовної політики, Ківалова та Колесніченка. Це вже документ іншого змісту. Він базується на регіональних особливостях, на Хартії регіональних мов. І доводить, що в Україні вони гинуть. Якщо, наприклад, про караїмську можна казати, що вона під загрозою, – то зовсім не про російську! Хартія спрямована на захист мов, які гинуть, а не розвиваються. Якщо російська гине, то це означає – ті, хто це стверджують, хворі на голову або сліпі. Бо в Україні на сьогодні російська має більше переваг за українську. Фактичних переваг. Газети, журнали, книжки, прайм­тайм на телебаченні та радіо – все це російська мова», – заявил экс-президент.
То, что названо г-ном Кравчуком «фактическими преимуществами» русского языка есть ничем иным как фактическими потребностями украинских граждан в русском языке (русскоязычном продукте). Но в голову экс-президента такая очевидная мысль не приходит.
Собственно, он вообще рассуждает с точки зрения интересов языка, но не тех, для кого он является средством коммуникации – людей. Этому демократу – любителю поразглагольствовать на тему европейских ценностей (вкупе с правами человека, которые он клянется-божится поставить во главу угла при разработке проекта конституционных изменений возглавляемой им структурой) кажется вполне нормальным рассуждать не в плоскости потребности людей, а потребностей языка. Для него в порядке вещей ставить язык выше человека и исходить из принципа (перефразируя одно известное выражение): не язык для человека (как должно, по-моему мнению, быть), а человек для языка (по Кравчуку и ему подобным).
Интересно, что шесть лет назад Леонид Макарович был уверен, что русский язык нуждается в защите на Украине. Более того – апеллировал именно к Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств! Неужто был «хворий на голову»?
«Наша фракция СДПУ(о) подготовила и законопроект о языках... Он отвечает требованиям Европейской хартии о языках, и там выписаны все варианты защиты русского языка, создание условий для его развития и применения. Учитывая ту данность, что более 50% населения Украины разговаривает на русском языке и большое количество людей считает русский – родным, наш законопроект предполагает, что по объему русский язык будет таким же, как и украинский государственный, но вводится он будет решением областных или районных советов на территориях, где проживает русскоязычное население. Одним словом, русский язык будет языком межнационального общения», – отмечал Кравчук в интервью газете «Труд» 24 марта 2006-го.
И, кстати, насчет «фактичних переваг». Согласно Закона Украины «О телевидении и радиовещании», п.4 ст.10, «Для загальнонаціонального мовлення частка ефірного часу, коли мовлення ведеться українською мовою, має становити не менше 75 відсотків загального обсягу добового мовлення». Как видим, «фактичні переваги» русского языка в электронных СМИ не такие уж и «фактичні».
Но интересно иное: когда в январе 2006-го ВР приняла указанную норму, нацеленную на украинизацию телеэфира, г-н Кравчук – первый номер блока «Не Так!», ориентированного на «неоранжевого» избирателя – распространил гневное открытое письмо в адрес Ющенко.
«В январе этого года Верховная Рада Украины приняла новую редакцию Закона «О телевидении и радиовещании»… Во многих своих положениях он противоречит Конституции Украины, а также ратифицированным ею международным нормативно-правовым актам, в частности Конвенции о защите прав человека и основных свобод, Конвенции о трансграничном телевидении, Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств.
Особенно это касается положений Закона, определяющих языковую политику на телевидении и радиовещании. Так, одна из статей Закона устанавливает, что для общенациональных каналов, независимо от формы собственности, часть эфирного времени, в котором вещание ведется на украинском языке, должна составлять не менее 75% от общего объема вещания… …практически вытесняя такой распространенный в Украине русский язык с радио и телевидения, Закон грубо попирает права русскоязычных граждан и тем самым прямо противоречит статье 10 Конституции Украины, гарантирующей свободное развитие, использование и защиту русскому и другим языкам», – подчеркивал экс-президент.
Но мало того, Кравчук тогда напоминал, что «в 2003 году ПАСЕ приняла два документа, в которых призывала все страны СЕ вообще отказаться от любой языковой регламентации в частных СМИ» и что «в том же году Украина подвергалась сверхжесткой критике среди всех стран, присоединившихся к рамочной конвенции о правах нацменьшинств, за тенденцию к 100% украинизации эфира». Вне зависимости от нынешней позиции флюгероподобного Кравчука, эти тезисы (подчеркну, европейские) актуальны и теперь. Неплохо бы и самому Леониду Макаровичу освежить память, перечитав текст, распространявшийся за его подписью в 2006-м.
Не выдерживают критики и нынешние трактовки г-ном Кравчуком целей Европейской языковой хартии. К слову сказать, лживый тезис о том, что хартия призвана-де защищать «погибающие» языки активно муссируют и другие противники правового оформления гарантий свободного использования русского языка.
В самой преамбуле Хартии сказано, что: «Право использовать региональный язык или язык меньшинства в частной и общественной жизни является неотъемлемым правом в соответствии с принципами, зафиксированными в Международном пакте о гражданских и политических правах, и согласно духу Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод». Кроме того, имеются отсылки к работе, проделанной в рамках СБСЕ, ссылки на Хельсинкский заключительный акт 1975 года и Документ копенгагенского совещания 1990 года. Т.е. Хартия нацелена на защиту прав людей – вне зависимости от их лингвистических предпочтений и ситуации с языком, носителями которого они являются (процветает этот язык или же вымирает).
Не уверен, что «захисники єдиної державної» (они же ярые сторонники европейских ценностей) читали и сам текст Хартии. Например, статью 11, гласящую: «Средства массовой информации... 2. Участники обязуются гарантировать свободу прямого приема радио- и телевизионных передач из соседних стран на языке, используемом в форме, идентичной или близкой региональному языку или языку меньшинства, и не препятствовать ретрансляции радио- и телевизионных передач на таком языке из соседних стран». Совершенно очевидно, что языки, используемые в соседних странах на телевидении и радио, не могут являться «погибающими» («вымирающими»).
Или вот статья 14 Хартии: «Межгосударственные обмены. Участники обязуются: а) применять существующие между государствами, в которых тот же язык используется в идентичной или схожей форме, двухсторонние и многосторонние соглашения в сфере культуры, образования, информации, профессиональной подготовки... либо, при необходимости, добиваться заключения таких соглашений, с тем чтобы содействовать расширению контактов между лицами, пользующимися одним и тем же языком в соответствующих государствах; b) в интересах региональных языков или языков меньшинств содействовать и/или развивать приграничное сотрудничество, в частности, между региональными или местными властями, на территории которых тот же язык используется в идентичной или схожей форме». Элементарный здравый смысл подсказывает, что речь в данной статье Хартии идет явно не о «гибнущих»/«вымирающих» языках.
Если обратиться к Пояснительному докладу к Хартии, подготовленному Советом Европы и имеющему статус официального документа этой организации, то, например, в п.18 можем обнаружить оговорку: «язык меньшинства в одном государстве может быть языком большинства в другом». Язык большинства в другом государстве – вымирающий ли это язык? Ответ очевиден любому, кто (используя лексику г-на Кравчука) не «хворий на голову». Или в п.19: «Составители Хартии столкнулись с проблемой больших различий в положении региональных языков и языков меньшинств в Европе. Некоторые языки охватывают относительно обширные территории, они используются значительным числом людей, имеют определенные возможности развития и устойчивы как культурное явление; на других же говорит лишь очень малая часть населения...». Как видим, вполне четко отмечено, что понятие регионального или языка меньшинства не связано напрямую с конкретной численностью той или иной языковой группы, соответственно – с тем, гибнет/вымирает язык или нет.
В Германии далеко не вымирающий датский официально является языком нацменьшинства. А в Дании такой же статус имеет немецкий (с которым тоже все в порядке). В Сербии статус регионального имеют албанский, болгарский, боснийский, венгерский, румынский, словацкий, хорватский и украинский языки – ни одному из которых не грозит исчезновение (и каждый из которых является государственным в других странах, имея соответствующую защиту).
Наконец, уместно вспомнить 2006 год, когда «оранжевый» режим завел речь о якобы неправильном переводе Хартии и необходимости осуществить «правильный» перевод – в русле кравчуковского «Хартія спрямована на захист мов, які гинуть, а не розвиваються». 18 июня 2006-го на сайте украинской службы «Немецкой волны» был размещен довольно обстоятельный материал под названием «Європейська хартія регіональних мов. Труднощі перекладу», в котором подавалось мнение Совета Европы. В публикации говорилось: «Нині в Україні лунають думки, що свого часу «Європейську хартію регіональних мов або мов меншин» було неправильно перекладено на українську. І це призвело до спотворення визначення основних понять. Зокрема, того, які саме мови охоплює документ. У секретаріаті «Європейської хартії регіональних мов, або мов меншин», вважають, що тлумачити положення документу якось по-іншому просто неможливо. Адже визначення предмету хартії надано досить широко. Так, що його можна застосувати практично до усіх мов».
И еще: «У Секретаріаті категорично відкидають спроби вільного трактування хартії, зокрема, як документ, що забезпечує захист виключно мовам, що перебувають під загрозою зникнення. Хасан Бермек (сотрудник секретариата Совета Европы по вопросам имплементации Хартии – С.Л.) пояснює: «Не всі регіональні мови та мови меншин перебувають у Європі під загрозою зникнення. Власне у самій хартій говориться: що вона здійснює «захист мов народів Європи, ДЕЯКІ з яких перебувають під загрозою зникнення. Тобто будь-яка мова, якою традиційно розмовляють громадяни певної держави на цій території, і яка не є ані діалектом, ані офіційною мовою, ані мовою іммігрантів – є автоматично регіональною мовою, або мовою меншин. І вона підпадає під основні принципи хартії». Комментарии, как говорится, излишни.
Остается добавить, что лицо, позволяющее себе столь вольное обращение с правами человека и гражданина, демонстрирующее свою неосведомленность относительно базовых документов СЕ, вряд ли является достойной фигурой для руководства конституционным процессом.
Просмотров: 472 | Добавил: Администратор | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: