Вторник, 07.07.2020, 07:06 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход
Главная » 2011 » Август » 5 » Сказка-притча.
13:56
Сказка-притча.
Пастырь Архей и его овцы
Эту сказку написал и благословил к распространению один из иеромонахов, который по своему смирению не стал подписываться под ней, а шутя сказал лишь, что "слова народные". Сказание направлено против универсальных электронных карт и других сатаниснких изобретений, предназначенных для установления царства антихриста.
На одной поляне в горном ущелье жили Белые Овцы. Начальствовал над ними Пастырь по имени Архей. Это был Добрый Пастырь, который очень любил и берег овец, и усердно заботился о них, ибо он взращивал их, чтобы пополнить стадо своего Отца, который жил внизу в долине, в местности, называемой Эдемиополь. Каждое утро Пастырь выводил своих овец из загона, и они поднимались все выше в горы. Пасти овец Пастырю помогал пёс Македоний, который все время обегал стадо, соблюдая, чтобы овцы не расходились в стороны, и чтобы на них не бросился из леса какой-нибудь хищник. Так они поднимались выше границы леса, где на высокогорных лугах росла чудесная трава Акрагантия, которой и питались овцы.
Когда они питались этой травой, они становились еще белее, а главное, - они делались понятливыми, смелыми, стройными и ловкими, но и кроткими и послушными, так что легко поднимались на высокогорье, проходили по опасным местам, кручам и осыпям, - и Пастырь, глядя на них, не боялся, а только радовался. Но был у овец и один недостаток, беспокоивший Пастыря, - это склонность к мечтательности. Мечтая о себе, овца могла представлять себя большим орлом, который, широко расправив крылья, поднимается все выше и выше и озирает все леса и ущелья, а затем спускается все ниже и ниже и садится на скалу, и ему в голову приходят замечательные мудрые мысли. Вечером они спускались на свою поляну и заходили в загон. Пастырь и пёс Македний становились по сторонам калитки и пропускали овец по одной, с тем, чтобы убедиться, что все благополучно возвратились, и что среди них не притаился чужой. Пастырь узнавал каждую овцу и звал ее по имени: "Заходи, Алоя. А вот и Эола. Пирея и Менада, милые мои". И так заходили все овцы. Чтобы можно было легко отличать своих овец, и даже видеть их издали и в сумерках, Пастырь возложил на главу каждой овце голубой цветок Акрагантии. Теперь и пёс Македоний в первую очередь смотрел, есть ли на голове овцы голубой цветок, и радостно махал хвостом. И когда они шли по горным тропам, и Пастырь вдруг замечал, что один голубой цветок сияет где-то уже очень далеко позади, он оставлял стадо под охраной пса Македония , находил замечтавшуюся заблудшую овцу и возвращал её в стадо. А когда какая-нибудь из молодых овец отставала, изнемогая от усталости. Тогда Пастырь Архей брал такую овцу на плечи и нёс до самой поляны.
В лесу, который со всех сторон окружал поляну, жили Волки. И хотя это были самые настоящие волки, они не смели даже и носа показать из леса, ибо Пастырь Архей был очень хорошо вооружен, а пёс Македоний был огромен и грозен. Волки опасливо подсматривали из кустов за овцами, и по временам с опушки доносился стон их несытой: " Э-э-эх...". Но овцы оставались недоступными, и волкам приходилось охотиться на диких животных: коз, серн, зайцев, которые очень быстро бегали, отчего волки жили по большей части впроголодь. Медведь как-то посочувствовал им и предложил перейти на малину и бруснику, но они гордо посмотрели на него и обозвали "кукурузником".
Так продолжалось немалое время, когда вдруг в погожий день сверкнула молния и грянул гром. Нет, в природе все продолжало оставаться безмятежным, но это сверкнула мысль в голове Главного волка Фурия, который, который вот уже много дней напряженно размышлял над создавшимся положением, ища решения. Оно должно было быть гениальным. И вот явилась мысль, и родился план. Никогда еще волк Фурий не испытывал такого блаженства. Да, он действительно Великий Волконачальник. Но дело необходимо держать в строжайшей тайне, - это главное условие успеха. Никто не должен понимать, что же на самом деле затеяли Волки.
Главный Волк вызвал к себе своих ближайших помощников: Второго Волка по имени Бестий и Третьего Волка по имени Либерий, и сказал им: "Все овцы будут наши!"- после этого они долго шептались так, что никто не мог их слышать. Совет завершился. Волки-сподвижники ушли с горящими глазами, едва не подпрыгивая на ходу от бушевавшего в них восторженного воодушевления. В эту ночь никто из них не мог заснуть. На следующий день Главный Волк собрал Совет Всей Стаи. Фурий взошел на Большой Камень, под которым, согласно приданию, был погребен Великий Волк Основатель, и, взмахнув лапой, возгласил: «Вау!» - «Вау-у-у!» - пронеслось в ответ над рядами собравшихся волков, и лес лап взметнулся над головами.
«О, волки!» - загремел голос Фурия, - «Великий поворотный момент нашей истории, о необходимости которого все время мы говорили, совершился! Наступает Новая Эпоха, Новый Мировой Порядок, Новые Правила, Новые Ценности, Новое Мышление. И это ради того, что есть лучшее в этом мире. А лучшее - это мы. Нам предстоит немало потрудиться, но результаты этих трудов будут потрясающими и ошеломляющими. От Вас потребуется воля, дисциплина и усердие. Наше великое благо не за горами. «Вау!» - «Вау-у-у!» - проревело собрание. Волки с обожанием взирали на своего Предводителя. Они чувствовали в нем силу, которая должна повести их вперед и вверх, от победы к победе.
Через несколько дней волки устроили засаду на Большой Дороге и совершили нападение на обоз с зерном. Возницы, которые никак не могли ожидать ничего подобного, в страхе разбежались. Множество мешков овса волки перетащили в свое логово.
Затем на опушке леса волки выстроили изящное сооружение, во всем похожее на кормушку. А на сосне над ним прикрепили табличку, на которой красивыми буквами было написано «НОВАЯ ЖИЗНЬ». Работы велись под покровом ночи, так что никто не узнал, откуда вдруг взялась кормушка. Под утро волки наполнили кормушку овсом и скрылись.
Теперь наступил черед действовать волку Либерию. Для него сделали костюм из шкуры дикой овцы. Этот наряд скрыл под собой все волчьи признаки и запахи, и облаченный в него волк Либерий выглядел совершенно как дикая овца, незнамо как забредшая в волчий лес. На голову ему прикрепили два рога, подобные агнчим.
С наступлением темноты волк Либерий вышел из леса на поляну и осторожно направился к загону, в котором расположились на ночлег овцы. Волк был так хорошо замаскирован, что бдительный пес Македоний не учуял врага. Волк в овечьей шкуре подошел к загону с задней стороны и начал являть свое искусство. Он обладал редкой для волков способностью сладко, вкрадчиво и убедительно излагать кому угодно какие угодно идеи, в которые и сам, как казалось, полностью верил. Этот его талант очень ценил Главный Волк Фурий, и часто использовал для управления общественным мнением. Волк Либерий начал через ограду тихонько шептаться с овцами. Он представился дикой овцой, посланной сообщить Белым Овцам вещи чрезвычайной важности.
Он говорил: «О, овцы! Вы живете в изоляции, и до сих пор еще не знаете, какие удивительные дела начали совершаться в мире. А в мире стала действовать Великая Улучшающая Сила, которая ничего не оставляет нетронутым, но во все входит, все изменяет, с тем, чтобы всякое существо оставило позади трудности и скудости жизни и вкусило благо в преизбытке. Он грядет, грядет Золотой Век. Оно близко, близко Счастье Всей Земли!». Волк Либерий настолько вжился в роль Провозвестника Светлого Будущего, что умилился и прослезился. «А чтобы Вы убедились, что все это правда,» - добавил он в заключении - «вкусите первое чудо, которое специально для Вас творит Великая Сила. Вот на опушке леса появился новый Источник Питания. Теперь Вам не нужно будет карабкаться по горам, с трудами и опасностями добираться до пастбища. У Вас начинается Новая Жизнь!» - провозгласил волк Либерий и скрылся в темноте.
Впечатление, которое его речи произвели на овец, было ошеломляющим. Их мечтательное воображение получило небывалую пищу и устремилось в неизведанном направлении. Они далеко не все поняли, но почувствовали, что мир вокруг них начал меняться. Это уже не тот лес, и не те горы, какими они были раньше. За всем этим встала Прекрасная Загадка, которая манила Чудом. Рано-рано утром несколько самых неуемных овец проделали дыру в ограде загона и тихо-тихо, на цыпочках отправились на опушку леса. И хотя они боялись волков, но они поверили в Великую Улучшающую Силу, и надеялись, что эта Сила их не обманет и не подведет. И вот, они стояли у кормушки, и читали надпись, и вкусили овса, и поняли, что все это действительно так и есть на самом деле. На другое утро еще некоторые овцы ходили к кормушке и тоже ели.
Хотя внешне жизнь овец протекала по-прежнему, однако все большее их число увлекались новыми идеями. Доказательством же этих идей служила кормушка, зерно в котором чудесным образом не оскудевало. А Пастырь Архей, просвещаемый своим Отцом, знал обо всем этом, но не спешил ничего предпринимать, ибо был премудрый и знал, как поправить дело в свое время и наилучшим образом.
Очень скоро овцы, которые полюбили ходить и питаться из кормушки, начали замечать в себе перемены. Они потучнели, стали тяжелыми на подъем, и им уже трудно было взбираться высоко в горы. Это их несколько смущало. Но зато другие перемены их очень порадовали. В их характере стала появляться самостоятельность, независимость, настырность. Они все более смело рассуждали обо всем, на все смотрели критически и свысока, упорно отстаивали свое мнение, и так постепенно складывалась Партия Передовых Овец. Они вели себя все более уверенно и вскоре взяли верх над остальными овцами.
Тогда волк Либерий снова пришел ночью к загону и повел такую речь: «О, овцы! Вы видите, каких успехов можно достигать под руководством Великой Улучшающей Силы. Устремитесь же еще дальше вперед. Настало время перестать вам лазить по горам и полностью перейти на питание из Источника Новой Жизни. Но для этого надлежит вам сделаться самостоятельными, выйти из-под опеки Пастыря Архея и установить в вашем Стаде порядок жизни, который называется самократия. Это будет следующее чудо, которое сотворит для вас Великая Улучшающая Сила. Некоторые звери, например обезьяны, уже пошли этим путем и убедились, какое это великое благо! Убедитесь же и вы!» - провозгласил волк Либерий. И еще много говорил он им про Права Овцы, про грядущее Братство Звериного Народа и про то, что смыслом жизни является счастье. Затем он скрылся в темноте.
Идея в том, что овцы должны сами собой управлять, пришлась по душе Передовым Овцам. Особенно усердствовала овца по имени Воля, которая глубже других постигала учение о Великой Улучшающей Силе. Овца Воля собрала и возглавила делегацию, которая пришла к Пастырю Архею, и они сделали Заявление: «Мы больше не хотим, чтобы ты нами управлял. Мы свободные и самостоятельные овцы, и переходим на самоуправление, покуда не восторжествует Вселенское Братство Звериного Народа». После этого вперед выступила маленькая овечка Фоня, у которой на шее был повязан зеленый шейный платочек, и громко пропищала: «Ми типель цяда Улуцаюсей Силы. У нас типель сямаклатия». Овцы зааплодировали. А овца Воля сказала Пастырю: «Вот видишь! Что ты об этом скажешь? Устами младенца глаголет истина!» Пастырь Архей строго посмотрел на них и сказал: «Что ж, насильно мил не будешь.
Вы хотите творить свою волю. Да будет это вам до времени дозволено. Но что, если эта новая Сила заведет вас туда, куда вы не ожидаете? Не придете ли ко мне назад?» «Нет,» - сказали овцы, - «мы пойдем вперед и только вперед. Улучшающая Сила не обманет. Только оставь нам до времени пса Македония, чтобы он нас по-прежнему охранял.» Затем овцы повернулись и пошли назад в загон. После этого жизнь овец коренным образом переменилась. Пастырь Архей перестал водить их на высокогорье, где росла трава Акрагантия, и переселился из свой хижины в пещерку на склоне горы. Псу Македонию он повелел по-прежнему охранять овец, на голове которых будет голубой цветок, и пес Македоний продолжал ревностно нести свою службу, но хвостом же не вилял, ибо радость с Овечьей Поляны ушла.
Передовые Овцы начали бурную деятельность по утверждению самократии. Они избрали Всеовечий Совет, во главе которого поставили овцу Волю. Срок председательства полагался ограниченным, и со временем ее должна была сменить другая овца. При вступлении в должность овца Воля сказала: « мог ли еще недавно хоть кто-нибудь предположить, что овца может управлять овечьим народом? Нет, об этом невозможно было даже и помышлять. Но вот, это все совершается на наших глазах, и для всех явственно , что Великая Улучшающая Сила возводит на вершину преуспеяния.»
Однако, энтузиазм охватил далеко не всех овец. Некоторые овцы, которые были наиболее кроткими и смиренными, с недоверием отнеслись к новшествам. Конечно, они как и все не знали, какая ловушка скрывается за этими чудесами, но в глубине души все время ощущали , что все эти улучшения какие-то неискренние, ненастоящие, поддельные. Кроме того, они очень любили своего Пастыря, и когда в Стаде переменилась власть, они не выдержали, отправились на гору, нашли Пастыря Архея в его пещерке, упали перед ним на колени и со слезами возопили:
«Пастырю наш возлюбленный, не оставляй нас! Без тебя нам свет не свет и жизнь не жизнь. Всю радость и всё благо приносишь нам ты. Неужели же мы променяем тебя на корыто овса?» «Дорогие мои овцы!» - отвечал им Пастырь Архей, - «не унывайте и не падайте духом. Ибо никогда не оставлю я тех, кто меня любит и мне верен. Но верность нуждается в испытании, чтобы восторжествовать и быть увенчанной. Поэтому наберитесь терпения, возвращайтесь назад, и до последнего не отступайте от того, что сегодня исповедали.» Овцы поклонились Пастырю и пошли на свою поляну, все время оборачиваясь и глядя на него глазами, полными любви и печали. По возвращении они стали жить в загоне обособленно, образовав Партию Верных Овец. Верные Овцы не ходили к кормушке с овсом, а питались скудной травой, которая росла на поляне.
А волк Фурий ликовал. Его гениальный сценарий разыгрывался как по нотам. Легковерные овца сами шли в искусно расставленные и замаскированные сети. Волк Фурий изнывал от желания похвалиться своими успехами. Но тайна, тайна, тайна! Самый главный этап плана был еще впереди. Поэтому волк Фурий ограничился тем, что созвал Волковой Духовой Оркестр и приказал играть военные марши в знак Великой Радости.
Теперь наступил черед действовать волку Бестию. Для него тоже начали изготавливать особый костюм, о котором волк Фурий давал такие наставления волкам-художникам: «Надо создать образ Чудного Зверя, который бы покорил воображение овец. Они не должны его испугаться, но должны почувствовать в нем пришествие Великой Силы, которая сама является им, чтобы заключить их в свои объятия.» А из глубины леса в это время доносились визг пил, стук молотков, да по временам порывы ветра приносили запах краски.
На следующий день Передовые Овцы, как всегда, отправились к Неоскудевающей Кормушке. Кормушка, полная овса, была на своем месте, зато чуть дальше в лесу появилось новое удивительное сооружение. Подойти к нему мешал небольшой заборчик, и овцы, сгрудившись у него, стали с изумлением издали рассматривать это новое чудо. Они видели фасад великолепного здания с колоннами, на фронтоне которого была надпись «Дворец Довольных Овец». На стене здания висел большой плакат с улыбающимся изображением Счастливой Овцы. Она была вся в цветах и в кудряшках, с огромным розовым бантом на голове.
Когда изумление Передовых Овец достигло своего апогея, из кустов к ним вышел волк Либерий, облаченный в овечью шкуру. Ему уже не нужно было скрываться под покровом ночи, но выходить на поляну он не рисковал, так как не имел на голове голубого цветка, и был бы остановлен псом Македонием. «О, овцы!» - воскликнул волк в овечьей шкуре, - «не удивляйтесь, но радуйтесь! Вы вкусили от Источника Новой Жизни, и сделались свободными. А свобода - это путь к счастью. Посмотрите, как вы жили до сих пор - всей толпой, под открытым небом. Теперь же настало время вам вкусить Личного Счастья. Посмотрите на этот Дворец, который возвела для вас Великая Улучшающая Сила. В нем для каждой овцы будет устроено отдельное стойло, а в нем - Индивидуальная Кормушка. А вместе все это составляет Общий Дом под Одной Крышей. Приходите завтра сюда, и мы начнем с вами распределение кормушек». Овцы возвратились в загон, исполненные радостными ожиданиями.
Бедные доверчивые овцы! Если бы они подошли к так называемому дворцу и рассмотрели его со всех сторон, они не нашли бы ни стойл, ни кормушек, а увидели бы только большой раскрашенный лист фанеры, который производит потрясающее впечатление, когда на него смотришь издали. Это-то впечатление овцы и унесли с собой. Но что означало все это на самом деле, не знали даже волки-строители, ревностно исполнявшие приказ. До времени в тайну были посвящены только три главных волка.
На следующий день все снова собрались у кормушки. Появился и волк Либерий, неся в лапах ворох каких-то бирок. Он обратился к овцам так: «О лучшие из овец! Протяните свои лапы, - и вы получите в них Ключи Личного Счастья!» Овцы протянули лапы, и волк Либерий сказал: «Как радостно, что все тянутся к счастью! И как радостно, что все получат его! Сегодня каждая из вас получит свой Личный Номер Индивидуальной Кормушки», - и он поднял над головой связку бирок, - «а потом, когда мы это завершим, Великая Улучшающая Сила пошлет к вам Чудного Зверя Устроителя, который введет вас во Дворец, разведет по стойлам и организует ваше Новое Жительство». Овцы начали по одной подходить к волку Либерию за получением Личного Номера.
Вначале он проводил с каждой овцой собеседование, в котором она рассказывала ему всю свою жизнь, так чтобы ничего не оставалось сокровенным, после чего надевал ей бирку. Это был кусочек картона и надписью «Личный Номер Индивидуальной Кормушки», а на другой стороне почему-то римскими цифрами был начертан сам номер. Овца целовала бирку, и волк Либерий вешал ей бирку на веревочке на шею. Затем подходила другая овца. Дело шло медленно, и затянулось на несколько дней. В конце концов все Передовые Овцы получили Ключи Счастья, а Верные Овцы к Кормушке не ходили и номеров не взяли.
После этого волк Либерий собрал Передовых Овец, увешанных бирками, и обратился к ним с такой речью: «О, любимцы Великой Улучшающей Силы! Вы так ревностно идёте вперёд, что даже само время ускорило свой бег, чтобы поскорее увидеть, как вы подниметесь на следующую сияющую вершину, к подножию которой мы с вами подошли. Поведет вас на нее посланник Великой Силы - Чудный Зверь. Как жаль мне с вами расставаться. Но великие дела требуют великих предводителей. Чудный Зверь не просто введет вас во Дворец. Его миссия много выше.
Именно его головой, его лапами, его волей, его энергией Великая Сила устрояет Вселенское Братство Звериного Народа. Это Братство объединит абсолютно всех зверей, поэтому такое дело может исполнить только небывалый доселе Чудный Зверь Великий Объединитель и Устроитель, с которым никто не может сравниться. Только такой Зверь сможет встать во главе Звериного Братства и руководить им, и такое общественного устройство будет гораздо выше, чем самократия, и идет на смену ей. Называться оно будет совершеннократией, ибо это будет самая лучшая, идеальная власть. Но что много говорить. Вот завтра сам Чудный Зверь явится перед вами, и одного взгляда на него будет достаточно, чтобы уразуметь все». Овцы слушали волка в овечьей шкуре и замирали от сладкого волнения.
Наступил новый день, и овцы сгрудились у заборчика в радостном ожидании. Долгожданный момент наступил. Овцы от неожиданности вздрогнули - из-за фасада Дворца грянул духовой оркестр. Он играл встречный марш, и овцам захотелось встать по стойке смирно. Как бы сами собой разошлись в стороны ветви кустов и появился Чудный Зверь. Это действительно было необыкновенное существо. Голова гиппопотама, туловище медведя, ноги лошади и хвост тигра. А рога... Какие у него были рога! Ветвистые рога оленя соединялись с витыми рогами горного барана. В довершение всего на медвежьей спине были сложены большие лебединые крылья.
Под аккомпанемент оркестра Зверь запел песню:
Мы рождены, чтоб сказку сделать былью,
Преодолеть пространство и простор,
Мы наш, мы новый мир построим,
Кто был ничем, тот станет всем.
В завершение он взял разбег, расправил крылья и пролетел несколько метров по воздуху. Затем Зверь скрылся в лесу. Овцы устроили авацию. В конце они начали скандировать: "Кто - подобен - Зверю - сему!" и бросали в воздух цветы и пучки травы. А тем временем волк Бестий за фасадом Дворца, тяжело дыша, совлачал с себя костюм Чудного Зверя. Потрясенные овцы медленно двинулись в свой загон.
Вечером волк Фурий созвал Военный Совет. Он сказал: "Настало время приоткрыть наши планы, ибо мы стоим на пороге победы. Впереди последний рывок. Мы поведем дело так, что овцы сами снимут с головы голубой цветок, и мы поставим им на лоб своё клеймо. После этого овцы станут нашими, и псу Македонию ничего другого не останется, как только уйти с поляны. Мы захватим загон и поляну, огородим ее колючей проволокой и выставим свою охрану. Мы превратим поляну в питомник, в котором овцы будут умножаться, и это будет нам неограниченным источником корма. Нам пришлось несколько потрудиться над декорациями, зато дело, которое было для нас непреодолимо, овцы делают сами. Они сами выходят из-под прежней власти, и идут, так сказать , к нам в пасти." Волки-командиры, доселе не понимавшие смысла совершавшейся деятельности, были приятно поражены. Они сказали: "Ты велик. И мы видим, что Чудный Зверь - это в действительности ты." Волк Фурий был польщен, но виду не подал.
На следующий день Передовые Овцы, вкусив, как обычно, из кормушки, собрались перед Дворцом в ожидании новых чудес. Они уже привыкли, что их жизнь перешла на какие-то новые рельсы, но к самим чудесам привыкнуть не могли, ибо каждое новое чудо неизмеримо превосходило предыдущее, и соответственно, все их ожидания. И снова из-за кустов вышел волк Либерий и заговорил с ними: "О овцы! Сегодня мне предстоит дать вам последнее напутствие. Завтра у вас Великий День. Посланник Великой Улучшающей Силы, - Чудный Зверь, снова придёт к вам и сразу посвятит всех в члены Вселесного Братства Звериного Народа. После этого вы полностью перейдете под его премудрое и всесильное наставничество, руководство, охрану, заботу, окормление, опеку.
Именно он станет для вас всем во всех ваших житейских нуждах. Поэтому вам больше не потребуется носить на главе голубой цветок, ибо закончился тот этап вашей жизни, когда он вам был необходим. Вы снимите цветок, чело ваше не останется пустым. Чудный Зверь поставит на нем свой знак, - знак вашего членства в Зверином Братстве. И этот знак будет ни чем иным, как Номером вашей Индивидуальной Кормушки. Тогда и бирка, Висящая на вашей шее, вам тоже больше будет не нужна. После этого ваша жизњ приобретет новый смысл и новую цель. Эта цель будет - восхождение от счастья к счастью. Вы приобретете новые способности, вы даже изменитесь внешне. У вас вырастут крылья во всех смыслах этого слова." Овца Воля спросила его: "У нас есть овцы, которые не питаются из Источника Новой Жизни и не получили Личного Номера.
Что будет с ними?" Волк Либерий отвечал на это так: "Эти несчастные овцы - самые неразумные из зверей. Возможно, они больны. Во всяком случае их можно только пожалеть. Но когда они увидят новые чудесные перемены в вашей жизни, они несомненно вразумятся и присоединятся к вам." Передовые овцы возвращались в загон, ревниво поглядывая друг на друга, не начали ли у кого-нибудь из них отрастать крылья. По пути некоторые овцы засомневались, и сказали, что как-то нехорошо было бы снимать с головы голубой цветок. На это им овца по имени Кура, которая считалась очень умной, возразила: "Не может внешний символ сам по себе принести пользу или вред. Важно только то, что мы сами в душе стремимся ко все бОльшему благу." Овцы успокоились. И в этот вечер они много насмехались над Верными Овцами, называя их врагами прогресса, сектантами-раскольниками, овцененавистниками и просто сумасшедшими. Особенно усердствовала овца Кура, которая прямо обвинила Верных Овец в ксенофобии.
Таким образом Верные Овцы узнали о том, что должно было свершиться на следующий день, и поняли, что события подошли к крайней черте. Поэтому рано-рано утром они собрались вместе и побежали к пещерке Пастыря Архея. Они упали перед ним на землю и возопили: "Наставниче, спаси ны, погибаем! Наши сестры увлеклись совершенно фантастическими идеями, и вот уже готовы сегодня снять голубой цветок и выйти из-под защиты пса Македония. Вражья сила нас всех растерзает!" На этот раз Пастырь, которому все было известно, был особенно суров. Он взял в руки свой жезл и поднялся на Смотровой Холм, ударил жезлом об землю и грозно произнес: "Буди, буди!" Услышав это, овцы вошли в пещерку и спрятались в ней, а пес Македоний взбежал на Холм и сел у ног Пастыря.
На несколько минут в природе воцарилась какая-то небывалая тишина. Деревья перестали шелестеть листьями, замолкли птицы, перестала шуметь река, солнце замерло в небе, не смея сдвинуться с места. Затем постепенно все пришло в движение. Поднялся ветерок, затем он стал дуть резкими порывами. Понеслись облака и вскоре закрыли солнце. Птицы тревожно заголосили. Мрак сгустился, пророкотал гром. И началось! Вихрь, ливень, черные тучи смешались в невообразимую стихию. По воздуху неслись сорванные листья и ветки, деревья с ужасе склонились до самой земли.
Молнии, не переставая, били в окрестные вершины, гром слился в сплошной гул, сотрясавший горы, со скал срывались огромные камни и низвергались в воду. Всякая тварь поняла, что наступил День Гнева, и кто может устоять? Звери и птицы забились в норы и щелочки, и только Передовые Овцы в панике метались по поляне, не находя, где укрыться. И вот молния сверкнула совсем рядом, и гром оглушил всех. Она ударила в кормушку Новой Жизни и разнесла ее в щепки. Сразу вслед за ней ударила другая, еще более сильная. Она поразила декорацию Дворца Довольных Овец и превратила ее в горстку угольков, которую тут же погасил и смыл дождь. Волки оценили серьезность положения и принялись хвататься за стволы деревьев.
Но вот стала стремительно выходить из берегов горная речка, и через несколько минут потоки воды ворвались в Волчье Логово, сметая все на своем пути. Волки в ужасе обратились в бегство, а волны подхватили мешки с зерном и костюм Чудного Зверя и повлекли все это к водопаду. Пастырь Архей стоял на холме, опираясь на жезл, и спокойно смотрел на происходящее. Стихия не могла коснуться его. Вскоре буря завершила свою работу. Ветер стал затихать, небо постепенно прояснялось, упали последние капли дождя, и вот солнечные лучи заиграли на травинках, и птицы, как ни в чем не бывало, запели свои гимны.
Из пещерки вышли Верные Овцы и остановились в изумлении: со всех концов поляны к Смотровому Холму медленно поднимались Передовые Овцы, понуро опустив головы и хвосты, и заливаясь горучими слезами. Ветер сорвал у них с шеи размокшие от дождя бирки, но голубые цветки Акрагантии сияли на головах нетронутыми. Овцы подошли к Пастырю Архею и повалились перед ним на землю. "Прости нас, Пастырю наш добрый," - заголосили они, - "мы возомнили о себе, возмечтали и вознеслись.
Мы впали в ослепление и сделались непокорными. Но теперь мы наказаны за свое безумие, и прозрели, и увидели, что чуть было не попали в лапы хищных обольстителей и совсем не погибли. Но смилуйся над нами, прими наше раскаяние, прими наши слезы и стенания, - ничего не имеем более, что тебе принести. Не отганяй нас, распорядись нами, как ты сочтешь нужным, мы смиренно примем любое твое повеление." "Бедные мои овцы," - сказал им Пастырь Архей, - "вы знаете, что нет такого чада, которого не наказывал бы отец. Пусть это послужит вам хорошим уроком к уразумению, что есть истинное благо, и каким путем вы можете к нему прийти." Пастырь простил заблудших овец и снова принял их в свое стадо. Но наложил на них епитимью: в знак покаяния они должны были целый год ходить с опущенной головой. Верным же овцам он повязал на шею серебрянные колокольчики. И когда овцы шли, колокольчики согласно вызванивали различные радостные мелодии. Волки же с позором убежали в дальнее ущелье, и долгое время о них ничего не было слышно.
Теперь жизнь в горном ущелье исполнилась мира и радости. Повелением Пастыря Архея трава Акрагантия произросла на многих полянах, ибо стадо овец сильно увеличилось, и Пастырь начал их водить по всем пастбищам. Пастырь шел впереди, за ним - овцы с колокольчиками, за ними - все остальные. А пес Македоний обегал стадо, особенно опекая молодых неопытных овец. Они ходили по всему ущелью, подымались высоко на склоны и возвращались на свою поляну. Враги их до времени не беспокоили.
Однако волки не смирились. Они потерпели большое посрамление, и им пришлось очень долго таиться, чтобы собраться с силами. Мысль о том, чтобы отомстить и взять реванш, разжигала волка Фурия. Но на свои только силы волки уже не надеялись. Волк Фурий сам лично со своей свитой отправился к предводителю кабанов, которого звали Дзинь Лян, и так представил ему дело: "Нарастает угроза преуспеянию и нашему, и вашему. Силы, заинтересованные в разведении овец, очень укрепились. Если так пойдет дело и дальше, то и в этой долине, и вообще во всех долинах будут пастись овцы и только овцы, и совсем вытеснять нас. Интересы нашей Стаи и вашего Клана повелевают нам объединиться, ибо еще не поздно отвратить опасность. Надо только выставить бОльшую силу."
Предводитель кабанов внял предупреждению, и через несколько дней несметные полчища кабанов тайно под покровом ночи перешли перевал и заполнили леса, окружив Овечью Поляну. Они ждали рассвета, чтобы по команде броситься на своих соперников. Но Пастырь Архей предупредил их ухищрения. С первыми лучами солнца он встал посреди загона, где спали овцы, и возгласил: "Отче! Открой нам путь к тебе невозбранный!" И сошел огонь с неба и попалил всю силу вражию. А Пастырь Архей со своими овцами спустился в долину к своему Отцу, и пополнил его стадо до совершенного числа овец.
 
http://www.logoslovo.ru/forum/all/topic_1423/
Просмотров: 631 | Добавил: Администратор | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: