Среда, 26.06.2019, 01:56 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Каталог статей

Главная » Статьи » О Вере и Спасении

Исповедь русского человека
«Слово Божие — Истина, всяк человек — ложь» Не так хорош, как думают друзья,
И хуже, чем враги ругают
Но их число, и ложь, и правда не пугают
Их затмевает враг особый — это я. Мне нравилось! Не быть самим собой,
Смакуя ложь врагов моей Отчизны;
Не замечать в глазах печальной укоризны
У поколений, выигравших бой. Мне нравилось! Блуждать в потёмках мнений
Хуля героев и хваля пройдох;
Не почитая Родину, рожденье, каждый вздох
Священным даром предыдущих поколений. Мне нравилось! Есть хлеб Отчизны зря,
И жить родства не помнящим иваном;
Гордясь своей главою с «тараканом»
Не ведая, что в ней престол Царя. Мне нравилось! Наследья не беречь;
Быть блудным сыном на чужих дорогах;
Мне нравилось, что я живу без Бога,
Крестом своих не утруждая плеч. Но вольно ставшему невеждой из невежд
Явила Истина, к спасению путь узкий:
Лишь православным должен быть рождённый русским,
В свершенье праотеческих надежд. Лишь с Истиной я сын им и наследник,
Лишь в Истине я брат и верный друг,
Отец недремлющий и венчанный супруг.
Пред Истиною нет долгов последних. Безумных бред: «Что делать?» — выпестован ложью.
Счастливым будь, верша свои долги:
Не пожелай чужого, не убий, не лги,
Чти мать с отцом, наследье береги
Долгами исполняя волю Божью. Как спастись мне, грешному, который есть ложь, живущему в мiре, который во зле лежит, и князь мiра сего, которому я, не ведая, служил, уже осужден? (Ин1б:11) Как же так получилось, что воодушевившись только благими намерениями, выбирая в мiре только то, что мне нравилось, и делая только то, что мне хотелось (а нравилось и хотелось мне только хорошего!) я лишь увеличил зло в этом Мiре? Как спастись мне, собственноручно украсившему и углубившему западню, уготовленную мне осужденным князем мiра сего, жаждущего погибели всякой душе? «Дружба с мiром есть вражда против Бога.» (Иак. 4.4) Как же спастись мне, более всех порадевшему в этой «дружбе», на свою же погибель? В первую очередь — а это очевидно и безспорно — надо перестать быть другом мiра. «Любящий душу свою погубит её; а ненавидящий душу свою в мiре сем сохранит её в жизнь вечную.» (Ин. 12:25) Если конечно с помощью Божией уверовал, что есть оно — спасение, и что даруется оно только Спасителем — Словом и Сыном Божиим, Который есть и Истина и Жизнь, и Свет для сидящих в сени смертной и блуждающих во тьме. «Имейте веру Божию» (Мф. 11:23) — глаголет Сын Божий ученикам своим — православную веру, единственную и непостыдную. «Един Господь, едина вера, едино крещение» — глаголет Дух Святый устами верных учеников Слова Божия. Вероучение Отца Небесного благовествует Сын Божий, от Отца рожденный прежде всех век, Бог истинный от Бога истинного, нас ради человек и нашего ради спасения, сшедший с небес и воплотившийся от Духа Святаго и Марии Девы, и вочеловечившийся, чтобы Своими страданиями и смертью Своей на Кресте, указать всем человекам на единственность веры Божией; чтобы в воскресении Своём явить всем человекам истинность и святость веры Божией; чтобы утвердить Церковь Свою — единую, святую, соборную и апостольскую — на земле для спасения всех воинствующих Ему в верности, облекшихся в Истину крещением Духом Святым — Господом Животворящим и водою. Где же еще могут устоять в Истине верные, как не в Теле Христовом — Церкви Его, в которой полнота Истины, благодать Святаго Духа и в Которой Отца Небесного Благоволение. Благая же воля Отца Небесного — чтобы не погибла и одна душа человеческая! Но если уже есть воля Божия и о моём спасении, то зачем мне Его вера и заповеди? Чтобы их искажать и даже отвергать, воинствуя против Него, как еретики и сектанты? «Если пребудете в слове Моём, то вы истинно Мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными» (Ин.8: 31-32). Безспорно, что ни сам себя ни кто-либо на земле, не могут вытащить меня из западни, но если пребуду в слове Божьем, то Бог меня освободит! «Придите все верные» — зовет Глава Церкви Православной — Христос, неустанно напоминая, что верные — это не все, стоящие в храмах, а только те, кто стоит в Истине, т.е. имеющие веру Божию. Но какой я Ему — верный, если Он — Истина, а я — ложь, и потому порой кажется, что Крест, с которым я, грешный, пытаюсь идти за Ним неизмеримо тяжелей всех, вместе взятых, побрякушек-погремушек мiра сего, и стезя уж больно тесна и терниста, да уже вижу, что она всё по-над пропастью, и бывает, дух захватывает не от страха Божия, а от страха высоты — так и тянет лечь и не шевелиться. Да еще друг бывший — мiр, пышащий удовольствиями и ослепляющий просторами, вымощенными благими намерениями, крутит пальцем у виска: «Ты сошел с ума, потому что этой неприятной штукой в твоих руках, которую ты называешь своим крестом, ты перечеркиваешь, отвергая, все мои богатства и всех тех, кто ими наслаждается и ради них живет!» Но «любящий отца своего и матерь свою более нежели Меня, — недостоин Меня» — предупреждает Спаситель. Если Господь так говорит и о верующих родителях, то что говорить о тех, кто умышленно и открыто служит мiру и его осужденному князю, тем более о тех, кто вероломствует лукаво, принимая, для обмана маловерных, только вид православного пастыря. Тяжко быть верным? В мiру — для кого — соблазн, для кого — безумие. Тому, кто от мiра сего это вообще невозможно. Но что невозможно человеку, возможно Богу, и потому, уверовавшему в слова Господа: «Иго Моё — благо, и бремя Мое легко есть», Он дает силы воинствовать верностью Ему и в этом мiре. «Стяжи Духа Святаго и вокруг тебя спасутся тысячи» — говорит прп. Серафим Саровский. Какие возможности дает Господь верным! Только за такими и надо идти! Надо ли мне, грешному, знать, кто они — верные, почему они названы Спасителем верными, и почему Бог-Любовь так категорично предупреждает всех, что прийти к Нему можно только через Его Сына — Христа, и только верным?! «Подвизайтесь войти сквозь тесные врата, ибо сказываю вам, многие поищут войти и не возмогнут» (Лк 13:24). «Но Он скажет: говорю вам: не знаю вас, откуда вы; отойдите от Меня все делатели неправды» (Лк 13:27). Как, мне, грешному, не оказаться среди многих, которым всеведущий Бог справедливо ответит, что Он не знает их и откуда они, хотя, безспорно, это не язычники, потому что приближались к Богу устами своими и чтили Его языком (Мт. 15:8). Чего же этим многим не хватит для спасения? Креста верности, потому что сердца их далеко отстояли от Бога, и тщетно чтили Его уча учениям, Заповедям человеческим (Мт. 15:9). Может быть, за меня, кто-нибудь из верных возьмет Крест мой и пойдет за Спасителем, волоча меня, грешного, ради человеколюбия? Нет! В этом деле нет помогающего мне на земле среди живущих! По воле Божией и с помощью Божией (ибо без Него ничего не можем сделать хорошего) добровольно взять свой Крест и идти за Ним, по своей воле падая, но по воле Божией и с Его помощью поднимаясь. И чтобы не выронить Креста при падении, и поднявшись, идти в единственно-правильном направлении, правильно славя Бога, у меня, грешного, Учителей — вся Торжествующая Небесная Церковь: Её Глава — Христос, Его апостолы, и все святые, уверовавшие по их слову, стяжавшие Духа Святаго и Им сияющие во Христе. Они — христиане. Они правильно, как научили их Христос и Дух Святый — славят Бога. Они — православные. Они не ошибаются. Они — верные. «Святые Отцы — это стержень Церкви, за который должны крепко держаться чада Её, если хотят сохранить верность Телу Истины и не выпасть из спасительного русла единой, святой, соборной и апостольской Церкви» (прп. Максим Исповедник). Мне, грешному, очнувшемуся с помощью Божией у «корыта в стране далече», чтобы стать христианином — чадом земной воинствующей Церкви Христовой, только такие верные, правильно славящие Бога пастыри и нужны. «Посему и мы, имея вокруг себя такое облако свидетелей, свергнем с себя всякое бремя и запинающий нас грех, и с терпением будем проходить предлежащее нам поприще, взирая на Начальника и Совершителя веры, Иисуса» (Евр. Х 11,1-2) Для всех слышащих Дух Святый через апостола глаголет, что Начальник и Совершитель веры Православной — Сын Божий. «Сей есть Сын Мой Возлюбенный, Его слушайте» — глаголет Отец Небесный. «У Бога не останется безсильным никакое слово» (Лк. 1:37). Бог-Отец в Слове Своем рождает неодолимую и для врат адовых Церковь Христову. «Не о всём мире молю, но только о тех, которых Ты дал Мне, потому что они Твои» (Ин 17:9) «Не о них же только молю, но и о верующих в Меня по слову их» (Ин. 17:20) Как ясно и четко обозначились в этих словах Божиих, непреодолимые для неверных, границы Церкви Христовой, которые невозможно увидеть глазами и пощупать руками. Дверь в Церковь, правильно славящую Бога — Христос, единого стада Единый Пастырь. Где двое или трое во Имя Его, там и Он посреди них, со всеми Своими святыми. Где верные Христу — там и Церковь Христова. У верных, грешный, учусь хвалить Господа во святых Его, потому что именно через них Дух Святый учит меня Закону Господню день и ночь, учит держать волю мою в Законе Господнем (Пс.1) и потому хвалю Господа в апостолах Его. Как осознавшая свою греховность, тварь Божия — должен, как уверовавший во спасение раб Божий — имею право быть христианином — правильно славить Бога, каждый раз, восстав от сна, Господу Богу моему служить и Ему Одному поклоняться в Духе и Истине. Без моей верности Истине не будет со мной и Духа. Похулю Духа Святаго — не будет со мной Истины. «Дела веры не допускают компромиссов» (свт. Марк Эфесский). «Пусть никто не властвует в нашей вере, ни царь, ни архиерей, ни лжесобор, ни иной кто, но только Единый Бог, предавший нам её, и Сам, и через учеников Своих» (свт. Марк Эфесский). «Неверный в малом — неверный и во многом» (Лк 16:10) Воистину, теснее стези — нет! «Верность заповедям служит чертой разделения между верными и неверными» (прп. Симеон Новый Богослов). «Да будет между вами: «да, да» «нет, нет» — а всё, что сверх того — от лукавого» — заповедует всем Спаситель. Всем! Но может быть, всё-таки, какие-то особые условия, которые могли бы оправдать, не говорю — умышленное искажение и неисполнение заповедей, но хотя бы — незнание их? «Ты Пастырю добрый, рекл еси всем, в скорби и печали сущим: «Друзи, Аз иду ко Отцу Моему и Отцу вашему, уготовити место вам, но паки приду и возьму вас к Себе, аще заповеди Мои соблюдаете» (Акафист Спасу Нерукотворному, икос 12). Сказано ясно! Незнание — не оправдание, тем более нет оправдания умышленно искажающим и отвергающим — богохульствующим. Хула на Духа Святаго не простится ни в сем веке, ни в будущем — всех предупреждает Спаситель. Ни особенные имя или фамилия; ни принадлежность к какой-либо нации или организации; ни нищета или богатство; ни болезни или здоровье; ни бездарность или талантливость; ни профессия или место службы; ни чин или сан; ни мирская одежда или ряса с митрой и даже посох; ни жизнь в мiру или в монастыре и даже на Афоне — ничего из этого, даже самое «престижное» для внешних и вместе взятое, не поможет неверным преодолеть незримую черту разделения, тем более, если они в богохульстве своём сделали себя прорехами ада. Все неверные — внешние, и чем выше сан, похищенный еретиком, тем дальше он от Церкви Христовой. «И епископ, находящийся в неведении или зломыслии, уже не епископ, но ложно носит имя своё, и не Богом он избран, но людьми» — глаголет Дух Святый через апостолов. «Не судите по наружности, но судите судом праведным» (Ин 7:24) Что это за суд праведный, которым Господь заповедует нам судить? И еще Господь заповедует нам испытывать каждого, какого он духа. Судить?! Испытывать?! Да еще не взирая на лица! Почему не должны взирать на лица? Да потому, что Господь заповедует: «Берегитесь закваски фарисейской, которая есть лицемерие» (Лк. 12:1) и потому молит воинствующий в верности Истине: «Боже, очисти мя, грешного, от фарисейского лицемерия» (Акафист Спасу Нерукотворному, кондак 6). Господь в Евангелии говорит, что лицемерие — это бревно в глазах лицемера, лишающее его возможности судить судом праведным. Лицемерие не просто лишает свою жертву — лицемера, возможности отличить по духу пастыря от наемника или волка в овечьей шкуре, но более того, отвращает свою жертву от всех очищенных Богом от лицемерия, начиная с воинствующих верностью Истине на земле: от рядовых до пастырей — лицемер духом своим чует — не его поля ягоды, да еще такие редкие, особенно пастыри, да их еще и гонят с его поля, за то, что они нелицеприятно судят таких благообразных и сияющих позолотой, многочисленных, с особенно «широкими» душами, и особенно «глубокой» верой, его «пастырей», разрешающих лицемеру «верить» так, как ему и хочется, только за то, чтобы лицемер считал их своими «пастырями». Для лицемера «количество» — еще более «верное», чем «наружный вид», доказательство, что его выбор — «безупречен», и ему даже в голову не придет попытаться осознать, что ему говорят и чему его учат эти повапленные гробы, переполненные мерзостями, если судить о них судом праведным, по-христиански. «Некоторые имеют обычай коварно носить имя Христово, между тем делают дела, недостойные Бога. От них вы должны убегать, как от диких зверей, ибо это бешенные псы, изподтишка кусающие. Вам должно остерегаться их, ибо они страдают неудобоисцелимым недугом (Эфес. Гл. VII, сщмч. Игнатий Богоносец). «Итак, прошу вас — не я, но любовь Иисуса Христа: питайтесь одной христианской пищей, а от чужого растения, какова ересь — отвращайтесь. К яду своего учения еретики примешивают Иисуса Христа, чем и приобретают к себе доверие, но они подают смертоносную отраву в подслащенном вине. Незнающий охотно принимает её и вместе с пагубным удовольствием принимает смерть» (К Трал. глVI, сщмч. Игнатий Богоносец). Как страшно быть незнающим! «Итак, убегайте злых произростаний, приносящих смертоносный плод: кто вкусит от него, тот немедленно умирает, ибо еретики не насаждение Отца (гл. ХI, сщмч. Игнатий Богоносец). Для верных — это заповеди, Духом Святым сказанные через Святого. Для неверных — это «памятник древнехристианской письменности» Каждый выбирает свою часть! «И кто благовременно, по необходимости, не станет предавать анафеме всякого еретика, да будет часть его с ними» (прп. Феодор Студит к Льву, папе Римскому). «Чтобы ты... избегал ереси или еретиков, чтобы не имел общения с ними, и не поминал их при Божественной литургии в священнейшей обители своей, ибо великия угрозы произнесены святыми тем, которые участвуют с еретиками даже в принятии пищи» (прп. Феодор Студит к Феофилу Игумену). «Все учители Церкви, все Соборы, и все Божественные писания увешивают нас бежать от инакомыслящих и отступить от общения с ними» (свт. Марк Эфесский). «Покушающийся же, чтобы отбросили её, и ввели иную, более новую веру, хотя бы он был Ангел с небес, да будет анафема, да исчезнет всякая память о нем пред Богом и пред людьми» (свт. Марк Эфесский). Для нечестивых — этот праведный суд святителя о них — лишь мнение. Нечестивые страсть как любят мнения, особенно свои, и не только разрешают щедро всем иметь свои мнения, но и усердно трудятся над утверждением среди окружающих мнения, что только они, нечестивые, и есть «пастыри», потому что в мнениях своих, «превзошли» не только всех святых, но и Самого Бога, и не только «мудростью» своей но и «любовью» к людям и мiру. Для верных — Духом Святым, более 500 лет назад, было дано святителю Марку, что сказать и как говорить и о нынешних нечестивцах в частности: о герое книги «Человек церкви» — Ротове, о ее авторах: Ридигере, Гундяеве и пр., и пр. у которых в соавторах кардинал латинской ереси, в отрезвление всем, кто их считает своими «пастырями». Не может быть в Теле Истины — Церкви Христовой ни одного еретика — богохульника — ни на небесах, ни на земле. Нет на то воли Божьей! Пастырь — еретик; патриарх — еретик; христианин — еретик взаимоисключающие друг друга понятия. Либо одно — либо другое. Разве может быть у верных «да-нет» или «нет-да», когда Богом заповедано им, что это и есть — остальное, которое от лукавого. От апостолов для верных известно, как правильно называть внешних, не язычников, но нечестивых — одетых в овечьи шкуры волков — воры, лжепастыри, лжепророки, лжепатриархи, лжехристиане, и даже антихристы. Беда ли для раба Божьего, воинствующего верностью Истине на земле, что его рукополагал еретик, а он об этом не ведал? Один Бог знает. Но безспорно, что это обернется для него бедой, если узнав правду о еретике, он возомнит, что любит людей сильней, чем Бог, и выберет человека, а не Бога, исповедует человека — ложь, как истину, а Истину отвергнет, и тогда благодать Духа Святаго сошедшая на него помимо еретика, оставив лицемера, отделит его от верных непреодолимой для неверных чертой разделения. Лицемерие — это песок, на котором стоят все ереси, суеверия, секты и язычество — одним словом — все конфессии, которые скоро, легко, как шарики ртути, сольются в одно целое — церковь антихриста, потому что все они поднялись на одной закваске фарисейской — на лжи. Хула на Духа Святаго — называть Церковь Христову — конфессией, еретиков — православными пастырями, это всё равно, что утверждать что свет это тьма и наоборот, и что терновый куст — это виноградная лоза; что куст волчьих ягод — это смоковница. «Или признайте дерево хорошим, и плод его хорошим; или признайте дерево худым, и плод его худым; ибо дерево познается по плоду» (Мф 12:33). Дух Святый через апостола напоминает верным о заповеди Спасителя — судить судом праведным: признавать хорошее — хорошим, а худое — худым. Имея сокрушенное и смиренное сердце перед Истиной, верному иго праведного суда — благо, и бремя его — легко. Верный не должен оставлять этого суда ни на минуту до последнего вздоха. Начиная со своих помыслов, слов и дел, утверждаться в верности Телу Истины и каждый день — сначала, возделывать на своём поле добрую почву, очищая её от камней, терния, паразитов, поливая, чтобы не засохло, и разгоняя птиц, норовящих поживиться и зернами, и всходами, и плодами. И нет даже часа на потеху! «В чем застану, в том и судить буду» — предупреждает Спаситель всех. Господи, избави меня от лени духовной, чтобы застал меня, хотя бы идущим за верными! И не дай мне, Господи, чтобы был застигнут не то, что в компании неверных, но даже в единомыслии с ними! Смех или горе, если изнемогший от жажды человек, глядя на живописную картину с изображением водопада, будет время от времени опрокидывать себе в рот пустую кружку, под журчание родника живой воды, умышленно загороженного этой картиной? Не этого ли человека лень удержала перед прелестной иллюзией и довела до умопомрачения? Кто виноват, если человек, захотев преуспеть и прославиться в математике, ходит на уроки слушать учителей, домашнее задание «помогают» делать домашние, на уроках дают списать одноклассники, а как контрольная или экзамен — «неуд» и «оставлен на второй год», «на третий» и т.д., потому, что таблицу умножения не выучил, хотя и знает что она есть — единственная и неповторимая, как залог непременного достижения цели, им намеченной? Безспорно, что не только для математиков, но и для всех здравомыслящих людей причина в самом ленивом — всё у него было, чтобы преуспеть в этой науке. Для всех ленивых причиной неудачи непременно будут учителя, одноклассники, домашние, сама таблица умножения и даже Тот, Кто дал её, как одно из откровений, которое нельзя переиначить по своему даже в одной цифре. Но если так строго с простой таблицей умножения, то что говорить о вере Божией — Православной вере — «таблице умножения» жизни до вечности, о науке из наук (по слову святых), о главном Откровении Отца Небесного — как каждому из нас приготовиться к главному и единственному выпускному экзамену, потому что даже «на второй год», здесь в мiре сем, никто не останется? Чем больше будет талантов у экзаменующегося, тем строже будет экзамен, и совсем тяжко придется тем, кто закопав свои таланты, усердствовал в присвоении себе того, что ему не было даровано Богом. Безсмысленно на этом экзамене еретикам надеяться на свои шпаргалки — индульгенции и особенную «непогрешимость» своих слепых вождей; сектантам — на личную «святую безгрешность», к единственному вопросу на этом экзамене — верность заповедям Божиим, все человеческие ухищрения не имеют никакого отношения. Но не предупреждает ли в первом псалме царя Давида Дух Святый, что будут нечестивые, которые даже не попадут на этот экзамен. «Не тако нечестивые, не тако, но яко прах; его же возметает ветр от лица земли; сего ради не воскреснут нечестивые на суд...» (Пс.1). Святые нас предупреждают, что нет на земле опаснее врага нашего спасения и веры Божией, чем волки в овечьих шкурах. Чем больше «шкура» присвоенная волком, тем вероломнее лукавство его, тем кромешнее тьма внешняя, в которую душа его уже выброшена. Среди крещёных во Христа, но потом отпавших в язычество, со временем подавляющее большинство возвращаются к Истине с покаянием, но неимоверно труднее вернуться к Истине однажды отпавшим от неё в ереси (в богохульство) имея при отпадении духовное «образование» (семинарии, академии), потому и вернувшиеся из тьмы кромешной с покаянием так редки. Кто кем побеждён, тот тому и раб. Прельщенные тьмой волки (в ней можно творить всё, что взбредёт на ум) — воры и разбойники, лазающие инуде, потому что их дверями не пропускает придверник (Ин 10:3) Придверник знает что они неверные, что они — анафема. Но и инуде, нечестивые, как не стараются, а попасть в Тело Христово не могут и приходится им, из тьмы устами голося, и сверкая «шкурами» украденными для лицедейства (самая большая добыча у обрядившихся в «золотое руно») выманивать во тьму, в «мир и безопасность», отдохнуть и подремать «в номерах» только теплохладных, не любящих своего истинного Пастыря за то, что Он Своими заповедями не даёт верным покоя, и просит всё время бодрствовать, не выпуская из рук креста идти за Ним, обещая покой и блаженство только «на том свете» и только претерпевшим Его путь до конца. Да и зачем теплохладным идти туда, где сегодняшнему «миру и безопасности» конец будет? «За иноверных записок не подавать». За этими тремя словами, прочитанными мной во время моего второго добровольного посещения храма Божьего (1.11.97 г. Свято-Троицкая Сергиева лавра) если, конечно, можно назвать вынужденность добровольностью, после того, как Господь дал мне уразуметь первый псалом царя Давида — открылся путь тесный, тернистый и единственный, освящённый Христом и Его святыми. На этом пути не с кем, и не о чем спорить. Всё просто и ясно — мои пастыри должны быть православными, и только православные могут быть моими пастырями. Ясно, что если только произношение имён иноверных на литургии верных — кощунство, то тем более, присутствие иноверных на литургии — богохульство. Богохульство, если еретиков, которых заповедано избегать и анафемствовать, чтобы не иметь с ними части, исповедовать как пастырей Церкви Христовой, в которой нет у еретиков никакой части. Ясно, что правоправящие — это только те, по заповеди Господней, рабы и слуги для чающих спасения, кто призывает своих подопечных к исполнению заповеди Господней — испытывать их дух и проверять слова их по Священному писанию, потому что этим и сами будут понуждаемы к бодрствованию, и, главное, что их подопечные не найдут возможности подремать. Ясно, что именно такие рабы и слуги и есть священники Церкви Христовой, осуждать которых — богохульство. Ясно, что любящий людей больше чем Бога — нечестивый, потому что если неверный в малом — уже неверный, то что говорить о том, кто неверен в главном. Ясно, что за усердие в исполнении первой и главной заповеди Бог даст разумение и других заповедей, ибо говорит Дух Святый устами апостола: «Все заботы ваши возложите на Него, ибо Он печется о вас. Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш дьявол, ходит как рыкающий лев, ища кого поглотить; противостойте ему твердою верою...» (1 Петр. 5, 7-9). Ясно, что за усердие в первой и главной заповеди, Бог наставит и в истинном человеколюбии, нелицеприятном, как и правда, потому что оно свободно от грехов лицемерия и человекоугодия. Ясно, что возлюбить до единомыслия, старающийся быть верным, должен только верных Телу Истины — всех святых сияющих во Христе, уже торжествующих с Победителем смерти и ада, и тех, кто воинствует своей верностью Церкви Христовой на земле. Ясно, что у уверовавшего в Спасение, не может быть единомыслия с теми, кто называет еретиков своими «иерархами» только за наружность, несмотря на то, что еретики даже не скрывают своего богохульства ни в словах, ни в делах. Чем же мне, грешному, оправдаться, если Авгарю, князю Едесскому Господь послал только одного Своего ученика: «Блажен еси Авгарь, не видивый Мя, и веровый в Мя, Аз пошлю ученика Моего, и той исцелит тя, и жизнь вечную подаст ти, и сущим с тобою» (Акафист Спасу Нерукотворному, кондак), а мне послал Церковь Свою — всех Своих учеников, да ещё прежде этого распялся за меня, страдал, был погребен и воскрес — и всё это только для того, чтобы не оставить ни единой возможности врагам Божиим обмануть меня, самовольно погрязшего во лжи, я же, отвергнув Божию волю обо мне и Его Дары, вопреки Его учению и ученикам, буду радеть о славе человеческой, которую щедро обещают неверные, продающие это «уважение» только за смирение и послушание, но не перед Богом, а перед человеками, которые есть ложь — перед своими «пастырями», и главное, перед своим кривоверием — лжехристианством. Может ли христианин сказать: «Зачем мне читать Священные писания и предания, я же работаю в патриархии?»; или на втором десятке лет регулярного стояния на службах, зная наизусть Символ веры, возмущённо спрашивать: «Какие апостолы? Какие апостолы?» и утверждать, что читать Евангелие — вредно? Разве можно называть христианином «дьякона» (учился в семинарии!) который указывая на Распятие уверовавшему неофиту, спрашивает у него: «Вы считаете Его безгрешным? Вы считаете, что Бог распят? » (Косино, 2000 г., вышестоящие и клир храма в этом не нашли ничего предосудительного и «дьякон» вскоре «за усердие» был рукоположен во «священники») Разве можно считать пастырем того, кто утверждает ересь — будто в Теле Христовом объявилась некая администрация, которая вопреки Божьему учению, правилам и постановлениям святых отцов (Кормчая) «разрешает» называть еретиков «христианами», служить им в православных храмах и даже в алтарях, а «православным» посещать и служить в капищах еретических; разрешает забыть страх Божий и обрести «мир и безопасность» под сенью всех анафемствований — в экуменизме. Разве может христианин расхваливать и исповедовать экуменизм, в котором сплетаются все ереси и суеверия с язычеством и даже сатанизмом? Ясно, что расхваливать экуменизм — всё равно что утверждать, что человек, заболевший всеми болезнями сразу и кишащий сразу всеми внутренними и внешними паразитами есть идеал здоровой и полноценной жизни. Разве можно назвать пастырями тех, кто только ради «оправдания своего предательства, посмели из литургии верных в Неделю Торжества Православия (Великий пост 1917 г.) изъять анафемствование самим себе, считающим что «власть царя не от Бога есть»? Разве можно назвать пастырями тех, кто сегодня вообще на Торжество Православия не читает и тех анафем, которые остались после 1917 года, потому что знать их заповедано Святыми Отцами, наученными Духом Святым? Каждый христианин должен знать все смертельно опасные для него изобретения дьявола — ереси, чтобы не отравиться ими в погибель. Разве можно назвать пастырями тех, кто называет гордыней и прелестью — бодрствование и трезвение уверовавшего во спасение и следование его только за верными Телу Истины, по заповеди Спасителя? Вообще, разве можно назвать гордыней и прелестью — стремление блудного сына, осознавшего глубины своего падения, исправиться и вернуться к Отцу своему, хотя бы в рабы? «Люби врагов своих, сокрушай врагов Отечества, и гнушайся врагами Божиими» — учит Дух Святой устами подвижника истинному человеколюбию ко всякому человеку, который есть ложь, ибо оставить в заблуждении человека, погибающего во лжи — есть человеконенавистничество. Удивительно, но и сокрушение врагов Отечества, и гнушение врагами Божиими, как и любовь к своим врагам — вершины истинного человеколюбия. Не давать совершать преступления преступнику, и наказывать его за совершенные преступления — единственное для него «лекарство» от умопомрачения, приводящее к раскаянию. Гнушаться врагами Божиими — единственная возможность показать нечестивым, до какого мерзкого состояния они пали по своей воле. «Тому, кто разумом своим обратился к этому миру, и занимает душу свою тем, чтобы угодить людям, невозможно быть исполнителем первой и великой заповеди Божией, которая повелевает любить Бога всем сердцем и всею силою. Ибо как может любить всем сердцем и силою тот, кто разделил своё сердце между Богом и миром, и некоторым образом похищая любовь, одному Богу принадлежащую, иждивает оную на человеческие страсти» (свт. Григорий Нисский). «Не преклоняйтесь под чужое ярмо с неверными. И потому выйдите из среды их, и отделитесь, говорит Господь, и не прикасайтесь к нечистому и Я приму вас. И буду вам Отцом, и вы будете Моими сынами и дщерями, говорит Господь Вседержитель» (2 Кор. 6, 14-18). Верные не только сыны и дочери Отца Небесного, но и друзья, братья, сестры и даже матери Сына Божьего! Не о всём мiре говорит Сын Божий, но только о верных: «Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино, — да уверует мир, что Ты послал Меня. И слава, которую Ты дал Мне, Я дал им: да будут едино, как Мы Едино». (Ин.17 21-22). Ясно, что Спаситель говорит, в первую очередь, о Торжествующей Церкви Своей, о святых, которых мне, грешному, воинствующему на земле, чтобы быть рабом Божиим, должно возлюбить до единомыслия, возненавидев своё — ложь, изо дня в день поступать по их словам и делам, потому что святые став сынами Божиими во Христе — Сыне Божьем, стали в Нём и словами Божиими. Если Слово Божие — Истина, то и слова Божие — истина. Слово Божие говорит и мне, грешному (Мф. 10:40-42), что принимая святого, я принимаю и Его — Сына Божия, и Пославшего Его, Отца Небесного, и если напою одного из малых сих только чашею холодной воды, во имя ученика, и не потеряю награды своей, то какая награда будет принимающему в Слове Божием все слова Божии! Можно ли мне, грешному, знающему, что святой равноапостольный Великий князь Владимир, крестивший Русь, отвергает учение латинских еретиков; что святой Великий князь Александр Невский называет их прелестниками преокаянными и сокрушает врагов Божьих с помощью Божией словом и делом; что мои православные праотцы пепел Лжедмитрия I — клеврета еретического, поклявшегося римскому ересиарху совратить Русь Святую под туфлю Ватикана, зарядили в пушку и выстрелили в сторону Запада; что Ватикан был участником и гитлеровского нашествия, а значит и врагом наших дедов и отцов, сокрушивших с помощью Божией в 1945 году и этих негодяев — остаться единомысленным со всеми святыми и не стать предателем моих праотцев и отцов, если я только помыслю, что надо бы подружиться сегодня с их врагами, хотя бы на всякий случай — вдруг и они «правы»? «Нет» — говорят святые: «Либо верный до единомыслия — либо хуже чем враг». Может быть можно мне, за неимением православного храма рядом, зайти в капище еретическое (тем более, если оно было раньше православным храмом), например к униатам — поставить свечку? «Да будет отлучён» — предупреждает Дух Святый через Святых. А если при этом быть «под защитой» рясы православного священника? «Да будет извержен» — предупреждают святые в Духе Святом. А если, с помощью человеков, присвоив себе сан повыше, буду взят Богом в нечестии на совете нечестивых, но буду похоронен своими единомышленниками по духу нечестия, под сенью нашего общего врага в Александро-Невской Лавре? А если, нечестивый, изначально, регулярно, более 40 лет, сослужа с еретиками в их капищах и в православных храмах, по попущению Божьему (чтобы призванные ещё более возревновали о верности Истине) с помощью человеков, присвою себе высший сан (как ватиканские еретики) но буду похоронен в православном храме, рядом с мощами святых? Кощунство и богохульство — говорят святые и православные праотцы, хоронившие нечестивых за церковной оградой. «Если даже мы, если даже Ангел с небес, будет благовествовать вам не то, что мы вам благовествовали — да будет анафема» (Ап. Павел). Апостолы — камень на котором Спаситель основал Церковь Свою, и этот камень вопиет, что ни ангельский чин, ни земной, с рукоположением в рясы и митры, на посохи и седалища от анафемы не разрешают. Тем более, могила среди святых мощей усугубляет анафему, но не погребённому, а тем, кто совершает кощунство и богохульство подобных захоронений, тем, кто упорствует в этом беззаконии, не желая его исправлять, ради, хотя бы малейшего послабления загробной участи несчастных, застигнутых Богом в нечестивости. Мiрское человеколюбие — смертоносно! Угождая ленивым, нечестивые, утверждая, что апостольские заповеди, несовременны из-за древности, и вообще перестали быть заповедями после окончания земного пути апостолов, лукаво подводят маловеров к мысли, что и всё остальное: Евангелие, Деяния, Послания, Откровение, Правила и Постановления Семи Вселенских Соборов — утратили свою исключительную важность и стали необязательными для их знания и исполнения. Совращенные, в свою очередь, находясь в «мире и безопасности», убаюканные и успокоенные, что и не надо всего этого знать, рады согласиться со своими «пастырями», в которых они уже видят «козлов отпущения» своих грехов: «Мы пастырей не выбираем, они сами напросились нас вести — они и ответят за нас, если не туда заведут!» Но если Дух Святый предупреждает, что волки, расхищающие стадо Христово, ходящие на советы нечестивых, не сходящие с путей грешников и сидящие на седалищах губителей (Пс.1) не воскреснут на суд, то, очевидно «козлищами», стоящими ошую Господа на Страшном Суде окажутся сами ленивые и нерадивые, возлюбившие человеков с их «миром и безопасностью» более, чем Бога, приготовившего от создания мира всем верным Царствие Небесное Блаженная матушка Матрона и мне, грешному говорит: «Пред тобой Крест и хлеб — выбирай». Либо Крест, без которого невозможно идти за Христом, либо «хлеб» — «мир и безопасность», но без Христа. Нечестивые соблазняют маловерных: «Вместе с Крестом (нательный у вас уже есть!) берите и «хлеб», никто вам не запрещает взять и то и другое, но для того чтобы взять «хлеб» нужна самая малость — согласиться на номер, ведь так много людей с одинаковыми именами и даже фамилиями, которые могут прихватить и ваш «кусок», а тут такая роскошь — каждому «без обиды и обмана», свой номер и «хлеб» в придачу. Но даже если бы я, грешный, оставался в атеистическом язычестве и принял добровольно номер, то не стал бы я тогда рядовым предателем своих праотцов и отцов, и всех погибших моих родных и близких (более 30 млн.) силы и живот свой положивших за Победу над «сверхчеловеками» Гитлера, «благословенными» Ватиканом, попытавшимися насильно пронумеровать весь мир и приговоренными и за это преступление к смертной казни на Нюрнбергском процессе (1945—1946 гг.) Разве не кощунство, если не принуждаемый ни оружием, ни законом (такого закона нет и быть не может), но только ложью негодяев, я грешный откажусь от имени своего, данного мне праотцами через отца и мать, согласившись принять номер. И не богохульство ли, если имя моё при крещении благословлено Богом навечно, а я, грешный и века не прожив, стараюсь от него отгородиться номером. Как будет носить меня земля родная, на которой даже в каждой деревне есть памятник тем, кого я, паче всех прегрешивший, предам ради «хлеба» из рук негодяев, пытающихся сегодня пронумеровать весь мир именно так, как сказано в Апокалипсисе апостола Иоанна Богослова. Нет на то воли Божией, значит и не должно быть и воли моей на это. «Не единым хлебом будет жив человек, но всяким словом Божиим» — говорит Спаситель. Воля Божия, что жив буду, прежде всего, всяким словом Божиим, и Словом Божиим — Христом — спасусь. Мне, грешному человеку, который есть ложь, один путь — за теми, кто приносит мне слово Божие. Их слова — слова Божии. Их суд — праведен. «Господь любит суд и не оставит преподобных Своих, во век сохранятся; беззаконницы же изженутся и семя нечестивых потребится…» «Уста праведного поучатся премудрости и язык его возглаголет суд: закон Бога в сердце его и не запнутся стопы его, во век сохранятся. Смотряет грешный праведного и ищет еже умертвити его, Господь же не оставит его в руку его, ниже осудит его, егда судит ему» (Пс. 36).
Категория: О Вере и Спасении | Добавил: Администратор (01.07.2010)
Просмотров: 294 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: