Понедельник, 19.11.2018, 23:55 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход
Главная » 2011 » Январь » 30 » «Папе на войне враги ножки отняли, а Бог дал ему крылья»
19:43
«Папе на войне враги ножки отняли, а Бог дал ему крылья»
Чеченский рассказ
В № 25 «Православного Креста» была опубликована беседа с героем Чеченской войны подполковником Антонием Маньшиным. Во время встречи с нашим корреспондентом он рассказал несколько интересных историй из реальной жизни, связанных с пережитой войной. Одну из них мы публикуем сегодня.
 Первая чеченская война, конец 1994 – начало 1995 года. Зима выдалась тогда холодная, чеченцы такой зимы не ждали. Штурм президентского дворца. К моей штурмовой группе был прикреплен танк. За штурвалом сидел Миша Лемешев, мой друг, командир штурмового танкового взвода. Механик был ранен, и он его заменил. Танк выехал на линию огня, прямой наводкой обстрелял президентский дворец и подрывается на трех фугасах. Траки разлетаются. Взрыв скручивает место механика-водителя, где сидел Миша, восьмеркой. У него отсекает ноги выше колен. Я под прикрытием огня вытащил Мишу из люка. Он был в болевом шоке. Я вколол ему пармидол, но он был просрочен. От болевого шока он приходит в сознание и орет, я ему прикладом рот закрывал, а он приклад от боли перекусывал. Лямками от автомата я перетянул обрубки ног, чтобы остановить потерю крови. Его эвакуировали, отправили в Моздок, потом в Ростов, потом связь с ним потерялась. После первой войны я готовился поступать в Академию. Приходит мне письмо. Суть такова, что жена от Миши ушла, забрала маленького ребенка, ему вместо обещанного героя России дали медаль за отвагу. Квартиру не дали. Живет в общежитии. И пишет, что если не приеду, то он повесится. Мне на раздумье сутки. Я подхожу к командиру полка Архипову, хороший человек, прошу его отпустить меня. Он мне выдает суточные и отпускает навестить боевого друга. Так складывалось, что наше подразделение должно было выехать в Нижний Новгород на стрельбище, и мне надо было их там встретить потом, а Миша как раз там жил. Приехал я через сутки на место, подхожу к общежитию. А там комната 200 на втором этаже. Я бегу, а у меня по телу мурашки. Его комната у окна, замка нет, от сквозняка скрипит. Вхожу – обои все оборваны, нет ни лампы, ни мебели. Темно, в коляске инвалидной сидит кто-то, на шее веревка и что-то в руках еще. Смотрю – это Миша, спит. Бутылки водки катаются по полу. Смотрю я на него и рыдаю. Упал я на колени, обнял его крепко-крепко, а он весь такой грязный, но родной, мой Миша. Он просыпается и говорит: «Ой, Антон, это ты? Или мне снится? Ударь меня. Неужели ты приехал?» Я потом купил лампочку, замок, мыло. Помыл его, коляску отмыл. Через сутки наш эшелон прибыл. Я – к командиру, говорю, что Мише помощь нужна, он никакой. Командир разрешил мне в свободное от службы время за ним ухаживать. Я с утра до обеда служил, а потом к Мише бежал. Мало того, командир собирает офицерское собрание, более 200 офицеров уже побывавших в Чечне, вызывает меня и приказывает, чтобы о Мише рассказал. Я перед всеми говорю, что помощь человеку нужна. Ребята меня поняли. Скинулись, собрали деньги, сделали хороший ремонт, мебель прикупили: кровать, диванчик, кухоньку. Рядом храм был Архистратига Михаила, а он ведь Миша.
Мы его на колясочку – и в храм. Настоятель храма иеромонах Михаил, старенький батюшка. Наш Миша исповедуется, причащается. Так мы там пробыли полтора месяца. Надо было возвращаться. Миша умоляет, чтобы его не оставляли, боялся опять за бутылку взяться с горя. Я думал отпуск взять. Но для этого надо было отпуск в части оформить. Уговорил Мишу три дня без меня потерпеть и обещал опять к нему приехать. А тут, как назло, поменяли командира. Приезжаю в часть, новый командир, не воевал, такой паркетный офицер, не отпускает, говорит, что служить некому. Я ему и так, и этак. Нет и все. Время идет. Делать нечего, служу. Через два месяца приходит письмо от Миши. Слава Богу: он в храме с девушкой познакомился, она стала ухаживать за ним. Она моложе его, Леночкой звать. Еще через месяц прислал письмо, известил, что они с Леной венчаются. Через год сын у них родился, Даниил, потом Машенька родилась. Ему трехкомнатную квартиру дали, героя присвоили. Живут сказочно, во всем лад и порядок, куда он, туда и она. В гостях, когда у них был, вижу, детки ангелочков рисуют, с крыльями и без ног. А Даниил объясняет: «Нашему папе на войне враги ножки отняли, а Бог дал ему крылья». Спрашиваю: «Детки, кто же вас этому учит?» А они говорят: «Мама». Вот такая всепобеждающая любовь в русских людях живет.
 Антоний МАНЬШИН,
герой Чеченской войны Записала
Екатерина АНТОНОВА
Просмотров: 350 | Добавил: Администратор | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: