Понедельник, 17.06.2019, 13:00 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Каталог статей

Главная » Статьи » О Вере и Спасении

Юрий Ельников ЗА ИМЯ ХРИСТОВО (часть 1)
1. «Яко чудно Имя Твое»
 В Священном Писании есть одна великая и удивительная книга, исполненная каким-то особенно глубоким благоговением и горячей молитвой перед Именем Божиим. Эта книга – Псалтирь. «Господи, Господь наш, яко чудно Имя Твое по всей земли» (Пс. 98,3). «Будет Имя Его благословенно во веки, прежде солнца пребывает Имя Его, и благословятся в нем вся колена земная, вси языцы ублажат его» (Пс. 71,17). «Да исповедятся Имени Твоему великому, яко страшно и свято есть» (Пс. 98,3). «От Восток Солнца до запад хвально Имя Господне» (Пс. 112,3). «Хвалите Имя Господне, хвалите раби Господа» (Пс. 134,1). «Возвестите в Сионе Имя Господне» (Пс. 101,22). «Воспойте Богу, пойте Имени Его, путесотворите возшедшему на запады: Господь Имя Ему» (Пс. 67,5). Не удивительно, что именно псалмопевцу, как самому ревностному, непревзойденному славителю и почитателю Имени Божия, Своему верному пророку Давиду, Господь и положил на сердце построить величественный Храм в Иерусалиме. «И принесли ковчег Божий, и поставили его среди скинии, которую устроил для него Давид, и вознесли Богу всесожжения и мирные жертвы. В этот день Давид в первый раз дал псалом для славословия Господу чрез Асафа и братьев его: славьте Господа, провозглашайте имя Его; возвещайте в народах дела Его; пойте Ему, бряцайте Ему; поведайте о всех чудесах Его; хвалитесь именем Его святым… И сказал Давид Соломону: сын мой! у меня было на сердце построить дом во имя Господа Бога моего, но было ко мне слово Господне, и сказано: ты пролил много крови и вел большие войны, ты не должен строить дома имени Моему, потому что пролил много крови на землю пред лицем Моим. Вот у тебя родится сын: он будет человек мирный; Я дам ему покой от всех врагов его кругом: посему имя ему будет Соломон. Он построит дом имени Моему… И начал Соломон строить дом Господень в Иерусалиме на горе Мориа… и строил его семь лет… И обратился царь лицем своим, и благословил все собрание Израильтян, – и сказал: благословен Господь Бог Израилев, Который сказал устами Своими Давиду, отцу моему, и ныне исполнил рукою Своею! Я вступил на место отца моего Давида и сел на престоле, как сказал Господь, и построил храм имени Господа Бога Израилева… После того, явился Соломону Господь. И сказал ему: Я услышал молитву твою и прошение твое. Я освятил сей храм, который ты построил, чтобы пребывать имени Моему там вовек. И если ты будешь ходить пред лицем Моим, как ходил отец твой Давид в чистоте сердца и в правоте, и если будешь хранить уставы Мои и законы Мои, то Я поставлю царский престол твой над Израилем вовек. Если же вы и сыновья ваши отступите от Меня и не будете соблюдать заповедей Моих и уставов Моих, которые Я дал вам, и пойдете и станете служить иным богам и поклоняться им, то Я истреблю Израиля с лица земли, которую Я дал ему, и храм, который Я освятил имени Моему, отвергну от лица Моего, и будет Израиль притчею и посмешищем у всех народов» (1, 2 Пар., 3 Цар.). Из вышеизложенного текста Священного Писания можно ясно увидеть, что построение Иерусалимского храма имело сакральное значение пребывания в нем Имени Божия, которое на протяжении всей ветхозаветной истории однозначно отождествлялось с Самим Божеством... В древности познание о Божестве давалось человеческому духу через Божии Имена, открывавшие, главным образом Его свойства: могущество, вездеприсутствие, всеведение, промысл, славу и др. Из Библейского повествования мы видим, что всякое новое откровение о Боге воспринималось как Богоявление, как Его непосредственное действие…
«И сказал еще Бог Моисею: так скажи сынам Израилевым: Господь Бог отцов ваших, Бог Авраама, Бог Исаака и Бог Иакова послал меня к вам. Вот Имя Мое на веки, и памятование о Мне из рода в род» (Исх. 3,15). Нужен ли комментарий на слова Самого Господа о том, что Имя Его ВЕЧНОЕ? «Являлся Я Аврааму, Исааку и Иакову с именем «Бог Всемогущий», а с именем Моим «Господь» не открылся им» (Исх. 6,3). «И сказал Господь Моисею: Я проведу пред тобою всю славу Мою и провозглашу имя Яхве пред тобою» (Исх. 33,19). Эти слова свидетельствуют о том, что в Имени Своем является Сам Господь. «Ибо ты не должен поклоняться богу иному, кроме Господа (Бога), потому что имя Его – ревнитель; Он Бог ревнитель» (Исх. 34,14). Имя Божие весьма часто встречается в Библии как синоним славы Божией, причем самая с л а в а понималась израильтянами, как нечто устойчивое, твердое, существенное. «Благословен Ты, Боже отцов наших, и благословенно имя Твое святое и славное во веки» (Тов. 8,5). Это и есть верное доказательство, что Имя Божие есть Сам Бог, не в существе, конечно, а в Его действии Божественной энергией, доказательство соприсутствия Бога в Его пресвятейшем Имени. Имя как самостоятельная сущность упоминается тоже в некоторых местах Библии. В книге Исход Яхве увещевает Израиль не противиться Его Ангелу, которого Он послал пред народом, ибо в нем – Его имя (23,20). Исаия возвещает силу Имени Господня, как если бы это был Сам Бог: «Вот, имя Господа идет издали, горит гнев Его, и пламя его сильно, уста Его исполнены негодования, и язык Его, как огонь поедающий, и дыхание Его, как разлившийся поток» (30,27-28). Имя представлено и как совершенная сила: «Да защитит тебя имя Бога Иаковля» (Пс. 20,2); «Имя Господа – укрепленная башня: праведный, убегающий в нее, защищен» (Притч. 18,10). Если это имя столь действенно, то благочестивые люди должны не только считать его святым (как мы видели выше), но также бояться и страшиться его, как они боятся Бога. Вообще, ветхозаветное прославление Имени Божия не случайное, не ошибочное и не аллегоричное, ибо Господь давал Свои заповеди не иносказательно, не двусмысленно, а четко и ясно для исполнения. Так относительно Своего Имени Он определенно предостерегает: «Не произноси Имени Господа Бога твоего всуе». Аз есмь – Господь Бог твой – с таким Именем открывается Законодатель Моисею на горе Синай. И это Имя – «Аз есмь» – только один раз в году, шепотом произносил иудейский первосвященник во «Святая Святых» Иерусалимского храма. Народ израильский ревностно соблюдал заповедь о почитании и благоговейном прославлении Имени Божия. Яркий пример тому – сцена в Гефсиманском саду, когда воины иудейские пришли арестовывать Господа: «Иисус же ведый вся грядущая Нань, изшед рече им: кого ищете; Отвещаша Ему: Иисуса Назореа. Глагола им Иисус: Аз есмь. Егда же рече им: Аз есмь, идоша вспять, и падоша на земли» (Ин. 18,4-7). Все попятились назад и от страха упали на землю, поклонившись Богочеловеку – такова была естественная реакция иудеев на произнесенное Иисусом Священное Страшное Имя, ведь обрядоверующие иудеи, действительно, боялись умереть, нарушив и эту, третью заповедь Божию. Но, исполняя только «букву» Закона, духом не познав Божества Иисуса Христа, видя в Нем только человека, еврейский народ не принял и новооткрытое спасительное Имя, «которого – по исповеданию апостолов – нет иного под небесем, данного человекам, о немже подобает спастися нам» (Деян. 4,12). Тем ценнее для нас, принявших Новый Завет Христа, раскрывается заповедь «Не произноси Имени Господа Бога Твоего всуе», ибо Творец открыл Себя людям во всей полноте, явился Сам, как Искупитель всего рода человеческого. И ныне, произносящий любое Имя Божие неосторожно и напрасно, без благоговения и страха Божия – тяжко погрешает против Самого Бога, так как «по бытию и сущности своей имена Божии неотделимы от непостижимого существа Божия и суть Сам Бог, но для человеческого познания они разумеваемы верою, поскольку Бог, будучи недоступен нам в Своей сущности, открывается, однако, в Своих именах». За отступление сынов израилевых, поклонявшихся идолам и не слушавших Божиих пророков, Господь попустил разрушение Иерусалимского храма, царского дома и вообще всего Иерусалима. Так исполнилось слово Господне Соломону о наказании иудеев за измену Имени Божию и начался безславный период Вавилонского пленения… После 70-летнего пребывания в Египте, Господь вновь милует Израиль и повелевает Киру, царю Персидскому, всеми средствами помогать иудеям восстанавливать храм в Иерусалиме. В конце VI в. до Р.Х. второй храм был благополучно воздвигнут, что означало возвращение еврейскому народу утраченного права призывания всесильного Имени Божия. Правда, в напоминание о измене Богу, навсегда был потерян Ковчег Завета со скрижалями Моисея… Но пять веков спустя, именно в этот храм Богоизбранные родители Иоаким и Анна привели свою Пречистую Дщерь. Святая Отроковица сподобилась возрастать душею и телом во «Святая Святых», куда по особому откровению Божию Ее поместил первосвященник Захария. Там Она и услышала Имя Мессии, явление Которого становилось все более ожидаемым по всем предсказанным пророками срокам… «И се зачнеши во чреве, и родиши сына, и наречеши Имя Ему Иисус» (Лк. 1,31)...
2. «Благословен грядый во Имя Господне»
Двадцать веков назад пришел Тот, Кого ожидали народы. Безначальное Слово Отца «стало плотью и обитало с нами» (Ин. 1,14). Новое откровение принесло нам и новое Имя – Иисус, что значит – Спаситель. Имя Иисус от вечности составляло предмет плана Божиего. Творец нашего естества проявил Себя во времени, ради нас воплотившись Сам. «По прошествии восьми дней, когда надлежало обрезать Младенца, дали Ему имя Иисус, нареченное Ангелом прежде зачатия Его во чреве» (Лк. 2,21). Святитель Димитрий Ростовский в «Слове на Обрезание Господне» пишет: «Сие Имя Спасительное Иисус прежде век в Троическом Совете бе предуготовано, написано, и даже доселе хранимо в наше избавление, ныне же, аки безценный бисер во искупление рода человеческого от сокровищ пренебесных принесено». Но как мог искупить и искупил нас не простой только человек Иисус, а Христос, как Бог и Человек в одной и той же Ипостаси, то поэтому Его Имя должно быть прилагаемо не к одному только Его Человеческому естеству, но и Божественному. «Ты, Господи, Отец наш, от века Имя Твое: «Искупитель наш» – восклицает пророк Исаиа (63,16). Таким образом, Имя Иисус от вечности получило начало и продолжится без конца на всю вечность, поэтому Оно и превыше времени. Значит Оно превыше и всех имен тварных; Оно превыше имен архангелов, ангелов, херувимов и серафимов; Оно, в каком-то смысле, превыше остальных Имен Божиих – по Своей Искупительной славе. Орган Святого Духа – Апостол Павел свидетельствует: «Темже и Бог Его превознесе, и дарова Ему Имя паче всякого Имене: да о Имени Иисусове всяко колено поклонится, небесных, земных и преисподних…» (Флп. 2,10). Быть Спасителем составляло задачу земной жизни Христа, задачу, которую Он, как из любви от вечности принял на Себя, так и из любви во времени выполнил ее, притом так выполнил, что небо и земля пришли в изумление от Такого величайшего и безграничного смирения, которым уничтожилось величайшее действие высокомерия и противления человека Закону Божию и Самому Богу... Когда господь наш Иисус Христос был предан на смерть, Он попустил лишить Себя всего: одежда Его была снята с Него, Человеческое достоинство Его было поругано, ученики Его, за исключением одного, разбежались, испытывая величайшую душевную скорбь, Он почувствовал, что Его оставил даже Бог Отец. Но Имя Христово (Иисус Христос Царь Иудейский), надписанное на трех языках, сияя над главою Его, оставалось неразлучно и с Его Душой в аду, и с Его Телом на Голгофском Кресте, и как бы явилось свидетельством для всех народов непостижимого Таинства Искупления всего рода человеческого такою дорогою ценою. И воскрес из мертвых Господь Иисус с тем же Именем, точнее сказать, то же самое Имя прошло врата смерти и жизни, распахнув врата преисподней, будучи нераздельно, единоипостасно с Его носителем, в Котором нет изменения и Который пребудет Тот же во веки веков. И вознесся на Небо Господь во Имени Своем, воссел одесную Отца во всей славе Своего Имени – Искупитель, и с полнотой законной власти грядет судить живых и мертвых. В Имени «Иисус» выражается та слава Божия, которая превосходит славу всех остальных дел Божиих! Это слава Его крестных страданий, смерти и воскресения. Страстью Своею на Кресте и пролиянием Божественной Крови Христос благоволил искупить падшее создание Свое. Вот почему это Имя есть «Имя паче всякого имени». Таинственный смысл имени «Иисус» раскрыл известный ученый, еврейский каббалист, принявший христианство около 1070 г., мароккский раввин Самуил в своей книге «Златое Сочинение», изданной в русском переводе Киево-Печерской Лаврой. Имя «Яхве», Господь Сущий, пишется по-еврейски четырьмя буквами «Иод», «Ге», «Вав», и «Ге»; «Иод» обозначает Отца, «Ге» Сына и «Вав» Святаго Духа. Буква «Ге» дважды повторяется, знаменуя предвечное бытие Бога Слова и рождение Его от Девы во плоти. Буква «Иод», по простоте строения своего, относится ко Отцу и называется каббалистами символом первого начала. Буква «Ге» по своему написанию изображает сошествие вниз, то есть Христа во ад, за которым следует восхождение на небо; «Вав» для означения второй человеческой природы Господа нашего Иисуса Христа, воплотившегося от Духа Свята. Раввины Имя Божие в письме означают одной литерой «Ге». Древняя синагога и каббалисты изображали Божество литерою «Шин», состоящею из трех связанных между собою «Иод» (т. е. III). Чудное дело! Литера сия, быв поставлена в середине четырехбуквенного Имени Яхве, дает достопоклоняемое имя Иисус. Воистину, глубок и непостижим сокровенный смысл Имени Иисус, которое заключает в себе все Имена Божии! Но в опыте молитвы Имя Иисус мы употребляем исключительно как собственное Имя Христа – второго Лица Святой Троицы. «Доныне вы ничего не просили во Имя Мое; просите и получите, чтобы радость ваша была совершенна… Истинно говорю вам: о чем ни попросите Отца во Имя Мое даст вам» (Ин. 16,23-24) – эти слова Христа являются и догматическим и аскетическим основанием для молитвы Его Именем. Таким образом, история так называемой Иисусовой молитвы начинается с апостольских времен. «Хочу лучше пять слов сказать умом моим, нежели тьму слов на незнакомом языке» – учит Апостол Павел; и «Всяк, иже призовет Имя Господне, спасется»; и ясно говорит для всех: «Непрестанно молитесь». Иисусова молитва была живым преданием Церкви, она была общеизвестна для первых христиан и не требовала объяснений. Лишь по мере оскудения познания о ней святые отцы своими писаниями старались возродить древнюю традицию непрестанной молитвы Именем Христовым. В позднее время, это святоотеческое учение о молитве Иисусовой наиболее доступно нашему разумению было изложено в трудах святителя Игнатия (Брянчанинова), широко известного не только своим образованным умом, но и сугубо монашеским практическим деланием. Приведем отрывок из его труда «Слово о молитве Иисусовой». «Моление молитвой Иисусовой есть установление Божественное. Установлено оно не через посредство пророка, не через посредство Апостола, не через посредство Ангела – установлено Самим Сыном Божиим и Богом. После тайной вечери, между прочими возвышеннейшими, окончательными заповеданиями и завещаниями, Господь Иисус Христос установил моление Его именем, дал этот способ моления, как новый, необычный дар, дар цены безмерной. Апостолы уже знали отчасти силу имени Иисуса: они исцеляли им неисцелимые недуги, приводили к повиновению себе бесов, побеждали, связывали, прогоняли их. Это могущественнейшее, чудное имя Господь повелевает употреблять в молитвах, обещая от него особенную действительность для молитвы. Еже аще что просите, сказал Он святым Апостолам, от Отца во имя Мое, Аз сотворю (Ин. 14,13). О, какой дар, Он – залог нескончаемых, безмерных благ! Он истек из уст неограниченного Бога, облекшегося в ограниченное человечество, нарекшегося именем человеческим – Спаситель. Имя, по наружности своей ограниченное, но изображающее собой Предмет неограниченный, Бога, заимствующее из Него неограниченное, Божеское достоинство, Божеские свойства и силу». Благодатная сила молитвы Иисусовой заключается в Самом Божественном Имени Богочеловека, Господа нашего Иисуса Христа. Уже приведенные цитаты из Священного Писания возвещают величие Имени Божия, но с особеннейшей определенностью значение этого Имени объяснил первоверховный Апостол Петр, когда синедрион допрашивал его: «Коею силою или коим именем даровано было исцеление хромому от рождения? Тогда Петр, исполнившись Духа Святаго, сказал им: начальники народа и старейшины Израильские!.. Да будет известно всем вам, и всему народу Израильскому, что Именем Иисуса Христа Назорея, Которого вы распяли, Которого Бог воскресил из мертвых, Им поставлен он перед вами здрав. Он есть камень, пренебреженный вами зиждущими, но сделавшийся главою угла, и нет в ком ином спасения, ибо нет другого Имени под небом, данного человекам, Которым надлежало бы нам спастись» (Деян. 4,8-12).
3. «Имя Божие есть Сам Бог»
Спор за Божество Имени Господня в России впервые произошел между приснопамятным отцом Иоанном Кронштадтским и епископом Феофаном, затворником Вышенским. Это было в 70-х годах XIX века вслед за первыми изданиями отцом Иоанном своих сочинений, в которых он Имя Божие назвал Богом. Владыка Феофан восстал против этого, не допуская почитать Имя Божие за Бога. Однако вскоре отступил от спора. Уже позднее праведный Иоанн Кронштадтский был, согласно воле Государя Николая Александровича, назначен на должность постоянного члена Святейшего Синода, что вызвало такую же бурю негодования среди синодалов, как и в случае с назначением туда святителей Макария (Невского) и Питирима (Окнова). Впрочем, по причине тяжелой болезни в последние годы жизни отец Иоанн так ни разу и не посетил заседания Синода, что позволило ему не стать (наряду с названными Владыками) третьей мишенью для «любителей топтать» горячую любовь к Царю – Помазаннику Божию. Мало кому известно о том, что архиепископ Антоний (Храповицкий), требовавший запрещения публикаций некоторых «неправославных» сочинений отца Иоанна, позднее заявлял, что не допустил бы никакого участия Кронштадтского пастыря в делах Синода за его «сомнительное учение»! Это учение об Имени Божием преподобного Иоанна Кронштадтского после его кончины пришлось отстаивать митрополиту Макарию Московскому как учение истинно церковное. Так в чем же, по мнению архиепископа Антония, погрешал против Истины отец Иоанн? Оказывается, якобы в том, что учил о благодатности и предвечности Имени Спасителя: «Имя Божие – есть Сам Бог. Имя Его есть Он Сам – единый Бог в Трех Лицах, простое существо, в едином слове изображаемое и в то же время не заключаемое им и ничем сущим» – читаем в его книге «Мысли христианина». Различая дух того времени необходимо заметить, что большинство епископата, заразившись либерализмом, в качестве знамени для антимонархических настроений, использовали идею патриаршества. А митрополиты Макарий Московский, Питирим Санкт-Петербургский, Флавиан Киевский, епископ Феофан Полтавский и другие подвижники благочестия уже после кончины праведного Иоанна Кронштадтского продолжали ограждать Царский Престол от властолюбивых «наемников» (Ин. 10,12), откровенно высказываясь против такого «патриаршества». Восстанавливать можно было только то, что утрачено, то есть в данном случае патриаршество симфоническое – первого епископа при Царе, каковое по византийской традиции и имела Российская Церковь в семнадцатом веке.
Но владыка Антоний (Храповицкий), мечтавший о своем будущем патриаршестве, упорно искал компромат на праведного Иоанна Кронштадтского, Всероссийского Чудотворца, желая обнаружить какую-нибудь «ересь», дабы, подорвав его высокий авторитет, начать расправу с его многочисленными единомышленниками, своими идеологическими врагами. И такая возможность ему представилась в 1912 году... Споры об Имени Божием, разгоревшиеся в начале XX века, затронули не какое-либо одно частное вероучительное положение, но сами те догматические основания, на которых зиждется все жизнедеятельное богословие святых отцов, в основном, монахов-подвижников, опытно прошедших путь богопознания, и своими писаниями утвердивших Вселенское Православие. Встав на защиту Православного учения об Имени Божием – Имяславия, мы не будем углубляться в богословские вопросы этого раздора, требующих соборного авторитетного обсуждения, а просто попытаемся изложить и анализировать основные доводы противоборствующих сторон, а также выявить и оценить последствия этой великой брани вокруг Святейшего Имени «Иисус», ведущейся, в первую очередь, силами зла, падшими духами злобы поднебесной. Задолго до того, обличая заразительный дух рационализма, маловерия и утерю страха Божия, свт. Игнатий (Брянчанинов), пророчески писал: «Учение о Божественной силе Имени Иисусова имеет полное достоинство основного догмата и принадлежит к всесвятому числу и составу этих догматов. Невежественное, богохульное умствование против молитвы Иисусовой имеет весь характер умствования еретического». При своей жизни он не раз говорил о том, что Святейшее Имя Иисусово есть и будет камнем преткновения для многих, что оно – «знамение пререкаемо». Великий праведник земли Русской, любимый простым народом, батюшка Иоанн Кронштадтский, духовными очами прозирая последующую судьбу ревнителей славы Имени Божия, изрек: «Афонским инокам – венцы мученические»! Эта фраза из письма, отправленного на Святую Гору иеросхимонаху Антонию (Булатовичу), впоследствии и вдохновляла сего дивного борца с апостасией в Русской Православной Церкви. Отец Антоний, являясь духовным чадом кронштадтского пастыря, был благословлен им на Святогорские подвиги книгой «Мысли христианина». И, естественно, руководствуясь ею по вопросам монашеской жизни, укреплялся поучениями своего духовного отца: «Когда ты про себя в сердце говоришь или произносишь Имя Божие, Господа, или Пресвятой Троицы, или Господа Саваофа, или Господа Иисуса Христа, то в этом Имени ты имеешь все Существо Господа: в Нем Его благость безконечная, премудрость безпредельная, свет неприступный, всемогущество, неизменяемость. Со страхом Божиим, с верою и любовию прикасайся мыслями и сердцем к этому всезиждущему, всеуправляемому Имени. Вот почему строго запрещает заповедь Божия употреблять Имя Божие всуе; потому, то есть, что Имя Его есть Он Сам – Единый Бог в трех Лицах, простое Существо»... Именно с «простотою» связывает о.Иоанн присутствие Бога в Имени Его: об этом он часто и ясно свидетельствует в своем дневнике «Моя жизнь во Христе»: «Господь при безконечности Своей есть такое простое Существо, что Он весь бывает в одном Имени Троица, или в Имени Господь, или в Имени Иисус Христос». Что же такое «Троице простая»? Батюшка так часто и так уверенно об этом говорит, как если бы он видел Самого Бога в Троице. Нам это недоступно в такой степени, и лишь отчасти можно судить по нашей душе: ум, воля и чувства – три способности, а одна душа. Однако, из «простоты» он выводит такое положение: «В Имени Своем Он, как Препростый Дух проявляется весь всецело, ибо частей в Нем никаких нет и быть не может! Следовательно, отсюда, скорее можно бы сказать, что Он присутствует в Имени всем Существом Своим». И ныне, спустя 100 лет после кончины уже прославленного Святого праведного Иоанна Кронштадтского, нам необходимо опереться на его созерцание, его воззрение, ибо именно его, как оказалось, пророческие писания заложены в основу как будто нового учения, споры о котором до сего дня будоражат умы церковных богословов…
4. Имяславие
В 1878 году со Св. Горы Афон, из русского Пантелеимонова монастыря, отправилось несколько монахов во главе с отцом Иероном с целью основать на Кавказе новый монастырь, который перенес бы в пределы Российские афонское подвижничество. Этот монастырь получил название Симоно-Кананитского монастыря, а место, где он был основан, стали называть Новым Афоном. Одним из основателей его стал схимонах Иларион, который подвизался в пустынножительстве, всецело занимаясь деланием умной молитвы Иисусовой. Написанная им книга «На горах Кавказа» вызвала большой интерес и неоднократно переиздавалась. Напечатанная в 1907 году она вышла вторым изданием в 1910-м на средства Вел. Княгини Елизаветы Феодоровны и, наконец, в 1912 году была напечатана в Киево-Печерской Лавре огромным для того времени тиражем в 10 тыс экземпляров. Все три издания были одобрены духовной цензурой и вызвали положительные отклики со многих сторон, в первую очередь среди монашествующих. В 1908 году книга, в которой содержалось учение об Иисусовой молитве, пронизанное святоотеческим духом, попала и на Афон. Однако, часть братии негативно отнеслась к выражениям о.Илариона, который, вторя Иоанну Кронштадтскому, писал, что Имя Божие есть Сам Бог. Сторонники этого основного тезиса Имяславия учили об энергийном соприсутствии Бога в Его Имени, а их противники считали, что Имя Божие лишь символ, косвенно напоминающий о Боге. Ставленник архиепископа Антония (Храповицкого) на Афоне, иеромонах Алексий (Киреевский), известный нигилист, по его же заданию состряпал клевету на ту часть братии, которая придерживалась монархической (симфонической) идеологии. Он сообщил в Синод владыке Антонию, что большинство монахов Пантелеимонова монастыря (ссылаясь на Кронштадтского пастыря) якобы обожествляют буквы и звуки Имени Божия, почитая имя отдельно от Бога. Их стали дразнить: «имябожники». Сами же афонские монахи, православно исповедающие святость и предвечность Имени Божия, себя называли имяславцами, а своих клеветников – имяборцами. Судя по этому враждебному противостоянию, одной из главных причин неприятия Имяславия со стороны официальных церковных властей, явилась практическая несостоятельность умного молитвенного делания начальствующих лиц русского монашества, в том числе и большей части членов Священного Синода – архиереев. Само учение имяборцев о непредвечности и безблагодатности Имени Господня было направлено против делателей Иисусовой молитвы, особенно против монашествующих. Игумен Пантелеимонова монастыря о.Мисаил и старший духовник обители о.Агафодор поручили схимонаху из Ильинского скита о.Хрисанфу (Минаеву) раскритиковать книгу о.Илариона, написав на нее соответствующую рецензию. Эта рецензия и стала определяющим толчком к бурным событиям на Святой Горе, приведшим Вселенское Православие к таким печальным последствиям. Инок Хрисанф, не потрудившись подробно ознакомиться с Преданием святых отцов по данному вопросу, не изучив самой книги, необоснованно приписал о.Илариону утверждение, что Имя Божие творит чудеса независимо от Самого Бога, о чем ни автор, ни его последователи никогда не высказывали. А еще один насельник Ильинского скита – иеромонах Алексий (Киреевский) стал утверждать, что Имя Иисус, произносимое в Иисусовой молитве, есть такое же простое человеческое имя, как и все другие человеческие имена. Началось безкомпромиссное трагическое разделение мнений по вопросу о Православном почитании Имени Божия... Промыслительно посетивший Афон в 1912 году, знаменитый проповедник владыка Трифон (Туркестанов), викарий Московский, стал свидетелем первых притеснений имяславцев, ставших жертвой клеветнической кампании врагов Царского Престола. Проведя элементарное разбирательство, при котором открылась злонамеренная клевета на исихазм, владыка Трифон распорядился убрать иеромонаха Алексия (Киреевского) с Афона. В 1912 году в уже разгоревшуюся полемику вступил о.Антоний (Булатович), подвизавшийся в Андреевском скиту. Ему и надлежало встать во главе всего движения имяславцев. Чудесным образом наставленный от Бога по молитвам своего духовника, о.Иоанна Кронштадтского, вскоре он пишет несколько статей в защиту Имени Божия, а в мае 1912 года – подробное письмо в правящий Российский Синод, с разъяснением того, как именно понимается имяславцами выражение отцов Иоанна и Илариона «Имя Божие есть Сам Бог», и с опровержением нелепых клеветничесих обвинений против них. Письмо это, однако, имело следствием лишь гнев архиепископа Антония (Храповицкого) на простого, «дерзкого» иеромонаха, осмелившегося противостать иерархам Церкви в Богословском вопросе. Архиепископ Антоний, имевший тогда огромное влияние в Синоде, с самого начала занял резко отрицательную позицию по отношению к Имяславию, используя свои власть и авторитет для давления не только на клириков и мирян, но и на членов самого Священного Синода Русской Православной Церкви. Это противостояние двух Антониев имело мистическое значение, в итоге разделив русское монашество, основанное прп. Антонием Киево-Печерским, и обозначив падение монашества вселенского, основанного прп. Антонием Великим. С благословения архиепископа Антония, в журнале «Русский инок», издававшемся в Почаевской Лавре, была напечатана упомянутая рецензия схимонаха Хрисанфа, а также появились заметки самого владыки, где учение о.Илариона сравнивалось с пантеизмом (многобожием) и хлыстовством (сектой, погрязшей в свальных грехах). Одна за другой появляются критические статьи, посвященные разбору «имябожнических» высказываний в книге «На горах Кавказа». В опубликованной рецензии инока Хрисанфа имя Иисус «силою посредствующей», не имеющей Божественной силы, а вера в то, что имя Иисусово есть Сам Бог, называется «пантеизмом». Архиепископ Антоний в статье «Еще раз о книге схимонаха Илариона «На горах Кавказа» ставит имя Иисуса (Богочеловека) в один ряд с именами других Иисусов (людей). «Самое имя Иисус не есть Бог» – пишет владыка, вступая в противоречие с общецерковным учением о том, что имя Божие присуще не только Его Существу, но и Его Энергии (V анафема против Варлаама), приравнивая Богооткровенную истину к нравственно-психологическому явлению. Догматическое сознание владыки Антония ярко характеризует тот факт, что в последние годы жизни он развивал учение о том, что наше искупление произошло не на Голгофском Кресте, а во время душевных мук Спасителя в Гефсиманском саду, то есть, вопрос спасения от греха, проклятия и смерти переводился в чисто псилогическую область. В августе 1912 года на страницах журнала владыка Антоний называет схимонаха Илариона «впадшим в прелесть», а кавказских и афонских подвижников – «шайкой сумасшедших», сравнивает веру в Божественное достоинство Божиих имен с «хлыстовщиной», способной привести к свальному греху «мужиков и баб». Учитывая, что журнал «Русский инок» в то время выписывали почти все монастыри, многие из духовенства и мирян, получилось, что ложный, не православный взгляд на Имя Божие и Иисусову молитву стал распространяться по всей России. В ответ на обвинения в ереси отец Антоний (Булатович) в том же году начинает печатную полемику: в январе 1912 года появляются два первых сочинения – «О почитании Имени Божия», «О молитве Иисусовой», а Великим постом 1913 года основной Богословский труд – «Апология веры во Имя Божие и во Имя Иисус». Имяславцы получили фундаментальную опору, которой им, большей частью, необразованным, простым инокам, поначалу так не хватало. Приведем несколько выдержек из этого труда: «О том, что воистину Имя Божие есть словесное действие Божества, то есть Истина, Самим Богом реченная о Самом Себе, ясно свидетельствует Сам Господь Иисус Христос: «Явих Имя Твое человеком» (Ин. 17,6). – «Отче, прослави Имя Твое!» «И прославих, и паки прославлю» (Ин. 12,28). – «И сказах Имя Твое и скажу, да любы, ею же Мя возлюбил еси, в них будет и Аз в них» (Ин.17,26). – (Слышите, как дивно совокупляются любовь Божия с Именем Божиим и с человеком, исповедующим Имя Божие!)». «Веруяй в Мя, якоже рече Писание, – реки от чрева его истекут воды живы. Сие рече о Дусе, Его же хотяху приимати верующии во Имя Его» (Ин. 7,38-39). Слышите, как Евангелие отождествляет веру в Самого Господа с верою во Имя Его. Но обратите внимание на последующие слова: «Не у бо бе Дух Святый, яко Иисус не у бе прославлен». – Этими словами Апостол говорит, что тогда, когда Господь изрек эти слова, во Имя Его уверовать, как в Бога, было еще невозможно, ибо Господь Иисус не оправдал еще Имени Своего на Кресте, а поэтому и тех богатых благодатных даров, обещанных Господом, получить тоже не было возможности, ибо невозможно было поверить, что Иисус Христос тезоименит Имени Своему и что Он есть истинный Спаситель Христос, Сын Вышнего, Сын Бога Живого. Но когда Господь прославил Имя Свое на Кресте и явил Себя тезоименитым Имени Своему Своим воскресением и на небеса вознесением, тогда вместе с верой в Божество Христово воссияла в верующих и вера в Божественную силу Имени Его, как в Самого Иисуса». «Что имя Господа Иисуса не есть сила посредствующая, но есть величайшая Божественная сила, дарованная Богом людям, свидетельствуется ясно в Деяниях Апостольских: когда апостолы Петр и Иоанн, возвратившись к апостольской братии после допроса в синедрионе по поводу исцеления ими хромого, поведали им о прещениях иудейских и запрещении даже произносить Имя Господа Иисуса, тогда христиане воздвигли ко Господу глас вседушной молитвы. И о чем же стали они просить Бога? – О двух благодатных дарах: 1) о мужестве в проповеди – «даждь рабом Твоим со всяким дерзновением глаголати слово Твое», 2) о том, чтобы Иисус Христовым творились чудеса и знамения и исцеления, – «внегда руку Твою прострети Ти и во исцеления, и знамением, и чудесем бывати Именем святым Отрока Твоего Иисуса!» (Деян. 4,29-30)». «О том, что Имя Господне дано Церкви как главная Божественная сила для созидания ее, ясно свидетельствует апостол Иаков: «Бог посети прияти от язык люди о Имени Своем, и сему согласуют словеса пророк... якоже да взыщут прочии человецы Господа, и вси языцы, в них же наречеся Имя Мое...» (Деян. 15,14-17)». С самого начала 1913 года, многим участникам этого духовного противостояния стало понятно, что наступает решающая его фаза. Уже в январе, братия Андреевского скита большинством голосов (согласно Уставу скита) низложили игумена-имяборца Иеронима (обвинявшего имяславцев в отождествлении Имени Божия и существа Божия), и избрали вместо него имяславца архимандрита Давида. Желая сохранить власть, низложенный игумен и его сторонники стали жаловаться в вышестоящие инстанции – Константинопольскому Патриарху, светским властям Афона, в Российский Синод, обвиняя монахов скита в ереси, бунтарстве и насилии. В феврале о.Антоний (Булатович) выехал в Россию, чтобы лично объяснить церковным властям создавшееся положение и просить о справедливом рассмотрении дела. Однако, в Синоде его выслушать не захотели, даже были попытки ареста, о чем ему сообщил настоятель Афонского подворья. Между тем, греки решили воспользоваться спором об Имени Божием, чтобы получить решительное преобладание на Святой Горе, и потребовали, чтобы русские удалили так называемых еретиков. На основе вышедшего в свет «Отзыва Халкинской богословской школы об учении Имябожников», подписанного первыми греческими иерархами, новоизбранный Константинопольский Патриарх Герман V поспешил осудить учение имяславцев раньше Российского Синода. После скорого суда над арх-том Давидом, 5 апреля 1913 года на Афон была доставлена грамота Вселенского Патриарха, в которой говорилось: «Происшедшее от заблуждения и превратного невежественного толкования новоявленное и неосновательное это учение составляет хульное злословие и ересь, как отождествляющее и сливающее неслитное, и тем ведущее к пантеизму (всебожию)». А за Богослужением в этот Великопостный день читалось повествование из Ветхого Завета последней главы книги Бытия о великом плаче иудеев по смерти Патриарха Иакова, который, по учению Церкви, прообразует собою Новый Израиль как совокупность всех спасенных людей во Христе. Те, кто понимал тогда что свершилось в тот день, ясно читали строки Св. Писания: «И пошел Иосиф хоронить отца своего. С ним отправились также колесницы и всадники, так что сонм был весьма велик. И видели жители земли той, Хананеи, плач, и сказали: велик плач этот у Египтян! Посему наречено имя месту тому: плач Египтян, что при Иордане» (Быт. 50,7,9,11). Наверное, и многие Афонские старцы, знающие о злополучной грамоте Вселенского Патриарха, хулившей Имяславие, а значит – само Имя Божие и Самого Бога, плакали и сокрушались о таком падении церковной организации, ведь они не могли не видеть грядущих за тем последствий, действительно, ведущих к духовной смерти. Вообще, по толкованию святых отцов, Израиль был носителем Имени Божия, и с истреблением Имени Израиля было связано поругание Имени Божия (Нав. 7,9). Это живая связь с Господом, и сохранение имени народа есть выражение этой связи. «За внимание к заповеди, – говорит Гос
Категория: О Вере и Спасении | Добавил: Администратор (28.07.2010)
Просмотров: 439 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: