Вторник, 12.11.2019, 11:39 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Каталог статей

Главная » Статьи » Подвижники благочестия

СВЯТЦЫ КОРЯЖЕМСКОГО МОНАСТЫРЯ И ЦАРЬ ИОАНН ГРОЗНЫЙ
На протяжении последнего десятилетия в обществе не стихает дискуссия о личности и значении в русской истории царя Иоанна IV Грозного (1530-1584, великий князь с 1533, царь с 1547). Несмотря на то, что он скончался более четырехсот лет назад, имя его и поныне вызывает острый интерес. О нем спорят политики и богословы, патриоты и космополиты, о нем пишут (причем — все больше и больше) журналисты и писатели, а обыватель с ненасытной алчностью набрасывается на их писания, скупая монографии, очерки и романы о Грозном царе. Отличным примером такого неравнодушия может служить обсуждение в прессе и в интернете последнего фильма Павла Лунгина «Царь», посвященного сложным взаимоотношениям самодержца с митрополитом Филиппом (†1569), предстоятелем Православной церкви во второй половине 60-х гг. XVI в. Участники дискуссии раскололись на две практически равные части. Одни были абсолютно уверены, что свет ни видывал такого тирана, как Иван Васильевич, другие столь же уверенно утверждали, что Грозный царь был оклеветан и не виновен в тех преступлениях, которые ему приписывают. Не углубляясь в анализ той и другой позиции, стоит отметить, что фильм Лунгина изначально находился под патронажем РПЦ МП, одним из главных консультантов при съемках фильма был ведущий сектовед МП профессор Дворкин (а в роли царского шута снимался священнослужитель РПЦ МП о. Иван Охлобыстин), и, соответственно, сам фильм нес в себе значительный идеологический заряд, заложенный в него клерикалами, относящимися и к Иоанну Грозному в частности, и к самодержавию в целом, весьма отрицательно. Такое отрицательное отношение отлично прослеживается на протяжении по крайней мере, последних ста лет. Стоит только ознакомиться с документами, освещающими роль Церкви в Февральской революции, чтобы понять, что это действительно так [1]. Что же касается отношения к Иоанну Грозному, то РПЦ МП давно определилась в этом вопросе. Еще патриарх Алексий II неоднократно называл Иоанна Грозного в своих публичных выступлениях и интервью «тираном», «убийцей» и «темной исторической личностью». А на Архиерейском соборе РПЦ МП, прошедшем осенью 2004 г., личности царя Иоанна IV Васильевича было уделено особое внимание. В докладе митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия первый московский самодержец подвергся беспрецедентной критике. Это было реакцией на выраженное частью прихожан РПЦ МП мнение о том, что царь Иоанн Грозный был местночтимым святым (т.е., почитаемым в пределах одной из епархий Церкви). Митрополит Ювеналий в своем докладе сказал по этому поводу: «Почитателям Ивана Грозного не только не удалось найти в Русской Церкви «прикровенно» совершившейся канонизации «оклеветанного» царя, но и обнаружить достоверные свидетельства его почитания как святого в русском церковном народе, для которого веками царь Иван Грозный оставался отнюдь не святым подвижником благочестия, а всего лишь грозным царем». Такая точка зрения была принята в РПЦ МП как официальная. Однако надо сказать, что она противоречит имеющимся фактам и историческим свидетельствам. В 1997 г. по благословению патриарха Алексия II церковно-научный центр «Православная энциклопедия» и издательство «Православный паломник» выпустило в свет книгу архиепископа Сергия (Спасского) «Полный месяцеслов Востока». Она полностью опровергает заявление митрополита Ювеналия о том, что не удалось обнаружить достоверные свидетельства почитания царя как святого. Во вступительной статье к изданию самому автору и его труду дается высочайшая оценка: «Имя архиепископа Сергия (Спасского) составляет гордость русской церковной науки конца прошлого — начала нынешнего столетия (XIX—XX вв. — В.М.)… В 1876 г. он выпустил в свет свой знаменитый труд «Полный месяцеслов Востока», за который удостоился звания доктора богословия… (здесь и далее курсив мой — В.М.). Уже из краткого… оглавления «Полного месяцеслова Востока» видно, что перед нами труд выдающейся учености и редкого трудолюбия. Научный фонд, на который он опирается, поразителен. Автор перечитал и изучил всю существующую литературу по агиологии — иностранную, новогреческую и русскую — а эта литература весьма обширна… Но этого мало. Главное научное значение труда состоит… преимущественно в том, что он привлек к делу массу нового сырого материала, сохранявшегося дотоле в пыли библиотечных полок и в первый раз здесь вошедшего в ученый обиход. Замечательной чертой, обеспечивающей научное значение «Полного месяцеслова Востока», является историко-критический метод, господствующий на всем протяжении сочинения. Автор повсюду стоит на высоте современных требований исторической критики… По богатству использованных рукописных материалов, по обширности привлеченной к делу церковно-исторической и агиологической литературы, по систематичности и упорядоченности всех указаний «Полный месяцеслов Востока» должен служить настольным ученым пособием для всякого, занимающегося историей древней церкви… Ни один народ, ни одна Церковь не владеет столь упорядоченным, научно-обоснованным и полным собранием своих святых. Это — труд, которым должна гордиться Русская Церковь». Давайте подробнее ознакомимся с тем, что же говорится в этом труде, «которым должна гордиться Русская Церковь», о царе Иоанне Грозном. В I томе (отдел Ж, раздел 2 «Подлинники простые или словесные, лицевые святцы, лицевые подлинники», с. 356—357) сказано следующее: «Из святцев московского музея замечательнейшие, … по полноте и особенностям святцы Ундольского № 237, написанные в 1621 году. В конце их, на листе 267, значится: «совершены бысть сии святцы в лето 7129, апреля в 25 день, в 4 час, в Корежемском монастыре». Затем архиепископ Сергий (Спасский) сообщает: «В них есть краткие исторические сведения о некоторых святых… 10 (июня — В.М.) обретение телеси царя Ивана». Говоря о канонизации русских святых (т. I, отдел Ж, «Святцы рукописные русских святых», с. 384—385), архиепископ пишет: «Все русские святые могут быть подведены под три вида: 1. Такие святые, которые в настоящее время чтутся во всей России, или приняты в печатные святцы, издаваемые с благословения Св. Синода. 2. Святые, чтимые местно, — те, которые находятся в книгах: Словарь исторический о святых, прославленных в российской церкви, и русские святые [2] (последняя Филарета, архиеп. черниговского). Мощи почти всех сих святых доныне служат предметом поклонения… 3. Русские святые, которые не внесены авторами означенных книг в их произведения, потому что памяти некоторых из них, хотя и чтились прежде, но пришли в забвение, а память большей части других никогда не чтились церковно, а хранились в устах народа или записаны летописцами. Этот разряд немалочисленный святых, собранных из рукописных святцев и расположенных по алфавиту, приведен нами ниже» И далее (т. III, приложение 3, с. 546, 561) архиепископ Сергий как раз и приводит алфавитный список этих святых, которых он охарактеризовал так: «Русские святые и вообще особенно богоугодно пожившие, находящиеся в рукописных святцах или в разных исторических памятниках, но не канонизованные… Мы видим, что владыка Сергий различает среди святых как канонизированных (занесенных в 1 и 2 вид), так и не канонизированных. Именно последние — русские святые и особенно богоугодно пожившие — и включены архиепископом Сергием в алфавитный список Приложения 3. В том числе — и царь Иоанн Грозный. На с. 561 (т. III) значится: «Иоанна, царя, обретение телеси июня 10. 1621». На фото: Святцы Корежемского монастыря. 1621 г. Таким образом, владыка Сергий (Спасский), выдающийся архиерей и богослов Русской Православной Церкви, на протяжении своего знаменитого труда неоднократно указывает (т. I, с. 357, 385, т. III, с. 546) на святость (или, по крайней мере, особую богоугодность) тех лиц, кто внесен в данный список, в том числе и царя Иоанна Грозного. Указывая на то, что «имена их внесению в месяцесловы для общего употребления и календари не подлежат», он не отрицает их келейного почитания и дальнейшего собирания сведений об их почитании на местах церковным народом с целью устранения «неопределенностей и разногласий». Надо думать, что и церковно-научный центр «Православная энциклопедия» (являющийся одним из подразделений Патриархии), участвовавший в подготовке издания «Полного месяцеслова Востока», и сам патриарх Алексий II, благословивший его издание, разделяли все, в нем написанное? Церковный историк академик Е.Е. Голубинский (1834-1912), который без особого пиитета относился к личности Иоанна IV, в своем труде «История канонизации святых в Русской церкви» (1894) признает, что речь в святцах Ундольского идет о мощях именно царя Иоанна Грозного, а также отмечает почитание этого царя в лике местночтимых святых. Таким образом, два выдающихся церковных деятеля, профессор-историк и архиепископ-богослов, однозначно утверждают, со ссылкой на святцы Ундольского (святцы Корежемского монастыря), что царь Иоанн, об обретении мощей которого говорится в них — это именно царь Иоанн Грозный. Эти святцы, подлинность которых подтверждена архиепископом Сергием (Спасским) и академиком Е. Голубинским, столь неопровержимо свидетельствуют об истинном отношении народа и Церкви в конце XVI — начале XVII вв. к царю Иоанну Грозному, что их предпочитают попросту замалчивать. (Так же, как замалчиваются многочисленные иконы и фрески того же периода, на которых сохранились изображения царя: фреска Грановитой палаты Московского кремля (к. XVI в., реставрирована в XIX в.), фреска в алтаре Успенского собора Свияжского Успенского монастыря (середина XVI в.), фреска в Спасо-Преображенском соборе Новоспасского монастыря (XVII в.), Тихвинская икона Божьей Матери из Благовещенского собора Московского кремля (сер. XVI в.), икона «Церковь воинствующая» (сер. 50-х гг. XVI в) из Успенского собора Московского кремля, в настоящее время хранится в ГТГ и др. [3]) Коряжемский (Корежемский) Николаевский мужской монастырь был основан в 1535 г. на р. Вычегде в Вологодской губернии Сольвычегодского уезда. В конце XIX в. приписан к Сольвычегодскому Введенскому монастырю. Святцы, обнаруженные в нем известным исследователем старины, первым публикатором «Задонщины», литературоведом и библиографом В.М. Ундольским (1816-1864), хранились в Румянцевской библиотеке (сейчас — Российская государственная библиотека) в фонде Ундольского, где и были обнаружены Е.Е. Голубинским, а затем использованы архиепископом Сергием (Спасским) при составлении «Полного месяцеслова Востока».
 После почти столетнего перерыва, в начале XXI века, их заново открыл диакон Евгений Семенов. Фотокопия святцев была опубликована в газете «Русский Вестник» № 45-46/2002 г. Таким образом, после почти векового забвения и замалчивания, этот важнейший исторический документ был вновь запущен в научный оборот. Примечательно, что в святцах сказано (см. фото): «В той же день обретение святого телеси великомученика царя Иоанна», тогда как и профессор Голубинский, и архиепископ Сергий слова «святого» и «великомученика» в своих книгах опустили, поступившись точностью в угоду господствовавшему (и господствующему поныне) официальному взгляду в Церкви и в исторической науке на царя Иоанн IV, как на «тирана» и «убийцу». Не пришла ли пора оценивать первого московского царя и время его правления на основании фактов, а не эмоций, пусть даже эти эмоции выражают весьма авторитетные в Церкви и в науке лица? ____________________ 1. См., например, Бабкин М.А. «Духовенство Русской Православной Церкви и свержение монархии (начало XX в. – конец 1917 г.)». М., 2007. 530 с. 2. Сохранено написание архиепископа Сергия (Спасского) 3. См.: Манягин В.Г. Вождь Воинствующей церкви: Царь Иоанн Грозный в иконографии XVI-XVII веков. М.: Издательство "Библиотека Сербского Креста", 2003. 64 с.
Категория: Подвижники благочестия | Добавил: Администратор (01.07.2010)
Просмотров: 1015 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: